И.А.Варваций и его вклад в развитие Астраханской губернии (64318)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЖИЗНИ И.А.ВАРВАЦИЯ

1.1. Биография

1.2. Жизненный путь

2. ВКЛАД И.А.ВАРВАЦИЯ В РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ И КУЛЬТУРА АСТРАХАНСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО 2 ПОЛОВИНЕ XVIII в.

2.1. Дела коммерческие

2.2. Благотворительность

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ


Во второй половине XVIII века происходили большие перемены в экономической и политической жизни России. Особенно большие перемены были в Астраханской губернии.

Город расцветал и обновлялся. Шло большое строительство: церквей, детских домов, детских садов, а также реставрация зданий, представляющих культурную ценность. Проводился ремонт Набережной Первомайского канала, мостов.

Это восстановление нашего города во 2 половине XVII века было связано с появлением великого, добродушного человека И.А. Варвация с острова Пеара. Это малоизвестная личность, прошлое которой дало путь другим благотворителям нашего настоящего времени.

При написании рефераты были использованы работы известных историков – исследователей, как России, так и Астраханского края в частности.

Цель нашего исследования заключается в изучении жизни и деятельности И.А. Варвация, его вклада в развитие Астраханской губернии во второй половине XVIII века.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- провести анализ литературы по проблеме исследования;

- исследовать особенности исторической атмосферы второй половины XVIII века, какое влияние она оказала на формирование личности И.А. Варвация;

- подвергнуть рассмотрению вклад И.А. Варвация в развитие экономической и культурной жизни России – Астраханской губернии.


ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЖИЗНИ И.А.ВАРВАЦИЯ


1.1. Биография


Дата рождения: 1750 г. 18 век

Дата смерти: 1825 г. 19 век

Церковная принадлежность Русская Православная Церковь

Варваций Иван Андреевич (1750 - 1825, о. Зант), благотворитель. Родился на острове Псаре в Эгейском море. Отец его, грек, занимался торговым мореходством.

Во время войны России с Турцией, начавшейся в 1769 г., Варваций, наследовавший от отца ненависть к туркам, продал свое имущество, снарядил небольшой военный фрегат и поступил в ряды русского флота. В знаменитой Чесменской морской битве оказал своими практическими познаниями значительные успехи российскому флоту и, по представлению графа Алексея Григорьевича Орлова Чесменского, был пожалован лейтенантом. Принятый после заключения мира с турками в 1774 г. в Кучук-Кейнарджи на русскую службу, он намеревался приехать в Россию через Дарданеллы, но был захвачен турками, лишился судна и всего имущества и едва спас свою жизнь.

По окончании войны прибыл в Петербург, где за свои заслуги был щедро одарен императрицей Екатериной II и назначен на государственную службу в Астрахань. Там он сколотил огромное состояние на торговле рыбой и тратил огромные суммы на общественную пользу (возобновил деятельность пришедшего в запустение канала, строил мосты, больницы).

Особенно он был известен как церковный благотворитель. В Астрахани он построил знаменитую соборную колокольню, Тихвинскую церковь с домом для притча и богадельней на 50 человек. В Таганроге, куда он переселился в 1817 г., он выстроил великолепный греческий монастырь, состоящий в ведении Иерусалимского патриархата. Этот монастырь славен тем, что в нем похоронены внутренности забальзамированного Александра Благословенного. Его называли "великим благотворителем Астрахани и юга России". За свои общественные заслуги он был награжден чином надворного советника и орденом Владимира 4-ой степени. Общая сумма его пожертвований составила 3,5 млн. руб. и еще 1,5 млн. руб. завещал грекам. Скончался во время путешествия на Родину на острове Занте. Обе его дочери погребены в Астрахани.


1.2. Жизненный путь


Имя этого человека вошло во многие дореволюционные русские энциклопедии, где он, однако, фигурирует лишь как удачливый торговец и щедрый благотворитель. Только в последние десятилетия в трудах историка-балканиста Г.Л. Арша и астраханского краеведа А.С.Маркова стали раскрываться другие стороны жизни этого незаурядного человека, выделявшегося даже на фоне бурных событий и ярких судеб второй половины XVIII и первой четверти XIX в.

Главные вехи его судьбы таковы: в 35 лет — знаменитый пират, за голову которого турецкий султан обещал тысячу пиастров; затем — герой Чесменского морского сражения; крупный астраханский торговец и промышленник; российский дворянин — кавалер орденов Святого Владимира и Святой Анны, прославленный огромной и разносторонней благотворительностью; видный член тайного греческого общества Филики Этерия, а затем — в возрасте 90 лет! — активный участник греческой национально-освободительной революции.

