Декоративно-прикладное искусство Республики Калмыкия (64291)

Посмотреть архив целиком

15

Содержание


Введение

I. Урок 1. Выделка войлока

II. Урок 2. Калмыцкая кибитка

III. Урок 3. Изготовление веревок

IV. Урок 4. Резьба по дереву

V. Урок 5. Обработка кожи. Изделия из нее

VI. Урок 6. Кожаная посуда

VII. Урок 7. Изделия из металла

VIII. Урок 8. Вышивание

IX. Урок 9. Женские украшения

X. Урок 10. Женская одежда

XI. Урок 11. Женские головные уборы

XII. Урок 12. Мужская одежда

Заключение

Список использованной литературы



Введение


В нашей республике несомненно растет интерес к традиционной культуре, народной педагогике калмыков. Однако анализ педагогической практики в республиканском образовании убеждает в том, что наблюдается тенденция занижения роли и значения национально-регионального компонента. Кроме того, его содержание во многих дисциплинах повторяется, характеризуется однообразием, отсутствием новизны, что значительно снижает интерес школьников к национальной культуре.

Задача заключается в том, чтобы национальная культура калмыков стала одной из основ, на которой строится содержание образования в национальной системе. Таким образом, наряду с культом знаний предстоит найти достойное место приобщению учащихся к национальной культуре калмыков и через нее – к общечеловеческим, общероссийским духовным ценностям. При этом целесообразно придерживаться следующих принципов:

- учета возрастных и этнопсихологических особенностей учащихся (контингент учащихся в образовательных учреждениях республики многонационален и процесс приобщения к национальной культуре калмыков осуществляется с дошкольного возраста);

- простоты и выразительности содержания материалов;

- сюжетной занимательности, доступности, яркости национальных образов;

- возможности передачи национального образа в разнообразной деятельности, связи с жизненной перспективой;

- содержание материала о национальной культуре преподносить не как констатацию того, что было и как было, а как ориентацию на национальное самосознание, осмысление роли и места родного языка в развитии личности, познание народных традиций, обычаев, истории этноса как субъекта Российской Федерации;

- нравственно-этической направленности с целью формирования системы ценностных ориентации.

Национально-региональный компонент в большом объеме реализуется в декоративно-прикладном искусстве.

Декоративно-прикладное искусство - сложное и многогранное явление культуры. Понятие это очень широкое и глубокое. Широкое потому, что охватывает многие виды народного промысла - зодчество, музыку, танцы, фольклор, бытовое искусство. Глубокое потому, что живет вместе с народом, уходя корнями в седую древность и развиваясь в наши дни.

Уже в формах каменных орудий первобытного человека, в простейших геометрических фигурах орнамента на древнейшей керамике проявляются начатки творчества, которое сопровождало жизнь народа на протяжении всей его истории. Шло время, сменялись исторические эпохи и многие поколения людей, но всегда существовала в народе потребность украшать свой быт, делать радостным труд, дополнять свою нелегкую жизнь красотой.

Наиболее искусно украшались вещи не повседневного пользования, а праздничные, предназначенные для определенных, подчас сложных ритуалов и народных обрядов. С давних пор и до наших дней существует народная традиция особым образом отмечать все самые значительные события в жизни. В семье это были рождение, свадьба, похороны; в труде и хозяйстве - сев, косьба, жатва - праздники сельскохозяйственного календаря, связанные с выращиванием хлеба, сбором урожая. Они сопровождались обрядами и большими народными гуляньями, в которых наряду с музыкой, песнями, танцами немалая роль отводилась предметам бытового назначения.

Актуальность темы курсовой работы. Декоративно-прикладное искусство является почвой и основой любой национальной культуры, от него тянутся нити ко всем видам художественной деятельности людей. Изучение декоративно-прикладного искусства поможет учителям воспитывать у своих учеников уважение и любовь к культуре, истории, искусству, языку калмыцкого народа как части общечеловеческой культуры.

Цель исследования – разработать методику преподавания при изучении раздела «Декоративно-прикладное искусство» учащимся 8го класса с целью реализации национально-регионального компонента.

Объект исследования – восьмой класс учащихся средней школы.

Предметом исследования является декоративное искусство Калмыкии.

Информационной базой исследования являются библиографические источники.

Структура работы состоит из введения, двенадцати глав, заключения, списка литературы.



I. Выделка войлока


С давних пор, «с сотворения мира», как говорится, калмыки вели кочевой образ жизни. Кочевали они в поисках хороших земель с водой и вкусной травой. Для кочевья нужно было удобное легкое жилье, быстро собираемое и разбираемое, легко перевозимое. Таким жильем и была войлочная кибитка. Войлок, которым покрывали кибитку, не пропускал ни холод, ни ветер, ни жару. Лишь дождь, если он был сильным, слегка просачивался.

Для изготовления войлока требовалось много шерсти. Поэтому калмыки разводили овец такой породы, которая давала не только мясо, но и длинную грубую шерсть.

Покрытие кибитки состояло из отдельных, специально изготовленных, определенного размера войлочных частей: двух больших широких и четырех таких же, но меньших по размеру — верхних (крыша), шести небольших и нешироких — нижних, вокруг шести решеток (остова), одной круглой — на дымоход, и одной двойной, которая натягивалась над входом.

Выделка войлока из шерсти, а потом изготовление из войлока отдельных частей для кибитки — очень тонкая и трудоемкая работа. Делалась она руками женщин.

В конце мая начиналась стрижка овец. Стригли большими ножницами. После того, как шерсть немного подсыхала, начиналась ее обработка. Работу производили в кибитке, чтобы ветер не разносил шерсть. Сначала подготавливали место: с середины кибитки, где располагался очаг, убирали таганок и засыпали это место толстым слоем земли. На землю стелили старые кошмы, поверх — сухие коровьи шкуры (шерстью вниз). Все это называлось подстилкой. Затем на подстилку клали две-три охапки руна. Вокруг садились восемь-десять человек — мужчин и женщин, которые, взяв в руки по две гибких, примерно полуметровых палки, начинали бить по шерсти. Били до тех пор, пока не выбивали всю пыль и грязь, пока щетинки и шерсть не превращались в подобие пуха. Потом обработанную таким образом шерсть свертывали в рулон и убирали. Работа сопровождалась песнями. После того, как вся шерсть была обработана, начиналось катание войлока. Катание войлока — тоже трудоемкая, требующая особого умения работа.

