Сталинградская битва (61186)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

сталинградский историк битва война

На планете Земля есть города, судьбы которых оставили заметный след в истории. К ним относится и старинный русский город Волгоград (ранее Царицын, Сталинград).

В период Великой Отечественной войны Сталинград приобрел всемирную славу легендарной борьбой против фашистских агрессоров. Сталинградская битва отличалась грандиозными масштабами и невероятно высоким накалом борьбы. В ходе её советские воины проявили высочайшую стойкость, самопожертвование, боевое мастерство.

Даже спустя более 60 лет, Сталинградская битва продолжает привлекать большое внимание историков и писателей, как в нашей стране, так и за ее пределами.

Цель работы: исследование Сталинградской битвы, как одной из важнейших сражений во Второй мировой войне.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Проанализировать литературу и источники по теме курсовой работы.

  2. Сравнить точки зрения советских, российских и зарубежных историков на Сталинградскую битву.

  3. На основе анализа литературу и источников сделать свои выводы.

Историография по данной теме настолько многочисленна и противоречива, что её анализу выделена отдельная глава курсовой работы.

Среди использованной литературы хочется выделить труд академика А.М. Самсонова «Сталинградская битва», который и по сей день считается фундаментальным трудом по истории Сталинградской битвы.

Среди вышедших в последнее время книг выделяется сборник документальных материалов «Сталинградская битва», подготовленный авторским коллективом Министерства обороны РФ под руководством генерал-лейтенанта В.А. Жилина.

Среди последних отечественных изданий, используемых для написания курсовой работы большой интерес представляет подготовленная Институтом военной истории Министерства обороны Российской Федерации «Отечественная военная история». В третьем томе которой рассмотрены вопросы военной истории России с 1939 по 19990- е годы, в том числе есть и отдельная глава, посвященная Сталинградской битве.




1. Новые подходы в историографии Сталинградской битвы


Историография Великой Отечественной войны, и Сталинградской битвы в частности, довольно многочисленна.

Из исследовательских работ следует отметить монографию ирландского историка Дж. Робертса «Сталинград. Битва, которая изменила историю», а также работу историка из США А. Аксела «Герои России», одна из глав которой посвящена герою Сталинграда снайперу Василию Зайцеву.

Тот факт, что монографии Дж. Робертса, А. Аксела, появившаяся несколько лет назад книга британца Э. Бивора «Сталинград» и другие издания разошлись во многих странах десятками тысяч экземпляров, свидетельствует о высоком интересе к Сталинградской битве за рубежом. Косвенным образом это подтверждается и успехом голливудского кинофильма «Враг у ворот», снятого в США по мотивам известной работы У. Крейга, а также широким резонансом, который вызвала посвященная 60-летию победы под Сталинградом встреча в Вашингтоне российских историков с американской общественностью, организованная в марте 2003 года Смитсоновским институтом при участии посольства Российской Федерации.

Продолжающееся изучение Сталинградской битвы, появление в последние годы новых документов и мемуарных свидетельств расширило базу исторических исследований, дало возможность существенно дополнить представления историков о характере и ходе военного противоборства на советско-германском фронте летом 1942 – зимой 1943 года.

Традиционно считается, что битва за Сталинград продолжалась 200 суток (17.07.1942 – 2.03.1943). В новейшей литературе, однако, встречается предложение включить в ее хронологические рамки оборонительные действия советских войск на Воронежском и Донбасском направлениях, начиная с 28 июня. В этот день ударная группировка армейской группы «Вейхс» перешла в наступление против войск Брянского фронта, – была начата «главная операция» летней кампании 1942 года, планом которой предусматривалось овладение Сталинградом и нефтеносными районами Кавказа.

В развернувшемся ожесточенном сражении участвовали миллионные армии, многие тысячи единиц боевой техники. Чрезвычайно велики были потери сторон. Войска Германии и ее сателлитов потеряли 1,5 млн человек (что составило примерно четвертую часть действовавших на советско-германском фронте сил), Красная армия – 1 млн. 130 тыс. человек. Поражение под Сталинградом явилось настоящей катастрофой для стран фашистского блока. В то же время стало ясно, что победа антигитлеровской коалиции неминуема. Во всем мире Сталинград стал восприниматься как символ стойкости советского народа, символ победы над фашизмом.

Окружение и разгром советскими войсками вражеской группировки под Сталинградом справедливо признается решающим событием, предопределившим изменение военно-стратегической обстановки в пользу стран антигитлеровской коалиции и знаменовавшим коренной перелом в ходе Великой Отечественной и Второй мировой войн. В то же время в современной литературе контрнаступление под Сталинградом (операция «Уран») предлагается рассматривать в общем контексте наступательных замыслов Ставки ВГК. В частности, внимание историков привлечено к сражениям на Центральном направлении, а именно 2-й Ржевско-Сычевской операции (операции «Марс»), проводившейся войсками Западного и Калининского фронтов в ноябре–декабре 1942 года.

В прежние годы эта операция не получила достаточного освещения в отечественной историографии. Оживление интереса к вопросу о значении событий в районе Ржевского выступа для исхода Сталинградской битвы в настоящее время не в последнюю очередь связано с появлением монографии американского историка Д. Глэнца «Крупнейшее поражение маршала Жукова», в которой операции «Марс» приписывается самостоятельное значение, и она рассматривается как равнозначная по масштабу и значению операции «Уран». Согласно Глэнцу, окружение и разгром 9-й армии вермахта под Ржевом должно было наряду с наступлением под Сталинградом стать основным звеном в цепи громких побед Красной армии зимой 1942/43 года, что могло бы привести к поражению Германии уже в 1943 году.

