Тема войны в немецкой литературе (73697)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

1 Тема войны в немецкой литературе

1.1 Ганс Фаллада (1893-1947)

1.2 Бернгард Келлерман

1.3 Вольфганг Борхерт

1.4 Генрих Белль

2 Война в произведениях Э.М.Ремарка

3 Война в произведениях Генриха и Томаса Манна

Заключение

Список литератур




Введение


В 70-х годах XIX века в немецкой общественной жизни произошли глубокие изменения. Вместо ряда мелких, полуфеодальных государств выросла объединенная под властью прусской династии Германская империя с бурно развивающейся промышленностью. Если в старой, раздробленной Германии в деревнях и селах жило 64% населения, в новой Германии сельское население составило всего 40%; крестьяне непрерывно уходили в город на фабрики.

Большинство немецкого народа почти ничего не получило от развития промышленности. Бедствовало крестьянство, особенно в Пруссии, разорялась мелкая буржуазия, рабочие получали нищенскую зарплату, работая по 12 часов в день.

Маркс и Энгельс руководили немецким рабочим движением. В 1890 г. организовалась социал-демократическая партия, которая на этом этапе возглавила борьбу немецких рабочих. В начале XX в. произошел ряд рабочих волнений, особенно усилившихся после русской революции 1905 г. Но в социал-демократической партии ведущую роль стали играть оппортунистические элементы. Поэтому в начале первой мировой войны лидеры немецких социал-демократов проголосовали за военные кредиты.

Подъем немецкой общественной жизни, начавшийся в 70-х годах, дал себя почувствовать и в литературе. В сложной обстановке, в непрестанной борьбе складывался немецкий критический реализм. Его противоположностью являлись различные течения натурализма и декадентства, которые в Германии, как и во всей Европе, получили большое распространение в конце XIX и начале XX века.

С конца 1917 г. Германия потеряла инициативу на Западном фронте, попытки перейти в наступление в 1918 г. ни к чему не привели. Под влиянием поражений начался распад германской армии. 9 ноября 1918 г. в Германии произошла революция. Вильгельм II бежал в Голландию. Германия капитулировала, и было подписано перемирие с западными державами. Уже в декабре 1918 г. реакционеры при поддержке правительства пытались осуществить контрреволюционный путч. Он был сорван революционным пролетариатом.

В то же время «Союз Спартака» (как именовалась в 1918 г. группа левых социал-демократов), собравшись на Всегерманскую конференцию, постановил организовать коммунистическую партию. Германская коммунистическая партия была создана 1 января 1919 г. Напуганное популярностью коммунистической партии у рабочих, правительство решило разгромить авангард пролетариата. Немецкий пролетариат оказался малоподготовленным, чтобы взять власть в свои руки. После убийства 15 января 1919 г. Карла Либкнехта и Розы Люксембург начались массовые аресты и расстрелы. Окончательно утвердилась буржуазная республика, получившая название Веймарской, так как в Веймаре 3 июля 1919 г. была принята ее конституция. Незадолго до этого, 28 июня 1919 г., был подписан Версальский мир. Для борьбы с трудящимися буржуазия использовала различные реакционные формирования.

В 1919 г. возникла созданная Гитлером малочисленная партия, демагогически названная национал-социалистской. Это было зарождение фашизма. Были другие тайные группировки фашистского толка, как «Стальной шлем», «Черный рейхсвер».

Годы Веймарской республики (1918—1933) наполнены бурными политическими событиями.

Германия, великая страна,

Зловонной уподоблена трясине,

Где все, чем в мире славится она,

Бесславно гибнет в липкой смрадной тине —

так характеризовал Гауптман эпоху фашизма.

Во время второй мировой войны многие писатели сражались в армиях союзников. Наконец, после страшных лет террора, после ужасов второй мировой войны, благодаря мужеству и воле народов человечество освободились от «коричневой чумы».

Многие немецкие авторы в своих произведениях обращаются к теме Второй мировой войны.

Цель данной работы – изучить тему войны в немецкой литературе.

Задачи:

  • изучить тему войны в произведениях немецких авторов;

  • выявить описание войны в произведениях Э.М.Ремарка;

  • раскрыть тему войны в произведениях Генриха Манна и Томаса Манна.



1 Тема войны в немецкой литературе


1.1 Ганс Фаллада (1893-1947)


Творчество Ганса Фаллады (псевдоним Рудольфа Дитцена) типично для литературы «внутренней эмиграции».

Его первые романы были написаны в духе экспрессионизма. Фаллада не пошел за передовой группой экспрессионистов, зачинателей революционной пролетарской литературы, но он и не примкнул к реакционерам, будь то певцы «новой вещности», «почвенники» или декаденты. Постепенно он вырабатывал свой путь, свою реалистическую манеру, опираясь на традиции немецкого реализма XIX века.

Творческая биография Фаллады как буржуазного критического реалиста начинается с романа «Крестьянские бонзы и бомбы» (1929).

Горячим сочувствием к безработным проникнут роман «Маленький человек, что же дальше?» (1932) с его героем Пимбергом. Герои Фаллады — «маленькие», раздавленные жизнью люди. Они испытывают страх перед настоящим, не верят в будущее и одиноко тоскуют по справедливости. Герой романа «Кто отведал однажды тюремной похлебки» (1939) Вилли Куфальт всем чужд и все человеческое чуждо ему. В жалком сознании героев романа живет только ненависть к людям и эгоистическая жалость к себе. Они отщепенцы, одиночки, живут и борются только за себя и терпят поражение. В своей жизненной концепции Фаллада обнаруживает индивидуалистическую узость1.

Лучшее произведение Фаллады — роман «Волк среди волков» (1937). Антифашистскую направленность этого романа поняли нацисты, и роман был изъят из продажи. Роман типичен для настроений «внутренней эмиграции». По жанру это воспитательный роман, но у Фаллады нет эпического полотна жизни. Имя героя — Вольфганг Пагель — напоминает о волке. Вначале он человек ожесточенный, морально опустившийся, это волк среди волков. В погоне за счастьем он бросает свою возлюбленную и мать. Но в нем не все человеческое умерло: из порывов сострадания, на которые он еще способен, постепенно родится сочувствие к людям, готовность помочь им в беде. И, наконец, Вольфганг находит счастье в семейном уюте. Вольфганг Пагель — не передовой человек, но в школе жизни он отказывается от нацизма, его призванием становится профессия врача, служение людям. Положительно было то, что в эпоху насилия писатель призывал к человеческой доброте. В романе показаны 20-е годы. Фаллада осудил круги, мечтающие об антиреспубликанском путче, обличил моральное ничтожество фашистов, мнящих себя цветом нации. Симпатии Фаллады принадлежат простым честным людям2.

