Бретонская литература (3456-1)

Посмотреть архив целиком

Бретонская литература

Анна Мурадова

Говоря о бретонской литературе, нельзя ограничиваться описанием собственно литературных памятников. Достаточно важно сказать не только о существовании тех произведений, о которых нам хоть что-либо известно, но и о тех, которые предположительно существовали: судя по косвенным указаниям, и даже об отсутствии письменных источников в определенный период истории. Ибо само отсутствие иногда дает немало информации к размышлению и позволяет сделать определенные выводы относительно значимости (или незначительности) отдельных литературных жанров.

Древнебретонский период

Первые письменные памятники бретонского языка (те немногочисленные слова, которые встречаются в латинских рукописях) достаточно сложно идентифицировать, поскольку бретонские и валлийские формы трудно различить. Язык бретонцев в этот период был идентичен языку островных бриттов. Так, в книге "Book of Llandav" рассказывается о поездке валлийского принцепса Гуйднерта в Бретань

"... quod ipse Guidnerth et Britones et archiepiscopus illius terrae essent unius linguae et unius nationis quamuis diuiderentur spatio ... et tanto melius poterat renutiare scelus suum et indulgentiam requirere, conito suo sermone"

"...так как Гуйднерт сам, и бретонцы, и архиепископ этой земли были одного языка и одного народа, хотя и были разделены пространством... и он мог лучше рассказать о своем злодеянии и молить о своем прощении, ибо его язык был известен"

Более того, даже тремя столетиями позже, в конце XII века, Гиральд Камбренский писал:

"Cornubia uero et Armorica Britannia lingua utuntur fere persimili Kambris tamen, propter originalem conuenientiam, in multis adhuc et fere cunctis intelligibili"

"В Корновии и Армориканской Британии используются почти сходные языки, также в Кумбрии, по причине совместного происхождения они во многом и почти целиком понятные".

Первое время бретонский язык, бретонская культура и литература распространялись с запада на восток. Как отмечают В.П. Калыгин и А. А. Королев, "Бретонская культура оказалась в первые века после иммиграции в более благоприятных условиях по сравнению с островными странами. В IX в., пожалуй, ни одна кельтская страна не обладала такой стабильностью в социально-политическом и военном плане, как Арморика в правление Саломона и Алана Великого." В эту эпоху восточная граница зоны распространения бретонского языка находилась на уровне Mont Saint-Michel на севере и устья Луары на юге. В восточной части Бретани говорили на двух языках: романские говоры использовались частью сельского населения, в то время как бретонский язык был языком городских жителей и высших слоев общества, о чем свидетельствует нижеследующая цитата:

"Anuawareth, grand seigneur d'Anast (aujourd'hui Maure-de-Bretagne) savait le breton et un peu de latin, mais avait un interprиte pour communiquer avec les gens de langue romane"

"Ануаварет, великий господин Анаста (современный Мор-де-Бретань) знал бретонский и латынь, но пользовался услугами переводчика для того, чтобы общаться с людьми, говорящими на романском языке"

В течение всего древнебретонского периода центрами бретонской культуры были, как и в других кельтских странах, монастыри (Ландевеннекский, Пленанский, Редонский и другие). Там создавались, хранились и копировались многочисленные рукописи, большая часть которых была впоследствии утеряна.

Несмотря на то, что большая часть рукописей, которые были созданы в тот период, не дошла до нашего времени, мы можем составить некоторое представление о языке и литературе той эпохи. И если первыми языковыми материалами (V- VII века) были некоторые имена собственные, встречавшиеся в основном в латинских хрониках и житиях святых и т.п., то начиная с VIII века количество памятников растет, в основном за счет глосс.

Письменная литература древнебретонского периода

Поскольку в IX - X веках в результате набегов викингов бретонские монастыри подвергались разорению и множество рукописей безвозвратно исчезло, мы не располагаем ни одним литературным текстом на бретонском языке. Однако письменные памятники того периода не ограничиваются глоссами. Так, Редонский картулярий включает в себя 273 грамоты, составленные до 900 года, каждая из которых содержит топонимы, личные имена, правовые формулы. Кроме этого, в картулярии имеется незначительное количество грамот XI-XIII веков. Кроме Редонского, существуют и другие картулярии- Ландевеннекский (XI в), Кимперлейский (XII в). К тому же имеются свидетельства о существовании иных письменных текстов. Так, в лейденской рукописи Codex Vossiani Latin F 96 A сохранился фрагмент двуязычного медицинского трактата, в котором содержится более 70 названий растений и болезней по-древнебретонски. Текст, вероятно, восходит к VIII веку, и считается самым древним из дошедших до нас памятником бретонского языка.