Д. Робертс, критикуя вслед за Глэнцем советских историков за «принижение» значения операции «Марс», обращает внимание на названия планировавшихся Ставкой ВГК операций. «Если посмотреть на замысел стратегических наступательных действий командования Красной армии в кампании 1942/43 года, – пишет он, – то можно заметить, что запланированные тогда операции располагались на карте с севера на юг точно в таком же порядке, в каком убывали от солнца те планеты, названия которых они как раз и носили – Марс, Юпитер, Сатурн и Уран».

Эта точка зрения оказалась привлекательной для некоторых российских историков, согласившихся считать операцию «Марс» провальной и возложить ответственность за это на Г.К. Жукова.

Действительно, ставшие известными историкам в последнее время материалы позволяют дать убедительное обоснование тезиса о тесной взаимосвязи победы под Сталинградом с развитием событий на других участках фронта, прежде всего – на западном (московском) направлении. Тем не менее, обстоятельства подготовки и проведения операции «Марс», а также некоторые важные детали (в частности, сообщение П.А. Судоплатова о том, что советской контрразведкой немцам были переданы сведения о планирующемся наступлении под Ржевом), вынуждают рассматривать итоги операции «Марс» прежде всего в контексте общей ситуации на всем советско-германском фронте: несмотря на неудачу наступления под Ржевом, советское командование в целом переиграло противника в стратегическом плане, воспрепятствовав переброске немецких войск с московского направления на юг и обезопасив себя от вероятного удара вермахта на Москву.

В числе других дискуссионных вопросов истории Сталинградской битвы особое место занимает оценка приказа Народного комиссара обороны №227 от 28 июля 1942 года об итогах первого года войны и мерах по наведению порядка и дисциплины в войсках, известного как «Ни шагу назад!» Приказ требовал укрепления дисциплины самыми жестокими мерами. Предусматривалось создание штрафных подразделений, а также заградительных отрядов, которые должны были располагаться в тылу дивизий с задачей в случае паники и беспорядочного отхода частей расстреливать на месте паникеров и трусов. (Следует помнить, что формирование заградительных отрядов в Красной Армии практиковалось с сентября 1941 г.)

С конца 1980-х годов приказ №227 стал рассматриваться как очередное преступление власти, пример некомпетентного вмешательства Сталина в руководство войсками, неоправданной жестокости, ставшей одной из причин огромных потерь Красной армии.

Такой подход в некотором смысле является традиционным для создававшейся на Западе историко-публицистической литературы о Второй мировой войне, где стойкость и мужество советских воинов чаще всего объяснялись страхом перед «железной дисциплиной комиссаров» и «расстрельными командами».

В российской историографии соответствующие оценки Приказа получили распространение лишь недавно. В предисловии к изданному в серии «Русский Архив: Великая Отечественная» сборнику приказов Наркома обороны за 1941–1942 годы, например, предусматривавшиеся приказом №227 мероприятия по укреплению дисциплины характеризуются как «аморальные», «циничные», «фашистские», «нечеловеческие методы принуждения русских воинов к ведению боевых действий», которым нет примеров в истории России.

Со стороны ветеранов войны, профессиональных военных не раз раздавались возражения против такой оценки приказа и его роли в событиях на фронтах Великой Отечественной. Генерал армии Герой Советского Союза П.Н. Лащенко, например, на страницах «Военно-исторического журнала» вспоминал: «…мы восприняли приказ как управу на паникеров и шкурников, маловеров и тех, для кого собственная жизнь дороже судьбы своего народа, своих родных и близких, пославших их на фронт».

В литературе, изданной к 60-летнему юбилею победы под Сталинградом, также можно встретить осуждающие оценки Приказа №227. Авторы брошюры «Битва за Сталинград», например, не скрывают своего раздражения содержанием приказа, считая, что в нем «во всех бедах государства огульно обвинялась вся Красная армия», в то время как главным их виновником являлся Верховный Главнокомандующий, а также «те высокопоставленные профессионалы, которые соглашались с его неправильными решениями по ведению военных действий», однако о своей ответственности за поражения Красной армии И.В. Сталин в Приказе №227 умолчал.

Такого рода оценки основаны на неявном предположении, что советские войска и без всяких приказов и дополнительных административных мер всегда и везде были готовы «стоять насмерть». Заградотряды, да и вообще войска НКВД, только мешали армии исполнять свой долг. Сегодня, когда наше представление о войне базируется на значительно более широком и разнообразном комплексе источников, чем в прежние времена, такое представление нельзя не признать односторонним. Пожелание же относительно необходимости в приказах Верховного Главнокомандования сообщать «всю правду» о масштабах постигших страну утрат и поражений, каяться за совершенные ошибки в управлении войсками выглядит по меньшей мере наивным.

Историки и публицисты, сетующие на «антигуманный» характер Приказа №227, избегают сопоставления действий советского командования с мерами, предпринимавшимися в армиях других воюющих стран. Соблюдение принципа историзма, помещение сталинского приказа в широкий исторический контекст немедленно выявляет беспочвенность его рассмотрения как проявления беспрецедентной жестокости, свойственной «коммунистической системе» и ее представителям, не признававшим ценности человеческой жизни и готовым поэтому громоздить по любому поводу гекатомбы трупов.

