Токийский кафедральный Воскресенский собор в истории японской православной церкви. (23385-1)

Посмотреть архив целиком

ТОКИЙСКИЙ КАФЕДРАЛЬНЫЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ СОБОР В ИСТОРИИ ЯПОНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

В декабре 1878 года архимандрит Николай (Касаткин) написал в Святейший Синод прошение об учреждении епископской кафедры, так как основанная им Церковь уже созрела для этого. Он так обосновывал свое прошение: "Епископ необходим для того, чтобы водворить здесь порядок истинного церковного управления. <...> Нужно пользоваться годами наибольшей впечатлительности христиан, когда они по юности в церковной жизни готовы слушаться всего (как и наоборот, равно быстры и к уклонению от всего), нужно в это время ясно начертать перед ними путь истинной церковной законности, умело направить на него и твердою рукою повести по нему; с этого времени начинаются в Церкви предания, навыки, примеры, пусть потом являются учители беспорядка и уклонений - истинные овцы никогда не пойдут за ними, будут говорить: "Не так было прежде, не тому учит пример отцов..."". Архимандрит Николай выражал пожелание, чтобы епископ был прислан из России.

Основываясь на своем знании характера японцев, он сообщал, каким должен быть будущий японский святитель: "Простой, смиренный, всем доступный, всякого готовый принять, все выслушать, но при этом точный, исполнительный сам и до педантизма требующий исполнения всего законного от других и, следовательно, порядок держащий строго, наконец, благочестивый, молитвенный и вполне самоотверженный, то есть совершенно забывающий о себе и живущий только для других - такой епископ был бы истинным даром для Японии".

В этом прошении отразились представления святителя Николая о пути и подвиге архиерейском, сочетающем личное подвижничество с общественным служением, отразилась его забота о судьбе японской паствы. Святейший Синод, оценив миссионерские труды архимандрита Николая и его высокие душевные качества, запросил его согласия на хиротонию во епископа, и он ответил, что если из России не может быть назначен в Японию епископ, то тогда он согласен. Ему был предоставлен отпуск в Россию, и архимандрит Николай в конце лета 1879 года, по его словам, "бросился на первый отходящий пароход, чтобы не опоздать, если Бог даст, спасти Миссию и здешнюю Церковь от разрушения".

Дело в том, что с развитием Православной Церкви в Японии возросли и финансовые затраты на содержание ее священнослужителей, катехизаторов, Духовных школ. В своем письме в совет Миссионерского общества архимандрит Николай писал: "Текущие нужды Миссии, даст Бог, будут удовлетворены отеческими попечениями Миссионерского общества. Банкир спокойно верит Миссии до 15 тысяч долларов, так как ее постройки, по всеобщим отзывам, стоят больше 30 тысяч долларов. Но нельзя же Миссии отдать свои дома за долги, а самой свернуть знамя и со стыдом убраться вспять. Конечно, этому были бы очень рады все здешние католики и протестанты. Но каково было бы нам, православным? Вот что особенно тяготит Миссию: где достать единовременно значительные суммы для постройки храма? Храм до того тесен, что не проходит службы, чтобы не падали в обморок от тесноты и духоты. На лестнице и в сопредельных комнатах, где можно что-нибудь слышать, все битком набито, толпа возвращающихся, по невозможности слышать богослужение, огромная - кто не поспеет к открытию двери (за две минуты до богослужения), тот тщетно будет стараться увидеть или услышать что-нибудь. Храм, храм, храм давайте! - Наша вопиющая всеми силами души и тела, кричащая просьба".

Святейший Синод 17 марта 1880 года постановил "архимандриту Николаю быть епископом Ревельским, викарием Рижской епархии, с откомандированием в Японию". 27 марта 1880 года было назначено наречение, а 30 марта в Петербурге, в Александро-Невской лавре - хиротония. Хиротонию совершали митрополиты Новгородский и Санкт-Петербургский Исидор, Киевский и Галицкий Филарет, Московский и Коломенский Макарий; епископы Вятский и Слободской Аполлос, Рязанский и Зарайский Палладий, Рижский и Митавский Филарет, Ладожский Гермоген и Выборгский Варлаам. При вручении архиерейского жезла митрополит Исидор сказал новому епископу: "До конца жизни тебе служить взятому на себя делу, и не допусти, чтобы другой обладал твоим венцом". "Да памятуется это мне, - писал Преосвященный Николай, - всегда среди раздумья".

Святейший Синод дал епископу Николаю право собирать пожертвования для Миссии и Японской Церкви, и тот старался чаще служить и выступать с проповедями и воззваниями о помощи не только в Петербурге, но и в Москве, Киеве, Новгороде и других городах. Откликнулись, по выражению Владыки Николая, "добрые люди", представители разных сословий, и он собрал более 130 тысяч рублей для возведения в Токио собора, который стал центром Японского Православия.