Интересно построение романа. Его разобщенные сценки отражают разорванность человеческих связей и сопровождаются ироническими авторскими замечаниями.

В последние годы жизни в романе «Каждый умирает в одиночку» (1947) писатель обратился к антифашистской теме. Он изобразил Берлин времени фашизма, стремясь показать протест населения против гитлеровцев. Но, не имея представления о том, что существовало организованное антифашистское подполье, он понимал борьбу как стихийный протест одиночек, честных энтузиастов. Его герои — незаметные, скромные супруги Квангель. Им невмоготу стало терпеть и молчать, они решили запугать фашистов и открыть на них глаза согражданам своими письмами. Фаллада с любовью говорит о мужестве своих героев. Но поведение супругов Квангель — это только протест одиночек, обреченных на гибель. Изображение их деятельности не лишено отпечатка фатальной обреченности, характерной для мировоззрения Фаллады.



1.2 Бернгард Келлерман


Творчество Бернгарда Келлермана принадлежит к значительным явлениям немецкой литературы XX в. Келлерман — автор ряда романов, получивших мировую известность. Большую популярность завоевал его роман «Туннель», вышедший в 1913г. Фантастическая история сооружения железнодорожного туннеля под Атлантическим океаном, соединившего Европу и Америку, лежит в основе этого романа. При всей фантастичности сюжет «Туннеля» несет на себе печать своего времени, печать XX в., эпохи великих побед человека над природой. Прославление мирного, созидательного труда — главная идея романа, и она носит, несомненно, прогрессивный, гуманистический характер. Ценность романа заключается также в том, что писателю удалось показать современный механизированный труд, дать яркую картину поединка с природой многотысячной рабочей армии, вооруженной мощными машинами.

Герой романа инженер Мак Аллан — деятель, труженик, человек из народа. Его характеризуют не только выдающийся талант, но и необыкновенная трудоспособность, выдержка, сила воли. Образ Аллана овеян романтикой, но это романтика современности, романтика труда. Правда, аполитичность немецкого писателя сузила возможности его метода и таланта. Ограниченность и противоречивость его мировоззрения сказалась, в частности, в том, что не рабочие, а инженеры стали в романе носителями основной идеи прославления труда. В романе нет ни одного индивидуального образа рабочего, а в характеристиках массы наряду с ее мощью подчеркиваются такие черты, как слепота, стихийность, отсутствие высоких побуждений. Этой-то нерасчлененной и слепой массе рабочих Келлерман противопоставляет своих положительных героев — Мак Аллана и его соратников, инженеров. В этом чувствуется оттенок индивидуализма. Писателя ослепляет могущество железнодорожного короля Ллойда, привлекает настойчивость и смелость его дочери Этель Ллойд. Однако реалистический метод помогает Келлерману показать истинную сущность мира, разоблачить его своекорыстие и эгоизм3.

Этот обличительный пафос с особенной силой проявился в следующем романе Келлермана — «Девятое ноября» (1920).

Название романа говорит о знаменательном для немецкого народа дне — дне начала революции в Германии. Революционный взрыв 1918 г. был вызван чудовищными лишениями и притеснениями, которые принесла немецкому народу война.

Непримиримость и страстность Келлермана проявились здесь в обличении войны и милитаризма. В предисловии к новому изданию «Девятого ноября» в 1946г. Келлерман писал, что желание «во весь рост показать кровавый призрак милитаризма...» было главной его целью. Это намерение отражено особенно ярко в образе генерала фон Гехт-Бабенберга. Кастовые и националистические предрассудки, консерватизм и спесь заклеймены писателем в этом образе. Главной чертой генерала Бабенберга является глубокое презрение к людям, ко всем, кто не носит, как он, генеральского мундира. Его идеалы, его понимание долга, все его знания сводятся к одному — к убийству, грабежу, захвату. Он мечтает о снарядах, рвущихся над Парижем, о столицах, превращенных в щебень, и, конечно, о лаврах, увенчивающих победителей. Жизнь человека — ничто для генерала. Этот бездарный немецкий вояка и его противник, французский генерал, превратили высоту Четырех ветров, лишенную всякого стратегического значения, в двенадцатиярусное кладбище, где остались навсегда тысячи немецких и французских юношей. «Кровавый Гехт» прозвали генерала его солдаты, и образ «кровавого Гехта» превращается действительно в призрак милитаризма.

В романе «Девятое ноября» создается широкая обличительная картина жизни Берлина в последний год мировой войны. Голод, страдания калек и горе людей, потерявших близких, рисует писатель. Смерть молодой девушки от истощения в вагоне метро, детские гробики, бросаемые в общую яму, гибель искалеченного на фронте обойщика Генлейна, убившего себя и своих близких из страха голодной смерти,— таковы мрачные картины, набросанные Келлерманом.

1933 год — год прихода гитлеровцев к власти — был трагическим годом для Келлермана, как и для большинства его соотечественников. Келлерман не эмигрировал из Германии, но жизнь его в фашистской Германии была жизнью внутреннего эмигранта. Он не пошел на сделку с фашистами и отказался сотрудничать с ними. На писателя обрушились репрессии. Он был исключен из Академии искусств. Его антивоенный роман «Девятое ноября» был запрещен и публично сожжен вместе с другими произведениями прогрессивной литературы. За 12 лет фашистской диктатуры Келлерман написал немного. Так, в эти годы были написаны романы «Песня дружбы» (1935) и «Голубая лента» (1938). Интересно, что в них действие происходит или еще до первой мировой войны («Голубая лента»), или тотчас после нее («Песня дружбы»). Не имея возможности сказать правду о современной действительности, Келлерман обращается к прошлому. Идейная направленность романов «Песня дружбы» и «Голубая лента» свидетельствуют о том, что писатель сохранил верность своим гуманистическим идеалам.

Но открыто выразить свое отношение к фашизму, создать правдивую картину жизни Германии Келлерман смог только после разгрома гитлеризма. Он пишет статьи о созидательных задачах, которые стоят перед немецким народом (сборник «Что мы должны делать?», 1945). Он принимает активное участие в борьбе за мир, против милитаризации Западной Германии. Келлерман был основателем и первым президентом Общества германо-советской дружбы. Несколько раз Келлерман приезжал в Советский Союз, и результатом одной из таких поездок явилась книга, написанная им совместно с его женою Эллен Келлерман, «Мы прибыли из Советской России» (1948). Обновленная родина писателя высоко оценила его заслуги. Он вновь был избран членом Немецкой академии искусств. В 1949 г. Келлерману была присуждена Национальная премия4.