Было ли нечто «новаторское» в самой постановке вопроса – запрете частям отступать без приказа? Очевидно, в любой армии оставление солдатом своего поста, частью своей позиции без приказа вышестоящего командира рассматривается как ЧП, в условиях военного времени – как преступление. В России эта норма была закреплена в воинских уставах в период создания регулярной армии ещё Петром I.

Фарисействующие публицисты, используя факт создания штрафных частей и заградительных отрядов для осуждения «тоталитарного режима» и лично И.В. Сталина, избегают сопоставления даже с вермахтом. Что, тем не менее, не мешает им восторгаться «профессионализмом» немецкого генералитета. Известно, однако, что в период кризиса немецкой армии под Москвой Гитлер в числе других мер по стабилизации обстановки издал 16 декабря 1941 года приказ, запрещавший самовольное оставление позиций и требовавший от войск группы армий «Центр» «фанатичного сопротивления». В войсках было создано около 100 штрафных рот. Что касается заградотрядов, в вермахте их функции выполняли подразделения фельджандармерии. Генералы, допускавшие отход частей, немедленно снимались со своих постов. Командующий 2-й армией генерал Шмидт отдал приказ выявлять лиц, которые осмеливались вести пораженческие разговоры, и для наглядного примера другим немедленно их расстреливать.

Командиры вермахта в зависимости от обстановки и без указаний свыше были готовы к применению к подчиненным самых строгих мер дисциплинарного воздействия. Вот, например, рекомендации генерала Габленца командованию 384-й пехотной дивизии (осень 1942 г.): «Командирам следует быть строже… Дезертиров должен судить военный трибунал. Солдат, уснувший на боевом посту, заслуживает расстрела на месте».

Так что борьба с дезертирством и паникерством велась во всех армиях и во все исторические эпохи. Можно ли обосновать с опорой на фактические данные утверждение, что с появлением приказа «Ни шагу назад!» репрессии в Красной армии приняли беспримерный характер? Частичное представление о масштабах репрессий дает следующая статистика: так, в период с 1 октября 1942 года по 1 февраля 1943 года в частях Донского фронта были арестованы 203 «паникера и труса», из которых были расстреляны 49 человек, направлены в штрафные подразделения 139 человек. Еще 120 человек, по данным Особого отдела фронта, были расстреляны «перед строем по постановлениям особых органов». Много это или мало? Для сравнения: численность войск Донского фронта к началу Сталинградской наступательной операции составляла 307,5 тыс. чел. Что касается штрафных частей, то известно, что с сентября до конца 1942 года в штрафные роты и батальоны Красной армии были направлены 24 тыс. 993 чел. Общая же среднемесячная списочная численность личного состава действующих фронтов в четвертом квартале 1942 года составляла 6 млн 343 тыс. чел.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что существует множество, подчас противоположных точек зрения на хронологические рамки, итоги, истоки победы Сталинградской битвы. В чем сходятся практически все авторы, так это в том, что Сталинградская битва стала переломным сражением в Великой Отечественной и Второй мировой войне.




2. Ход военной операции


2.1 Предшествующие события


22 июня 1941 года Германия и её союзники вторглись на территорию Советского Союза, быстро продвигаясь вглубь. Потерпев поражения в ходе боёв летом–осенью 1941, советские войска контратаковали во время битвы за Москву в декабре 1941 года. Истощённые немецкие войска, плохо экипированные для боевых действий зимой и с растянутыми тылами, были остановлены на подступах к столице и отброшены назад.

Зимой 1941–1942 гг. фронт, в конце концов, стабилизировался. Планы нового наступления на Москву были отвергнуты Гитлером, несмотря на то, что его генералы настаивали именно на этом варианте – он считал, что атака на Москву была бы слишком предсказуемой.

По всем этим причинам немецкое командование рассматривало планы новых наступлений на севере и юге. Наступление на юг СССР обеспечило бы контроль над нефтяными месторождениями Кавказа (районов Грозного и Баку), а также над рекой Волгой – главной транспортной артерией, связывавшей европейскую часть страны с Закавказьем и Средней Азией. Победа Германии на юге Советского Союза могла бы серьёзно повредить советскую военную машину и экономику.

Советское руководство, ободрённое успехами под Москвой, попыталось перехватить стратегическую инициативу и в мае 1942 бросило крупные силы в наступление под Харьковом. Наступление началось из Барвенковского выступа южнее Харькова, который образовался в результате зимнего наступления Юго-Западного Фронта (особенностью этого наступления было использование нового советского подвижного соединения – танкового корпуса, который по количеству танков и артиллерии примерно соответствовал немецкой танковой дивизии, но значительно уступал ей по числу мотопехоты). Немцы же в это время параллельно планировали операцию по срезанию Барвенковского выступа.

Наступление Красной Армии оказалось настолько неожиданным для вермахта, что едва не кончилось катастрофой для группы армий «Юг». Однако немцы решили не менять планы и, благодаря концентрации войск на флангах выступа, прорвали оборону советских войск. Большая часть Юго-Западного Фронта оказалась в окружении. В последующих трёхнедельных боях, известных, как «вторая битва за Харьков», наступающие части Красной Армии потерпели тяжёлое поражение. Только в плен по немецким данным попало более 200 тыс. человек (по советским архивным данным безвозвратные потери РККА составили 170 958 человек), было потеряно много тяжёлого вооружения. После этого фронт южнее Воронежа оказался практически открыт. Ключ к Кавказу, город Ростов-на-Дону, который в ноябре 1941 удалось отстоять с таким трудом, был потерян.

