Проблемы специфики социодинамики русской культуры (20698-1)

Посмотреть архив целиком

ПРОБЛЕМЫ СПЕЦИФИКИ СОЦИОДИНАМИКИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Изучение социодинамики культуры имеет огромное значение для понимания изменений, постоянно происходящих в обществе. Слово "социодинамика" происходит от соединения латинского слова "социум" - общество и греческого "динамика", что означает состояние движения, ход развития; при рассмотрении социокультурной динамики речь идет об изменениях, которые происходят в культуре под воздействием внешних и внутренних сил. Разработаны различные модели социокультурных динамических процессов:

эволюционная (Г. Спенсер, П. Тейяр де Шарден);

циклическая (О. Шпенглер, А. Тойнби, Л. Н. Гумилев);

волновая (П. Сорокин).

В целом под социокультурной динамикой понимается процесс развертывания отечественной культуры во времени и пространстве и во взаимосвязи с социальной организацией, социальными переменами и социальными потрясениями, которыми так богата отечественная история. Культура, по словам известного ученого Ю.М.Лотмана, "всегда связана с историей, всегда подразумевает непрерывность нравственной, интеллектуальной, духовной жизни человека, общества и человечества. И потому, когда мы говорим о культуре нашей, современной, мы, может быть сами того не подозревая, говорим и об огромном пути, который эта культура прошла1".

В работе "Культура и взрыв" Ю. М. Лотман выделяет два типа динамических процессов культуры: взрывных и постепенных, между которыми устанавливается определенное соотношение. Частые взрывные процессы, прерывность и катастрофичность русской истории, отмеченные Н. А. Бердяевым, неразрывно связаны со спецификой нашей культуры. В каждом из 5 периодов отечественной истории, которые были выделены Н. А. Бердяевым, происходили существенные культурные сдвиги при сохранении определенной преемственности.

1. Циклический характер перемен в политической и культурной жизни России

Циклические изменения как один из вариантов динамики культуры имеют место в каждой культуре, хотя и в разных масштабах. Но именно российскому обществу эти изменения оказались присущи в особенно сильной степени. Именно глубокая противоречивость русской культуры и отсутствие в ней сформированного срединного начала придало такой размах циклам российской истории, превращавшимся в инверсионные "перестройки" типа ее социокультурного устроения, сопровождаясь отходом от прежнего достояния, насаждением новых норм, смыслов и ценностей - при насильственной ликвидации или запрещении предшествующего достояния. Эта цикличность российской истории дала основание ряду мыслителей выявить "маятниковые" построения попыток реформации (А.Янов) или "инверсию" периодов социополитического развития (А.Ахиезер). Следует помнить при этом, что в ходе циклических или же инверсионных процессов соперничающие стороны конфликта лишь временно устраняются с политической сцены, но никуда не исчезают, а сохраняются и по сути дела составляют фундаментальную структуру цивилизации.

Инверсионный характер, по мнению некоторых исследователей, носило уже введение христианства, проведенное по инициативе центральной (княжеской) власти как ее "выбор", означавший "ниспровержение прежних идолов". Но и в дальнейшем смена столиц, типов власти и социально-политического устроения во многом протекала через радикальный отказ от прежнего достояния и утверждение принципиально нового устроения. Огромного масштаба инверсию российское общество претерпело в период авторитарного правления Ивана Грозного, стиравшего остатки феодальной раздробленности, что привело к общему срыву в устроении российской жизни в начале XVII в.- в период, названный Смутным временем. Форсированная модернизация при Петре I сопровождалась репрессивной политикой в отношении всего старорусского. Но XIX век принес устойчивую тенденцию к самоопределению русской культуры. Новая крупномасштабная инверсия охватила все российское общество в начале XX веке.

Таким образом, прерывистость русской истории, колебание между Востоком и Западом и соответственно смена ценностных ориентиров являются непосредственным следствием противоречивого характера русской культуры. Россия киевская и московская, петровские реформы - все это лишь некоторые этапы изменения культурных ориентиров.

2. Н. Бердяев о динамике русской культуры

Дискретный характер социокультурной истории России

Историю России и неотрывную от нее историю русской культуры отличает постоянно воссоздаваемая неустойчивость, нестабильность общественной системы, несбалансированность социальных предметов и культурных значений, а потому - и их непредсказуемость. Можно вести речь о преимущественно дискретном характере социокультурной истории России. Выдающийся мыслитель XX в. Н.А. Бердяев писал в своей знаменитой работе "Истоки и смысл русского коммунизма" (1937): "Историческая судьба русского народа была несчастной и страдальческой, и развивался он катастрофическим темпом, через прерывность и изменение типа цивилизации. В русской истории, - продолжал он, - ... нельзя найти органического единства". Бердяев насчитывал в истории России "пять разных Россий:

Россию киевскую,

Россию татарского периода,

Россию московскую,

Россию петровскую, императорскую

и, наконец, новую советскую Россию2".

Эти России, сменяя друг друга, вместе с тем накладывались друг на друга, не образуя органического единства и преемственности. Напротив, общество проходило через радикальные, во многих отношениях катастрофические, изменения социокультурного типа.

Хотя приводимое Бердяевым перечисление номинально связано с меняющимися центрами и типами государственности, конечно не в этом был его критерий, определяющий характер общества. С типом государственности был тесно связан общий характер культуры, тенденции, определяющие ее динамику в каждом периоде.

Каждый переход от одного периода к другому сопровождался не только далеко идущей перестройкой предшествующих политических и социальных структур, но и их ломкой, энергичными мерами по отрицанию и разрушению отвергаемого прошлого. Таков был вынужденный результат татаро-монгольского господства, политики Ивана Грозного и потрясений Смутного времени. Таковы были следствия целеустремленной политики Петра I и его преемников. В дворянско-бюрократической империи были отменены или ограничены прежние феодальные привилегии и порядки, создана новая социальная иерархия на основе "Табели о рангах" и выслуги на государственной службе. Европеизация осуществлялась через крайнее социальное и культурное расслоение "по вертикали": европеизированые и просвещенные "верхи" и закрепощенные, бесправные и темные "низы". В свою очередь, дворянская культура решительно отвергалась разночинной интеллигенцией, а нарастающая буржуазия беспощадно рубила "вишневые сады" и обрекала на разорение "дворянские гнезда". Нарастание социальных противоречий и движений социального протеста зачастую отражалось в отрицании господствующей культуры и культурном нигилизме.

Но дело не только в подобных разрывах русской истории. Слабость интегрирующего духовного начала приводила к постоянной внутренней раздробленности этого общества. Бердяев имеет в виду не только хорошо знакомые нам по социально-политическому анализу противоречия между трудящимися и имущими слоями, народом и интеллигенцией, обществом и государством. Этим противоречиям он придает несомненное значение как ситуативных причин, во многом обусловивших протекание революции 1917 г. Однако глубокие разлады были присущи самой русской культуре на разных этапах ее истории. Именно эти разлады и противоречия и создавали разнообразие национално-духовной жизни России.

3. Современный взгляд на особенности социодинамики русской культуры

История России - совокупность культурно-исторических парадигм. Бердяев был прав, когда выделял в российской истории чередование "разных Россий", понимаемых как смену разительно отличающихся друг от друга культурно-исторических парадигм или стилей культуры. Однако сегодня очевидно, что и эти пять не исчерпывают российской истории: наряду с советской Россией была и русская эмиграция (русское зарубежье); после "перестройки" и распада СССР, начиная с 1991 года мы ведем отсчет посттоталитарной истории России; да и эпоха "серебряного века" (рубежа XIX - начала XX вв.), в том числе и по представлениям самого Бердяева, составляла особый тип культуры, отличный от культуры императорской России.

Если же добавить к перечисленным Россиям еще Русь дохристианскую, языческую, существовавшую, пусть и весьма аморфно, до Киевской Руси, то мы насчитаем уже девять культурно-исторических парадигм в истории отечественной культуры, что чрезвычайно много для одной культуры, даже прожившей более 11 веков (истоки языческой Руси теряются в доисторической глубине и не могут быть датированы с какой-либо определенностью). Тем более невероятно, чтобы в рамках одной национальной социокультурной истории наблюдалось бы от 5 до 9 разных типов цивилизаций; следует, вероятно, говорить о нескольких различных модификациях (фазах) одной цивилизации.

