Жизнь на фронтире (на материале романа Д.Ф. Купера "Прерия") (73085)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.И.ГЕРЦЕНА»

Факультет иностранных языков





КУРСОВОЙ ПРОЕКТ

по учебной дисциплине “История американской литературы”

на тему: ЖИЗНЬ НА ФРОНТИРЕ

(на материале романа Д. Ф. Купера “Прерия”)




Выполнил:

студент 3 курса

вечернего отделения

Сафронов Алексей Владимирович,


Научный руководитель:

к.ф.н. доцент

Абиева Наталья Александровна




Санкт-Петербург

2008


Оглавление


Введение...................................................................................................................3

Глава 1. “Фронтирная тема” в американской литературе...................................5

Глава 2. Жизнь на Фронтире, основная проблематика Фронтира (на материале романа Д.Ф.Купера “Прерия”)...........................................................13

Заключение.............................................................................................................23

Список используемой литературы.......................................................................24


Введение


В переводе с французского, frontier означает "граница", а Фронтиром - с большой буквы - называют запад, юго-запад и юг США, где поселялись переселенцы из восточных штатов.

Феномен Фронтира возник в начале колониального периода американской истории, с появлением первых поселений на территории Нового Света. Фронтир представлял собой постоянно продвигающуюся на Запад границу между освоенной , цивилизованной частью страны и дикой, туземной территорией континента. В ходе национального развития Фронтир утверждался как уникальное историко-культурное явление, наполняясь важным и и многообразным содержанием. [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 349]

С момента образования США, правительство очень дешево отдавало земли, выкупленные или отнятые у индейцев. На эти земли шли и авантюристы, искатели приключений, и фермеры, ищущие благосостояния. Со временем Фронтир перемещался. Освоенная земля становилась "обычной", и на новую границу шли новые поселенцы.

В качестве духовного ориентира опыт «подвижного» пограничья долгое время способствовал поддержанию мифа о личной независимости индивидуума, о равенстве возможностей и об альтернативности перспектив личного плана, о способности начать сначала, обновиться в своем «стремлении к счастью», как бы оно ни понималось. Поэтому образ нового Адама, возникший у истоков Фронтира еще в лоне пуританских колоний, находил все новые практические подтверждения библейскому провиденциализму вплоть до конца XIX в. [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 349]

Фронтир остался в памяти американцев воплощением американского духа - духа находчивости, предприимчивости и независимости, духа конструктивного индивидуализма.

Цель данного исследования – определить основную проблематику Фронтира и его влияние на судьбы и характеры людей на материале романа Д. Ф. Купера “Прерия”.


Глава 1. “Фронтирная тема” в американской литературе


Первой, этапного значения работой в этом направлении явилась речь историка Фредерика Джексона Тернера «Роль Фронтира в американской истории», произнесенная в 1893 г. на открытии всемирной выставки в Чикаго. Таким образом была заявлена уникальность американского исторического опыта, интерпретированного через явление Фронтира. Позднее эта речь вылилась в объемную работу, ставшую классической в американской историографии и сыгравшую одновременно роль своего рода культурного манифеста.

Тернер указывал на постоянную историческую изменчивость «пограничья», население которого слагалось из разных волн переселенцев, предследовавших подчас разные цели и осваивавших к тому же различные географические области обширного края именуемого Западом. Он даже выделял «фронтир (и одновременно эпоху) пушных торговцев», «фронтир фермерства», лодочников и речников, военного продвижения и др. Развивая свою концепцию, он подчеркивал существенное отличие Запада от Востока и тот факт, что будущее США (в том числе и вопрос о рабстве) решалось на Западе. “В результате, - подводил он итог, - именно Фронтиру американское сознание обязано своими неповторимыми свойствами. Эта грубость и сила в сочетании с любознательностью; этот практичный, изобретательный склад ума, тяготеющего к действию; это уверенное владение сферой материальной, при отсутствии художественности, но мощное в достижении великих целий; эта беспокойная, нервная энергия; этот доминирующий индивидуализм, творящий во имя добра и зла и в целом, эта практичность и энергия, которые приходят вместе со свободой, - таковы черты, принесенные фронтиром” [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 350]

Работа Тернера наряду с глубокими прозрениями в области взаимосвязи пограничья с национальным характером, была отмечена противоречиями и односторонностью подхода. В эпоху “закрытия Фронтира” она обобщила опыт нескольких веков его истории. [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с.351]