После Харьковской катастрофы Красной Армии в мае 1942, Гитлер вмешался в стратегическое планирование, приказав группе армий «Юг» разделиться на две. Группа армий «А» должна была продолжить наступление на Северный Кавказ. Группа армий «Б», включающая 6-ю армию Фридриха Паулюса и 4-ю танковую армию Г. Гота, должна была двигаться на восток по направлению к Волге и Сталинграду.


2.2 Наступление немецких войск


Захват Сталинграда был очень важен Гитлеру по нескольким причинам. Это был главный индустриальный город на берегах Волги и жизненно важный транспортный маршрут между Каспийским морем и северной Россией. Захват Сталинграда обеспечил бы безопасность на левом фланге немецких армий, наступающих на Кавказ. Наконец, сам факт, что город носил имя Сталина – главного врага Гитлера – делал захват города выигрышным идеологическим и пропагандистским ходом.

У летнего наступления было кодовое название «Fall Blau» (нем. «вариант синий»). В нём участвовали VI и XVII армии вермахта и 1-ю танковую с 4-й танковой армиями. Операция «Блау» началась наступлением группы армий «Юг» на войска Брянского фронта севернее и войска Юго-Западного фронта южнее Воронежа. Стоит отметить, что, несмотря на двухмесячный перерыв в активных боевых действиях, для войск Брянского фронта результат оказался не менее катастрофичным, чем для потрёпанных майскими боями войск Юго-Западного. В первый же день операции оба советских фронта были прорваны на десятки километров вглубь и немцы устремились к Дону. Советские войска могли противопоставить только слабое сопротивление в громадных пустынных степях, а потом и вовсе стали стекаться на восток в полнейшем беспорядке. Завершились полным провалом и попытки заново сформировать оборону, когда немецкие подразделения вышли на советские оборонительные позиции с фланга. В середине июля несколько дивизий Красной Армии попали в котёл на юге Воронежской области, в районе села Миллерово

Одним из немаловажных факторов, сорвавших планы немцев стал провал наступательной операции на Воронеж. Без труда захватив правобережную часть города, противник не смог развить успех, и линия фронта выровнялась по реке Воронеж. Левый берег остался за советскими войсками и неоднократные попытки немцев выбить Красную Армию с левого берега не увенчались успехом. У немецких войск иссякли ресурсы для продолжения наступательных действий и бои за Воронеж перешли в позиционную фазу. В связи с тем, что основные силы германской армии были направлены на Сталинград, наступление на Воронеж было остановлено, наиболее боеспособные части с фронта сняты и переданы в 6-ю армию Паулюса. Впоследствии этот фактор сыграл немаловажную роль в разгроме немецких войск под Сталинградом (Воронежско – Касторненская операция).

После взятия Ростова, Гитлер передал 4-ю танковую армию из группы А (наступавшей на Кавказ) в группу «Б», нацеленную на восток к Волге и Сталинграду.

Первоначальное наступление 6-й армии было настолько успешным, что Гитлер вмешался вновь, приказав 4-й танковой армии присоединиться к группе армий «Юг» (А). В результате этого образовалась огромная «пробка», когда 4-й и 6-й армиям потребовалось в зоне действий несколько дорог. Обе армии намертво застряли, причём задержка оказалась довольно долгой и замедлила наступление немцев на одну неделю. С замедленным наступлением Гитлер поменял своё мнение и переназначил цель 4-й танковой армии обратно на Сталинградское направление.


2.3 Начало битвы. Сражения в городе


К концу июля немцы оттеснили советские войска за Дон. Линия обороны протянулась на сотни километров с севера на юг вдоль Дона. Чтобы организовать оборону вдоль реки, немцам пришлось использовать помимо своей 2-й армии, армии своих итальянских, венгерских и румынских союзников. 6-я армия была всего лишь в нескольких десятках километров от Сталинграда, и 4-я танковая, находясь на юге от него, повернула на север, чтобы помочь взять город. Южнее группа армий «Юг» (А) продолжала углубляться дальше на Кавказ, но её наступление замедлилось. Группа армий «Юг» А была слишком далеко на юге и не могла обеспечить поддержку группе армий «Юг» Б на севере.

В июле, когда немецкие намерения стали совершенно ясны советскому командованию, оно разработало планы по обороне Сталинграда. На восточном берегу Волги были развёрнуты дополнительные советские войска. Была создана 62-я армия под командованием Василия Чуйкова, задачей которой стала защита Сталинграда любой ценой.

23 августа силы 14-го танкового корпуса армии Паулюса вышли к Волге севернее Сталинграда.

Люфтваффе проводит бомбардировку жилых районов Сталинграда, октябрь 1942 года.

Бытует версия, что Сталин не дал разрешение на эвакуацию жителей города. Однако документальных подтверждений по этому поводу до сих пор не найдено. Кроме того, эвакуация, хоть и низкими темпами, но все же проходила. К 23 августа 1942 года из 400 тыс. жителей Сталинграда было эвакуировано около 100 тыс. 24 августа Городской комитет обороны Сталинграда принял запоздалое постановление об эвакуации женщин, детей и раненых на левый берег Волги. Академик А.М. Самсонов приводите несколько другие цифры – 65 тысяч из Ворошиловского района, 65 тысяч человек из Краснооктябрьского района. Итого получается 130 000 человек. Все граждане, включая женщин и детей, работали над постройкой траншей и других фортификационных сооружений.