Устная литература древнебретонского периода

Известно, что носителями устной литературы в Бретани, как и на Островах, были барды. В VI веке Венантий Фортунат, епископ Пуатье, утверждал, что в его время "на кельтском или армориканском языке были воспеваемы памятные события истории, и что песни эти назывались лэ (leudi)" Поэзия была неразрывно связана с музыкой, так как поэтические произведения исполнялись под аккомпанемент различных музыкальных инструментов. Бретонцы использовали нотную систему, которую они унаследовали от островных бриттов. Однако до наших дней не дошло ни одного поэтического произведения на бретонском языке, и о существовании богатой литературной традиции мы можем судить лишь по свидетельствам современников и по пересказам.

Литература на латинском языке

Говоря о бретонской литературе этого периода, не следует ограничиваться литературой на бретонском языке. Если по ряду причин мы не располагаем документами на древнебретонском, то количество текстов на латинском языке достаточно велико для того, чтобы составить впечатление о так называемой бритто-латинской литературе. Тексты, о которых пойдет речь ниже, можно отнести к исторической и религиозной литературе.

Наиболее известны произведения De Exidio Britanniae ("О разорении и завоевании Британии",) св. Гильдаса, основателя монастыря в Рюи и Historia Brittonum ("История бриттов"). Одна из версий последнего произведения (рукопись Z из Шартра) имеет бритто-армориканское происхождение. Кроме этих двух произведений к этому периоду относится большое количество житий, многие из которых, по мнению Норы К. Чадвик и Леона Флерио были переведены на латынь с древнебретонского. По оценкам некоторых исследователей, в IX веке в Бретани существовало в три раза больше латинских рукописей, чем во всей Великобритании. Не случайно, говоря о бретонской литературе, мы причисляем хроники к литературному наследию. По мнению Норы К. Чадвик, использовать исторические произведения и жития как источники достоверной информации весьма проблематично. Их стоит скорее расценивать как литературные произведения, обладающие несомненными художественными достоинствами.

Следует отметить, что вопреки европейской традиции того времени, предполагавшей анонимность создателей рукописей, авторы многих житий известны. Так, автором Жития Самсона (Vita Samsonis), созданной в начале VII века, является некто Энок (Henoc), житие Павла Аврелиана (Vita Pauli Aureliani) было написано около 884 года монахом по имени Врмонок (Wrmonoc), житие святого Махута (Vita sancti Machutis) было создано также в IX веке Били (Bili), дьяконом области Алет. В некоторых эпизодах последнего произведения появляются такие персонажи бриттской литературы как король Марк (Marc'h), Градлон (Gralon), Артур (Arthur), а также содержатся рассказы о фантастических плаваниях в поисках рая.

Бретонская литература в XI - XIV веках

Как уже говорилось выше, в результате набегов викингов большое количество письменных документов было уничтожено, многие монахи покидали Бретань, которая, таким образом, лишалась носителей "ученой" культуры. Также большое число представителей бретонской знати укрывалось в это смутное время во Франции и восприняло язык и культуру этой страны. После нормандского завоевания (1066) герцогство Бретань долгое время находилось под влиянием то Франции, то Англии, где в то время также господствовал французский язык. Бретонский язык и бретонская культура в силу этих и других причин становились менее престижными, зона распространения бретонского языка сокращалась.

Бритто-романская литература

В восточной части Бретани в этот период создавались произведения на старофранцузском языке (так называемая бритто-романская или франко-бретонская литература) . Особого интереса достойны следующие произведения: La chanson d'Aquin ("песнь Аквина") и Le livre des Maniиres ("книга манер").

La chanson d'Aquin приписывается некоему Гарену Тросбефу (Garin Trosseboeuf) и представляет собой эпическую поэму из 3000 стихов, рассказывающую легенду одного мавританского короля, жившего во времена правления Карла Великого, и совершившего набег на бретонские берега. Историческим событием, легшим в основу этого произведения, в котором часто мавры называются норманнами (Norois), послужили, естественно набеги викингов.

В "книге манер" Этьен де Фужер (Etienne de Fougиres) создает целую галерею сатирических портретов королей, знати, крестьян, буржуа, священников, но в наибольшей степени критике и осмеянию подвергаются женщины.

Бритто-латинская литература


Случайные файлы

Файл
69317.rtf
138509.rtf
185338.rtf
103718.rtf
32118.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.