Несомненно, что каждый из перечисленных Бердяевым пяти периодов резко отличается от предыдущего и последующего и характеризуется социокультурным своеобразием и внутренним единством. Переход же от одного замкнутого в себе социокультурного этапа к последующему невозможен постепенным, эволюционным путем: это каждый раз резкая, внезапная "ломка" целостной и единой социокультурной системы (для ее обозначения принят сегодня термин "парадигма"), или, сказать иначе, революционная смена культурно-исторической парадигмы.

Смена культурных парадигм как революционный процесс

По существу, вся история России и русской культуры претерпевала многочисленные поворотные пункты, точнее - ломки социально- и культурно-исторического процесса. Происходившая при этом смена ценностно-смысловых систем и стилевых принципов культуры (культурно-исторических парадигм), изменение самого типа цивилизации, происходившее "толчками" и готовившееся внешне незаметно, была по сравнению с иными типами цивилизаций особенно резкой и глубокой (что и давало основание Бердяеву говорить об "изменении типа цивилизации"; это заявление, конечно, не следует понимать буквально - как смену типов цивилизаций, поскольку тип российской цивилизации не менялся, но находился в процессе становления, определенной эволюции, а потому не оставался неизменным; однако дискретность цивилизационного развития была слишком очевидной).

В истории русской культуры таких "ломок" культурно-исторической парадигмы было гораздо более четырех (между "пятью Россиями"):

Крещение Руси;

начало монголо-татарского ига;

создание Московского царства и утверждение русского самодержавия;

религиозный Раскол и начало Петровских реформ;

осуществление крестьянской реформы (отмена крепостного права);

Октябрьская революция 1917 года;

начало советского тоталитаризма сталинского типа;

Август 1991 г. - крушение тоталитарного режима и начало либеральных реформ.

Нетрудно заметить не только разрушительный, даже катастрофический характер каждой из перечисленных социокультурных "ломок", имевших далеко идущие культурно-исторические последствия, но и их взаимно противоположную направленность:

Крещение Руси и религиозный Раскол;

порабощение Золотой Ордой и самоутверждение Московского царства;

антикрепостническая реформа и сталинская коллективизация;

социалистическая революция 1917 г. и

"вторая русская революция" 1991 года.

Все это придает социокультурной динамике России особенно противоречивый, напряженный и радикальный характер, требующий своего научного осмысления и корректного объяснения. Общие закономерности социодинамики культуры получают на материале русской истории свое особенное воплощение.

Социокультурные противоречия и социокультурная динамика

Для понимания причин и характера происходивших в истории отечественной культуры резких смен социокультурных парадигм необходимо в каждом отдельном случае внимательно проанализировать возникающие в переломные моменты истории состояния социокультурной неполноты, общественно-исторической нестабильности, неустойчивости, взаимного несоответствия социальных предметов и культурных значений, порождающие глубокие и нередко неразрешимые противоречия. Изучение таких социокультурных противоречий, выступающих в качестве движущих причин культурно-исторического развития, в отношении России и русской культуры исключительно важно.

Принципиальное значение для понимания социокультурных противоречий национальной истории культуры приобретают противоречия между социальными и культурными явлениями, случаи взаимного несоответствия между социальными предметами и их культурными значениями. Многие из таких социокультурных несоответствий возникают в результате "наложения" друг на друга двух или нескольких культурно-исторических этапов, противоречивого сосуществования во времени и пространстве социальных и культурных явлений, генетически восходящих к различным историческим периодам и фазам развития культуры и общества.

Во многих случаях культурно-исторические парадигмы в русской истории действительно наслаивались друг на друга: один этап еще не завершился, в то время как другой уже начался. Будущее стремилось осуществиться тогда, когда для этого еще не сложились условия, и, напротив, прошлое не торопилось уходить с исторической сцены, цепляясь за традиции и укорененные в обществе нормы и ценности. Подобное историческое наслоение этапов, конечно, встречается и в других мировых культурах - восточных и западных, - но в российской цивилизации оно становится постоянной, типологической чертой:

язычество в Киевской Руси сосуществует с христианством;

традиции Византии в Московском царстве переплетаются с монгольскими новациями;

в петровской России резкая модернизация сочетается с глубоким традиционализмом допетровской Руси;

в советское время глубоко укорененный в традициях западноевропейской культуры марксизм соединился с российским почвенничеством и религиозным фундаментализмом, породив в результате чудовище сталинского тоталитаризма (тоталитаризм - это ярчайший пример государства с полным контролем над всеми сферами жизни общества).

Периоды параллельного сосуществования сменяющих друг друга этапов и соответствующих культурно-исторических парадигм длились в российской истории подчас не десятилетия, а века. При этом можно заметить, что тенденции культурно-исторического развития России то и дело опережали цивилизационные, вступая с ними в неразрешимые противоречия или в необъяснимые союзы.

С учетом этих размышлений и рассмотрим процесс развертывания отечественной культуры во взаимодействии с социальной организацией российского общества.

4. Культура периода Древней Руси

Языческая культура древних славян

Древнейший слой отечественной культуры - языческая культура восточных славян. Догосударственный период культурного развития восточных славян охватывает по меньшей мере полтора тысячелетия. В ходе него восточнославянский этнический массив не только выделился из единого индоевропейского сообщества народов, но и распался на племенные союзы и группы. Один из них, племенной союз руссов, и дал начало великой культуре. В эпоху славянской древности заложены были начала всего строя русской жизни, духовности, языка, культуры в целом.

Языческая культура славян была довольно развитой, имелись мифология, пантеон главных божеств, жрецы. Академик Б. А. Рыбаков выделил целых 3 периода в развитии язычества Древней Руси3:

господство культа упырей и берегинь, то есть обожествление сил природы, которых надо было умилостивить, чтобы они не вредили человеку и помогали в трудовой деятельности ;

господство культа Рода как божества Вселенной, всей природы и плодородия, то есть культ предков. Славяне считали, что Предки продолжали и после смерти жить с ними, постоянно находясь рядом ;

господство культа Перуна как покровителя дружинно-княжеских кругов формирующегося государства, то есть на этом этапе развития язычества появляется "Бог богов", удаленный от мира, - существо небесное, глава иерархии богов. Поклонение идолам сопровождалось языческими ритуалами, которые отличались торжественностью, степенью воздействия на психику. В связи с потребностью внутреннего объединения княжеский бог Перун становится богом общегосударственным.

Процесс объединения восточнославянских племен в единое государство, рост городов требовали новой центральной цементирующей идеи, которой не было у язычества.

Крещение Руси как смена культурно-исторической парадигмы

Крещение Руси князем Владимиром в 988 г. явилось крупнейшим событием как по своим непосредственным результатам, так и по последствиям, ближайшим и отдаленным. Христианский идеал, внесенный в языческую среду, стимулировал духовное развитие, очеловечивал эту среду, хотя, разумеется, между действительностью и идеалом всегда существует огромный разрыв. При всей развитости традиций восточнославянского язычества только принятие христианства позволило русской культуре через контакт с Византией преодолеть локальную ограниченность и приобрести универсальное измерение. Язычество не выделяло человека из природы, он был нерасторжим с миром ее вечного круговращения. С принятием христианства культура осознает себя и свое место в мире.

Введение христианства по своему влиянию на сознание человека того времени представляло собой подлинную революцию, принесшую с собой совершенно новые ценности, новые формы жизни, разрушавшие прочно укоренившиеся древние стереотипы. Крещение в корне меняло всю сферу мыслительной деятельности и вследствие этого вступало в конфликт со всем предшествующим религиозным миропониманием. Язычество оказывало сопротивление и продолжало жить в народных низах.

Особенности принятия христианства

Важной особенностью принятия христианства на Руси было наличие у нее своей письменности. Алфавит, пришедший от южных славян, был приспособлен к фонетике, усваивался народом, многие представители которого, преимущественно в растущих городах, были грамотны. Достаточно вспомнить о новгородских, псковских берестяных грамотах, чтобы судить об уровне развития грамотности в Древней Руси.