Массированная немецкая бомбардировка 23 августа разрушила город, убила более 40 тысяч человек, превратив тем самым Сталинград в громадную территорию, покрытую горящими руинами. Историки советского периода, тот же Самсонов, приводят более низкие показатели – «свыше 300» человек. Бомбежкой было уничтожено более половины жилого фонда довоенного Сталинграда.

Бремя начальной борьбы за город пало на 1077-й противовоздушный полк: подразделение, укомплектованное, главным образом, из молодых женщин-добровольцев, не имевших опыта по уничтожению наземных целей. Несмотря на это и без должной поддержки, доступной от других советских подразделений, противовоздушные стрелки оставались на своих местах и вели огонь по наступающим вражеским танкам 16-й танковой дивизии, пока все 37 батарей ПВО не были уничтожены или захвачены. К концу августа группа армий «Юг» (Б) наконец-то достигла Волги к северу от Сталинграда. Также последовало ещё одно немецкое наступление к реке на юге от города.

На начальном этапе советская оборона опиралась в значительной степени на «Народное ополчение рабочих», набранное из рабочих, не втянутых в военное производство.

Танки продолжали строиться и укомплектовывались добровольными экипажами, состоявших из работников заводов, в том числе, женщин. Техника сразу же отправлялась с конвейеров заводов на линию фронта, часто даже без покраски и без установленного прицельного оборудования.

К 1 сентября 1942 года советское командование могло обеспечить свои войска в Сталинграде только рискованными переправами через Волгу. Посреди развалин уже разрушенного города советская 62-я армия соорудила оборонительные позиции с расположенными огневыми точками в зданиях и на заводах. Сражение в городе было жестоким и отчаянным. Немцы, продвигаясь вглубь Сталинграда, понесли тяжёлые потери. Советские подкрепления переправлялись через Волгу с восточного берега под постоянной бомбардировкой немецкой артиллерии и самолётов. Средняя продолжительность жизни новоприбывшего советского рядового в городе падала иногда ниже двадцати четырёх часов. Немецкая военная доктрина была основана на взаимодействии родов войск вообще и особо тесном взаимодействии пехоты, сапёров, артиллерии и пикирующих бомбардировщиков. Чтобы противостоять этому, советское командование решило пойти на простой шаг – постоянно держать фронтовые линии настолько близко к противнику, насколько это физически возможно (как правило не более 30 метров). Таким образом, немецкой пехоте приходилось сражаться, полагаясь на себя самих, или подвергаться опасности быть убитыми своей же артиллерией и горизонтальными бомбардировщиками, поддержка была возможно только от пикировщиков. Мучительная борьба шла за каждую улицу, каждый завод, каждый дом, подвал или лестничный проход. Немцы, называя новую городскую войну (нем. Rattenkrieg, Крысиная война), горько шутили о том, что кухню уже захватили, но до сих пор бьются за спальню.

Сражение на Мамаевом кургане, пропитанной кровью высоте, возвышающейся над городом, было необычно беспощадным. Высота переходила из рук в руки несколько раз. На зерновом элеваторе, огромном зернообработочном комплексе, боевые действия проходили настолько плотно, что советские и немецкие солдаты могли чувствовать дыхание друг друга. Бои на зерновом элеваторе продолжались неделями, пока советская армия не сдала позиции. В другой части города многоквартирное здание, обороняемое советским взводом в котором служил Якова Павлова, было превращено в неприступную крепость. Из этого дома, позже ошибочно названного «Домом Павлова», можно было наблюдать площадь в центре города. Солдаты окружили здание минными полями и установили пулемётные позиции.

Не видя конца этой жуткой борьбе, немцы стали подвозить к городу тяжёлую артиллерию, включая несколько гигантских 600-миллиметровых мортир. Немцы не предприняли никаких усилий, чтобы переправить войска через Волгу, позволяя советским войскам воздвигать на противоположном берегу огромное количество артбатарей. Советская артиллерия на восточном берегу Волги продолжала вычислять немецкие позиции и обрабатывать их усиленным огнём. Появляющиеся руины советские защитники использовали как оборонительные позиции. Немецкие танки не могли передвигаться посреди груд булыжников высотой до 8 метров. Если они даже и могли продвигаться вперёд, то попадали под плотный огонь советских противотанковых подразделений, расположенных в развалинах зданий.

Советские снайперы, используя руины в качестве укрытий, также нанесли немцам тяжелейший урон. Снайпер Василий Григорьевич Зайцев в ходе сражения уничтожил 225 солдат и офицеров противника (в том числе 11 снайперов).

И для Сталина, и для Гитлера битва за Сталинград стала вопросом престижа в дополнение к стратегическому значению. Советское командование передвинуло резервы Красной Армии от Москвы к Волге, а также перебросило воздушные силы практически со всей страны в район Сталинграда.

В ноябре, после трёх месяцев кровавой бойни и медленного, дорогостоящего наступления, немцы наконец достигли берега Волги, захватив 90% разрушенного города и разбив сохранившиеся советские войска на две части, из-за чего те попали в два узких котла. В дополнение ко всему этому, на Волге образовалась корка льда, мешающая подходу лодок и грузам обеспечения для попавших в тяжёлую ситуацию Советских войск. Несмотря ни на что, борьба, в особенности на Мамаевом кургане и на заводах в северной части города, продолжалась так же неистово, как и до того. Сражения за завод Красный Октябрь, тракторный завод и артиллерийский завод Баррикады стали известны на весь мир. Пока советские солдаты продолжали защищать свои позиции, ведя огонь по немцам, рабочие заводов и фабрик ремонтировали повреждённые советские танки и оружие в непосредственной близости от поля боя, а иногда и на самом поле боя.