Основным содержанием последнего романа Келлермана — «Пляска смерти» — является обличение фашизма. Ценность книги повышается оттого, что Келлерман непосредственно наблюдал жизнь Германии под властью нацизма. Картина жизни фашистской Германии, созданная в романе «Пляска смерти», отличается особой достоверностью, она дана глазами очевидца. Но, конечно, «приближенность» писателя к изображаемой им действительности имела и свои слабые стороны. Келлерман всегда был далек от борьбы рабочего класса и его партии.

В годы господства фашизма подозреваемый и находящийся в молчаливой оппозиции писатель был еще более изолирован от борьбы народа. Поэтому фашизм часто представляется героям Келлермана стихийной катастрофой, трагичной в своей необъяснимости, некой «болезнью народной души». Но пламенный протест против варварской антигуманистической сущности фашизма пронизывает всю книгу.

Келлерман с большим мастерством сумел показать, как вторгается в быт обычного немецкого города фашистское безумие, как произвол и насилие становятся нормой жизни. Без указания причин увольняются служащие, не принадлежащие к нацистской партии, и на их место выдвигаются бездарные и необразованные фашисты. Крикливая националистическая пропаганда заполняет страницы газет. А затем город погружается в настоящее средневековое варварство — еврейские погромы, кровавый разгул эсэсовских банд, кошмары лагеря Биркхольц, об ужасах которого горожане шепотом рассказывают друг другу.

Келлерман показывает умственное убожество и моральное одичание фашистов. В образе гаулейтера Румпфа Келлерман создал тип всевластного нацистского вельможи, «фюрера» в миниатюре.

Судьбы интеллигенции всегда особенно волновали Келлермана, этой теме он остался верен и в своем последнем романе. Рассказывая историю обыкновенного немецкого интеллигента Франка Фабиона, Келлерман вскрывает механику завоевания фашистами рядовых горожан Германии. Эта механика совсем не сложна — это древняя политика кнута и пряника. Келлерман стремится выяснить, на какие именно черты в характере человека может опереться фашизм. Обличение фашизма переносится здесь в моральный, психологический план.

Привлекая Фабиана на свою сторону, фашисты опираются на его трусость, на его приверженность к материальным благам, на его честолюбие и эгоизм. Продавшись фашистам за высокий пост и почетное положение в городе, Фабиан теряет все лучшее, что было в нем. Его возвышение по лестнице чинов и деловых успехов неизменно сопровождается все более глубоким моральным падением. Фабиан теряет уважение тех людей, которых он особенно ценил. Он теряет любовь Кристы, чистой и прекрасной девушки. Фашизм приносит Фабиану только горе, несчастье и унижения. Гибнет во время бомбардировки младший сын Фабиана, старший пропадает без вести у Волги. Родной город Фабиана превращается в груду развалин. «Карьера» Фабиана завершается полным идейным и моральным крахом. Мысль об ответственности немцев за преступления фашизма венчает собою книгу Келлермана. Она рассказывает о жестоком уроке, данном историей, и в ней звучит надежда, что этот урок будет, наконец, воспринят немцами. В этом и состоит актуальное значение антифашистского романа Келлермана «Пляска смерти». Этот роман является идейным и художественным итогом творчества Келлермана5.


1.3 Вольфганг Борхерт


Вольфганг Борхерт родился и рос в Гамбурге; он попал со школьной скамьи в гитлеровскую армию. За обнаруженные цензурой в его письмах антифашистские замечания он был приговорен без суда к расстрелу. Исполнение приговора затянулось, его «помиловали» и послали воевать в штрафном батальоне против Советской России. Там его вновь арестовали по доносу за распространение антигитлеровских анекдотов. Из Берлинской тюрьмы весной 1945 г. он был послан с последними резервами на Западный фронт. Здесь он вскоре попал в плен. В конце 1945 г. безнадежно больным (это сделали тюрьма, ранения, окопы) он вернулся домой и, зная, что жить ему осталось недолго, с лихорадочной быстротой отдался творчеству. Он успел отразить свои страстные и горькие раздумья в антифашистской пьесе, рассказах, стихотворениях и публицистике. От имени загубленной, искалеченной немецкой молодежи бросает он обвинение организаторам разбойничьей войны. Борхерт ненавидит войну за страдания, которые она причинила людям. Его герои — люди запуганные, робкие, они привыкли, что их окружает равнодушие и жестокость, они не рассчитывают на сочувствие и внимание. Война лишила их хлеба, крова, семьи.

Борхерта волнует моральная деградация людей при фашизме: фашизм разорвал семейные связи, сделал людей замкнутыми, бессердечными. Волей-неволей все немецкие солдаты, даже зеленые юнцы, которым война принесла только страдания, являются соучастниками преступлений нацистского рейха. Борхерта возмущает вина «старшего поколения» по отношению к младшему: ведь это старшие обманули и духовно растлили молодежь.

Борхерт не дошел до понимания социальной природы фашизма, как и до призыва к активной борьбе с его остатками, но все его творчество — это бунт, крик души; он говорит от имени тех, кто бродит впотьмах и ищет дорогу к правде.

В пьесе «За дверью» (1947) действуют два вернувшихся Фронтовика: преуспевающий полковник и бедный унтер Бекман. Полковник благоденствует, он не чувствует за собой никакой вины. Бекман по возвращении не находит ни семьи, ни работы. Его, солдата, в отличие от полковника мучат угрызения совести; он чувствует себя виновным и перед другими солдатами, выполнявшими на войне его приказы, и перед своими родителями, которые от голода и отчаяния отравились газом. Публика богатых ночных кабаре не желает слушать горькую правду песен, с какими Бекман обращается к ней. Бекман еще не дорос до социального протеста, но он уже задумался над жизнью и несправедливостью. В его полном гнева и горечи сомнении — зародыш бунта, разрыв с традиционными представлениями:

Где старик, именуемый богом?

Почему он не говорит??

Отвечай!

Почему он молчит? Почему?

Неужели никто не ответит?

Никто не ответит?

Никто, никто не даст ответа?6

«И ты — ты говоришь, я должен жить? — спрашивает Бекман.— Зачем? Для кого? Для чего?.. Должен ли я больше терпеть муки и сам мучить?». Но писатель идет дальше своего героя. Он находит ответ: жить надо, чтобы прекратить войны. В рассказе «Это — наш манифест» умирающий юноша-писатель призывает всех людей сказать «Нет!» войне. Он пишет: «Мы больше не будем от страха прижиматься к земле и ощущать во рту песок — будь то степной песок Украины, Киренаики, Нормандии или злой и горький песок нашей родины».