Сначала на ровном месте стелили кошму или брезент шириною в 3 — 4 метра и такой же длины. Несколько пожилых женщин садились в ряд на эту подстилку. Потом им приносили чистую, выбитую шерсть. Женщины, начиная с края подстилки, ровным слоем расстилали эту шерсть, придавливая ее руками. Когда шерсть соответствующим слоем распределялась по всей подстилке, ее равномерно обрызгивали теплой водой. Затем несколько человек свертывали влажную шерсть в рулон, обматывали рулон по всей длине веревкой из верблюжьей шерсти, завязывали ее в нескольких местах крепкими узлами. Рулон клали на длинную плаху или решетку. С одной стороны садились 10—15 человек (мужчин и женщин). Они брались за узлы веревки обеими руками и одновременно приподнимали и бросали эту свернутую толстую трубку шерсти на плаху или решетку. Это движение повторялось более тысячи раз. Более тысячи раз приподнимали и бросали. После этого рулон освобождали от веревок и вынимали из упаковки, так сказать, завязывающийся, т. е. еще тонкий и неуплотнившийся, войлок. Заворачивали войлок в другое покрывало, вновь сбрызгивали теплой водой, а потом катали, положив его на плаху и одновременно изо всех сил придавливая его локтями и предплечьями. Войлок от этого все более и более уплотнялся, достигая необходимой упругости.

Если во время катания войлока появлялся посторонний человек, одна из молодых женщин вставала, брала пук шерсти, заворачивала его в табачный лист и подавала гостю. Тот, принимая пук шерсти, говорил благопожелание: «Чтобы войлок ваш был плотным и прочным, без изъяна!» и дарил деньги. Катающие войлок покупали на эти деньги конфеты и пряники.

Новый войлок расправляли, вытягивали, выпрямляли и сушили, расстелив на траве.

Потом хозяева варили в большом котле чай, делали борцоки и угощали работников, приглашая к столу и всех соседей. Такое угощение называлось «посвящением новому войлоку» или «войлочным чаем». Старики произносили благопожелания.

Затем старухи рассматривали войлок, определяли его качество, оценивали труд работавших.

Через некоторое время из войлока кроили необходимые части для покрытия кибитки. Для покрытия одной кибитки требовалось много войлока, а следовательно, шерсти. Кроме того, из войлока делали подстилки разных размеров, чулки, сумки, подседельники, накидки для животных. Все эти изделия расшивали красивыми узорами. И отходы не пропадали. Из них мастерили различные предметы домашнего обихода: рукавички для снятия котла с огня, стельки для сапог, маленькие сумочки и т.д.

Многие приспособления к кибитке: широкие, средние и тонкие пояса, веревки для стягивания и крепления войлочных покрытий, пояса для связывания кибиточных решеток между собой — все делали из шерстяной пряжи.

Некоторые предметы приданого также изготовляли из войлока: четыре ширдыка, четыре подстилки, подподушник, чулки из белого войлока с вышитыми узорами.

Так жили калмыки, кочуя по степи в поисках воды и пастбищ. Пользовались продуктами животноводства, спали на земле, подстелив войлочные ширдыки и не боясь ядовитых змей и скорпионов. Потому что, как говорят, все ядовитые пауки, скорпионы и тарантулы боятся овец, запаха их пота, а змеи боятся конского запаха. От укусов скорпионов калмыки издавна лечили запаренной овечьей шерстью, давали пить бульон из баранины.


II. Калмыцкая кибитка


Среди наших предков-кочевников было немало мастеров по дереву: плотников, столяров. Их руками был когда-то впервые сработан деревянный остов кибитки. Придуман он просто, но умно. Легко и быстро собирается и разбирается, легко перевозится, так как почти все части складываются. Состоит остов кибитки из следующих частей: шесть решеток, дверь с двумя створками, шестьдесят шестов и круглый дымоход.

Дымоход — деревянный круг (обод) диаметром примерно полтора метра, сверху — четыре полукруглых деревянных дуги, скрепленных крест-накрест и упирающихся концами в круг, у круга снизу — отверстия для шестов.

Сверху дымоход накрывается плотной кошмой, с которой на четыре стороны свешиваются до земли длинные веревки. С помощью этих веревок дымоход открывается и закрывается. На ночь дымоход закрывается, веревки натягиваются и привязываются к среднему поясу.

Деревянный круг делается составным. И круг, и дуги дымохода изготавливают из твердого легкого дерева.

Шесты. С помощью шестов подымается и удерживается над кибиткой круг дымохода: острый конец каждого двухметрового шеста (их количество доходит и до 80) вставляется в отверстие, сделанное в круге, а противоположный конец упирается в головку решетки и крепится с помощью ременной или шпагатной петли. На шесты укладываются сначала нижние, а затем верхние войлочные покрытия кибитки.

Если шесты ровные и прямые (каковыми они и должны быть), то кибитка приобретает красивый стройный вид, а снег и дождевая вода на ней не задерживаются, скатываясь вниз.

Решетки. Их шесть. Соединенные между собой (связанные) они составляют круг — стены кибитки, на которых держатся шесты и дымоходный круг.

Решетка всегда делалась из ровных, одинаковых по длине и диаметру круглых оструганных шестов. Их укладывали крест-накрест, в местах пересечения сверлили сквозные отверстия, через которые пропускали тесьму из сыромятной коровьей кожи и завязывали узелки-кулачки с обеих сторон сквозных отверстий. Когда эти узелки-кулачки засыхали, они делались твердыми и упругими. Поэтому-то решетки легко складывались, что было удобно и при перевозке и при установке кибитки.

Когда устанавливали кибитку, то сначала стыковали решетки между собой с помощью широкой тесьмы, сплетенной из верблюжьей шерсти и конского волоса, затягивая ее в местах соединений крепкими узлами.

Дверь. С южной стороны кибитки, между двумя решетками, крепилась вместе с косяками при помощи той же тесьмы двустворчатая дверь, створки которой открывались вовнутрь. Над дверью укреплялась войлочная накидка.

Решетки красили масляной краской одного цвета, а дверь — разноцветными масляными красками. Наддверную накидку украшали вышитыми узорами. На ночь створки двери запирали деревянными щеколдами сверху, у притолоки, и снизу, у порога.

Теперь посмотрим, какие предметы, сделанные из дерева, находились в кибитке и в каком порядке они стояли.