Вот как вспоминал об этом бывший адъютант Паулюса 6 – армией В. Адам: «Население взялось за оружие. На поле битвы лежат убитые рабочие в своей спецодежде, нередко сжимая в окоченевших руках винтовку или пистолет. Мертвецы в рабочей одежде застыли, склонившись над рулем разбитого танка. Ничего подобного мы никогда не видели. Генерал фон Виттерсгейм предложил командующему 6 – армией отойти от Волги. Он не верил, что удастся взять этот огромный город. Паулюс отверг его предложение…».


2.4 Подготовка к контрнаступлению


Донской фронт был образован 30 сентября 1942 года. В составе: 1-я гвардейская армия, 21-я, 24-я, 63-я, 66-я армии, 4-я танковая армия, 16-я воздушная армия. Принявший командование генерал-лейтенант Рокоссовский активно принялся осуществлять «давнюю мечту» правого фланга Сталинградского фронта – окружить немецкий 14-й танковый корпус и соединиться с частями 62-й армии. С 23 августа 1942 года, когда немцы вышли к Волге, разрезав фронт на две части, шли постоянные попытки ликвидировать северную группировку немцев, но все попытки были безрезультатны.

Приняв командование, Рокоссовский застал новообразованный фронт в наступлении. Выполняя приказ Ставки, 30 сентября в 5.00, после артподготовки перешли в наступление части 1-й гвардейской армии, 24-й и 65-й армии. Два дня шли тяжёлые бои. Но, как отмечает Самсонов, части армий продвижений не имели. Более того, в результате контратак немцев были оставлены несколько высот. 2 октября наступление выдохлось. Из резерва Ставки донской фронт получает полностью укомплектованный 7 Сд (277, 62, 252, 212, 262, 331, 293 сд.). Командование донского фронта решает использовать свежие силы для нового наступления. 4 октября Рокоссовский поручает разработать план наступательной операции, и 6 октября план был готов. Срок операции был назначен на 10 октября. Но в это время происходит несколько событий.

5 октября 1942 года Сталин разговаривает по телефону с Ерёменко, где в резкой форме критикует руководство Сталинградского фронта и требует принять немедленные меры к стабилизации фронта и последующего разгрома противника. В ответ на это 6 октября Ерёменко делает доклад Сталину об обстановке и соображениях о дальнейших действиях фронта. Первая часть этого документа – оправдание и сваливание вины на Донской фронт («возлагали большие надежды на помощь с севера» и т.д.). Во второй части Еременко предлагает провести операцию по окружению и уничтожению немецких частей под Сталинградом. Там впервые предлагается провести окружение 6-й армии, ударами по румынским частям, и после прорыва соединиться в районе Калач-на-Дону.

Ставка рассмотрела план Ерёменко, но посчитала его невыполнимым (слишком большая глубина операции и т.д.).

В итоге Ставка предложила следующий вариант окружения и разгрома немецких войск под Сталинградом. 7 октября вышла директива генштаба (№170644) о проведении наступательной операции двумя фронтами по окружению 6-й армии. Донскому фронту предлагалось нанести главный удар в направлении Котлубани, прорвать фронт и выйти в район Гумрак. Одновременно с этим Сталинградский фронт ведет наступление из района Горная Поляна на Ельшанку, и после прорыва фронта части выдвигаются в район Гумрак, где соединяются с частями ДФ. В этой операции командованию фронтами разрешалось использовать свежие части. Донской фронт – 7 сд, Сталинградский фронт – 7-й Ст.К., 4 Кв. К. Срок операции назначили на 20 октября.

Таким образом, планировалось окружить и уничтожить только немецкие войска, ведущие боевые действия непосредственно в Сталинграде (14-й танковый корпус, 51-й и 4-й пехотные корпуса, всего около 12 дивизий).

Командование Донского фронта оказалось недовольно этой директивой. 9 октября Рокоссовский предоставил свой план наступательной операции. Он сослался на невозможность прорыва фронта в районе Котлубань. По его расчётам, для прорыва требовалось 4 дивизии, для развития прорыва – 3 дивизии и ещё 3 – для прикрытия от ударов немцев; таким образом, 7-ми свежих дивизий было явно недостаточно. Рокоссовский предложил главный удар нанести в районе Кузьмичи (высота 139,7), то есть все по той же старой схеме: окружить части 14-го танкового корпуса, соединиться с 62-й армией и только после этого двигаться к Гумраку на соединение с частями 64-й армии. На это штаб донского фронта планировал 4 дня: 20–24 октября. «Орловский выступ» немцев не давал покоя Рокоссовскому ещё с 23 августа, поэтому он решил «подстраховаться» и сначала разобраться с этой «мозолью», а после этого завершить полное окружение.

Ставка не приняла предложение Рокоссовского и рекомендовала ему подготовить операцию по плану Ставки; однако ему было разрешено провести частную операцию против орловской группировки немцев 10 октября, не привлекая свежих сил.