Хотя в творчестве Борхерта часто звучат трагические ноты, сквозь этот трагизм прорывается любовь к людям, к жизни, к природе, а не фаталистическая покорность.

Для стиля Борхерта характерна внутренняя взволнованность. Писатель использует внутренние монологи, полубред, галлюцинации, воспроизводит поток сознания.


1.4 Генрих Белль


В 1947 г. появился первый роман Бёлля — «Поезд пришел вовремя». В нем еще нет гражданских мотивов, гнев писателя еще расплывчат, в нем ощущается боль за человека вообще.

О преступниках фашизма и обманутых ими, искалеченных войной и гитлеровской диктатурой людях Бёлль пишет в сатирическом романе «Где ты был, Адам?» (1951). Заглавие романа — перифраз английского крылатого выражения времен восстания Уота Тайлера (XIV в.): «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был тогда джентльмен?» Бёлль вопрошает своим заглавием, где был настоящий человек-труженик, «Адам», в годы фашистского разгула. Наемника-солдата, бездумно повинующегося начальству, фашисты прославляли как народного героя, насилие — как немецкую народную традицию. Бёлль в своих гротескных зарисовках, используя различные приемы осмеяния фашистского вояки, достигает большой обличительной силы.

В рассказе «История одного солдатского мешка», повествуя о приключениях солдатского мешка от кайзеровских казарм и фландрских полей 1914 г. до фашистского похода, писатель прослеживает, как развивался в Германии милитаризм, выявляет преступные традиции и связи фашизма с мировой реакцией. Рассказ «Путник, когда ты придешь в Спа?» перекликается с романом Ремарка «На Западном фронте без перемен»; в нем говорится о трагедии морально и физически изувеченного поколения школьников-солдат. Мальчики, недавно расставшиеся с партой, не знают, зачем они убивают и за что они сами гибнут. Они еще живут в мире школьных представлений. Так, летчику-подростку в рассказе «Метлы бы тебе вязать» в предсмертные минуты в скрежете его падающего самолета слышится окрик учителя и привычный стук мела по доске. Писатель перелистывает со своим героем страницы школьной жизни. Здесь все было направлено к одной цели,— чтобы из школьников выросли солдаты-захватчики.

Меньше остроты и обличения в романе «И не сказал ни единого слова» (1952). Герой романа, Фред, из стихийного протеста дезертировал с фронта. Он любит жену и детей, но война и бедность сделали его неврастеником. Он опускается все ниже, ищет одиночества и уходит от семьи. Бёлль заставляет поверить, что Фред вернется. Возвращение Фреда предопределено его начавшимся нравственным пробуждением. Но Бёлль связывает преодоление Фредом духовной прострации с благотворным влиянием католической религии.

В романе «Дом без хозяина» (1954) снова ставится вопрос о вине фашизма перед молодым поколением. Прослеживая жизнь богатой и бедной семей, Бёлль находит в них общее: у богатого сироты Мартина Баха, как и у бедного — Генриха Брилаха, нет настоящего детства. Дети предоставлены себе, они должны искать правду и путь в лабиринте противоречий. Построение романа от имени двенадцатилетних подростков преднамеренно: дети с их неиспорченным сознанием противопоставляются запутавшимся, опустошенным взрослым. Дети с их острой наблюдательностью и живым умом переоценивают и взвешивают все, что им внушают взрослые, которым они перестают верить.

В романе недостаточно отчетливо звучит обличение злодеяний фашизма. Представляется, что отец мальчика Генриха, фашистский солдат Брилах, получивший много наград и возвысившийся на войне, ничем не запятнан; он как будто только и делал, что «фотографировался и улыбался в новых мундирах, пока не сгорел в танке где-то между Запорожьем и Днепропетровском». Дети идеализируют своих погибших отцов, и автор не дает критических поправок к детским иллюзиям. Вместе с тем в романе затронут вопрос об ответственности всего немецкого народа за попустительство фашизму.

В образе отца Мартина художника Раймонда Баха подмечены черты субъективной порядочности: он даже побывал в застенке гестапо. Бёлль показал связь буржуазии с гитлеризмом. Но он снова выдвигает католическую религию как силу, могущую дать забвение.

Более непримирим тон повести «Хлеб ранних лет» (1955). В ней без снисходительности осуждается собственнический эгоизм немецкой буржуазии и поведение немецкой интеллигенции в годы фашизма и в послевоенное время. Положительный герой Бёлля — одинокий отщепенец, опустившийся, но не смирившийся в душе. В этом произведении Бёлль отчетливо осуждает индивидуализм; только «опора» дружбы или любви придает силы «маленькому человеку». В любви к Хедвиге, девушке передовой и энергичной, Вальтер почувствовал человеческую значительность своего «я», у него появляется решимость сопротивляться миру собственников.

В рассказах Бёлля «Столичный дневник», «Молчание доктора Мурке» (1958) и в романе «Биллиард в половине десятого» (1960) содержится много обличительных сатирических образов. Он не ищет больше примирения плохого и хорошего в человеке, а видит резкое разделение современного мира. Сатирическим образам, современной неофашистской буржуазии он противопоставляет тех, кто борется против власти денег, кто ценности кошелька предпочитает достоинство человека7.



2 Война в произведениях Э.М.Ремарка


Эрих Мария Ремарк — уроженец Оснабрюка в Вестфалии. Он хорошо знает, что такое война, сам он был солдатом, участником первой мировой войны. Сразу после школы он записался добровольцем в армию и сражался на Западном фронте.

Преследуемый за роман «На Западном фронте без перемен», Ремарк в 1931г. вынужден был уехать из Германии и жил до 1939 г. во Франции и Швейцарии. В 1939 г. ему, как и другим немецким антифашистам, пришлось покинуть Францию. Он поселился в Нью-Йорке, фашисты лишили его немецкого подданства. В 1947г. он принял американское подданство, но последние годы жил в Швейцарии.

Первый роман Ремарка «На Западном фронте без перемен» (1929) был направлен против реваншистов. Он написан с позиций «потерянного поколения», как называли в 20-х годах молодежь, прошедшую войну. Она не приняла положения дел в Западной Европе, но и не боролась за передовые идеалы и чувствовала себя «за бортом жизни».

Роман Ремарка пронизан ненавистью к милитаризму. В нем с гневом и болью повествуется о трагедии юношей, которых ничему не научили, кроме убийства.

Ремарк клеймит ложь пропаганды. Он говорит о бесцельности жертв, о гибели молодежи на империалистической бойне. В романе много картин, свидетельствующих о развале кайзеровской армии: солдаты и низшие офицеры сражаются, а высшие чины пребывают в недоступной дали от фронта. Жизнь в окопах ужасна, питание солдаты добывают мародерством.