При входе в кибитку (дверь на южной стороне), слева (а у калмыков это правая сторона — от сидящего в центре кибитки лицом к двери человека), стоит продолговатый комод с двумя дверцами и ящиками по обе стороны. По-калмыцки — это укюг. Раскрашен он разноцветными красками. В него кладут самое ценное из утвари: фарфоровые чашки и тарелки, чашки из красного дерева, серебряную посуду, хранят и продукты. На дверцах — висячий замок.

Сверху на укюг кладут в мешках из кошмы зимнюю одежду и постельные принадлежности (большей частью из кошмы), которыми не пользуются. Весь этот своеобразный склад накрыт ковром или рядном и называется у калмыков «бараном». А на ковер ставятся сундуки с различными вещами.

Левее (или правее по-калмыцки), рядом со складом-бараном, на маленьком ящике, стоит буддийский молитвенник, похожий на цилиндрическое деревянное ведро с крышками вверху и внизу, сидящее на металлическом стержне и выкрашенное желтой краской с полосками орнамента по краям и всередине. Внутри цилиндра находится пачка прямоугольных листков бумаги, на которых на тибетском языке написаны разнообразные молитвы. Цилиндр вращается, если потянуть за шнурок, привязанный у основания металлического стержня. Пожилые люди по вечерам крутили молитвенник и читали молитвы. Слова молитв — тибетские, а потому верующие не понимали их, механически произнося заученные тексты.

Рядом с молитвенником стоит деревянная кровать девушки — дочери хозяина. В изголовье стоит домбра, а за ней, на земле, лежит сбруя коня и другие предметы и принадлежности хозяйства.

С правой стороны (или с левой) от склада — маленький шкаф, на котором стоят светильники, деревянная чашечка для подношения предкам. Над шкафом висит ящичек, где хранится семейный молитвенник. Рядом со шкафом, справа (слева), стоит деревянная кровать хозяина дома. Левее, возле кровати, находится высокая дубовая кадочка с металлическими обручами, а в ней кислое молоко, по-калмыцки — чигян. Сверху кадочка покрыта деревянной крышкой, в которой имеется отверстие, куда входит ручка маслобойки. За кадочкой к шестам прикреплена свисающая на веревках подставка для посуды. Внизу, на земле, на треугольных подставках установлены малый котел для варки мяса, чая и другой пищи и большой чугунный котел, служащий для выгонки из кислого молока самогона, а также приспособления к нему.



III. Изготовление веревок


Калмыкам-кочевникам в хозяйстве всегда были необходимы веревки, шпагат, тесьма. Их изготовляли из верблюжьей и овечьей шерсти, из шкур крупного рогатого скота, из конских волос. Веревки в зависимости от толщины имели различное назначение.

Для каждой кибитки требовалось несколько видов веревок. Нужны были веревки круглые, плоские, толстые и тонкие. Для крепления верхних войлочных покрытий кибитки нужно было более десяти веревок, для войлочного покрытия дымохода — четыре, для нижних войлочных покрытий (на решетки) — три широких тесемных пояса и несколько коротких тонких привязей.

Витье веревки — дело долгое и трудоемкое. Им занимались женщины. Прежде чем вить веревку, готовили толстую пряжу из верблюжьей или овечьей шерсти. Потом с помощью простых приспособлений натягивали эту пряжу несколькими параллельными рядами: сначала свивали ряды пряжи попарно, а потом все вместе, вращая в правую сторону. Получалась веревка.

Процесс изготовления широкой тесемной веревки был более сложным. Натягивалось несколько рядов пряжи параллельно, а два-три ряда перпендикулярно к ним. Пропуская эти ряды пряжи друг через друга, тесьму ткали с помощью деревянного ножа. Чтобы тесемная веревка была красивой, в пряжу вплетали разноцветные нити.

Таким же образом ткали (вили) и неширокую тесьму.

Широкой тесемной веревкой опоясывали нижнюю, решетчатую часть кибитки, придавливая войлок. Неширокой тесемной веревкой скрепляли верхние войлочные покрытия, а так как она была достаточно мягкой — из нее делали еще намордники для верблюдов, ошейники для телят.

Чтобы тонкие тесемные веревки были более крепкими, в пряжу для их изготовления добавляли конские волосы. Такой веревкой закрепляли места стыковок решеток кибитки друг с другом, места соединений решеток с дверной рамой, ею привязывали животных, закрепляли кибитку во время сильного ветра, чтобы она не свалилась.

Из верблюжьей шерсти и конского волоса вили толстые веревки, служившие для увязывания домашнего скарба во время перекочевывания или закрепления сена на возу, из них делали привязи для животных.

Кроме того, вили специальные, крепкие, тугие веревки из той же верблюжьей шерсти и конского волоса — арканные. Такие веревки предназначались, в основном, для ловли молодых коней. У каждого табунщика, как закон, такая арканная веревка, всегда аккуратно сложенная, была привязана к седлу.

На одном конце такой веревки-аркана было деревянное кольцо. Когда табунщик бросал на коня веревочную петлю, пропущенную через кольцо, то веревочная петля благодаря этому кольцу быстро затягивалась на шее лошади.

Удачливый табунщик, имея такую веревку, хвастливо говорил: «Изготовление различных веревок из овечьей, верблюжьей шерсти и конского волоса и их использование в быту и хозяйстве тоже составляло своего рода умение, и немалое».

Старики с большим жизненным опытом говорят: если длинную веревку, свитую из верблюжьей шерсти, раскинуть ночью вокруг овец, лежащих под открытым небом, то волк не перешагнет ее и все овцы будут целы.


IV. Резьба по дереву


Резьба, один из древнейших и наиболее распространенных видов декоративного искусства. Наиболее распространенным материалом для изготовления художественных изделий издавна являлось дерево. Под воздействием резца оно превращается в разнообразнейшие произведения скульптуры, живописи и прикладного декоративного искусства.

Легкость его обработки простейшим инструментом, прочность, природная красота узоров текстуры издревле привлекали к себе внимание мастеров и художников.

Резьба по дереву относится к числу наиболее древних видов народного декоративного искусства.

Калмыки издавна использовали дерево в хозяйственных целях: делали арбы, колеса к ним, рукоятки для топоров, кос, серпов, щиты для летних овечьих загонов, срубы для колодцев и колодезные журавли, деревянные ведра, бочки и многое-многое другое, необходимое в хозяйстве.