В марте 1884 года в Токио, на холме Суругадай, где помещалась Православная Миссия, началось строительство соборного храма. Для огромного собора места не хватало, поэтому пришлось приложить немало усилий, чтобы искусственно, земляными насыпями, сравняв их с холмом, увеличить площадь строительства. Через семь лет, в марте 1891 года, строительство собора завершилось. Это был величественный храм, украсивший японскую столицу. Он был построен в русско-византийском стиле, в виде креста, высота до верхушки золотого креста на куполе, который был виден за 20 километров, составляла 35 метров. Колокольня с восемью большими и малыми колоколами была построена высотою в 40 метров. Вмещал собор около двух тысяч человек.

Преосвященный Николай так писал по окончании постройки собора: "Собор будет памятен, будет изучаем, подражаем - многие, не десятки, а, смело говорю, сотни лет, ибо храм действительно замечательнейшее здание в столице Японии - здание, о котором слава разнеслась по Европе и Америке еще прежде его окончания и которое, ныне будучи окончено, по справедливости вызывает внимание, любопытство и удивление всех, кто есть или кто бывает в Токио". 24 февраля 1891 года состоялось освящение собора Воскресения Христова, ставшее важнейшим событием в жизни японской православной общины. В рапорте Святейшему Синоду начальника Российской Духовной Миссии в Японии Преосвященного Николая, епископа Ревельского, за 1891 год сообщалось: "Церковная жизнь в минувшем году, как известно уже, ознаменовалась важным для японских христиан событием: освящением построенного при миссии кафедрального собора. 24 февраля было совершено освящение собора и главного алтаря в нем во имя Воскресения Христова; 28 февраля освящен правый придел во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, 2 марта - левый, во имя святых первоверховных Апостолов Петра и Павла".

Ко дню освящения собора со всех уголков Японии стали стекаться в Токио паломники-христиане. (Согласно рапорту епископа Николая Святейшему Синоду, к 31 декабря 1890 года в Японской Православной Церкви насчитывалось 216 общин и в них 18 625 христиан.) Из 18 японских священников прибыли 16 и 5 диаконов. Среди пастырей выделялись первенец Японского Православия Павел Савабе, обращенные им ко Христу и одними из первых в Японии принявшие Крещение Иоанн Оно, Петр Сасагава и Матфей Кангета.

Большое впечатление и на христиан, и на японцев-зрителей произвел крестный ход, который совершается при освящении православного храма. По окончании чина освящения в Воскресенском соборе была совершена первая Литургия. Несмотря на то, что в собор пускали только по билетам, то есть одних христиан и их близких, весь этот величественный храм был переполнен народом и кругом миссийской ограды собралось более четырех тысяч японцев-нехристиан, многие из которых даже обнажили головы. По окончании богослужения для всех присутствовавших было устроено угощение - по-европейски и по-японски. Нехристианам раздали около восьми тысяч фотографий храма с объяснением, что это за здание.

На следующий после освящения день в переполненном молившимися соборе Владыка Николай служил молебен о здравии жертвователей, а на другой день была совершена панихида об упокоении душ усопших благотворителей и благоукрасителей храма.

Архимандрит Сергий (Страгородский) отмечал: "Удивительное богатство сосудов в новом соборе. Я думаю, редкий в России собор может теперь равняться с нашим.<...> Мне думается, что не только собор, но даже и все миссийские церкви, какие потом будут открываться лет на сто вперед, можно будет снабдить утварью, особенно сосудами. Да, наши православные умеют жертвовать. Навеки останется памятен для японцев этот щедрый дар Матери-Церкви".

Пример русских братьев и сестер по вере, щедро жертвовавших на нужды Японской Православной Церкви, особенно пригодился после революции 1917 года.

Каждый приезжающий в Токио считал своим долгом посетить Воскресенский собор, который стали называть "Никорай-до" (в японском языке нет звука "л". - Прим. ред.) - "храм Николая". Собор был открыт для осмотра целый день, и в нем специально назначенный человек давал объяснения посетителям. Если у кого-то возникал более глубокий интерес, то дежурный указывал адрес ближайшего катехизатора в Токио или на родине гостя. Собор поистине оказался самым существенным пособием для проповеди Православия.

Русско-японская война 1904-1905 годов вызвала в России негативные настроения по отношению к Японии, в результате чего значительно сократились пожертвования на Миссию. Это привело к увольнению многих катехизаторов. Через семь лет после окончания войны, в 1912 году, скончался святитель Николай. На шестой год после его кончины, в 1917 году, в России произошла революция. Японская Миссия утратила финансовую поддержку.


Случайные файлы

Файл
referat.doc
95194.rtf
lecture BD.doc
97448.rtf
92874.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.