Англо-русское соперничество в Иране (61190)

Посмотреть архив целиком
















Англо-русское соперничество в Иране


Содержание


1. Иран в экспансионистских планах Англии и России на ближнем востоке в начале XIX века

2. Англо-иранское сближение во время русско-иранских войн первой трети XIX века

3. Борьба Ирана за Герат в 1837-1838 гг.: проба сил России и Англии на среднем востоке

4. Проникновение английского и русского капитала в Иран в 40-60-х гг. XIX века

Список использованных источников


1. Иран в экспансионистских планах Англии и России на ближнем востоке в начале XIX века


Многократные опустошительные завоевания, непрерывные междоусобные феодальные войны, а также набеги кочевых племен на оседлые районы приводили к разорению деревень и городов, разрушению оросительных систем в Иране. Все это тормозило его экономическое и общественное развитие и было главной причиной того, что Иран к концу XVIII в. продолжал оставаться отсталой страной с господством традиционных отношений. Общественно-экономическая отсталость Ирана сказывалась также и в упадке культуры.

Несмотря на свою экономическую, политическую и культурную отсталость, Иран к концу XVIII в. еще не был ни колониальной, ни зависимой от европейских держав страной. В 1763 г. Керим-хан Зенд предоставил англичанам ряд льгот и привилегий, в том числе неподсудность англичан иранским судам, право свободной торговли, право основать в Бушире укрепленную торговую факторию и др. [17, с.234].

С конца XVIII в. Ближний и Средний Восток приобретает особый вес в международной политике. Государства этого региона начинают рассматриваться как возможные союзники и противники в дипломатической и военной борьбе европейских держав. Выгодное географическое положение Ирана на подступах к Индии, Средней Азии и Кавказу определяло его место в острой политической борьбе европейских держав и России за влияние и господство в этом регионе.

Иран не сразу осознал опасность военно-политического и экономического воздействия европейских государств. Ага-Мохаммад-хан Каджар, успешно устранивший своих соперников и уверенно шедший к шахскому престолу, считал, что у Ирана есть внутренний потенциал для превращения в сильное государство, которое могло бы проводить активную независимую политику и оказывать влияние на соседние государства и народы.

Каджары были заинтересованы в поддержке России: признание их правителями прикаспийских областей со стороны России укрепляло авторитет и положение каджарских ханов.

Ага-Мохаммад-хан обменялся дружественными письмами с российским канцлером Г.А. Потемкиным. В 1787 г. он заверял Потемкина, что будет свято соблюдать все трактаты, которые будут заключены между Ираном и Россией, окажет покровительство российским купцам.

Однако отношения Ага-Мохаммад-хана с российскими властями стремительно ухудшались. В 1793 г., по сообщению российского консула в Иране Михаила Скибиневского, "Энзели оставлен, дом консульский разорен и все селение российское персиянами истреблено [23, с.27].

Военный поход Ага-Мохаммада в 1795 г. в Грузию, перешедшую в 1783 г. под протекторат России, и разорение Тифлиса вызвали ответные шаги России. По мнению известного иранского ученого Сайда Нафиси, этот поход в Грузию "посеял ненависть в Грузии к Ирану и заставил ее искать помощи у России" [23, с.27], привел к сокращению культурных и политических связей Грузии с Ираном.

На рубеже XVIII-XIX вв. район Персидского залива не представлял собой однородного целого. Если до этого его история была тесно связана с историей Ирана, то с начала XIX в. южное побережье и прилежащие острова все в большей степени обособляются от собственно Ирана. Причина этого явления крылась в двух обстоятельствах: во-первых, в слабости Ирана и, во-вторых, в английском вмешательстве.

Усилия английской дипломатии в первой половине XIX в. были направлены на выполнение одной из важнейших задач внешнеполитического курса Великобритании - обеспечение захвата колоний и их эксплуатации, а также создание опорных пунктов на пути из метрополии на Восток. Уже в вначале XIX века Великобритания была могущественной колониальной державой, обеспечившей себе монополию в торговле и судоходстве. Английская политика в колониях все больше подчинялась интересам промышленной буржуазии, колониальная политика все более отождествлялась с политикой торговой. Быстрое развитие британской промышленности со всей остротой поставило перед буржуазией вопрос о сбыте: всемерное использование существовавших рынков и открытие новых стало жизненной проблемой для экономики Англии.

Соперничество Англии с другими европейскими державами требовало изменения ее колониальной политики. Развитие капитализма в странах Европы в первой половине XIX в. вело к усилению их колониальной экспансии в Азии, а также в примыкающих к Средиземному морю районах Африки. Главные европейские страны того времени (Англия, Франция, Россия) стремились овладеть транзитными путями, обеспечить себе базы для дальнейшей экспансии.