Из дерева изготавливали различные предметы домашнего обихода, выдалбливая их из толстых поленьев.

Корыто — тевш. Путем выдалбливания делали корыта, самые различные и по форме, и по размерам: продолговатые, круглые, маленькие и большие. В таких корытах всем вместе подавали мясо на свадьбах, на стрижке овец, на катании войлока, на сенокосах.

Деревянная чашка — тавг. Это большая чашка, выдолбленная из куска дерева (клена), хорошо отделанная. Из нее угощали почетных гостей — пожилых людей, служителей культа, влиятельных зажиточных однохотонцев. Из дуба, клена, березы изготавливали чашки, ложки, ковши различных форм и размеров.

Из осины делали маленькие низенькие столики. Их раскрашивали разными красками, рисовали на них зверей, животных и степные цветы. На эти столики возлагали приношения богу.

Искусные мастера изготовляли различные игрушки для детей, веретена для прялок, красивые рамки, интересно отделанные шкатулки. Такие мастера и сейчас трудятся по всей Калмыкии, поставляя населению нужные для дома вещи, доставляя удовольствие ценителям прекрасного.

Трубка. Мастера по дереву делали трубки с длинными мундштуками из дуба и клена и украшали их серебром. Все детали были сделаны предусмотрительно, в особенности — металлический трубкоочиститель и металлическая крышка, которой закрывали трубку во время курения, чтобы не вызвать пожара. Все соответствовало своему назначению. Курили трубку пожилые мужчины и женщины.

Домбра. Ее изготавливают из сосновой доски и фанеры: задняя часть — потолще, передняя — тоньше. Калмыцкая домбра имеет семь ладов и две струны. Струны раньше делали из бараньей тонкой кишки, обработанной особым способом.

Домбра и гармошка были у калмыков главными музыкальными инструментами на народных праздниках и свадьбах.

Из дорогих пород дерева вытачивались или вырезались бусинки четок, «кюджи» - подставки для ароматических палочек.


V. Обработка кожи. Изделия из нее


Из овечьих, телячьих, жеребячьих шкур калмыки выделывали тонкие, эластичные сапожные товары различных расцветок. Из них шили детские и женские сапоги, башмаки, изготавливали сумки для хранения денег, чая, наволочки для больших подушек.

Шкуры, что были потолще, шли на выделку кожи, из которой шили сапоги, мастерили плети, кнуты, ножны, сбрую для коней, кожею обтягивали хомуты, седла, она шла и на другие предметы для хозяйства и бытовых нужд.

Из шкур крупных животных — верблюдов, коров и лошадей делали посуду: ведра, кадки, корыта, бортхо (кувшины) и др. Как обрабатывали шкуры животных?

Шкуры мелких животных — овцы, козы, жеребенка — обрабатывали сывороткой, точнее, тем, что оставалось после выгонки араки: молочной гущей, которую калмыки называли «бозо». Этой гущей покрывали шкуру и оставляли ее под открытым небом. Через 2 — 3 дня процесс повторяли, потом шкуру складывали и оставляли на несколько суток сохнуть.

Когда нанесенная на шкуру масса хорошо впитывалась в нее и высыхала, шкуру с помощью ножа освобождали от закваски. Получалась ровная, эластичная кожа. Ее натирали мелом, несколько дней мяли в руках, а потом оставляли сушиться на солнце.

Так обрабатывали шкуры мелких животных, из которых потом шили шубы, телогрейки и другие теплые вещи.

Коровью шкуру, с целью получения сыромятной кожи, обрабатывали проще. Шкуру опускали в корыто с соленой сывороткой и держали в ней до недели. Потом вытаскивали и удаляли острым ножом шерсть (брили). Шерсть легко снималась. Шкуру немного подсушивали на солнце и резали на ремни различной длины и ширины. Эти ремни шли на изготовление уздечек, вожжей, нагрудников, подседельников, плетей, кнутов и других вещей.

Большой интерес представляют особенности изготовления плети, кнута, вожжей. Кнут, например, бывает двух видов: первый вид для погонки быков, верблюдов и лошадей, его изготавливают из четырех ремней с металлическим кольцом у рукоятки; второй вид — бич, его плетут из восьми ремней. Этот кнут несколько длиннее, чем первый, с металлическим кольцом и бахромой у рукоятки. Переплетения его ремней создают оригинальный узор, похожий на узор на спине змеи. Таким кнутом пользовались пастухи.

Плетью калмыки пользовались с давних времен. Верховому она была нужна обязательно — она служила оружием, ее боялись волки и собаки.

Плети также изготовлялись разных видов: из скрученной высушенной сыромяти — круглая, твердая, как кнут; из нескольких слоев сыромяти (шириной 2— 3 сантиметра), прошитых насквозь — плоская плеть; и самая красивая — сплетенная из восьми иди двенадцати ремней плеть.

Изготовление последней требовало большого умения и искусства. Не каждый мог ее красиво сплести: это была непростая работа. Сначала нарезали ровные тонкие ремни. Для сердцевины или основы плети брали сыромять, кругло выкатанную, высушенную, твердую и гибкую, как прут, чтобы гнулась, но не ломалась.

Вокруг этой основы плели плеть. Когда плеть была готова, ее закапывали на 4 — 5 дней в землю. После этого плеть делалась мягкой, эластичной, как резина. Если сердцевина не ломалась — это была прекрасная плеть. Если же она ломалась, это было позором для мастера.

До закапывания в землю и после откапывания плеть обильно смазывали спинным мозгом овцы (из отваренного мяса). Потом насаживали на рукоятку. Ее делали из крепкого дерева (сандал, самшит) и украшали. На конце рукояти делали отверстие, куда вдевали ременную петлю, чтобы можно было за нее держать плеть или вешать на гвоздь.

Иногда плети плели из конских волос. Сердцевину, или основу, такой плети составляла сыромятная кожа. На конце плети укрепляли так называемую «ладонь» из кожи, в которую зашивали кусочек свинца. Это делалось для того, чтобы сила удара плетью была более мощной. Калмыки-охотники одним ударом такой плети по переносице убивали волка.