Почти детективная история этой необычной жизни не менее интересна и в своих подробностях, многие из которых связаны с важными историческими обстоятельствами, главным образом — с восточной политикой России.

Вблизи отдельные факты выглядят менее экзотично. Например, пиратство. В Эгейском море им промышляли все, даже военные суда Турции. Как пишет Е.В.Тарле, обычно турок-командир «склонен был считать свой корабль чем-то вроде феодального поместья, где матросы доставляют ему доход как из утаенных сумм на их содержание, так и своим участием в пиратских нападениях на суда всех наций — и дружественных, и враждебных, и нейтральных».

Не оставались в стороне и греки — природные морские торговцы, обобщившие свой опыт в поговорке: «Чтобы хорошо торговать, надо быть воином». Понятно, что случаи нападения на турок имели естественный привкус национально-освободительной борьбы — как и набеги греческих горцев-партизан (клефтов) на служащих турецкой администрации в приморских долинах, хотя они сами часто были греками.

Греки по праву слыли самым предприимчивым и наиболее грамотным народом в Османской империи, где в их руках сосредоточились многие функции, связанные с государственной и культурной жизнью. Это обостряло национально-религиозное самосознание и память о великом прошлом, как античном, так и византийском. Неполноправное положение, хрупкость и негарантированность любого достигнутого благосостояния сформировали типичные черты грека нового времени — причудливую смесь патриотизма с ловкостью и энергией в непрерывной погоне за личной выгодой.


Герб И.А. Варвация

Таков был и капитан Варвакис — купец и судовладелец. Капитаном он называется и в греческих, и в русских бумагах, однако в Греции это слово означало не только морскую квалификацию или должность, но и человека, возглавлявшего ватагу так называемых крестовых братьев — вольных моряков, группировавшихся возле какого-либо почитаемого ими храма.

В 1770 г. Варвакис, подобно многим своим землякам, добровольно присоединился на собственном двадцатипушечном судне к русской эскадре под командованием графа А.Орлова и адмирала Г.Свиридова, неожиданно объявившейся в Эгейском море. Шла русско-турецкая война. Перед Балтийским флотом была поставлена авантюрная задача: по возможности тайно пройти вокруг всей Европы, активизировать партизанскую борьбу балканских народов и нанести удар по турецкому флоту. К изумлению всей Европы задача была выполнена и почти весь турецкий флот уничтожен в ночном Чесменском сражении 26 июня 1770 г. Для исторической справедливости отметим, что вопреки распространенному мнению главная заслуга в успехе Архипелагской экспедиции принадлежит Алексею Григорьевичу Орлову, лично руководившему Чесменским боем. (Граф А.Орлов-Чесменский — фигура незаурядная. Один из главных заговорщиков, посадивших на трон Екатерину II, он собственноручно задушил в Ропше свергнутого Петра III, он же на обратном пути из Греции соблазнил и арестовал княжну Тараканову; с его именем связано и выведение породы орловских рысаков.)

В течение следующих трех лет русские корабли вместе с присоединившимися греческими патрулировали море и блокировали Дарданеллы.

Именно с Чесмой связывает традиция начало русской службы капитана Варвакиса, хотя документы только косвенно подтверждают это. В девятой части Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи сказано: «Иван Варваций в службу вступил из греков в 1770 г., и во время с турками войны в Архипелаге с собственным его мореходным судном находился в разных морских сражениях». За свои заслуги он получил чин поручика, о чем свидетельствует в позднейшем указе сама императрица: «Известно да ведомо будет каждому, что мы служившего в прошедшую войну при флоте Нашем из греков Яна Ворвача для его оказанной в службе Нашей ревности и прилежности в Наши поручики 1772 года, октября 21 дня всемилостивейше пожаловали».

Боевой эпизод с участием Варвакиса приводит по архивным данным известный в прошлом веке историк русского флота А.Соколов. Весной 1744 г. во время «обычного ежегодного похода к Дарданеллам» эскадры под флагом адмирала Елманова в ночь на 30 мая с фрегата «Слава» в Хиосском проливе «высажен десант в числе 130 ипсариотов под начальством Варвача, и им была взята одна батарея о четырех пушках» («Записки Гидрографического департамента за 1849 год»). Отметим небезынтересный факт: фрегатом «Слава» командовал лейтенант граф Марко Войнович — балканский славянин, вступивший в русскую службу в том же 1770 г.

Уже два месяца спустя в турецкой деревушке Кючук-Кайнарджи был подписан мирный договор. Россия получила южноукраинские земли до Буга и свободный выход в Черное и Средиземное моря, Крымское ханство объявлялось независимым от Турции. Русский флот возвращался в Кронштадт. Вместе с ним на новую родину переселялись многие греческие и славянские семьи (главным образом инсургенты), ставшие первыми жителями Новороссии.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.