С критической линией романа связана и его центральная тема — тема солдатской дружбы, товарищества, рожденного одной судьбой. Ремарк с большой теплотой рисует рядовых солдат. Хотя на войне эти люди превратились в автоматы, действующие по инерции, хотя ежедневная опасность выработала в них циническое равнодушие, но в глубине души у них остались человеческие чувства. Им жаль каждого погибшего фронтового товарища. Они начинают видеть людей, товарищей и во врагах. Это чувство расшатывает их прежние убеждения: шовинизм, веру в непогрешимость монарха, религиозность.

Солдаты задумываются о причинах войны, переживают душевное смятение. Настроение этой массы выражает Пауль Боймер.

Все герои романа принимают войну как фатальную неизбежность. Их раздумья разрешаются у Пауля Боймера пассивно. «Все равно, ведь от этого ничего не изменится!» — думает он и не видит выхода. Только доброта и тесная дружба привязывают героев романа к жизни8.

Несмотря на пронизывающую всю книгу искреннюю боль за человека и тревогу за его будущее, политическая близорукость приводит Ремарка к пессимизму, к признанию неизбежности зла. Эту концепцию пассивного созерцания и непротивоборства Ремарк сформулировал в эпиграфе к роману: «Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью».

Одним из виновников трагедии молодежи Ремарк считает школу. Он с возмущением рисует образ Канторека, учителя, прививавшего юношам бездумное повиновение и шовинизм.

Антимилитаристский пафос романа в целом был настолько очевиден и убедителен, что фашисты в 1930г. на специальном аутодафе сожгли книгу Ремарка как «социалистическую».

В романе «Возвращение» (1931) Ремарк говорит о судьбах «потерянного поколения» по окончании войны.

Главный герой романа Эрнст Брикхольц продолжает линию Пауля Боймера, главного героя романа «На Западном фронте без перемен». Герои романа «Возвращение» не приемлют реваншистской юнкерской демагогии, они постигли связь милитаризма с ажиотажем наживы. Но их возмущение войной и сознание, что солдаты всех армий воевали за интересы капитала, носит слишком общий характер.

Когда реакционный рейхсвер, собранный из офицеров, вчерашних фронтовиков, расстрелял безоружных рабочих, также бывших фронтовиков, героям романа пришлось расстаться со своими иллюзиями «солдатской дружбы». Они поняли, что бывших воинов разделяет социальное неравенство и разница интересов. Но даже столкновение с военизированным молодежным отрядом, будущими фашистскими силами, не вызывает в них желания включиться в активную борьбу. Утверждение жизни в труде, вложенное в уста Эрнста, в своей основе гуманистично и вместе с тем пассивно.

Роман «Три товарища» (1938) тематически примыкает к антивоенной дилогии, но сюжетно самостоятелен.

Жизнь, думы, настроения его героя Роберта Лакампа подытоживают концепцию Ремарка о судьбах «маленького человека». Роберта Лакампа, Кестнера и Ленца связывает не просто фронтовая дружба, а общность взглядов и судьбы. Они не гнушаются никаким трудом, не стыдятся бедности; они одиноки, бесприютны, но сохранили под налетом цинического равнодушия душевную чуткость и доброту. Острее, чем ранние герои Ремарка, они ненавидят толстосумов и ханжей. Они пробовали отстаивать передовые взгляды, но после реакционного путча 20-го года, когда арестовали Кестнера и Ленца, больше не борются. Труд и дружба скрашивают их жизнь, но порой они чувствуют себя разбитыми и опустошенными и заливают свое смятение вином.

Невеселое существование трех друзей озарилось любовью Роберта к Пат. Старые друзья Роберта окружают влюбленных вниманием и заботой. Без колебаний продает Кестнер автомобиль, чтобы Пат могла лечиться. Хотя Пат безнадежно больна, друзья до конца борются за ее жизнь. Ремарк великолепно показал силу настоящего чувства.

Наряду с утверждением радости любви и дружбы в роман вошла поэтизация труда. Труд для героев романа не тяжелая, бессмысленная обязанность, они отдаются ему всем сердцем. В этом прославлении любви, дружбы и труда — своеобразие и обаяние романа, причина его успеха у читателей.

С начала второй мировой войны главным героем Ремарка стал антифашист. Обличение фашизма и борьба с ним — основная тема романов «Обломки кораблекрушения» (1941), «Люби ближнего своего» (1941).

В романе «Триумфальная арка» (1945—1946) Ремарк рисует жизнь немецких беженцев и общую политическую обстановку во Франции накануне второй мировой войны.

В лице немецкого эмигранта-антифашиста Равика Ремарк создал своего положительного героя. Это человек благородной души, волевой, мужественный и стойкий. Пытки и концлагерь не убили в нем воли к жизни. Бежав из лагеря, он сражался против фашизма в Испании. В Париже ему приходится жить под чужой фамилией. Дельцы от медицины эксплуатируют талант Равика и его бедственное положение, они строят свою популярность и богатство на его успехах хирурга, а ему выплачивают гроши. Но Равик не только проявляет исключительное упорство, отстаивая свое право на жизнь и на любимую профессию. Он в этих невероятных условиях сохраняет доброту и чуткость, любовь к людям и стремление им помочь.

Как главную цель жизни он ставит перед собой убийство гестаповца Хааке, палача, загубившего многих людей. В этом деянии Равик смутно ощущает свой общественный долг, и оттого успокоение наполняет его, когда этот свой долг он выполнил.

Но Равик ведет свою борьбу в одиночку, он не ищет связи с антифашистской организацией, свое законное презрение к буржуазным партиям он распространяет на любую партию и организацию. В этом проявляется характерный для героев Ремарка индивидуализм, их изолированность от большой, коллективной борьбы. С другой стороны, в этом романе не ощущается обычного пессимизма. Равика в конце романа, когда началась война, вместе с другими немецкими эмигрантами задерживают для отправки в концентрационный лагерь. Захватив свои хирургические инструменты, он спокойно едет в машине, утешая плачущих, потрясенных людей. Он думает о жизни, о той маленькой пользе, которую сможет принести людям.

В последний раз Равик видит перед собой Триумфальную арку, со статуей Нике, богини победы. Триумфальная арка давно стала для него символом Парижа. Он задумывается, покинет ли Нике Париж.

Важную роль в раскрытии характеров у Ремарка играет профессия героев и их отношение к ней. Герои Ремарка — люди, которые находятся в конфликте со средой и обществом, но всегда горячо любят свою профессию и в совершенстве ею владеют. Равик всего себя вкладывает в каждую операцию.