9 октября части 1-й гвардейской армии, а также 24-й и 66-й армий начали наступление в направлении Орловки. Наступающую группировку поддерживали 42 штурмовика Ил-2, под прикрытием 50 истребителей 16-й Воздушной армии. Первый день наступления закончился безрезультатно. 1-я гвардейская армия (298, 258, 207 сд) продвижения не имела, а 24-я армия продвинулась на 300 метров. 299 сд (66-й армии), наступающая на высоту 127,7, понеся большие потери, продвижений не имела. 10 октября попытки наступления продолжались, но к вечеру окончательно ослабли и прекратились. Очередная операция по «ликвидации Орловской группировки» провалились. В результате этого наступления из-за понесённых потерь была расформирована 1-я гвардейская армия. Передав оставшиеся части 24-й армии, управление было выведено в резерв Ставки.

Эта неудачная операция практически не отражена в советской историографии, Г.К. Жуков в своих воспоминаниях, упоминает эту операцию как вспомогательную, не делая акцента на её результатах.


2.5 Переход в наступление. Операция «Уран»


19 ноября 1942 г. началось наступление Красной Армии в рамках операции «Уран». 23 ноября в районе Калача замкнулось кольцо окружения вокруг 6-й армии вермахта. Выполнить план «Уран» полностью не удалось, так как не удалось расчленить 6-ю армию на две части с самого начала (ударом 24-й армии в междуречье Волги и Дона). Попытки ликвидировать окружённых с ходу в этих условиях также не удались, несмотря на значительное превосходство в силах – сказывалась превосходящая тактическая подготовка немцев. Однако 6-я армия была изолирована и запасы топлива, боеприпасов и продовольствия прогрессивно сокращались, несмотря на попытки снабжения её по воздуху, предпринятым 4-м воздушным флотом под командованием Вольфрама фон Рихтгофена.

Новообразованная вермахтом группа армий «Дон» под командованием фельдмаршала Манштейна предприняла попытку прорыва блокады окружённых войск (Операция «Винтергевиттер» (нем. Wintergewitter, Зимняя гроза)). Первоначально её планировалось начать 10 декабря, однако наступательные действия Красной Армии на внешнем фронте окружения вынудили отложить начало операции на 12 декабря. К этой дате немцам удалось представить лишь одно полноценное танковое соединение – 6-ю танковую дивизию вермахта и (из пехотных соединений) остатки разгромленной 4-й румынской армии. Эти части находились в подчинении управления 4-й танковой армии под командованием Г. Гота. В ходе наступления группировка была усилена весьма потрёпанными 11-й и 17-й танковыми дивизиями и тремя авиаполевыми дивизиями. К 19 декабря фактически прорвавшие оборонительные порядки советских войск части 4-й танковой армии столкнулись с только что переброшенной из резерва Ставки 2-й гвардейской армией под командованием Р.Я. Малиновского. В состав армии входили два стрелковых и один механизированный корпус. В ходе встречных боёв к 25 декабря немцы отошли на позиции, на которых они находились до начала операции «Винтергевиттер», потеряв практически всю технику и более 40 тыс. человек.

По замыслу советского командования, после разгрома 6-й армии, силы, занятые в операции «Уран», разворачивались на запад и наступали по направлению к Ростову-на-Дону в рамках операции «Сатурн». Одновременно с этим южное крыло Воронежского фронта наносило удар по 8-й итальянской армии к северу от Сталинграда и наступало прямо на запад (к Донцу) со вспомогательным ударом на юго-запад (к Ростову-на-Дону), прикрывая северный фланг Юго-Западного фронта в период гипотетического наступления. Однако в связи с неполной реализацией «Урана», «Сатурн» был заменён на «Малый Сатурн». Рывок к Ростову (из-за нехватки семи армий, скованных 6-й армией под Сталинградом) уже не планировался, Воронежский фронт вместе с Юго-Западным и частью сил Сталинградского фронта имели целью отбросить противника на 100–150 км на запад от окружённой 6-й армии и разгромить 8-ю итальянскую армию (Воронежский фронт). Наступление планировалось начать 10 декабря, однако проблемы связанные с подвозом новых частей необходимых для операции (имевшиеся на месте были связаны под Сталинградом) привели к тому, что А.М. Василевский санкционировал (с ведома И.В. Сталина) перенос начала операции на 16 декабря. 16–17 декабря фронт немцев на Чире и на позициях 8-й итальянской армии был прорван, советские танковые корпуса устремились в оперативную глубину.

Однако в середине 20-х чисел декабря к группе армий «Дон» стали подходить оперативные резервы (четыре немецких танковых дивизии, хорошо укомплектованных), первоначально предназначенные для нанесения удара в ходе операции «Винтергевиттер». К 25 декабря эти резервы нанесли контрудары, в ходе которых отсекли танковый корпус В.М. Баданова, только что ворвавшийся на аэродром в Тацинской (86 немецких самолётов при этом было уничтожено на аэродромах). После этого линия фронта временно стабилизировалась, так как ни советские, ни немецкие войска не имели достаточно сил, чтобы прорвать тактическую зону обороны противника.