Еще Тернер указывал на своеобразный эффект продолжительного взаимодействия цивилизации и дикости, как бы постоянно возвращавшей выходцев с Востока в первозданное состояние. Речь идет о ценностном несогласии фронтирсменов с “цивилизацией”, вынуждавшем еще первых поселенцев уходить все дальше на Запад. Впоследствии усиление контактов с аборигенными культурами, основанными на принципах взаимодействия с природой и на общинной демократии, продолжило эту традицию, породив типично американский феномен “белых индейцев”: Джона Тернера, книга которого привлекла внимание Пушкина, выполнившего переводы отдельных фрагментов и сопроводившего их своими размышлениями о дикости и цивилизации; Джеймса Уилларда Шульца, а в наши дни Ї Адольфа Хангри Вульфа, как и множество других, добровольно становившихся “индейцами”. [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с.356]

Тема Фронтира стала выделяться уже в творчестве первых поселенцев и описателей Нового Света, в автобиографиях конкистадоров, в “Историях”, подобных хроникам Джона Смита, затем у авторов колониального времени, от которых перешла к Кревкеру и Токвилю, постепенно выявляя свою масштабность. К тому времени, когда лицо Фронтира определилось яснее, литература «пограничья», все более разрастаясь, стала разделяться на произведения, создаваемые самими фронтирсменами и на литературу “фронтирной темы”. Та и другая оказали самое прямое воздействие на национальнуюб культуру. [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с.357]

С первых десятилетий XIX в. начинается активное художественное осмысление феномена Фронтира. Проза, посвященная ему, в отличии от книг самих фронтирсменов, становится бесспорным достоянием литературы. Тема пограничья и Дикого Запада оказывается предметом идеализации в сознании романтиков Ї в частности, у Вашингтона Ирвинга, который в ряде своих произведений (“Астория”, “Поездка в прерии”) отдал дань Фронтиру, описанному им на основе личных впечатлений. Ряд новелл из “Книги эскизов” посвящен индейским войнам “пограничья” и осмыслению индейского характера в контексте становления характера национально-американского. Такие произведения как “Приключения капитана Бонвиля”, а также эссеистика позволяют критикам рассматривать его творчество к контексте развития литературы американского Запада. Самым ранним романтическим героем американского “пограничья”, в его национальном прочтении, можно считать Рипа Ван Винкля. В этой новелле американский исторический опыт в притчеобразном контексте соотнесен с временами первозданной дикости континента и патриархальным укладом первых колонистов. Однако подлинное открытие «пограничья», во всей масштабности и многогранности его смысла, происходит в творчестве Фенимора Купера.

Под пером Купера “пограничье” предстало в виде эпопеи национальной истории. Писателем была найдена новая и органичная для этого материала литературная форма. Вместе с тем говорить о единой разновидности жанра применительно к роману Купера невозможно: он каждый раз иной, в зависимости от аспектов поставленной проблемы и характера материала, положенного в основу сюжетов, связанных с “пограничьем”. [3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с.358-359]

Куперу удалось понять, в чем состоит основной миф Америки Ї в ошибочном представлении о том, что эта страна неисчерпаема, как дикая природа. Вся история Америки - это злоупотребление вечным; европейская история в Америке свелась к воспроизведению первородного греха в райском саду. В природном цикле рассматривался только акт разрушения. Дикая природа исчезала у американцев прямо на глазах, как мираж рассеиваясь перед идущими на Запад пионерами. Именно таково основное, трагическое отношение Купера к парадоксальному разрушению дикой природы, этого нового рая, который в первую очередь и привлек в Америку колонистов.

В романах Купера дается описание накатывавшихся одна за другой волн заселения пионерами новых земель: дикая местность, в которой живут индейцы; появление первых белых - разведчиков, солдат, торговцев и колонистов; приезд бедных и грубых семей пионеров и, наконец, прибытие на постоянное жительство представителей среднего класса, которые привезли с собой первых людей интеллектуальных профессий Ї судей, врачей и банкиров. Очередная волна смывала принесенное предыдущей: белые пришли на смену индейцам, отступившим на запад; "цивилизованные" представители среднего класса, строящие школы, церкви и тюрьмы, сменили пионеров индивидуалистов из низшего класса, а те, в свою очередь, заняли место шедших впереди индейцев. Купер воскрешает в памяти бесконечную, неизбежную волну колонистов, видя, что она принесла с собой не только выгоду, но и потери.


Случайные файлы

Файл
38608.rtf
19843-1.rtf
19126.rtf
123402.rtf
11388.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.