В романе много сатирических страниц, посвященных французским реакционерам разных толков, а также благодушным и аполитичным буржуа. Это они виноваты в трагедии Франции и Европы.

Антифашистской борьбе внутри Германии и восстанию в концлагере посвящен роман «Искра жизни» (1952).

В романе «Время жить и время умирать» (1956) Ремарк ставит вопрос об ответственности немецкого народа. Немецкие солдаты разделяют вину и позор фашизма. Писатель говорит и о наличии антифашистского подполья. Солдат-коммунист Иммерман, направленный из концлагеря на советский фронт, мужественно просвещает одураченного, но не испорченного фашизмом Гребера. Симпатии вызывает учитель Польман, он ведет в тылу антифашистскую работу, укрывает от гестапо еврея Глезера и сохраняет твердое убеждение, что «еще не существовало такой тирании, которой бы не пришел конец». Зло, сотворенное фашизмом, требует расплаты — такова главная идея романа. Но для этого мало пассивной критики, разговоров. Общение с передовыми людьми и любовь к Элизабет, дочери погибшего антифашиста, морально очищают Гребера. Он задумывается о степени своей вины. Он приходит к пониманию, что пассивность, слепое выполнение приказов являются прямым соучастием в преступлении фашистов. Он начинает действовать и бороться в одиночку на свой риск (убивает эсэсовца, выпускает из плена русских партизан), но эти первые его шаги оборваны смертью. Однако мрачный, трагический финал смягчается верой автора в будущее Германии, которое в какой-то мере воплощено в Элизабет, ожидающей ребенка.

В пьесе «Последняя остановка» (1957) писатель обратился к последнему дню войны на улицах Берлина. Антифашистский пафос в этом произведении сочетается с гражданским оптимизмом. Фашистские застенки не сломили моральный дух антифашистов — немца Росса и еврея Коха. Кох погибает, бросая вызов фашистам. Росс полон решимости бороться. Гуманизм проявляется в суровой справедливости — для обеспечения счастья людей надо решительно судить фашистов. Радостная развязка пьесы не похожа на обычные концовки Ремарка.

Боль за человека, психологическое мастерство — таковы сильные стороны творчества Ремарка. Он владеет искусством наделять своих героев, вплоть до эпизодических персонажей, живыми характерами. Сюжеты Ремарка драматичны, каждая деталь быта, окружения, пейзажа вплетена в судьбы и характеристики героев.

Положительные взгляды Э. М. Ремарка сводятся к осуждению войны и фашизма во имя любви к людям, живущим своим трудом. Главное достоинство творчества Э. М. Ремарка — его гуманность.



3 Война в произведениях Генриха и Томаса Манна


В 1933 г., после фашистского переворота, Г. Манн был вынужден покинуть Германию. Фашисты сжигали на площадях его книги, он был исключен из рядов Германской академии художеств, лишен германского гражданства. Сначала он поселился на короткое время в Праге, затем переехал во Францию.

Г. Манн активно включается в борьбу против фашизма, он выступает на международных антифашистских конгрессах и митингах. Он — председатель Комитета немецкого народного фронта в Париже, старается собрать воедино антифашистские силы.

Особенно растет и развивается талант Г. Манна как публициста-художника. Он пишет ряд статей и книг антифашистского характера. Мы видим, как еще в начале XX в. Г. Манн сатирически изобразил в «Верноподданном» и «Учителе Унрате» людей, подготовивших почву для фашизма. Теперь он нападает на этот строй и его главарей, нападает с исключительной остротой и высоким искусством художника. Г. Манн прибегает к разнообразным приемам, например к созданию портретов-характеристик. Так, в 1933 г. в Амстердаме вышло публицистическое произведение Г. Манна «Ненависть» с приложением «Сцены из нацистской жизни». Г. Манн дает образы кровожадных фашистских главарей Гитлера, Геринга, Геббельса.

В дальнейшем, в других публицистических работах («Настанет день», «Мужество» и др.), Г. Манн дал в противовес фашистским заправилам замечательные образы борцов против фашизма. Это Эрнст Тельман, Рудольф Клаус, Эдгар Андрэ. С особенной любовью Г. Манн рисует Эдгара Андрэ, простого рабочего, который боролся против фашизма и погиб в фашистском застенке, но не сдался. «Эти люди не отступят от своего пути»,— писал Г. Манн.

Среди крупнейших западноевропейских писателей XX в. Томас Манн занимает одно из первых мест. Великий национальный художник, тесно связанный с социально-политическим развитием Германии на рубеже двух столетий, вобравший в себя все богатство европейской культуры первой половины XX в., он в то же время пережил и выразил в своем творчестве кризис философской мысли и литературы эпохи империализма.

Томас Манн, младший брат Генриха Манна, родился в г. Любеке. В Мюнхене, вращаясь в кругах артистической и художественной богемы, Томас начал писать свои ранние новеллы. Поездка вместе с Генрихом в Италию, где оба брата прожили около двух лет, сыграла большую роль в формировании литературных вкусов Томаса Манна. Живя очень уединенно в маленьком, почти полностью сохранившем средневековый облик городке Палестрина, Томас Манн не только знакомился с творениями итальянского Возрождения. Он углубился в изучение классиков русской и скандинавской литературы, что в значительной мере повлияло на замысел его социального романа «Будденброки».

Возвратившись в Мюнхен, Томас стал сотрудничать в радикально-сатирическом журнале «Симплициссимус», где в 1896— 1898 гг. появились его новеллы. Сборник этих новелл под названием «Маленький господин Фридеман» (1897) положил начало его литературной известности, а опубликованный в 1901 г. роман «Будденброки» поставил молодого писателя в ряды крупных немецких художников слова.

10 февраля 1933 г., непосредственно, после того как фашисты захватили власть в свои руки, Томас Манн читал в Веймаре перед чрезвычайно симпатизировавшей ему публикой свою статью «Страдания и величие Рихарда Вагнера», в которой он очищал наследие Вагнера от фашистских фальсификаций.

Уже на следующий день Манн налегке, с небольшим чемоданом отправился читать лекцию в Амстердам, Брюссель, Париж, и с этого момента и началась его эмиграция. В ноябре он переехал в Швейцарию, оттуда — в Чехословакию, откуда вынужден был бежать в США. Только после окончательного разгрома Третьего рейха возвратился Томас Манн уже в преклонном возрасте в Европу и побывал на своей родине.

К итоговому произведению своей художественной деятельности Томас Манн пришел в 1947 г. Это «Доктор Фаустус». Жизнь немецкого композитора, рассказанная его другом,— величайшее реалистическое произведение писателя, плод его многолетних раздумий.