В институциональном плане для древнерусского христианства характерна тесная связь с княжеской властью и ее административным аппаратом. За короткое время после принятия христианства культура Древней Руси достигла своего расцвета, особенно при Ярославе Мудром. Началось строительство каменных церквей, таких как Софийские соборы в Киеве и Новгороде. Успешно развивались иконопись, переписка книг, украшенных миниатюрами, наподобие Остромирова Евангелия, литература. С принятием христианства связано появление на Руси переводных работ древнегреческих и византийских авторов, богослужебных христианских книг, становление системы образования при монастырях, возникло множество культурных центров.

Православие стало духовной основой Руси. Сложились единство языка, веры и власти, без чего впоследствии было бы невозможно восстановление единого государства, а также его сохранение в ходе колонизации земель.

Значение принятия христианства для Киевской Руси

Киевская Русь за очень короткий срок, уже к XI веку, превратилась в страну высокоразвитой культуры, сравнимой с европейской. Это была единая держава, объединявшая славянские, прибалтийские и финно-угорские народы на территории около 7 тыс. кв. км. Оформилась общность древнерусского народа, сложился литературный язык. Высокий уровень национального самосознания демонстрируют русские летописи. Показательна приверженность широких слоев населения к знаниям и грамотности.

Таким образом, эпоха русской древности - один из наиболее сложных и наименее проясненных периодов отечественной культуры. Истоки его теряются в глубине веков. Многое навечно сокрыто от взгляда исследователя. Большинство сведений содержится в археологических памятниках и редких письменных свидетельствах. Часть информации может быть получена посредством этно-лингвистического анализа. Спорными остаются вопросы происхождения и прародины восточных славян. Не утихает полемика по поводу уровня развития наших предков на заре истории. Эпоху древности завершает период раннефеодального государства Киевская Русь. Это было переломное время, характер которого диктовало принятие христианства. Пути его утверждения на Руси определялись уже тогда сложившимся типом народной духовности, особенностями культурно-исторического развития страны. К началу XII века завершается древний период русской культуры, насчитывавший более одной тысячи лет. И несмотря на то, что Русь позже других европейских стран вступила на путь исторического развития, она к XII веке догнала их и стала с ними вровень.

5. Культура периода золотоордынского ига

Иго Золотой Орды - одно из тяжелейших испытаний в отечественной истории. Для церкви, по-прежнему игравшей ведущую роль в культуре, это был, по мнению Н. А. Бердяева, один из лучших периодов. Русский народ сумел осознать свои силы и подняться на борьбу за независимость. Во многом этот подъем связан с деятельностью Сергия Радонежского, самого почитаемого русского святого. Именно он вдохновил на Куликовскую битву московского князя Дмитрия, стал основателем многих других монастырей и храмов.

Влияние золотоордынского ига на культуру Руси

Проблема монгольского влияния на Русь многомерна, а именно:

Непосредственный эффект монгольского нашествия - разрушение городов и уничтожение населения. Оборвались традиционные связи с Византией, Западной Европой, мусульманским Востоком, были уничтожены или разорены многие очага культуры. Все это вело к культурной изоляции.

Все исследователи древнерусской жизни отмечают приостановку культурного развития страны вследствие монгольского нашествия. Общее понижение культурного уровня, общее огрубение нравов были непосредственными результатами нашествия.

Одним только нашествием монгольское влияние на Русь не ограничивается. Очень сложным является вопрос о влиянии монголов на становление будущей российской государственности, который выдвинули на передний план в XX столетии представители евразийского течения общественной мысли. Евразийцы считали, что на территории России благодаря привнесению туранского (тюркского) элемента в русскую культуру сложился новый этнотип, заложивший основы психологии русского человека. Многие положения евразийцев весьма спорны, но они в значительной степени стимулировали дальнейшие исследования.

Прямого воздействия монгольского права на русское не было, но в сфере уголовного права ужесточаются наказания: вводятся смертная казнь, наказания кнутом, пытки.

Заимствования у монголов сказались на военном деле, прежде всего на устройстве конницы. По мнению евразийцев, Русь заимствовала такие черты воинской доблести монгольских завоевателей, как храбрость, выносливость в преодолении препятствий.

В русском языке сохранилось много монгольских слов, относящихся к деньгам и налоговому обложению, это было связано со сбором дани и различных налогов. Какой-либо культурной налоговой политики у монголов не было, они всегда хотели ваять возможно больше самыми грубыми приемами и средствами.

Монголы не могли оказать существенного влияния на русское просвещение, поскольку сами не имели такового, не могли они также внести ничего существенного в русскую архитектуру, русское искусство.

Московские цари восприняли у монголов этикет дипломатических переговоров. Их знакомство с монгольским способом ведения дипломатии очень помогало в отношениях с восточными державами, особенно с теми, которые стали преемниками Золотой Орды, но случались недоразумения в отношениях со странами Запада вследствие несовпадения норм этикета.

В целом при всей важности и значимости монгольского влияния на русскую культуру вряд ли следует его преувеличивать и приписывать ему исключительное значение. Отечественную культуру этого периода отличало усиление патриотической тематики, вошедшей в культурную традицию Руси в связи с монголо-татарским нашествием, что способствовало консолидации общерусского национального сознания, а на стыке взаимодействия славянской и тюркской культур стали возникать новые явления в языке, быте, обычаях и искусстве. В конечном счете цивилизация России, оказавшись вовлеченной в "степь", проявила себя как цивилизующий фактор. Многие татары со временем перешли в христианство, а их потомки стали видными деятелями русской культуры (Н. М. Карамзин, С. Булгаков, П. Я. Чаадаев).

Православие в период монголо-татарского ига. Важным фактором сохранения русской культуры в тяжелые времена оставалось православие. Монголы были веротерпимы и не трогали православные храмы (за исключением начального периода вторжения). Причины этого кроются в язычестве монголов, ибо язычники считают все веры одинаково истинными религиями, к тому же монголы были народом крайне суеверным и считали своих шаманов людьми, наделенными сверхъестественными свойствами. Аналогичным образом они взирали и на служителей других вер.

6. Культура периода Московского царства

Образование централизованного государства

В XIV в. Русь начинает постепенно выходить из-под золото-ордынского ига. Одержанная в 1380 г. на Куликовом поле победа вызвала громадный творческий подъем в стране. К концу XV века завершается объединение русских земель под началом Москвы, оформляется мощное централизованное государство, переставшее с 1480 г. платить дань Золотой Орде. В области культуры эту эпоху с полным основанием можно назвать Русским Возрождением, оно опиралось на владимиро-суздальские историко-культурные традиции.

"Москва-Третий Рим"

Московское царство, не успев достаточно укрепиться, оказалось единственным в мире православным государством. Южнославянские земли, Византия были захвачены турками. В конце XV века оформляется идеологическая доктрина русского самодержавия "Москва-Третий Рим", опиравшаяся на идею преемственности власти московских государей от византийских императоров и самого римского кесаря Августа. Ее распространению способствовала женитьба великого московского князя Ивана III в 1472 году на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог. Развил теорию игумен псковского монастыря Филофей.

Концепция Москвы - Третьего Рима переносила мировое значение Византии на Русь. Москва остается последним православным царством, должна в качестве опоры чистоты веры противостоять остальному миру.

Особенности духовной жизни

Для духовной жизни Руси XIV-XV веков был характерен особый интерес к человеку, ценностям его внутренней жизни, индивидуальным переживаниям. Это типично ренессансная культурная тенденция. Для Руси и Византии в отличие от Западной Европы она более сосредоточивалась в области поиска трансцендентного смысла жизни и проявлялась в распространении исихазма. Практика внутреннего сосредоточения и молчальничества (исихия) получила широкое развитие в Византии в XIV века и была связана с именем Григория Паламы. В русскую среду на этом этапе исихазм проникал через переводную литературу и был распространен в монашеском быту.

