История евреев и еврейского образования в Беларуси (61166)

Посмотреть архив целиком

11


Размещено на http://www.allbest.ru/









История евреев и еврейского образования в Беларуси


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1. ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ

1.1 Историография

1.2 Источники

2. ИСТОРИЯ ЕВРЕЕВ И ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В БЕЛАРУСИ ДО КОНЦА XIX в

2.1 История евреев и еврейского образования в Беларуси

2.2 Политика царского правительства в отношении евреев. Еврейское образование в Беларуси во второй половине XIX в.

Список использованных источников


ВВЕДЕНИЕ


С образованием независимого белорусского государства и, как результат, ростом национального самосознания усилился интерес широкой общественности к историческому прошлому своей страны.

В последнее время вырос интерес со стороны широких кругов общественности республики и к истории евреев Беларуси, так как исследование истории белорусских евреев — это одновременно и исследование истории Беларуси, ее "белых пятен" [15, c. 3]. Изучение истории белорусских евреев также весьма важно для полноты нашего понимания особенностей исторического развития Беларуси, ее роли в мировой истории и культуре.

По словам Э.Г. Иоффе, самая актуальная проблема в современном изучении истории евреев Беларуси — это ликвидация большого количества "белых пятен" в исследовании разных периодов и разных вопросов этой истории [15, с. 1]. Это в полной мере относится и к вопросам развития образования евреев до конца XIX в. Вместе с тем, развитие образования евреев, его различные аспекты не нашли ещё достаточно полного освещения в национальной историографии.

Тема настоящей работы актуальна и потому, что история образования евреев в Беларуси изобилует интересными и полезными моментами, которые могут помочь в решении сегодняшних проблем образования белорусского и еврейского народов [1, с. 77].

Основная цель исследования - изучение образования евреев до конца XIX в. В соответствии с этой целью определены следующие задачи исследования:

- рассмотреть политику российского самодержавия в отношении образования евреев до конца XIX в;

- рассмотреть развитие еврейского образования в Беларуси до конца XIX в;

- проанализировать, на примере женских гимназий общего образца в Беларуси до конца XIX в, деятельность Министерства просвещения Российской империи по «русификации» учащихся-евреев;

- охарактеризовать влияние деятельности движения по просвещению евреев на развитие образования евреев.

Объектом исследования является образование евреев до конца XIX в.

Предмет исследования – политика российских властей в отношении образования евреев до конца XIX в.

Для реализации поставленной цели использовались как общелогические (анализ, сравнение, обобщение), общенаучные (восхождение от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному), так и специально-исторические методы (историко-генетический, историко-сравнительный, историко-системный).

Применение этих методов в совокупности позволило проанализировать развитие образования евреев до конца XIX в и условия влиявшие на него.


1. ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ

самодержавие евреи русификация образование гимназия

1.1. Историография


Интенсивные исследования по истории евреев Беларуси относятся к последней четверти XIX в. С начала 90-х гг. XIX в. публикациями по еврейской истории активно занималась С.-Петербургская Историко-этнографическая комиссия при Обществе для распространения просвещения между евреями в России, преобразованная в 1908 г. в Еврейское историко-этнографическое общество. Выходили такие издания, как, например, «История евреев в России» Ю. И. Гессена (СПб., 1914) или учебное пособие “Краткая история евреев” С.М. Дубнова (СПб., 1912) [10], содержавшие отдельные сведения об истории и развитии образования евреев в Беларуси.

Из дореволюционных изданий по вопросам образования евреев можно отметить работу Л. М. Брамсона «К истории начального образования евреев в России» (СПб., 1896).

В 20-х гг. XX в. выявлением и сбором материалов по еврейской истории и культуре целенаправленно занимался Еврейский отдел Инбелкульта (1924-1928 гг., в 1928-1931 гг. Еврейский сектор Белорусской Академии наук). В архиве Еврейского сектора хранились многочисленные оригиналы и копии документов по традиционному еврейскому образованию, литературе на языке идиш и еврейскому искусству. Из всего комплекса материалов, хранившихся в архиве Еврейского сектора, была опубликована лишь незначительная часть. В 1931 г. Еврейский сектор был ликвидирован и на его базе создан Институт еврейской пролетарской культуры. С закрытием Института еврейской пролетарской культуры (1935) и Института национальных меньшинств (1936) и репрессированием большинства их сотрудников работа по выявлению изучению еврейской истории и культуры в Беларуси фактически полностью прекратилась. Такое положение дел сохранялось до конца 1980-х гг. [13, с. 1-2].

Благоприятные условия для исследований в различных областях иудаики, сложились в Беларуси последние годы. Вместе с тем, в 1990-х гг. интенсивно публиковались материалы преимущественно по холокосту и борьбе евреев с нацизмом в партизанских соединениях и подполье. Реже публиковались другие материалы.