В настоящее время плетью почти никто не пользуется. Она, как предмет декоративно-прикладного искусства калмыков, как экспонат, хранится в музее или у почитателей народного творчества. Ее, как предмет национального художественного ремесла, преподносят в подарок. Кроме перечисленных изделий, кожа служила исходным материалом для изготовления и многих других предметов: повязок к хомутам и седлам, вожжей, пут, треножников, поясов, узлов из ремней для крепления реек в решетках кибитки, лаптей, ножен для ножей, ремней для винтовок и шашек и т. д.

Основные детали калмыцкого седла делали из кожи: подушку, подседельники, стремянные ремни, подпруги.


VI. Кожаная посуда


Из шкур верблюдов мастера-умельцы делали замечательную посуду — Опртхо (кувшины). Верблюжью шкуру опускали в корыто с закваской, где выдерживали несколько дней. Потом вытаскивали, снимали острым ножом шерсть и сушили шкуру на воздухе. Когда она подсыхала, из нее по специальному лекалу вырезали две одинаковые части — половинки будущего бортхо. Положив эти части друг на друга, края плотно и прочно сшивали, и сшитый сосуд втугую набивали сырой глиной. Потом делали на улице земляную печь и затапливали ее кизяком. Когда печь разгоралась, в огонь подбрасывали сырую полынь. Начинал идти обильный дым, над которым и держали бортхо.

Мастер металлическим резцом искусно наносил на его поверхность различные рисунки и узоры.

От сильного жара бортхо становилось темно-красным. Тогда его вытаскивали из огня и выбивали глину, наполнявшую его. Потом бортхо сушили на солнце в течение четырех-пяти дней. Затем чистили, полоскали внутри, прикрепляли металлическую (серебряную) крышку с гравировкой, ременную ручку, наливали в бортхо чигян или самогонку, проверяя его на прочность. Получался великолепный сосуд: его можно было перевозить на лошадях и верблюдах, не боясь разбить, в летнее время в нем можно было держать прохладный напиток, не боясь, что он нагреется на солнце.

Горловину, бока, крышку бортхо часто отделывали серебром, такое бортхо называлось серебряным. Когда сватали девушку или ехали к почетному человеку в гости, то являлись с серебряным бортхо, полным водкой (аракой). Вместимость бортхо 2 — 3 литра.

Почти по такому же принципу делали и другую посуду с теми же качествами, как у бортхо: она называлась бервэ.

С забитого верблюда снимали голенную шкуру, сшивали будущее днище, наполняли сырой глиной и несколько дней коптили на медленном огне. Когда шкура затвердевала, глину выбрасывали. Получалась продолговатой формы посуда. В нее можно было наливать любую жидкость: зимой жидкость сохранялась теплой, а летом — прохладной. Посуда из кожи заменяла калмыкам термос.

Характерной особенностью калмыцкого кочевого хозяйства является использование кожи, снятой с небольшого животного, в качестве сырья для поделки естественных емкостей для хранения сыпучих веществ: круп и муки.

Большой интерес вызывает калмыцкая деревянная посуда «тавг» - для сваренного мяса. Заготовка для этого предмета домашней утвари вытачивалась, а затем в дальнейшем обрабатывалась острым ножом. Следующая технологическая операция предусматривала пропитку в кипящем бараньем жире, что придавало поверхности прочность и декоративность.


VII. Изделия из металла


Калмыки издавна занимались изготовлением изделий из металла: оружия - копий, дротиков, сабель, наконечников стрел, а также всевозможных украшений для поясов, седел, уздечек. Среди калмыков были искусные мастера по изготовлению различных изделий из золота, серебра, меди, латуни, свинца и других драгоценных и цветных металлов и сплавов. О высоком мастерстве народных умельцев свидетельствуют дошедшие до наших дней изделия. При их производстве использовались разнообразные приемы художественной обработки металла: чеканка, гравировка, просечка, ковка, чернь. Было также известно искусство золочения серебряных изделий.

Плавили, точили, сверлили, обрабатывали металлы вручную. В те времена не было для этого у калмыков никаких механических приспособлений. Инструменты были простейшие: наковальня, молоток, щипцы, ножницы, бурав, паяльник, напильник — опять-таки изготовленные руками мастеров-умельцев.

Наиболее распространенным видом украшений считались пояса. Они являлись частью мужского костюма и изготавливались из серебра, иногда позолачивались. Изготовляли его так. Сначала делали отдельные, одинакового размера хомутики, снаружи серебряные, с внутренней стороны из латуни или меди. Их с помощью пайки соединяли вместе, затем плотно друг к другу надевали на широкий ремень. Пряжку изготовляли из серебра, богато украшая ее различными узорами, рисунками. Наружную серебряную сторону хомутиков тоже гравировали, и получалось очень красивое изделие. Иногда пряжку покрывали позолотой. Различали три вида поясов: холсун-бюс, абдыр-бюс, черкес-бюс.

Право носить такие серебряные пояса принадлежало одним мужчинам. Широкий серебряный пояс не только украшал человека, но и защищал внутренние органы от ушибов и повреждений.

Делали пояса поуже и поизящнее. Хомутики на них были несколько меньшими по сравнению с хомутиками на широких поясах, каждый хомутик соединялся с соседними — замочками — и был позолочен. Надевали такие хомутики, соответственно, на более узкий ремень или на парчовую тесьму. Эти пояса были легкими и красивыми, их носили и девушки.

Были мужские серебряные пояса и другой конструкции. Их делали из выпуклых пустотелых серебряных пуговиц любых размеров, нашитых на ремень на определенном расстоянии друг от друга. Большие пуговицы чередовались с маленькими. Пряжка также была серебряной. Ремень оканчивался загнутой серебряной пластиной, облегчавшей застегивание пояса.

Изготовляли и так называемые «кавказские» пояса: на длинный узкий ремень на близком расстоянии друг от друга прикрепляли полукруглые серебряные пуговицы, с обоих концов пояса опускались вниз по два коротких ремешка, увенчанных гравированными серебряными брусками.

Девичьи пояса. Девушки-калмычки раньше носили поверх платья широкие пояса. Их шили из нескольких слоев черного, зеленого или белого шелка. Золотыми и серебряными нитками вышивали на них узоры, окаймляли пояса парчовой тесьмой. На пояса нашивали серебряные монеты, предварительно просверлив в них для этого отверстия. Монеты почти лежали друг на друге, и во время ходьбы все время бренчали и звенели.

Такие пояса носили дочери богатых людей. Дочери же бедняков ограничивались тряпочными.

Посуда. Из серебра и цветных металлов — меди, латуни — калмыки изготовляли различную посуду.