Эпоха Московского царства, совпавшая с освобождением Руси от татаро-монгольского ига, возрождением политической целостности земли и духовно-нравстренным подъемом жизни, была временем наивысшего взлета русской религиозной духовности. Это наиболее зримо воплотилось в иконописи и зодчестве. Над горизонтом Руси взошла плеяда великих подвижников, личными усилиями преобразивших национальный дух, поднявших его на недосягаемую высоту. За всю историю Руси не было другого такого периода, когда светская и духовная власть столь гармонично взаимодействовали бы друг с другом. Только что оформившееся Московское государство не обрело еще жесткости власти, авторитет которой покоился на духовной мощи церкви. Именно она освящала деятельность московских князей по собиранию Русских земель и свержению иноземного ига. Зависимая от светской власти материально, Русская Православная Церковь не противопоставляла себя ей, не претендовала на первенство, выбрала роль духовника и наставника государей. Все эти процессы повлияли на оформление в мировосприятии современников понятия "Руси Святой", оплота мирового православия, хранителя заветов Христа до Его второго пришествия.

Раскол как "архетипическая модель" развития России

За внешним великолепием церкви того времени крылось начало ее долгого заката как авторитетного общественного и культурного института. Победа иосифлян (выступали под главенством игумена Волоколамского монастыря Иосифа Волоцкого за незыблемость церковного землевладения и развивали идею о превосходстве духовной власти над светской), в споре с нестяжателями (их представляли Нил Сорский и заволжские старцы, проповедовавшие отказ церкви от собственности и, прежде всего, земельных владений, поддерживающие уход от мира и аскетическую практику), на несколько столетий пресекла линию на духовное совершенствование, которую представляли Нил Сорский и заволжские старцы. Церковный раскол XVII века стал первым предзнаменованием будущих бурь.

Следует согласиться с мыслью, высказанной в "Русской идее" Н. А. Бердяевым о том, что "раскол XVII века имел для всей русской истории гораздо большее значение, чем принято думать4".

Необходимость пересмотра всех церковных обрядов и приведение их в соответствие с греческим богослужебным порядком вызывалось прежде всего стремлением упорядочить обрядовую практику русской церкви в условиях роста религиозного вольномыслия и падения авторитета духовенства. Сближение с греческой церковью должно было поднять престиж Российского государства на православном Востоке, а разночтения в русских и греческих церковных книгах приводили порой к настоящим скандалам.

Особенности церковного раскола на Руси

Причины раскола были значительно глубже и касались вопроса об универсальности Церкви и всеобщности ее влияния. В этом смысле русский раскол имеет ряд черт, сходных с западным протестантизмом. Но при сравнении с западным протестантизмом обнаруживается любопытная особенность: на Западе протестантами, отколовшимися от римско-католической Церкви, стали проповедники и носители новшеств. В России знаки меняются на противоположные: проповедники и носители новшеств становятся создателями новой официальной церковной традиции, которая полностью поглощает собой прежнюю, а приверженцы этой прежней традиции и оказываются своеобразными протестантами, упрямо настаивающими на своем. Иными словами, свойство универсальности, всеобщности, соборности оказывается принадлежащим именно новой традиции, ставшей официальной, а прежняя традиция становится не только неофициальной, но и частичной, охватывающей более или менее узкий круг людей.

Раскол как фактор культурно-исторического развития

За явлением церковного раскола скрывается глубокий историко-культурный смысл. Раскольники были истинными глубоковерующими, переживали закат Древней Руси как национальную и личную катастрофу, не понимали, чем плох освященный временем старинный уклад, какая надобность в коренной ломке жизни огромной страны, с честью вышедшей из испытаний смуты и крепнувшей год от года. Раскол был большой трагедией народа. Он внушал ожидание Антихриста. Люди бежали в леса, горы и пустыни, в лесах образовывались раскольничьи скиты. В то же время трагедия повлекла за собой необычайный подъем, твердость, жертвенность, готовность претерпеть все за веру и убеждение.

Со временем старовер выделился в особый тип русского человека, с культом труда, который иногда сравнивают с протестантской трудовой этикой на Западе. Среди русских промышленников капиталистической эпохи доля староверов оказалась весьма высокой. В своей общественной жизни раскольники взяли за основу институт земства с его практикой советов, сходов, выборного самоуправления, сохраняя таким образом демократические традиции народа.

В целом, культурное развитие Руси в эпоху Средневековья определялось общими для всех европейских народов факторами. Это было время оформления национальных государств, языковой и этнической консолидации, рождения единых стилей в искусстве. Важнейшую роль играло христианство. Оно объединяло разобщенные культурные и этнические потоки в единое русло, способствовало укреплению единодержавия. На Руси переплетение власти светской и церковной было более сильным, чем в Западной Европе. Воспринятая от Византии традиция священного цезаризма наложилась на ту роль, какую русская церковь сыграла в годы иноземного ига. Ее духовный авторитет в обществе держался более на реальных заслугах, нежели традиции и принуждении, как в Европе. Однако в новых исторических условиях начала XVI века, когда сложилось централизованное государство и значение московских государей значительно возросло, перед церковью встал вопрос о лояльности к сильной светской власти. Она разрешила его в духе иосифлянской иерархии, что облекло духовный авторитет церкви на медленную девальвацию в глазах народа и предопределило пути развития культуры и искусства.

Усложнение социокультурного развития страны

Крупнейшим событием, также имеющим глубокий историко-культурный смысл, было продвижение русских землепроходцев на Восток к берегам Тихого океана. Примерно за столетие в невероятно тяжелых условиях были преодолены громадные расстояния. Продвижение в Сибирь осуществлялось небольшими отрядами русских служилых людей, происходило в общем мирно, хотя бывали и вооруженные стычки. Интересно, что землепроходцы продвигались практически самостоятельно, без помощи государства, которая пришла позже. Территория России гигантски выросла, усложнялось социальное и культурное развитие страны.

XVII век - переходный период российской истории от эпохи Средневековья к Новому времени. Великая смута, крестьянские войны, городские и стрелецкие восстания, конфликт светской и церковной властей, раскол внутри самой церкви -все это отразилось на культуре, придав ее памятникам невиданную дотоле социальную остроту и злободневность.

Главной отличительной особенностью культуры стал бурно протекавший процесс ее обмирщения, освобождения от церковного влияния. Рождаются новые жанры в литературе, ведущим изобразительным стилем эпохи является барокко. Зримо проявляется личностное начало в творческой деятельности людей, почти неизвестное Средневековью, имевшему дело не столько с человеком, сколько с символами и идеалами. Выразительные средства всех видов искусств берут отныне истоки в самой жизни, литературный язык максимально сближается с разговорной речью. Росли международные связи России, постепенно преодолевалась национальная замкнутость культуры, под влиянием тесного общения с иностранцами размывалось традиционное представление о национальной исключительности. Потребность в обеспечении государства современными средствами вооружения, необходимость в развитии торговых отношений с другими странами, промышленного производства, в применении новых технических средств заставляли правительство все чаще обращаться за границу и искать там всяких мастеров, которые принесли бы пользу России. В развитии страны наметился новый крупный поворот.

7. Русская культура в эпоху Нового времени

В XVIII века мы сталкиваемся с ситуацией нового культурного переворота в истории России, предпосылки для которого вызревали почти два столетия. В Петровское время страна выходит на европейский простор, ускоряется ее сближение с Западом. В конечном счете именно с петровских реформ появляется двойственное отношение России к Европе. С одной стороны, многие пласты российской культуры оказываются европейскими. С другой - Россия формально не становится частью европейского единства. Эта двойственность стала источником внутренних напряжений в русской культуре и во многом определила ее дальнейшее развитие.

Сущность преобразований Петра I

Характер и результаты экономических, политических, церковных преобразований Петра хорошо известны - все они были направлены на укрепление государственной власти, военной мощи империи. Время Петра - это время основания тоталитарного государства, создания огромной, небывалой бюрократической машины, работающей по своим внутренним законам до сих пор. Это внедрение в сознание культа сильной личности, "отца нации", это милитаризация всей гражданской жизни. Петр был чистейшей воды государственник. В его мышлении полностью слились два понятия - Россия и государство, и ему не могло прийти в голову, что государство должно служить России, а не наоборот. При этом все должно быть подчинено одной цели - усилению военной мощи государства и его внешней экспансии. Для этого - военная реформа, учреждение постоянной армии, несмотря на немыслимые расходы на ее содержание и пожизненный отрыв от земли сотен тысяч крестьян, а офицеров-дворян от своих поместий; для этого строительство флота. Для этого с бешеной энергией создаваемые на Урале и Сибири, в центре России металлические заводы и мануфактуры на крепостном труде - форме хозяйствования, которая, дав временный взлет производству, привела к неизбежному тормозу развития всего народного хозяйства почти в течение двух столетий [31]. Для этого нужен был громоздкий государственный аппарат как в центре, так и на местах. Этому служило провозглашение России империей, а Петра - первым ее императором. Для демонстрации перед всем миром государственного могущества надо было перенести столицу из ненавистной царю Москвы в построенный на костях сотен и сотен тысяч "крестьян и работных людей" Петербург.

