Художественное своеобразие мифов Ч. Айтматова (73806)

Посмотреть архив целиком

План


Введение

Глава I. Социально-нравственные инициативы Ч. Айтматова в прозаических произведениях

Глава II. Художественное своеобразие мифов и легенд в произведениях Ч. Айматова («Белый пароход», «Пегий пес, бегущий краем моря», «И дольше века длится день»)

Заключение

Библиография



Введение


Огромным достижением Великой Октябрьской социалистической революции было то, что все Негода угнетенные, задавленные народы царской России стали свободными.

Киргизская литература наряду с другими литературами – на современном этапе продолжает развиваться и достигает новых вершин словесного искусства. Если отметить кратко особенности развития киргизской прозы современного периода, то следует сказать о четко ощутимых, настойчивых исканиях киргизских прозаиков в эпическом жанре, в романе «Среди гор» и «Батийна» Т. Сыдыкбекова, «Фронт» У. Абдукаимова, «Братство» К. Баялинова, «Чабан с Хан-Тенгри» К. Джантожева – вот далеко не полный перечень говорит о том, что в постоянном движении киргизской прозы проявляется все больше творческой активности и инициативы писателей.

Из гор и степей Средней Азии, где некогда свирепствовал Чингисхан, ныне вышел Чингиз Айтматов, художник и мыслитель, писатель – гуманист, творящий подвиг миропонимания, столь трудный в сложной действительности 20 века. Огромен диапазон его духовных ориентиров: вырос в юрте, среди коней и верблюдов, работал ветеринаром, весь быть, ум и фольклор первобытного кочевника впитал его разум, - и вот он уже читатель В. Шекспира и Л. Толстого, Платона и В. Ленина, пишет повести – притчи, в которых пристально вглядывается в то, чем жив современный человек в сравнении с древним.

Айтматов Чингиз родился в 12 декабря, 1928 году в аиле Шекер, в Киргизии. Сегодня он литературный классик, пишущий на киргизском и русском языке. Под влиянием семьи будущий писатель с детства приобщился к русской культуре, русскому языку и литературе. В 1937 его отец, занимавший руководящий пост, был репрессирован, и Чингизу пришлось столкнуться с подлинной народной жизнью: его трудовой стаж начался в десять лет, а с четырнадцати лет ему пришлось работать секретарем аилсовета (это было время Отечественной войны, и взрослые мужчины были на фронте), решая самые сложные вопросы жизни большого села.

Окончив восемь классов, он поступил в Джамбульский зоотехникум, который окончил с отличием, и был принят без экзаменов в сельскохозяйственный институт. В студенческие годы он писал небольшие заметки, статьи, очерки, публикуя их в газетах. После института работал зоотехником, продолжая писать.

В 1956 приехал учиться в Москву на Высшие литературные курсы, которые многое ему дали. Вернувшись в Киргизию, стал редактором журнала "Литературный Киргиэстан", пять лет был собственным корреспондентом газеты "Правда" в Киргизии.

Широкую известность молодому писателю принесла повесть "Джамиля" (1958), позднее вошедшая в книгу "Повести гор и степей" (Ленинская премия, 1963). В 1961 вышла повесть "Тополек мой в красной косынке". Затем последовали повести "Первый учитель" (1962), "Материнское поле" (1965), "Прощай, Гульсары!" (1966), "Белый пароход" (1970) и др.

Первый роман, написанный Айтматовым, - "И дольше века длится день" ("Буранный полустанок", 1980). В 1988 был опубликован известный роман "Плаха".

Ч. Айтматов смог сделать и дипломатическую карьеру: был послом СССР в Люксембурге. В настоящее время является послом Кыргызстана в Бельгии, не оставляя при этом литературной деятельности. Один из последних его романов называется роман "Тавро Кассандры, (1994).

Он не просто рядовой писатель века. Он писатель из века: умеет слагать мифы и легенды – дар редчайший в образованном интеллигенте 20 века, в котором рассудок обычно забивает сказочные видения бытия. И в то же время его повести – это психологически тонкие и трогательные рассказы о жизнях простых людей – таких, как мы с вами, о перипетиях любви, о поисках человеком своего пути в нашем драматическом веке.

В развитии каждого народа происходит переход от патриархального состояния общества и соответствующего ему фольклорно-эпического сознания и синкретической литературы (когда литература выполняет одновременно и функции знания вообще, религии, истории, морали и права, и искусства, - таковы Библия, поэмы Гомера, «Манас») и т.п., к гражданскому обществу частичных индивидов и личностей и соответствующей ему системе разделенных форм общественного сознания (право, мораль, наука, искусства и уже только художественная литература). На этом пути сознание переходит от наивно-поэтического представления о мире через рассудочное – общественно художественному, которые и осуществляет в киргизской литературе Ч. Айтматов.

Прежде чем приступить к рассмотрению айтматовского построения мифа, создания легенд и преданий, обратимся к истории киргизского народа.