Из серебра же делали и другие чаши — овальной формы, с ручкой, размером чуть побольше описанной выше. Она предназначалась для питья водки (араки). Сейчас эти чаши почти не встречаются.

Отделка серебром. Мастера по изготовлению трубок и чашек из дуба и каштана любовно украшали свои изделия серебром. По краям и по бокам трубки или чашки закрепляли серебряные пластины, на которых гравировали узоры в виде тюльпанов. Мундштуки к трубкам, сделанные из дерева или рога, также украшались разными замысловатыми узорами. Трубкоочиститель прикреплялся к трубке серебряной цепочкой. Крышка трубки также была серебряной. Серебряными и латунными пластинками, покрытыми сеткой узоров, скреплялись и трещины на деревянных чашках.

К числу женских и мужских украшений относятся кольца, перстни, серьги и подвески к косам - «току-ги». Для поделки последних шли медь, серебро и золото. «Токуги» имеют вытянутую форму с пластинкой различного вида на конце. На них чернью наносился орнамент. Это была настоящая искусная ювелирная работа.

Калмыцкие мастера изготовляли разнообразные по форме и размеру металлические пуговицы, которые служили украшением костюма.

Из меди, латуни и серебра изготовляли для калмыцких монастырей музыкальные инструменты: большие и малые трубы, колокольчики, тарелки, ободки к барабанам, на которых играли во время богослужений, пустотелые божки-идолы, небольшие иконы и всякие другие атрибуты, которыми пользовалось калмыцкое духовенство во время религиозных обрядов.


VIII. Вышивание


Вышивка - один из наиболее распространенных видов народного искусства. Игла, нитки, холст - вот и все что нужно для того, чтобы вышить и сшить одежду, выполнить нарядные изделия для украшения жилища. Помещая на своей одежде и предметах быта изображения символов жизненной силы, счастья, плодородия, люди верили, что они принесут в дом благополучие.

Вышивка народов нашей республики необычайно разнообразна по художественным и техническим приемам, характеру использования в быту. Рукодельная работа женщин-калмычек была самым красивым и самым тонким народным искусством.

Если у мужчин-мастеров, работавших с цветными металлами, орудиями труда были молоток, наковальня, наборы напильников, щипцы, шило и прочее, то у женщин-рукодельниц были только иголка, наперсток, ножницы и нитки.

А какие узоры и рисунки они вышивали! Какими были искусницами! Это видно хотя бы из того, как они сами себе кроили и шили различную одежду — и прежде всего платья: терлег, цегдег, бииз, вороты и манжеты которых украшали самыми красивыми узорами, рисунками, вышивая их серебряными, золотыми и шелковыми нитками. Узоры и орнаменты имели свои названия: «Беежин хотон», «Копыта жеребенка», «Оборот солнца», «Радуга» и другие, созвучные этим.

Женщины-мастерицы вышивали и различные рисунки на сумках для денег, для ниток, для табака. Это, в основном, были цветы и листья растений родной калмыцкой степи. Такие сумки изготовляли и девушки: они их дарили знакомым парням, уважаемым людям.

Шили одежду и вышивали узоры, рисунки и орнаменты только одной иглой. Об этой иголке в калмыцких загадках сказано так: «Черный конь бежит мелкой рысцой», «Куда голова, туда и хвост».

Сумки для денег делали складными, с двумя-тремя отделениями, с длинной тесемкой, конец которой украшали бахромой из шелковых красных нитей.

Орнаменты «Беежин хотон», «Копыта жеребенка» были гораздо красивее остальных. Потому их особенно часто вышивали на манжетах, воротниках, манишках, подолах женского платья (терлег, цегдег). Эти орнаменты присутствовали и на женских каракулевых шубах и на бархатных чехлах для кос. Подолы некоторых шуб также украшали такими вышивками.

В трудных условиях кочевой жизни, не имея элементарных приспособлений, женщины-калмычки создали замечательное искусство вышивания. Оно передавалось из поколения в поколение и дошло до наших дней, радуя глаз изысканными цветовыми сочетаниями и многообразием узоров.


IX. Женские украшения


Токуги. Из серебра и из цветных металлов калмыцкие мастера делали женские украшения. Одно из них — токуги — серебряные или медные подвески к косам женщин.

«Жива будешь — и подвески к косам, и чехлы найдутся»,— так говорится в одной из калмыцких пословиц.

Раньше, когда девушка выходила замуж, косу ее раздваивали, заплетая каждую из кос отдельно, надевали на них бархатные чехлы, а на концах вешали подвески. Это означало, что она стала женщиной. Надевали чехлы (шиверлыки) и для того, чтобы во время работы (доение коров, приготовление еды) волосы не мешали женщине, не падали в молоко и пищу.

Подвески отливали разных форм: трехгранные, круглые, четырехгранные, с петельками вверху, с ушком снизу. Женщины из богатых семей носили токуги позолоченные, отделанные бриллиантами или жемчугами. Но большинство женщин носили серебряные подвески.

Пуговицы. На платья, сарафаны и другую одежду молодых женщин пришивали различные по форме пуговицы. Из серебра отливали пустотелые пуговицы, похожие на голову овцы, трехгранные, круглые.

По краю широких воротников своих рубашек женщины пришивали в ряд бриллиантовые, жемчужные или коралловые пуговицы-висюльки, которые очень украшали одежду. Такое украшение могли себе позволить, конечно, только женщины из очень зажиточных семей.

Серьги. Девушкам полагалось носить серьги только в правом ухе. После замужества разрешалось носить это украшение в обоих ушах.

Женщины носили золотые и серебряные серьги с несколькими глазками из бриллиантов, кораллов или жемчуга. Были серьги большие — серебряные, похожие на овечью или змеиную голову, с бриллиантовыми глазками, на длинных плечиках, и были серьги небольшого размера — очень изящные, похожие на головки степных цветов, на сердце, на седло и других форм.

Раньше мужчины-калмыки тоже носили серьги, причем только в левом ухе. Мужские серьги были с жемчугом, с золотым плечиком.

Произведения замечательных калмыцких мастеров хранятся сейчас в краеведческом музее имени Пальмова в г. Элисте. Молодое наше поколение может восхищаться и гордиться замечательным искусством своих талантливых предков.


X. Женская одежда


Богатство национальных традиций, яркую декоративность и разнообразие композиций узора несет калмыцкая национальная одежда.