В 1996 году в Минске вышло первое в мире издание по многовековой истории белорусских евреев. Это краткий научно-популярный очерк Э.Г. Иоффе "Страницы истории евреев Беларуси" [13, с. 1], которое содержит небольшой материал о развитии иешив в Беларуси в конце XIX века [15].

С начала 1990-х гг. вышли работы различных исследователей, рассматривавших вопросы, связанные с образованием евреев в XIX - начале XX века: И. Герасимова «Еврейское образование в Беларуси XIX - начале XX века», З. Курлян «Из истории еврейского образования в Мозыре в XIX - начале XX вв.», А. Баранова «Да пытання аб гісторыі адукацыі яўрэяў у Беларусі ў XIX – XX стст.» [1], Е.И. Шараева «Политика правительства в области среднего образования в Виленском учебном округе в 60-е гг. XIX в.» [30], М.А. Ступакевч «Особенности женского образования в Беларуси во второй половине XIX -начале XX в.» [27] и «Учебный процесс в женских гимназиях Беларуси (90-е гг. XIX в. – 1917 г.)» [28].


1.2 Источники


Источниковая база исследования сформировалась в процессе изучения ряда материалов, выявленных автором.

В “Краткой истории евреев” С.М. Дубнова (1912) [10], содержится материалы по истории евреев а Беларуси, образованию евреев в Беларуси в XVII в. и второй половине XIX века.

Материалы о политике царского правительства в отношении образования евреев во второй половине XIX в. содержатся в следующих работах: Е.И. Шараева «Политика правительства в области среднего образования в Виленском учебном округе в 60-е гг. XIX в.» [30], “Евреи. По страницам истории” [11] и “Краткая история евреев” С.М. Дубнова [9], “Еврейская политика царского правительства в 1870х гг. Деятельность Комиссии по устройству быта евреев” В.Р. Нахманович [21].

Хорошим источником о политике царского правительства в отношении образования евреев во второй половине XIX в. - начале XX в. является “Всеподданнейший отчет…” виленского, гродненского и ковенского генерал-губернатора П.Д. Святополк-Мирского Николаю II от 20 мая 1904 года [7].

Отдельные материалы о развитии образования евреев в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в. содержатся: в статье Я.Басина, С.Бариса “Яўрэі на Беларусі” (о иешивах) [2], книге З. Бядули «Жыды на Беларусi: Бытавыя штрыхi» (о иешивах) [3], статье М.Гайда “З гісторыі навагрудскай яўрэйскай абшчыны” (хедеры, иешивы, гимназии в Новогрудке) [8], статье Э.Г. Иоффе “История еврейских общин Беларуси” (толмуд-торы, училища, прогимназии, гимназии в Бресте, Гомеле, Витебске) [13], статье Э.Г. Иоффе “История евреев в Беларуси, Литве и Польше в XVI — начале XX вв. Роль Вильны в культурной жизни белорусских евреев XVIII — первой половины ХХ века” (Виленский еврейский педагогический институт, еврейское книгопечатание) [14], работе Э.Г. Иоффе «Страницы истории евреев Беларуси: Краткий научно-популярный очерк» (сведения о иешивах, статистика о евреях) [15], сборнике «Памяць: Гiсторыка-дакументальная хронiка Гомеля» (о гимназиях в Гомеле) [23], учебном пособии Н.А. Рябцевой «История Гомеля» (еврейские и общего образца учебные заведения Гомеля в конце XIX - начале XX в.) [24], статье И. Титковского «Слуцкiя яурэi» (хедеры, иешива, мужская гимназия, коммерческое училище в Слуцке) [29].

В статье М.А. Ступакевч «Особенности женского образования в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в.» [27] рассматриваются особенности женского образования общего образца в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в. Раскрываются исторические условия возникновения и становления системы женского образования, анализируется политика царского правительства в отношении образования женщин в белорусских губерниях. Рассматриваются характерные черты социального и конфессионального состава учащихся женских учебных заведений, специфика постановки учебно-воспитательного процесса в них. Автор отмечает, что большой процент обучающихся в женских гимназиях в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в. составляли еврейки.

В статье М.А. Ступакевич «Учебный процесс в женских гимназиях Беларуси (90-е гг. XIX в. – 1917 г.)» [28] рассматриваются характерные черты учебного процесса в женских гимназиях Беларуси. Анализируются содержание учебного курса, планы и программы, утвержденные для данных учебных заведений, особенности преподавания различных дисциплин, методы и приемы обучения. Рассматриваются правила приема в женские средние школы, процесс проведения переводных и выпускных экзаменов, права учениц после окончания гимназий. Особенное внимание уделяется работе дополнительных 8-х педагогических классов. Автор отмечает, что так как большой процент обучающихся в женских гимназиях Беларуси в конце XIX - начале XX в. составляли еврейки, то Министерство просвещения в учебном процессе уделяло большое внимание изучению ими русского языка.