Долгое время Киргизию не знали. Какое-то, пусть приблизительное, представление по Риттеру и Гумбольдту в России и Европе уже имели, но, в сущности, «страну небесных гор» еще не знали: словно она была за тридевять земель, за облаками, за морями …

В 1856 г. Ч. Валиханов писал:

«Восточная часть Центральной Азии, собственно центральная Азийская возвышенность, со своими мировыми вулканами и загадочными народами остается до сих пор совершенно непроникаемой terra incognita. Ежегодно читаем мы известия о путешествиях вовнутрь Африки и Австралии. Неужели Азия – колыбель человека менее любопытна, нежели Африка? Неужели труднее проникнуть в верховье Аму и Сыра, чем толкаться среди знойных песков Африки, среди лютых зверей?... ».1

Такими весьма красноречивыми призывами Ч. Валиханов начинал свои известные записки о киргизах. Со временем terra incognita была открыта.

Колумбом Азии был Валиханов. Он первым рассказал нам о киргизах, впервые записал на русском языке отрывки из «Манаса», назвав его степною «Илиадой», он изучил обычаи, культуру и язык киргизов, их многочисленные племена, он обратил внимание цивилизованного мира на легенду племени бугинцев о матери-оленихе.

Заслуга Валиханова состояла в том, что был первым писателем безмолвного народа. Это был первый путь. Впрочем, был и второй; этим путем шел из Европы в Азию Бичурин.

Киргизы слагали песни, эпосы, легенды, но не имели письменности. Невольными историками-летописцами киргизов были китайцы, описывавшие, по вековой традиции, народы, с которыми входили в соприкосновение.

Киргизов по китайским летописям открыл впервые Н. Я. Бичурин. Рамки старого arbis terroum были разбиты. Высокая волна искусства Возрождения с Европы, с Запада, дошла до Азии; с Парнаса – до Манаса; взметнулась ввысь и двинулась через посредство русских переводов – на Запад.

«Боже мой, до чего еще молод и прекрасен мир! До чего еще силы его не истощились …» - приветствовал «юную»» Азию в недавнем прошлом terra incognita, в лице тридцатилетнего Айтматова – писатель Арагон из Франции. Опираясь на историю своего народа, Чингиз Айтматов дал человечеству полноценную, без скидок на историческую молодость, художественную литературу.

Об Айтматове сегодня пишут во всем мире. Библиография работ о нем вполне может составить солидный том. В ней, кроме статей, которым, буквально, нет числа, обнаруживаем немалые, количество фундаментальных работ, книг. И вот среди этого калейдоскопа критических работ, статей, книг, я в своем дипломном сочинении остановилась на исследованиях творчества Ч.Айтматова таких критиков как: Владимира Воронова, Коркина, Кенешбека Асаналиева, В. Левченко.

В дипломной работе описана тема: «Взаимосвязь мифов и проблем современности в произведениях Ч. Айтматова». Важно, однако, помнить, что и неповторимая стилистика, и своеобразная характерология, и изображение внутреннего мира героев непосредственно через мир природы, - все это не есть нечто просто заимствованное Айтматовым из эпоса и использованное как комплекс приемов, как сумма частных уроков, извлеченных из киргизской фольклорной сокровищницы.

Эпическая традиция творчества Айтматов – явление гораздо более глубокое: это сама природа его таланта такого, каким он явился в мир, это органично живущая в художественном сознании Айтматова внутренняя энергия, вне которой не могло бы возникнуть национальное эстетическое явление нашей литературы, именуемое «Чингиз Айтматов».

Поэтому наиболее интересным для меня в работе над темой оказались исследования известного критика, литературоведа, литератора Георгия Гачева – его книга «Ч. Айтматов (в свете мировой культур)» и, говоря о эпической, мифологической традиции, книга Паризы Мансуровны Мирзы-Ахмедовой «Национальная эпическая традиция в творчестве Чингиза Айтматова». Здесь автор прослеживает, как в глубоко реалистическом творчестве писателя национальная эпическая традиция оказывает влияние не только на стилистику произведений Айтматова, но и на его концепцию мира и человека.

Так же использованы статьи, рецензии, беседы критиков Л. Лебедевой, В. Ковикова, Ю. Лукина, Ф. Медведева, Л. Калашникова, А. Адамовича, Ф. Кузнецова, С. Истратова, А. Карпова, А. Латыниной, В. Чубинского и др.

Особо хочется уделить внимание книге публицистики Чингиза Айтматова «Статьи, выступления, диалоги, интервью», которая была верной спутницей на протяжении всей работы над темой. Это страстное из глубины сердца идущее слово человека, художника, размышляющего о войне и мире, о времени и о себе, о том, как человеку человеком быть.


Случайные файлы

Файл
145004.rtf
125955.rtf
169549.rtf
26250-1.rtf
84013.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.