Килиг — женская (нательная) рубаха, надевавшаяся через голову, была совершенно аналогична по крою мужской рубахе. У пожилых она имела прямой разрез спереди и застегивалась на белые пуговицы фабричной работы или на металлические крючки.

Поверх рубашки в качестве повседневной рабочей одежды калмычки носили длинные до пят платья (хутцан). Лиф платья имел прямой разрез на груди сверху донизу, юбочная часть была широкой. Обе стороны нагрудного разреза украшались золотыми и серебряными галунами, часто узкими позументами.

К повседневной одежде замужних женщин относилась длинная до пят безрукавка (цегдег) из тканей темного цвета. Женщины носили ее летом. Под ней - терлик - из яркой ткани, отделанный вышивкой и украшенный висячими металлическими пуговицами. В ансамбль женской одежды входит «берзе», или «ловшик» - своеобразный халат с широкими и длинными рукавами.

В качестве теплой одежды у калмычек бытовал стеганый кафтан на вате (хаваста) из тканей черного цвета с длинными рукавами и низким стоячим воротником.

К праздничной женской одежде относятся нарядные терлег и цегдег, бытовавшие до 30-х годов XX в. Их шили всегда в талию, длиной до щиколоток, из лучших сортов шелка, бархата, тонкой парчи ярких расцветок, за исключением белого, желтого и черного цветов. Края подола, грудной разрез, рукавные проймы; обшлага на рукавах украшались каймой вышивки, в которой сочетались гарусные нитки разных цветов, а затем пришивался позумент.

Зимней одеждой для калмычек служила некрытая шуба совершенно такого же покроя, как и мужская, но женская была менее просторна, шили ее всегда в талию. Края подола, полы и рукава оторачивались мерлушкой, у богатых, хотя и редко — выдрой, бобром и обшивались каймой из цветного материала.

Кроме овчинной шубы богатые и знатные женщины, носили йучи — шубу на легком меху, покрытую дорогой тканью.

Замужние женщины и вдовы в отличие от мужчин и девушек никогда не подпоясывались.

Одежда девушек и девочек была мало специфична. По калмыцкому обычаю девушки обязательно носили поверх нижнего белья сшитый из материи, чаще из холста, желятиг — жилет, представлявший собой не что иное, как своеобразный корсет (камзол) без рукавов.

Поверх желятиг девушки надевали особый бюшмюд (он назывался часто «бииз»), изготовлявшийся из шерсти, шелка и ситца более нарядной расцветки. Девичье платье «бииз» было длиною до пят, с большим числом ниспадающих складок по бокам талии. Бюшмюд шился с разрезом на рукаве, нижний край которого украшался кружевом. Вырез на груди закрывался манишкой с узорной вышивкой золотом, серебром и позументом. Платье затягивалось широким поясом, который украшался вышивкой, бисером. Дополнением девичьего костюма был головной убор «Камчатка».

Теплой зимней одеждой для девушек служила овчинная шуба, ничем не отличавшаяся по покрою от женской, а в богатых семьях — легкая шуба на меху.


XI. Женские головные уборы


Головные уборы калмычек, расшитые узорами, рисунками и орнаментами, имели различную форму. И каждый головной убор был по-своему красив и хорошо сидел на голове.

Головные уборы для девушек имели одни формы, для молодых и пожилых женщин — другие. При этом они подразделялись на головные уборы для повседневной носки и праздничные.

Женщины, в своем подавляющем большинстве, повседневно носили продолговатую невысокую (наподобие пилотки) шапку, которая называлась Камчаткой.

Ее шили из черного или темно-красного бархата, вышивали на ней серебряными нитками узоры и рисунки, напоминающие цветы и листья различных растений. Сверху пришивали пышный гребешок, сделанный из пучка красных шелковых ниток. Такую шапку украшали еще мелким разноцветным бисером, прикрепляя его нитками. Получался очень эффектный узор.

Женщины носили также шапки круглой формы, сшитые из того же материала, из которого шились Камчатки, и с теми же вышивками. Эти шапки назывались жатаг. Такие же круглые шапки, но только из красного материала и с желтым верхом, без вышивок, носили служители храмов — духовенство.

Были еще женские шапки тоорцог — круглые, с ровным верхом. Они тоже украшались вышивками, бисером. Только шапки, носимые каждый день, были без украшений.

Носили шапки тоорцог и мужчины. Только для них они шились из смушки, края оторачивались мехом норки. Вверху укреплялась красная кисточка.

Более изящными и интересными были женские головные уборы халмыг. Их носили по праздникам, надевали на свадьбы. От других головных уборов они отличались более красивой отделкой, разнообразием узоров и орнаментов: на левой стороне вышивался орнамент «Копыта жеребенка», на правой — узоры из цветов и листьев, края обрамлялись сверкающими блестками, сверху свисал большой густой гребешок из красных шелковых ниток.

Другим распространенным видом женского головного убора была круглая шапка с оторочкой тамша. Околышек был черный, оторочка широкая из темной материи, верхушка желтая с пунцовой кистью.

Пожилые женщины носили шапки, которые назывались бюслячи и хад-жилга. Они изготавливались из смушки. У хаджилги края были круглые, верх — четырехугольный, передняя часть — высокая. Верх шапки обтягивали черным сукном. Шапку бюслячи шили так же, но края по окружности делались выпуклыми, толстыми. Между верхом и низом шапки нашивалась парчовая тесьма, концы которой свисали сзади.

Жены калмыцких богатеев — нойонов и зайсангов — носили роскошно убранные шапки бюслячи с краями, обрамленными соболиным или норковым мехом, с верхом, обтянутым китайской парчой, с гребешком из ярко-красных шелковых ниток. Между боковыми швами, на зеленом или темно-красном сукне вышивались золотыми и серебряными нитками различные переплетающиеся узоры.

Соболиный мех в то время был большой редкостью и стоил очень дорого. Богачи не жалели денег и покупали дорогостоящие шкуры у купцов.


XII. Мужская одежда


На мужской одежде не было никакой отделки. Только манишка, которая надевалась на рубашку под бюшмюдом, была вышита или на нее нашивалась парчовая тесьма.