2.6 Боевые действия в ходе операции «Кольцо»


27 декабря Н.Н. Воронов выслал в Ставку ВГК первый вариант плана «Кольцо». Ставка в директиве №170718 от 28 декабря 1942 г. (за подписями Сталина и Жукова) потребовала внести изменения в план, с тем, чтобы он предусматривал расчленение 6-й армии на две части перед её уничтожением. Соответствующие изменения были внесены в план. 10 января началось наступление советских войск, основной удар наносился в полосе 65-й армии генерала Батова. Однако немецкое сопротивление оказалось настолько серьёзным, что наступление пришлось временно прекратить. С 17 по 22 января наступление было приостановлено для перегруппировки, новые удары 22–26 января привели к расчленению 6-й армии на две группировки (советские войска соединились в районе Мамаева кургана), к 31 января была ликвидирована южная группировка (пленено командование и штаб 6-й армии во главе с Паулюсом), ко 2 февраля капитулировала северная группировка окружённых под командованием командира 11-го армейского корпуса, генерал-полковника Карла Штрекера. Стрельба в городе шла до 3 февраля. Ликвидация 6-й армии должна была, по плану «Кольцо», завершиться за неделю, а в действительности продлилась 23 дня. (24-я армия 26 января выбыла из состава фронта и отправлена в резерв Ставки.)

Всего в ходе операции «Кольцо» в плен были взяты более 2500 офицеров и 24 генерала 6-й армии. Всего же были взяты в плен свыше 91 тыс. солдат и офицеров вермахта. Трофеями советских войск с 10 января по 2 февраля 1943 г. по донесению штаба Донского фронта стали 5762 орудия, 1312 миномётов, 12701 пулемёт, 156 987 винтовок, 10 722 автомата, 744 самолёта, 1666 танков, 261 бронемашина, 80 438 автомашин, 10 679 мотоциклов, 240 тракторов, 571 тягач, 3 бронепоезда и другое военное имущество.

Победа советских войск в Сталинградской битве является крупнейшим военно-политическим событием в ходе Второй мировой войны. Великая битва, закончившаяся окружением, разгромом и пленением отборной вражеской группировки, внесла огромный вклад в достижение коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и оказала определяющее влияние на дальнейший ход всей Второй мировой войны.

В Сталинградской битве со всей силой проявились новые черты военного искусства Вооружённых сил СССР. Советское оперативное искусство обогатилось опытом окружения и уничтожения противника.

В результате битвы Красная Армия прочно овладела стратегической инициативой и теперь диктовала врагу свою волю.

Исход Сталинградской битвы вызвал растерянность и замешательство в странах Оси. Начался кризис профашистских режимов в Италии, Румынии, Венгрии, Словакии. Резко ослабло влияние Германии на её союзников, заметно обострились разногласия между ними.




Заключение


Сталинградская битва – сражение между войсками СССР, с одной стороны, и войсками нацистской Германии, Румынии, Италии, Венгрии а также Финляндией в ходе Великой Отечественной войны. Битва была одним из важнейших событий Второй мировой войны и наряду со сражением на Курской дуге была переломным моментом в ходе военных действий, после которых немецкие войска потеряли стратегическую инициативу. Сражение включало в себя попытку вермахта захватить левобережье Волги в районе Сталинграда (современный Волгоград) и сам город, противостояние в городе, и контрнаступление Красной армии (операция «Уран»), в результате которого 6-я армия вермахта и другие силы союзников Германии внутри и вокруг города были окружены и частью уничтожены, частью захвачены в плен. По приблизительным подсчётам, суммарные потери обеих сторон в этом сражении превышают два миллиона человек. Державы Оси потеряли большое количество людей и вооружений и впоследствии не смогли полностью оправиться от поражения.

Победа в Сталинградской битве высоко подняла международный авторитет Советского Союза. Турция и Япония ждали момента, чтобы напасть, и после поражения фашистов отказались выступить против СССР. Для Советского Союза, который также понёс большие потери в ходе сражения, победа в Сталинграде отметила начало освобождения страны и победного марша по Европе, приведшего к окончательному поражению нацистской Германии в 1945 году.




Список литературы


  1. Василевский А.М. Дело всей жизни. – М.: Политиздат, 1973

  2. Великая Отечественная война. 1941–1945: Энциклопедия / Гл. ред. М.М. Козлов. – М.: Советская энциклопедия, 1985

  3. Великая Отечественная война. 1941–1945: Словарь – справочник / Н.Г. Андроников, А.С. Галициан, М.М. Кирьян. – М.: Политиздат, 1985

  4. Гланц Д. Операция «Марс» // Вопросы истории. 1997. №8. – С.

  5. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Т.2.. – М.: Агентство печати Новости, 1983

  6. История второй мировой войны 1939–1945. М., 1976. Т. 6

  7. История России / Орлов А.С., Георгиев В.А., Сивохина Т.А.. – М.: Проспект, 2002

  8. Одна на всех Победа. Великая Отечественная война 1941–1945 гг. в документах / Под ред. М.Е. Главацкого. – Екатеринбург: Учебная книга, 2005

  9. Отечественная военная история. В 3Т. Т.3. – М.: Звонница-МГ, 2003

  10. Ради жизни на земле: Великая Отечественная война. 1941–1945 в документах и свидетельствах / Сост. В.А. Мазур и др. Под ред. М.Е. Главацкого. – Екатеринбург, 1995

  11. Рейнгардт К. Поворот под Москвой: Крах Гитлеровской стратегии зимой 1941–1942 года./ Пер с нем. Г.М. Иваницкого – М.: Воениздат, 1980

  12. Самсонов А.М. Сталинградская битва. – 3- е изд., доп. – М.: Наука, 1982

  13. Советский Союз в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. – М.: Наука, 1976


Размещено на Allbest.ru



Случайные файлы

Файл
25293.rtf
185426.rtf
159531.rtf
185395.rtf
29270.rtf