Культура и государство в эпоху Петра

Государству должна была служить и культура. При Петре I устанавливается система прямой зависимости развития культуры от правительства. Петр начал с присущим ему энтузиазмом бороться со старыми русскими традициями в быту, в образе жизни и решительно вводить западные стандарты и нормы. Петру казалось, что ничего не стоит "воспитать весь народ" - стоит только захотеть: одеть его в европейское платье, привить ему хорошие манеры, отучить от прежних вредных привычек, а главное дать необходимые знания - и задача будет решена. Отсюда - посылка за границу для профессиональной подготовки боярских детей и приглашение в больших количествах иностранцев - специалистов военного строя, промышленного производства, архитекторов, ученых, художников, которые внесли определенный вклад в осуществление петровских реформ.

Вместе с тем создаются и собственные учебные заведения.

Московская школа "математических и навигационных наук", которая в 1715 г. становится Петербургской морской академией.

Для подготовки офицеров армии и флота утверждаются также адмиралтейская и артиллерийская школы.

На Урале открываются две горные и одна инженерная школы.

В провинции в 1716-1725 гг. открываются, наряду с 46 духовными (епархиальными), 32 так называемые "цифровые" школы для изучения математики, геометрии.

По проекту императора, но уже после его смерти в 1725 г. открылось второе после Московской славяно-греко-латинской академии, учрежденной в XVII в., высшее учебное и научно-исследовательское заведение - Санкт-Петербургская академия.

Важное значение для культуры этого и последующих периодов истории XVIII века имело увеличение печатной продукции, в которой главное место занимали правительственные постановления и учебные пособия ("Арифметика" Магницкого, "Азбука", "Букварь", "Грамматика"). В 1703 г. вышел первый номер газеты "Ведомости", где печатались также официальные материалы.

Можно было бы приводить и другие факты нововведений в культуру петровской эпохи. Но в оценке сущности, характера культуры того или иного времени главное не сами факты, а тот смысл, который они собой выражают, какое духовное содержание они несут, во имя чего и для чего создаются те или иные произведения. Для рассматриваемого нами времени это особенно важно.

Социокультурный смысл реформ Петра

Обратимся к Г. Флоровскому. Приобщение к Западу, утверждает он, не главная цель и результат петровских реформ. "Новизна петровских реформ не в западничестве, но в секуляризации. Именно в этом реформа Петра была не только поворотом, но и переворотом", - пишет автор. Петр создавал и воспитывал психологию переворота, у него был характер революционера, он хотел, чтобы всё решительно изменилось и переменилось. "Именно с Петра и начинается великий и подлинный русский раскол", означавший сдвиг и даже надрыв в душевных глубинах народной жизни5.

В эту эпоху новизна проникает во все сферы жизни, ведущей культурной доминантой становится принцип свободы творчества, независимости от священных и мирских авторитетов. В ходе мировоззренческого переворота рождается представление о личности человека, ее внесословной ценности. Всякое достижение и новшество начинают рассматриваться как дело рук человеческих. Российское общество выходит из средневековой вневременности, обретает историю как память о прошлом и урок настоящему.

Вместе с идеей быстротечности времени получают развитие виды искусства на потребу публике, начинается борьба с этикетностью слова, наблюдается его десакрализация, то есть уменьшение его священного, ритуального смысла. Это отражается не только на содержании произведений, но и на форме их исполнения. Гражданский шрифт, газетное дело, журналистика - этапы на пути развенчания чуда слова в пользу информативности, сенсационности.

Вместе с тем нарастает словесная иносказательность как способ выживания культуры в условиях ее огосударствления. "Все есть государево дело" - декларировала эпоха "просвещенного абсолютизма", опиравшаяся на просветительские идеалы и эстетику классицизма. Ее апофеозом стало завершение процесса церковной секуляризации, то есть освобождения всех сфер жизни общества от влияния церкви. Лишившись в Петровскую эпоху статуса политической независимости, а в Екатерининскую - экономической самостоятельности, Русская Православная Церковь потерпела историческое фиаско, за которым последовало нарастание безрелигиозных и даже антирелигиозных настроений в передовой части общества. Лишь народная среда оставалась питательной почвой православия в России. Народная вера в Христа была душевной и теплой, но глубоко не осмысленной, тесно переплетенной с обычаями старины.

Старчество и сектантство как явления духовной жизни

Показательным явлением духовной жизни в условиях десакрализации культуры и деклирикализации передового общественного сознания стало распространение старчества как монашеского института, основанного на духовном руководстве старца (монаха-наставника) аскетической практикой послушника. Оно пользовалось популярностью среди народа и отражало его поиски духовности в изменившейся исторической ситуации. Активизация старческого движения обусловливалась деятельностью Паисия Величковского, переведшего на русский язык энциклопедию аскетизма "Добролюбие". В числе выдающихся духовных деятелей эпохи Тихон Задонский и Серафим Саровский.

Народное сознание с присущим ему тяготением к крайностям родило и другую форму сопротивления надвигавшейся безрелигиозности - сектантство, то есть обособленные религиозные группы, оппозиционно или враждебно настроенные к господствующей православной церкви.. Распространявшееся в виде хлыстовства, молоканства, духоборчества, скопчества, оно затрагивало самые потайные уголки народной души и все более отделяло широкую народную периферию от передовой части русского общества.

Так углублялся раскол, ставший следствием нарушенного равновесия. Культурная надстройка все менее оказывалась соответствующей фундаменту самодержавной власти. Трещина сначала проявила себя в делах церковных (раскол середины XVII в.), потом, в Петровскую эпоху, затронула бытовую и культурную сферы и, наконец, к исходу XVIII столетия выразилась в общественном распаде на старую простонародную и новую передовую "интеллигентскую" Россию.

Социокультурные преобразования в XIX веке

Эпоха XIX века отличается невиданным динамизмом исторического развития, присущим большинству развитых стран мира. Ее открыла серия наполеоновских войн. Россия в эти годы совершила ряд головокружительных оборотов, проходя то серию реформ, то полосу контрреформ. Набрав на их осуществлении необходимый разгон, страна в начале XX века подошла к революциям, которые одна за другой и довершили дело уничтожения старого общества. Подъем культуры, таким образом, совпал с началом активного революционно-освободительного движения. Культура стала ареной идейной борьбы. Литература и журналистика сконцентрировались на обсуждении вопросов о судьбах нации и страны и заняли резкую обличительную позицию по отношению к самодержавию. Ода "Вольность" и "Послание в Сибирь" Пушкина, стихотворения Рылеева "К временщику", Лермонтова "На смерть поэта", письмо Белинского к Гоголю - эти лучшие образцы отечественной словесности определили памфлетный характер развития русской литературы XIX столетия.

Углублял критицизм сознания передовых деятелей эпохи широко развернувшийся процесс демократизации культуры. Он был связан с приходом в нее представителей непривилегированных сословий, так называемых разночинцев, обнаруживавших живой интерес к жизни "бедных людей". Так в культуру вошла тема народа, которая отныне станет определяющей для всех направлений духовных поисков интеллигенции. Глубокому усвоению корней народной культуры будет способствовать широко развернувшаяся в XIX века кампания по сбору фольклорного материала. В итоге ни одно классическое произведение столетия не избегнет воздействия устного народного творчества. Это, в свою очередь, предопределит рост национального самосознания, будет способствовать пониманию единства русской и мировой культуры.