Мужские бюшмюды шили из черного шелка или шерсти. Рукава бюшмюда были широкими, манжеты — узкими, на плечах и у пояса — складки. По обе стороны, на высоте груди — два накладных кармана, у бедер — два внутренних. Полы широкие. Его носили в праздничные дни, в зимнее время — при поездке в другие хотоны. В нагрудных карманах молодые мужчины носили носовые платки.

Народной праздничной одеждой у мужчин был черный шелковый бюшмюд, под ним — вышитая черная или коричневая бархатная манишка, широкий серебряный пояс, высокая черная каракулевая шапка, на ногах — сапоги со скрипом.

Старики носили широкие халаты.

Когда мужчины пасли лошадей верхом, ловили их или участвовали в скачках — полы своих бюшмюдов заправляли за пояс, чтобы они не мешали и не стесняли движений.

Вторым видом верхней одежды взрослых мужчин был распашной эрмег — армяк из толстого верблюжьего сукна серого (чаще темно-серого) цвета, шитый в талию со многими сборками на поясе, с разрезом спереди.

Обычной зимней одеждой калмыков всех улусов была овчинная шуба, шитая в талию со стоячим воротником из мерлушки. По покрою она представляла собой тот же бюшмюд. Подолы и края рукавов обшивались каймой из цветной ткани или меха (из мерлушки, у богатых и знатных — из выдры, бобра, соболя, куницы).

Высоко ценилась жеребковая шуба (доха) свободного покроя, сшитая из шкур скинутых или павших жеребят, шерстью наружу. Воротник делали из черной мерлушки. Доха была доступна только богачам, имевшим табуны лошадей.

В сильные морозы, отправляясь в дальнюю дорогу, зажиточные калмыки надевали овчинные некрытые тулупы. Само название калмыцких тулупов указывает на то, что они были заимствованы у русских соседей.

Из зимней одежды также широко распространены были овчинные брюки, шитые шерстью внутрь, укреплявшиеся на поясе при помощи гашника.

Калмыцкая знать (нойоны, богатые зайсанги) и зажиточные люди носили дорогие нарядные шубы — йучи, которые делались из белой и черной мерлушки (хурсх йучи), а также из шкур соболя, бобра, горностая, хорька, белки. Они покрывались темной дорогой тканью. Полы и края рукавов обшивались мехом соболя бобра, чаще шкурой молодых барашков (ягнят). Такие шубы высоко ценились и являлись предметом гордости богачей и гелюнгов.

Мальчики носили нательное белье, бюшмюд, шапку, обувь, шубу, какими пользовались мужчины. В богатых и знатных семьях они носили бюшмюд кавказского типа. Калмыки украшали свой бюшмюд галунами и газырями — нашивками для патронов. Бюшмюд и шубы перетягивались, сверху узким поясом.

Мужчины носили круглые шапки из каракулевой смушки. По краю верха пришивалась полоска из норкового меха. Молодые мужчины носили черные каракулевые шапки. Пастухи зимою ходили в шапках-ушанках.



Заключение


Люди не вечны, они уходят в иной мир, но остается и живет народное творчество. Живет, потому что всегда есть хранители бесценного богатства народа, которые собирают, бережно хранят, дополняют вновь найденными или вновь созданными произведениями и передают следующему поколению. Народное творчество обогащает внутренний мир людей, помогает не забывать прошлого нашего народа, которым нужно гордиться, особенно молодому поколению.

Декоративно-прикладное искусство является почвой и основой любой национальной культуры, от него тянутся нити ко всем видам художественной деятельности людей. Калмыцкое декоративно-прикладное искусство имеет многовековую историю и составляет обширную область духовной и материальной культуры калмыцкого народа.

Мы почти не знаем имен народных мастеров. Но история не предала забвению анонимных творцов декоративно-прикладного искусства, чьим трудом и талантом созданы совершенные произведения. Свое мастерство они передавали от отца к сыну, от деда к внуку, буквально "из рук в руки". Из поколения в поколение отбирались и совершенствовались удачи и находки одних, выдумки и новшества других. Время отбрасывало все случайное, несовершенное, шлифуя и сохраняя только ценное и высокохудожественное. Так поиски и достижения отдельных мастеров соединялись в коллективной сокровищнице народного творчества, непрерывно пополняемой многими династиями.

Чтобы не предавать забвению историю калмыцкого народа, чтобы многовековые труды наших предков не канули в лето, необходимо приобщать к калмыцкой культуре подрастающее поколение, найти творческий подход к обучению. Именно творческий подход педагогов к проектированию национально-регионального компонента в значительной степени изменит существующий традиционный подход в образовательном процессе.

Творческий метод обучения поможет сосредоточить внимание учителей и учащихся на глубоком всестороннем осмыслении идей национальной культуры калмыков, на уяснение необходимости рационального использования материалов народной педагогики в содержании образования. Правильный выбор назначения программы позволит соотнести национально-региональный компонент с федеральным, исключит дублирование материала.

Ориентационное поле становления личности ученика в процессе приобщения к национальной культуре будет способствовать формированию его внутреннего мира, духовных ценностей. Изучение декоративно-прикладного искусства поможет учителям воспитывать в своих учениках уважение и любовь к культуре, истории, искусству, языку калмыцкого народа как части общечеловеческой культуры.



Литература


  1. Заир-Бек Е.С., Казакова Е.М. Педагогические ориентиры успеха. -Санкт-Петербург, 2002.

  2. Казанкина М.Г. Ценностные ориентации школьников и их формирование в коллективе. Ленинград, 2001.

  3. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции «Народная педагогика и современные проблемы воспитания». Чебоксары, 1991.

  4. Ользеева С.З. Калмыцкие народные традиции. (на калмыцком и русском языках). – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2007.

  5. Теория и практика формирования многовариантной образовательной системы /под редакцией О.А.Лебедева/. Санкт-Петербург, 2000.

  6. Харитонов М.Г. Традиционная культура воспитания и деятельности этнопедагогических классов. – М., 2004.

  7. Эрдниев У.Э. Калмыки: Историко-этнографические очерки. – 3-е изд., перераб и доп. – Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1985.

  8. Эрендженов К.Э. Золотой родник: О калмыцком народном творчестве, ремеслах и быте/ Пер. с калмыцкого А. Аквилева. - Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1985.

  9. Этнопедагогика калмыков и национальная школа. Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию профессора О.Д. Мукаевой. – Элиста: АПП «Джангар», 1997.



Случайные файлы

Файл
33972.rtf
fin.doc
37652.doc
762.doc
94802.rtf