Непосредственным создателем и исполнителем конкретного плана колонизации района Персидского залива в начале XIX в. был офицер колониальной армии в Индии Джон Малькольм (1769-1833 гг.). Изучавшая деятельность Малькольма в Иране Н.Н. Туманович отмечает в своем исследовании, что помимо политических целей перед его миссией ставились задачи стратегической разведки: "изучить общее положение в Иране, изыскать возможности, чтобы ввести Иран в русло английской политики, принудить иранские правящие круги подчиняться английскому диктату, превратить Иран в плацдарм экспансии в район Каспийского моря и Среднюю Азию" [35, с.64].

План колонизации района Персидского залива, составленный Малькольмом в первые же годы XIX в., был основан на регулярно поступавшей подробной информации о положении в этом районе, которую поставляли британские агенты, осевшие здесь в результате двухвековой разведывательной деятельности Англии на Ближнем Востоке. Основные положения плана следующие:

1)"государства и феодальные княжества Персии, Восточной Турции и Аравии следует считать не "настоящими правительствами", а "странами, которые любая нация, чьим интересам это содействует", может использовать в своих целях" [35, с.64]. Именно Англии, по убеждению Малькольма, надлежало стать такой нацией, с тем чтобы установить свою власть в названных странах, превратив их в орудие своей политики, а затем в колонии.

2)"с учреждением базы в Персидском заливе, который затем должен стать рынком нашей торговли, местом наших политических переговоров и складом военных припасов, мы сможем утвердить местное влияние и применить силу, которая не только изгонит другие европейские нации из этого района, но и даст нам возможность вести переговоры и военные операции в таких масштабах, какие мы пожелаем. Нам нужно укрепиться в Персидском заливе, чтобы быть способными внушать те чувства надежды и страха, которые должны испытывать все государства в этой части земного шара еще до того, как мы сможем надеяться установить с ними какие-либо отношения… выгодные для нас. Если мы упрочимся. в Персидском заливе, мы добьемся в дальнейшем всего, чего пожелаем. Отсюда можно угрожать Персии, Аравии и Турции" [35, с.64-65].

Малькольм предлагал приступить к осуществлению колониальных захватов немедленно, чтобы опередить конкурентов, и, прежде всего, нанести удар по острову Харк.

Чтобы предупредить антианглийское сопротивление, Малькольм рекомендовал содействовать междоусобицам и сопровождающей их разрухе.

Таким образом, в плане Малькольма совершенно четко названы цели, которые преследовали англичане, добиваясь контроля над районом Персидского залива: сделать его рынком сбыта своих товаров, политическим центром Англии на Ближнем Востоке, военной базой, опираясь на которую они смогут противостоять любым конкурентам и предпринять военные действия против Ирана, Аравии, Турции в таких масштабах, какие позволили бы им хозяйничать здесь так же, как в Индии.

Не менее ясно перечислены и средства к достижению этих целей: первый шаг - захват острова Харк и превращение его в опорный пункт; второй шаг - вмешательство во внутренние дела прилежащих стран, с тем чтобы привести их в состояние полной анархии и междоусобицы, предупредить антианглийскую борьбу и облегчить себе подчинение этих стран; третий шаг - открытый диктат в Иране, Турции, Аравии, превращение района залива в целом в колониальное владение и плацдарм для дальнейшей экспансии [35, с.65].

Политика России на Кавказе в начале XIX в. в значительной степени носила военно-стратегический характер, укрепляла позиции царизма в Закавказье, в районах Черного и Каспийского морей, способствовала дальнейшему расширению ее экономического и политического влияния в странах, тяготеющих к Каспию. Более всего российских сановников интересовало, однако, развитие торгово-политических отношений со среднеазиатскими ханствами, с которыми у нее были давние исторические связи. Улучшение условий экономических связей с Востоком было частью обширной программы, намеченной в первом десятилетии XIX в. для укрепления торгового могущества Российской империи, расширения сбыта ее промышленной и сельскохозяйственной продукции, ее роли в транзитной торговле. Вместе с тем многочисленные документы и исследования политики России в первой половине XIX в. свидетельствуют о том, что российские власти не проявляли серьезных агрессивных намерений в отношении среднеазиатских ханств: они ограничивались расплывчатыми рассуждениями о том, что в Бухаре, Хиве и Коканде должно преобладать влияние России. Между тем развитие производительных сил стимулировало интерес русских предпринимателей к азиатским рынкам, в том числе и к среднеазиатским [39, с.389].


Случайные файлы

Файл
72818.rtf
124764.rtf
69308.rtf
77151-1.rtf
89632.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.