В обширной статье «История доктора Фаустуса. Роман одного романа» (1949) Манн постепенно, шаг за шагом вводит нас в свою творческую лабораторию.

Он прямо заявляет, что «восстанавливает историю «Фаустуса» в нерасторжимой связи с натиском и сумятицей внешних событий, которая выпала ей в удел». Томас Манн дает в этой статье календарную хронику этих событий, которые составляют исторический фон романа.

Замысел романа, как об этом пишет сам автор, продиктован желанием «написать книгу о Германии, о ее прошлом и будущем». Манн неоднократно подчеркивает, что в его роман внесено много документального: мемуары Игоря Стравинского, встречи и беседы с композитором Шенбергом, привнесение в биографию героя целого ряда моментов из жизни Ницше и многое другое.

В романе передается трагическая история «грешного» музыканта, гениального композитора Адриана Цеверкюна, осознавшего антигуманность своего искусства, оторванного от народа, опустошенного, несущего болезнь и смерть всем, кто к нему приобщится.

Поставив в центре романа трагедию музыканта, пришедшего к убеждению, что его музыка служит лишь извращенным эстетским вкусам избранного меньшинства, писатель расширяет проблему кризиса музыки до пределов кризиса всего искусства.

Но, изображая кризис современного искусства, писатель выражает уверенность в том, что возможен и иной путь для искусства. Это будет прорыв в будущее, к человеку. Но этот «прорыв» можно будет осуществить только в иных общественных условиях. Томас Манн приходит к выводу, что только при социализме, который обеспечит людям лучшую жизнь, справедливость в распределении жизненных благ, возможно появление подлинно человеческого искусства, несущего человечеству радость бытия.

Жизнеописание грешного музыканта Адриана Леверкюна ведется от лица друга его юности, профессора философии Серенуса Цейтблома. Начало жизнеописания датировано 27 мая 1943 г., т. е. именно тем днем, когда Томас Манн приступил к работе над «Доктором Фаустусом». Это далеко не случайное хронологическое совпадение позволяет в значительной степени отождествить образ рассказчика с личностью самого писателя.

Повествуя о жизни своего гениального друга, Цейтблом последовательно проводит читателя через все важнейшие этапы исторического развития Германии XX в., остановившись на пороге разгрома гитлеризма. Таким образом, художественное развитие Леверкюна не только органически связано с развитием искусства эпохи империализма, но и со всеобщими историческими процессами. Из тиши своего маленького кабинета в провинциальном городке на Изааре профессор Цейтблом неустанно, тревожно следит за тем, как рушится колосс на глиняных ногах. На поверку выявляется, что обманчива даже тишина кабинета: ученый трудится под оглушительный треск барабанов военных маршей, извергающихся из радиорепродуктора. Варварская какофония звуков прерывается радостным визгом по поводу бомбардировки Одессы и потопления пассажирских пароходов Англии и Бразилии, приказом фюрера «стоять на смерть на Днепре».

Цейтблом не разделяет восторга фашистов. С удивительной тонкостью рисует автор эволюцию мировоззрения Цейтблома. Тихий и скромный человек, отличный семьянин, ученый с академической складкой, он считал себя наследником культуры немецких гурланистов. За несогласие с рейхом в вопросах расистской политики он был отстранен от преподавания в университете. Его сыновья, усердно служившие фюреру на гражданском и военном поприще, избегали встречаться с крамольным отцом, и вокруг Цейтблома образовалась пустота. Эту пустоту он заполняет работой над книгой, которую даже не надеется опубликовать в условиях гитлеровской Германии9.

Страницы жизни Адриана Леверкюна Цейтблом перемежает публицистическими отступлениями, в которых он дает хронику военных событий и свои горестные комментарии по этому поводу. Чем ближе катастрофа, ожидающая Германию, тем более гневными становятся обличения старого ученого. Если в начале второй мировой войны он еще не разбирался в ее существе и даже гордился фронтовыми успехами немецкой армии, то теперь перед ним разверзлась бездна падения, куда фашистские варвары завели его народ: он не может сдержать чувства удовлетворения, что вот-вот произойдет «круговая атака миллионов превосходно оснащенных солдат на нашу европейскую твердыню, или лучше сказать на нашу тюрьму, или лучше сказать — на наш сумасшедший дом».

Устами рассказчика, профессора Цейтблома, Томас Манн выносит суровый приговор тем своим соотечественникам, которые ныне понесли расплату за «хмель, которым жадно упивались долгие годы обманчивого кутежа», за все это ныне надо платить отчаянием и страхом, предсказанными уже задолго до этого Леверкюном в его оратории. Так замыкается круг исторических свершений. Мысль читателя невольно возвращается к образу Адриана Леверкюна. Это он и тысячи ему подобных носителей декадентского искусства приняли участие в идеологической подготовке фашистской реакции.

Так Цейтблом, летописец-хроникер, становится, помимо своей воли, судьей и над своим другом, и над всей эпохой. Трагическая судьба Адриана Леверкюна и его творчества совпадают с трагическими судьбами немецкого народа. Рассказ о художнике, предавшем забвению свой долг перед народом, превратился в глубокое философское произведение, полное страстных раздумий по поводу прошлого и настоящего Германии.

На протяжении всего своего жизненного пути Томас Манн сохранял верность лучшим традициям мировой культуры, традициям немецкой гуманистической литературы. Его высокая принципиальность навлекла на него звериную ненависть реакционных кругов.

После того как Томас Манн покинул Германию, он был лишен прав немецкого гражданства, его квартира в Мюнхене была разграблена, книги сожжены, рукописи уничтожены. Философский факультет в Бонне лишил его звания почетного доктора философских наук.

Все эти испытания в личной и общественной жизни закалили волю писателя, укрепили его мужество в борьбе с врагами всего прогрессивного человечества.

Ненависть к фашистам, боль за поруганные духовные ценности немецкого народа наполняют публицистику Томаса Манна 30—40-х годов.

В открытом письме на имя редактора «Новой Цюрихской газеты», пресмыкавшейся перед национал-социалистами, Манн в резких словах характеризует духовный облик столпов Третьего рейха, враждебных по самой сути своей человеческой культуре. Он показал настоящие истоки расистской ненависти, «переходящей в разрушительное отчуждение страны Гете от всего мира»

Томас Манн быстро понял реакционную суть мюнхенского соглашения. Борьба против этого предательства стала борьбой против военных преступников. Милитаристскую, агрессивную природу фашизма он разоблачил еще за несколько лет до начала второй мировой войны. «Цель фашизма — не мирный труд, а война, противоположность между национализмом и социализмом — это противоположность между войной и миром».