Однако размежевание общества на слой социально активных, образованных людей и народную массу имело и свои отрицательные, далеко идущие последствия. Интеллигенция в своей неистовой вере в народ и слепой заботе о его интересах на каком-то этапе превратила эту веру и заботу в фетиш народопоклонства. Идеализируя народ, интеллигенция все дальше отходила от понимания его реальных нужд. В конце концов интеллигенция и народ оказались разделенными непроходимой пропастью, что трагически сказалось на мироощущении передовых людей начала XX века и нашло отражение в литературе декаданса.

Эпоху XIX века принято подразделять на следующие этапы:

первая половина - предреформенная культура;

60-90-е годы - пореформенная культура.

Предреформенная культура

Социальный фон, на котором развертывались культурные процессы в дореформенное время, во многом предопределил их содержание. Надежды на либеральные реформы, которые внушал в начале своего царствования Александр I, рост патриотических настроений в связи с изгнанием Наполеона из России сменились ужесточением полицейских функций режима при императоре Николае I, особенно после восстания декабристов в 1825 г. На это накладывался кризис феодально-крепостной системы. Он сопровождался оформлением класса предпринимателей и слоя разночинной интеллигенции. Новые социальные группировки несли вместе с собой и новый тип сознания. Он утверждал себя на противопоставлении официозу.

Первым критиком официальной идеологии был П.Я. Чаадаев, автор "Философических писем", в которых он сформулировал свое представление об исторической судьбе России, особенностях ее народа. Отныне эта тема станет определяющей в размежевании позиций общественной мысли. Сам же Чаадаев высказал столь широкий спектр идей, что они дали начало одновременно и западничеству, и славянофильству. Его ориентация на Запад как столбовую дорогу мировой духовности определила направление поисков западников, а мысль об особом предназначении России стала отправным пунктом для славянофилов.

Итак, в условиях социально-экономического кризиса николаевской России под влиянием идей П.Я. Чаадаева в 30-40-е годы XIX в. оформляются две линии в русской культуре, которые во многом будут определять направление ее развития.

Одна линия сосредоточится на объяснении национальной специфики, поиске корней самобытности, выявлении черт психического склада русского народа, его национального самосознания. Ее будет отличать интерес к устойчивым составляющим национальной культуры, глубинным процессам, задающим целостность культурного состояния нации. Мировоззренческая ориентация позволяет назвать эту линию культурного самосознания центростремительной, в широком смысле - культурно-самобытной. Ее фундамент базируется на утверждении формообразующей черты русского национального характера - соборности, основы всех социальных институтов страны, построенных на доверительных отношениях власти и народа. Ею задается доминирующий тип "цельной" личности - носителя "живого знания", рожденного из синтеза роли и логики, противостоящего стяжательству и бездуховности. Историческая миссия России - показать миру, как избавиться от политического и классового противостояния. В условиях секуляризации культуры, усиления настроений ниспровергательства, нигилизма, обличительства позитивным полюсом остается только народная среда, корнями уходящая в родную почву и питающаяся ее здоровыми соками.

Эта линия проходит через столетия. К ней можно в той или иной мере отнести:

ученых: М.Ломоносова, Д.Менделеева, И.Павлова, В. Ключевского;

писателей: Г.Державина, В.Жуковского, Н.Карамзина;

идеологов славянофилов: А. Хомякова, братьев Аксаковых, братьев Киреевских, К. Случевского, Н. Данилевского;

собирателей русского фольклора: А. Афанасьева, Н.Рыбникова, П. Якушкина;

деятелей "русского культурного ренессанса" конца XIX - начала XX веков: Д. Мережковского, В. Розанова, М. Гершензона, Н. Бердяева, Вл. Соловьева, С. Франка;

литературного критика Ал. Григорьева;

писателей русской эмиграции 20-х годов XX века: Г.Федотова, Н. Лосского, братьев Трубецких. Много общего обнаруживают с этой линией взгляды Ф. Достоевского и Л. Толстого.

Другое направление, представленное идеологией западников, акцентируется на идеях общечеловеческого прогресса, приоритете мировой культуры над национальной, утверждает творческую силу разума над стихией народной почвы. Оно стремится вырвать Россию из границ ее национально-культурной обусловленности, мира, с точки зрения западников, косного, искусственно отгороженного от передовой цивилизации, мешающего прогрессу, вхождению страны в сообщество развитых народов. Эта центробежная, модернизаторская, революционно-освободительная линия русской культуры стимулирует ее динамизм, дает внешние толчки развитию, способствует приобщению к мировому целому. Она представлена не меньшим числом имен выдающихся деятелей культуры самых разных политических ориентацией, от либеральных (Н. Новиков, Т. Грановский, С. Соловьев, И. Тургенев, Н. Кавелин) до радикальных (А. Радищев, В. Белинский, А. Герцен, Н. Огарев, Д. Писарев, Н. Чернышевский, А. Добролюбов, М. Салтыков-Щедрин и т.д.).

"Умственное брожение" 30-40-х гг. власти пытались нейтрализовать созданием охранительной идеологии и усилением сословности образования. Министром просвещения графом С. С. Уваровым (1786- 1855) была сформулирована официальная идеология - "самодержавие, православие, народность".

Пореформенная культура

Пореформенное время, период конца XIX - начала XX веков, несмотря на свою непродолжительность, сыграл важную роль в истории русской культуры. Он подвел итог целой эпохе, выявил все скрытые направления и потенции культуры, расставил окончательные точки. Динамика культуры в Новое время обнаруживала устойчивую тенденцию к обмирщению и в конце концов реализовала ее в светском варианте, достигшем предела в начале XX века. Взлет научно-технической мысли определил смену ориентации в мировоззрении, способствовал отходу от религиозного в сторону научного понимания мира. Расцвет искусств выразился в нарастании все большего многообразия стилей, жанров, форм, быстрой смене изобразительных приемов и техник. Постепенно утрачивая сокровенную глубину, искусство тяготеет к выявлению специфики внешних форм и игре с ними. Однако поверхность, на которую вышел человек в своих неутомимых поисках смысла, оказалась неспособной всецело удовлетворить его. Трагизм культуры Новой эпохи отразил положение человека на распутье. Старые ценности уже не удовлетворяли, а новые выглядели, хотя и привлекательно внешне, но не отвечающими требованию глубин человеческого духа. Эстетизация мира, с одной стороны, и его огрубление, с другой, яркое свидетельство растерянности человека перед беспредельностью открывшегося ему мира.

Таким образом, новое время в России открывает эпоха Петра Великого (1689-1725). Страна вступает в полосу модернизации. Это общеевропейский процесс перехода от традиционного аграрного общества, основанного на почтении к авторитету, общинно-корпоративных ценностях, идеализации прошлого, к современному индустриальному.

В области культуры эпоха модернизации сопровождается автономизацией личности, ростом научного понимания мира, секуляризацией всех сфер сознания и жизни.

Первый ее этап приходится на XVIII век, когда закладывался фундамент нового общества и особенно сильно давала о себе знать ломка сложившегося образа мыслей, жизни и поведения.

Второй этап, XIX век, вошел в историю русской культуры как время создания ее классических образцов во всех видах искусства. Недаром он носит название "золотого века". Достигнув высшего своего взлета, русская светская культура к началу XX века обнаружила исчерпание своего оптимистического запала.

Начался ее третий, непродолжительный, но очень динамичный период, охвативший последнее десятилетие XIX и первые семнадцать лет XX века. Упаднические настроения в среде интеллигенции переплетались с бурным развитием поэзии, взлетом научного творчества. Так, сотканная из противоречий, русская культура и подошла к своему новому переломному рубежу.

2.8. Культурное развитие России в новейшее время

Зарождение советской культуры

Первое послереволюционное десятилетие сыграло важную роль в становлении новой советской культуры. Были заложены мировоззренческие основы нового строя, сформировалась плеяда молодых деятелей культуры, на коммунистических идеалах было воспитано первое поколение детей. Имела место широкая политизация общества, условия для которой обеспечивались ликвидацией неграмотности, расширением книгоиздательского дела. В культурном развитии эпохи столкнулись между собой две тенденции:

одна - спрямленного революционного натиска, количественного роста, схематизации реальности,

другая - глубокого осмысления закономерностей и противоречий переломного времени. Другим характерным признаком 20-х годов была пестрота литературно-художественной жизни, которую уже со второй половины пытались ввести в управляемое русло. В целом это было время интенсивных творческих поисков нового. В этот период доведена до логического конца сформировавшаяся в европейской мысли XVIII-XIX веков идея активного преобразования, переделки природы, создана концепция преобразования природы.