Какой же выход предлагает писатель? Он призывает демократию к обновлению, писатель противопоставляет фашистскому мракобесию гуманизм, но гуманизм обновленный, действенный; обновление буржуазного гуманизма Томас Манн видит в его связи с социалистическими идеями. Отныне для писателя существуют два полюса: на одном — социалистическая культура, на другом — кровавая война, грубое насилие, вырождение культуры всего человечества.

22 июня 1941 г. в день, когда Советский Союз вступил в войну, Томас Манн послал приветственную телеграмму, в которой выражал надежду дожить до того светлого дня, когда народы обнимут друг друга, когда начнется новая жизнь.

В ряде публицистических статей, в серии радиопередач, которые писатель составлял для Германии в течение 1940—1945 гг., он выступал как политический деятель-антифашист10.

Томас Манн пришел к отрицанию общественного строя, породившего фашизм, развязавшего силы мировой войны.

Он в самом начале XX в. завоевал своим первым романом видное положение в литературе, вошел в интеллектуальную элиту своей страны. Но он ни в коей мере не утратил критического взгляда на действительность. Напротив, его раздумья над современностью приобретали все более тревожный и драматический характер. Правда, от плебейских низов, от жизни и запросов народных масс Томас Манн оставался крайне далек и даже не пытался — в отличие от своего старшего брата Генриха — к этим массам приблизиться.

Классовая структура общества - все это не входило в сферу художнических интересов Т, Манна. Но зато он необычайно остро ощущал противоречия буржуазной культуры, враждебность буржуазного мира подлинной культуре. Взаимоотношения искусства и общества, судьба искусства, художника в современном обществе — все это живо занимало его.

Генрих и Томас Манн оба заняли исключительно важное место в истории своей национальной культуры. Оба они подняли искусство немецкой реалистической прозы на большую высоту, заложили основы немецкого романа XX в., это стало их общим делом, можно сказать даже — общим творческим подвигом. А в то же время они были по своему духовному складу очень различны,— это сказалось и в выборе тех художественных традиций, которым они следовали. Генрих Манн тяготел к сатире и вместе с тем — к конкретному социальному исследованию Действительности: он находил много ценного для себя и у Вольтера, и у Бальзака, и у Золя. Томас Манн как художник чувствовал склонность к психологической и философской прозе; отчасти именно отсюда проистекал его повышенный интерес к мастерам русского романа11.

Генрих Манн вспоминает, как по-разному проходили у него и у его брата Томаса годы литературного ученичества. «Когда мой брат вступал в двадцатые годы своей жизни, он был привержен русским мастерам, а у меня добрая половина существования определялась французской словесностью. Оба мы научились писать по-немецки — именно поэтому, как я думаю».



Заключение


С первых дней после разгрома гитлеризма прогрессивная общественность Германии обратила серьезное внимание на состояние культуры. В Германской Демократической Республике вопросам литературы посвящено много решений. В. Пик и Отто Гротеволь в докладах и статьях обнажили идеологические корни немецкого фашизма. Они говорили о необходимости сохранения культурного наследства, создания новой, идейной литературы (речь В. Пика на конференции по вопросам культуры в феврале 1946 г.). Особенно большое значение в борьбе за развитие литературы имели съезды немецких писателей. Они поставили вопросы о проблемах новаторства, о единстве идейности и мастерства в художественном творчестве. И. Бехер, Э. Вайнерт, Ф. Вольф, Б. Брехт до конца отстаивали социалистические идеалы. Вилли Бредель, Анна Зегерс, Ганс Мархвица, Людвиг Ренн, Куба, Клаудиус, Хермлин со всей принципиальностью и страстностью содействуют идеологическому перевоспитанию масс, искоренению наследия фашизма в сознании. Они активные борцы за мир во всем мире и за единство Германии как мирного демократического государства.

Союз немецких писателей возглавляет все прогрессивные литературные силы Германии. В ГДР выходят специально литературные журналы, как «Нойе дойче литератур», «Зинн унд форм» и др.

Много произведений немецких авторов посвящено теме войны. Одни были написаны во время войны, другие после нее. Но во всех произведениях, тема фашизма выступает на первый план и развенчивается.


Список литературы


  1. История зарубежной литературы. / Под ред. Осеевой Р.С. – М.: Прогресс, 1993.

  2. История зарубежной литературы: XX век. / Под ред. Гражданской З.Т. – М.: Учпедгиз, 1969. – 635с.

  3. История немецкой литературы. / Под ред. Доронина Д.Ю. – М.: Просвещение, 1986. – 386с.

  4. Литература писателей ФРГ. / Под ред. Самовалова Т.С. – М.: Просвещение, 1981. – 258с.

  5. Мотылева Т.Л. Б. Келлерман. – М.: Знание, 1985. – 78с.

  6. Мотылева Т.Л. Томас Манн и русская литература. – М.: Знание, 1983. – 66с.

  7. Ремарк Э.М. Избранные произведения. – М.: Просвещение, 1989. – 462с.

  8. Соколова М.И. Несколько слов о Томасе Манне. – Л.: Знание, 1992. – 96с.

  9. Фадеева В.С. Писатели внутренней эмиграции. – М.: Просвещение, 1982.- 282с.

  10. Хрестоматия по зарубежной литературе. / Под общ. ред. Аникеева П.А. – М.: Литература, 1991. – 652с.


1 История зарубежной литературы. / Под ред. Осеевой Р.С. – М.: Прогресс, 1993.

2 История зарубежной литературы: XX век. / Под ред. Гражданской З.Т. – М.: Учпедгиз, 1969.

3 Мотылева Т.Л. Б. Келлерман. – М.: Знание, 1985.

4 Фадеева В.С. Писатели внутренней эмиграции. – М.: Просвещение, 1982.

5 История немецкой литературы. / Под ред. Доронина Д.Ю. – М.: Просвещение, 1986.

6 Хрестоматия по зарубежной литературе. / Под общ. ред. Аникеева П.А. – М.: Литература, 1991.

7 Литература писателей ФРГ. / Под ред. Самовалова Т.С. – М.: Просвещение, 1981.

8 Ремарк Э.М. Избранные произведения. – М.: Просвещение, 1989.

9 Мотылева Т.Л. Томас Манн и русская литература. – М.: Знание, 1983.

10 Соколова М.И. Несколько слов о Томасе Манне. – Л.: Знание, 1992.

11 Мотылева Т.Л. Томас Манн и русская литература. – М.: Знание, 1983. – с.-12.


Случайные файлы

Файл
142827.rtf
71843.rtf
Типарь1.doc
42294.rtf
19488.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.