Вместе с тем цена революции для России и русской культуры весьма высока. Многие творцы культуры вынуждены были покинуть Россию. Российская эмиграция XX века дала удивительно много мировой культуре и науке. Можно привести немало имен людей, творивших в физике, химии, философии, литературе, биологии, живописи, скульптуре, которые создали целые направления, школы и явили миру великие примеры народного национального гения.

Культура 30-х годов: начало тоталитаризма

В 30-е годы в развитии культуры наступил новый этан. С относительным плюрализмом предыдущих времен было покончено. Все деятели литературы и искусства были объединены в единые унифицированные союзы. Утвердился один-единственный художественный метод - метод социалистического реализма. Новаторским порывам был положен конец. Были восстановлены в правах некоторые элементы национальной культурной традиции. Сложилась национальная модель тоталитаризма, государства, в котором практически полностью ликвидированы конституционные права и свободы. Окапалось восстановленным некое архаичное состояние общества. Человек оказался тотально вовлеченным в общественные структуры, а полная вовлеченность человека в массы одна из основных черт архаичного социального строя.

Вместе с тем при внешнем сходстве, например, с положением человека в Московском царстве, существовали серьезные отличия. Индустриализация общества придавала ему динамику, стабильность архаического общества была невозможна. Нестабильность положения человека в обществе, его неорганическая вовлеченность в социальные структуры заставляли человека еще больше дорожить своим социальным статусом.

Потребность в единении с другими людьми - естественная потребность человека любой культуры. Даже в индивидуалистической культуре Запада известно явление так называемого эскапизма, то есть бегства от свободы, отмеченное Э. Фроммом. Другое дело, когда эта потребность становится единственной и доминирующей. Тогда это мощный психологический корень социального утопизма, социальная опора для проектирования идеального общества. Любой подобный проект ведет к тоталитаризму, который в самом широком смысле этого слова - господство всеобщего над индивидуальным, безличного над личным, всех над одним.

Культурная ситуация второй половины XX века

Постсталинский период отечественной истории характеризуется медленным, постепенным, с зигзагами и отступлениями, восстановлением контактов и связей с мировой культурой, переосмысливается понимание роли личности, общечеловеческих ценностей. Культурную ситуацию второй половины XX века определяли кардинальные сдвиги в советской политической системе. С приходом в 1953 году к власти Н.С.Хрущева началась либерализация, затронувшая все сферы общественных отношений. Перелом в культуре обозначился уже в середине 60-х годов и давал о себе знать вплоть до конца 60-х, когда ему на смену выдвинулась иная альтернатива развития.

Период 70-середины 80-х годов в советской истории принято характеризовался противоречивыми тенденциями: с одной стороны, продолжалось плодотворное развитие всех сфер художественной и научной деятельности, укреплялась материальная база культуры, а с другой - усиливался идеологический контроль за культурой. В целом, весь советский период оказал серьезное воздействие на образ мышления народа, его ментальность, типичные черты личности русского человека.

Новый этап развития культуры пришелся на годы перестройки (1985-1991), в ходе которой развернулась интенсивная ломка сложившихся стереотипов на всех направлениях социокультурной жизни Перестройка как процесс трансформации советского общества теснейшим образом связана с культурой, игравшей огромную роль в духовной подготовке перемен. Культура стала стержнем идеологической перенастройки общества. Второй раз за столетие в России произошла настоящая культурная революция.

Современный период в развитии отечественной культуры

Завершающий современный период (1992 - по настоящее время) можно обозначить как переходный. Россия в очередной раз находится на перепутье. За последние годы в российском обществе были проведены радикальные преобразования, которые привели к основательным изменениям в экономическом, политическом, социальном и культурном планах. Все более значительное место в обществе занимают рыночные отношения. В нарастающей степени идет приватизация государственной и коллективной собственности и ее переход в частную собственность. Преобразуются институты исполнительной, законодательной и судебной власти. Меняется система государственного управления, в которой происходит все большая децентрализация. Идет процесс формирования многопартийности. В обществе складывается обстановка политического, идеологического, национального и религиозного плюрализма, выражающегося как в разнообразии частичных позиций и ориентаций, так и в их напряженной полемике и соперничестве.

Особенности динамики культуры России XX века. Особого осмысления в рамках XX столетия требует вопрос о предпосылках и качестве коренных изменений, происходивших в общественном сознании как минимум дважды: в 1917 г. и в период перестройки (1985-1991). Неоднозначно прочитываются 20-е и 60-е годы в истории советской культуры. Это было время перемен, общественного подъема, ожидания новизны. В динамике культуры мы сталкиваемся со своеобразным колебательным процессом. Точками высшего напряжения творческих усилий народа стали революционные эпохи, безжалостно уничтожавшие старый порядок, отжившие стереотипы культуры. Более спокойные фазы культурного развития - годы созидательного труда - 30-е, 50-е, 70-е. Культурное брожение в годы НЭПа и "оттепели" было своего рода либо отголоском, либо преддверием перемен в состоянии социокультурной среды. Постсоветскую фазу культурной эволюции страны (1992 - по настоящее время) вполне определенно можно квалифицировать как кризис. Поскольку мы являемся его современниками и непосредственными участниками, вынести вполне однозначное суждение о будущем отечественной культуры очень сложно. К позитивам, несомненно, относятся высокий духовно-нравственный и гражданско-патриотический потенциал отечественных культурных традиций, богатейшее наследие русской культуры и всеотзывчивость национального сознания.

Современные культуротворческие процессы, происходящие в России, - неразрывная часть общемирового развития конца XX - начала XXI веков. В ходе этих процессов меняется сама парадигма культурологического мышления, содержание культуры и ее место в жизни общества и каждого человека. Как бы ни сложилась судьба России в новом столетии, русская культура остается главным богатством страны и залогом единства нации.

9. Противоречия социокультурного развития современной России

Приведенный выше анализ исторической динамики русской культуры дает возможность выявить и некоторые общие социокультурные тенденции, характерные для современной России. За последние годы в российском обществе были проведены радикальные преобразования, которые привели к основательным изменениям в экономическом, политическом, социальном и культурном планах.

Подобная модернизация неизбежно развертывается через некоторые противоречия, накладывающиеся на реальную социально-экономическую, политическую и социокультурную специфику российского общества. Через выделение такого рода противоречий в социокультурном плане можно более системно представить себе общий характер происходящих процессов.

Первым противоречием процесса модернизации в сфере собственно культурной, наиболее очевидным и легко воспринимаемым, является противоречие между необходимостью быстрого обновления сложившегося культурного достояния и системы духовной регуляции, уже не отвечающей новыми потребностям общества, и сохранение того ценного , что поддерживает жизненно важные функции общества.. Это противоречие выливается как в российском обществе, так и в других странах, в противостояние, а подчас и в ожесточенную борьбу между модернизаторами и консерваторами, между западниками и сторонниками российской самобытности, между сторонниками новой индустрии культуры и ее перевода на рыночные отношения и теми, кто отстаивает гуманистическое достояние культуры прошлых эпох.

Поскольку обе сферы культуры имеют соответствующее функциональное значение для полноценного существования общества, поэтому их противостояние вызывает социальные, культурные и психологические разлады. Если критика негативных явлений в прошлой истории общества переходит в тотальное отрицание позитивных достижений в прошлом, в попытку создавать новую историю и культуру, то в общественном сознании широко распространяется ощущение утраты жизненных ориентиров и ценностей, ненормативности жизни. Новые прагматические ориентации не могут возместить весь комплекс утрачиваемых ценностей, так как важные сферы человеческого существования и социальной регуляции нуждаются в поддержании и постоянном воспроизводстве функциональных норм, ценностей и смыслов, вошедших в цивилизационное достояние нашего общества.

Утверждение утилитарных ориентаций, романтизация "здорового бизнеса" и поэтизация богатства и потребления могут заполнить лишь ограниченное место в культурном комплексе общества, за рамками которого по-прежнему необходимы идейно возвышенные, высокодуховные ориентации, устойчивые идеалы и представления о должном и достойном.

Второе противоречие - между необходимостью широкого заимствования современного мирового опыта и сохранением самобытности общества, без которого оно перестает быть самостоятельным субъектом мировых отношений. Широкая открытость современного российского общества облегчает усвоение новейших достижений внешнего мира, прежде всего высокоразвитых стран. Однако оборотной стороной такой открытости становится чрезмерное имитаторство, перенос излишних элементов чужеродных культур, что приводит к подрыву собственного культурного достояния. Слепое копирование образцов чужеземной культуры, без должной адаптации к своему достоянию, оборачивается не только духовным, но и социальным разладом, порождающим реакцию отторжения. Происходит растущее расхождение между классовыми и социальными группами, центром и провинцией, поколениями.

В настоящее время в мировых культурных процессах, несмотря на преобладание западной культуры, сохраняются и устойчивые структуры других мировых цивилизаций. Россия имеет свои цивилизационные характеристики, и хотя эти характеристики отличаются противоречивостью, общество не может допустить отрыва от своего культурного достояния.

Распад централизованного государства, связанного прежде с Российской империей, а затем с СССР, не означает устранения исторически складывающихся связей и отношений с Востоком. Взаимодействие России с восточными регионами -постоянный фактор ее истории и важнейший компонент ее социокультурного и геополитического устройства. Вместе с тем, Россия издавна втянута в орбиту западной цивилизации и соединяет в себе оба начала, что создает постоянное поле острых противоречий. В этом соединении противоречивых начал - та важнейшая составляющая, которая постоянно формировала и продолжает формировать облик России.

Третье противоречие - между процессами национальной консолидации, которые сопутствуют процессам модернизации, и поддержанием межнационального взаимодействия.

Распад единой централизованной политической и культурно-идеологической системы регуляции бывшего СССР выявляет отсутствие устойчивых общих механизмов интеграции и стабилизации общественных отношений. В этих условиях естественно происходит реставрация прежних форм социокультурной саморегуляции более низкого уровня, отличающихся локальностью в пространственных и временных измерениях.

Характерной особенностью современных процессов, которые протекают в постсоветском обществе, является сильное проявление именно этнического фактора, наряду с национальным или цивилизационным, а подчас и его преобладание. Этнические общности, основанные на единстве "крови и почвы", то есть генетического родства и сходства природно-хозяйственной среды, становятся важной формой первичной самоидентификации локальных общностей в силу ослабления всех связей более высокого уровня. Этнические ориентации не соотносятся ни с экономическими, ни с общеполитическими принципами, разрывая все связи более высокого порядка как "имперские" и как "посягательство" на местную идентичность. Отстаивая принцип консолидации на основе этнической идентичности, этноцентризм оказался способным идти вразрез с потребностью в национальной консолидации разнородных генетических и лингвистических групп и цивилизационным устроением судеб разных культурных общностей. Тем самым этноцентризм становится одним из факторов дестабилизации отношений.

Конечно, для разных этнических общностей России и стран СНГ национализм предстает в различном содержании.

Для одних задача состоит прежде всего в преодолении общинной, клановой и родоплеменной раздробленности, хотя бы и через вытеснение представителей других этнических групп.

Для других - в преодолении собственно этнических рамок национальной консолидации, во взаимной адаптации к приемлемым общим ценностям, нормам и смыслам.

Поэтому важной социокультурной проблемой становится налаживание межкультурных взаимоотношений на территории бывшего СССР. Оживление национализма усиливает культурную разнородность населения, не устраняемую отныне ни общей национальной культурой, ни общей государственной системой. Однако национально-территориальное размежевание в условиях бывшего СССР оказывается крайне затруднительным, так как в течение нескольких веков в едином политическом и социокультурном пространстве происходило перемещение и смешивание населения. Тенденции к размежеванию приводят к ожесточенным конфликтам, перерастающим в военные столкновения. Попытки урегулирования таких столкновений на основе посредничества оказываются неустойчивыми, зависящими от соотношения сил. Очевидно, что долговременное урегулирование и прочая стабилизация как межнациональных, так и социальных отношений могут быть обеспечены только в ходе длительного формирования фундаментальных наднациональных принципов и их соответствующего институционального обеспечения.

Межконфессиональные противоречия современного социокультурного пространства

В дополнение к этнонациональным противоречиям в геокультурном пространстве бывшего СССР интенсивно проявляются и межконфессиональные расхождения, которые сопутствуют процессам широкого оживления религиозных верований. Само по себе такое оживление неизбежно, и в культурологическом плане можно выделить несколько важнейших причин, способствующих такому оживлению. Прежде всего прогрессирующее падение доверия к государству, неспособному решить многие насущные проблемы жизнеобеспечения, а нередко и защиты своих граждан от насилия, побуждает многих людей искать защиты и поддержки, надежду на будущее в религии.

Кроме того, продолжающийся рост национального самосознания народов России сопровождается активным обращение многих граждан к истории, древним традициям, к ценностям религии, с которыми эти народы были связаны в течение многих веков и которые воспринимаются ими как национальные.

К усилению влияния религии на различные слои населения ведут обострившиеся межнациональные отношения, поскольку лидеры противоборствующих сторон и силы, выступающие за скорейшее их примирение, за прекращение и предотвращение межэтнических конфликтов, стремятся максимально использовать разноплановый потенциал религий и их институтов. Вместе с тем, усиленная политизация, означающая включение в политическую борьбу различных общественных движений и связанное с этим желание заполучить поддержку религиозных организаций и служителей культа, стимулирует усиление социальной активности духовенства, повышает его авторитет в массовом сознании, способствует росту привлекательности религиозных ценностей.

Таким образом, культура российской цивилизации представляет собой сложное, многоуровневое, противоречивое образование, формирующее обустройство большого общества на огромном геокультурном пространстве Евразии. Поэтому всякое полноценное подлинное научное рассмотрение современных или прошлых проблем этого общества, а равным образом и выявление перспектив его изменения требует учета разных сторон, измерений, уровней и компонентов. Соответственно, и всякая практическая работа по налаживанию, поддержанию или модернизации социокультурных компонентов общественной регуляции должна происходить на основе взаимодействия различных институтов и с учетом тех разнообразных компонентов, которые и составляют культурную систему.

Динамика отечественной культуры раскрывает характер, обстоятельства, причины изменений, происходящих в нашем обществе, описывает стадии эволюции культурно-исторического процесса, выдвигает критерии и на их основе оценивает действительность. В качестве главного мерила в настоящее время выступает гуманитарный вектор культуры, позволяющий проследить в любом изменении меру прироста духовной составляющей человечества.

Культура - явление целостное и органическое. Искусственно она не конструируется и не трансформируется. Подобные эксперименты, и это подтвердила история отечественной культуры, ведут только к ее повреждению и разрушению. В настоящее время все более прочно в общественном сознании утверждается идея специфичности и многообразия развития разных культур, каждая из которых по-своему встраивается в общемировой цивилизационный процесс, опираясь на свои духовно-нравственные архетипы.

Список литературы

Балакина Т.И. Мировая художественная культура. Россия IX - нач. XX века -М., 2000.

Дмитриева Н. А. Краткая история искусств. - М., 1989.

Зезина М.Р., Кошман Л.В., Шульгин В.С. История русской культуры. - М., 1990.

Ильина Т.В. История искусств. Отечественное искусство. - М., 1994.

Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. - М., 1997.

Культура: теории и проблемы. - М., 1995.

Культурология / Под ред. Г.В.Драча. - Ростов-на-Дону, 2000.

Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства /ХVIII-начало XIX века/.- Спб.,1994.

Очерки русской культуры XVII века.- М.,1979.

Очерки русской культуры XVIII века. - М., 1985-1990, - Ч. 1-4.

Панченко А. М. Русская культура в канун петровских реформ. - Л., 1984.

Познанский В. В. Очерк формирования русской национальной культуры. -М.,1975.

Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. - М., 1994.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://websites.pfu.edu.ru/IDO/ffec/


Случайные файлы

Файл
7451-1.rtf
90651.rtf
36408.rtf
3944.doc
17579.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.