Материалы по образованию евреев в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в. почерпнуты автором в третьем и шестом томах «Энцыклапедыi гiсторыi Беларусi» (хедеры, иешивы, гимназии в Беларуси) [31, 32], а также в Электронной еврейской энциклопедии – «Казенные еврейские училища» [19] и Краткой еврейской энциклопедии – «Образование еврейское» (история развития еврейского образования в Беларуси, казенные еврейские училища, хедеры, толмуд-торы, иешивы, еврейские частные и начальные школы, просветительское движение) [22].

В статье А.Г. Кахановского “Узровень пісьменнасці жыхароў Беларусі на мяжы XIX – XX ст.” [18] содержится ценный источниковый материал на основе опубликованных материалов переписи 1897 г. проанализирован уровень грамотности населенмя Беларуси. Приведены сведения о степени образованности по основным сословным, конфесиональным и этническим группам населения. Обращено внимание на неоднородность распространения грамотности в Беларуси на региональном уровне в разрезе отдельных социальных, конфессиональных и этнических групп населения. Приведенные в статье таблицы 2 и 3 показывают высокий процент грамотных среди евреев Беларуси и незначительное количество респондентов получивших образование выше начального, что, во-первых, говорит о широком охвате в деятельности начального еврейского образования и, во-вторых, красноречиво свидетельствует о результатах ограничительной политики царского правительства в отношении евреев.


2. ИСТОРИЯ ЕВРЕЕВ И ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В БЕЛАРУСИ ДО КОНЦА XIX в.


2.1 История евреев и еврейского образования в Беларуси


Старейшую этноконфессиональную группу населения Беларуси образовывали евреи. Следует предполагать, что первые евреи появились здесь ещё во времена Киевской Руси, а новый приток их наметился во времена правления Витовта. Первые свидетельства о белорусских евреях в письменных источниках относится к 1388 году. Это грамота (привилей-судебник) князя Гродненского, Трокского Витовта брестским евреям, которая была дана 24 июня 1388 г. в Луцке.

По законам, изданным Витовтом, евреи составляли в Великом княжестве Литовском класс свободных жителей, находящихся под непосредственным покровительством великого князя и местных высших властей. Жили они самостоятельными общинами, пользуясь самоуправлением в своих внутренних делах [15, c. 15; 20, с. 161; 12, с. 45-46].

Жестокие преследования, которым подвергались евреи западноевропейских стран в конце XIV в. – начале XV в., привели к резкому снижению уровня образования. Руководители общин старались восстановить систему образования. Так, один из вопросов, рассмотренных на съезде еврейских общин в городе Вальядолиде (1432), был посвящен еврейскому образованию. Было решено, что каждая община, объединявшая не менее 15 семей, должна содержать учителя, и родители обязаны посылать к нему детей. У одного учителя не должно быть более 25 учеников, а если детей больше, то учитель должен брать помощника. Эти меры не остановили упадок еврейского образования, вызванный тяжелыми преследованиями, но помогли сохранить его систему даже после изгнания евреев с Пиренейского полуострова в тех странах, где они поселились.

Изгнание евреев из Англии и Франции, жестокие погромы и преследования в Германии привели к тому, что все большее число евреев переселялось в Польшу и Великое княжество Литовское.

Общая численность еврейского населения на территории Великого княжества Литовского в 60-е гг. XVI в. достигло 20 тысяч человек, а к 1628 г. — около 40 тысяч. По подсчетам известного белорусского историка 3.Ю. Копысского, в городах и местечках Беларуси евреи составляли от 2 до 10 % населения.

В 1676 г. в Великом княжестве Литовском проживали 32 тысячи евреев. В 1766 г. — уже 157 250, в том числе в Витебском воеводстве — 11 959, в Новогрудском — 21 101, в Минском - 13 422, в Мстиславльском — 2 615, в Виленском — 26 977, в Трокском — 33 738 человек.

В 1789 г. в повете Новогрудском с княжеством Слуцким (без поветов Слуцкого и Волынского) проживало 8 569 евреев и 257 159 христиан. На каждых 100 жителей приходилось в среднем 3,2 еврея. "Столицей" евреев Литвы и Беларуси по праву считали Брест-Литовск, где проживало 3 175 евреев (по другим данным - 3 353). В Вильно в это время (1784 г.) проживал 3 381 еврей. За ними следовали такие еврейские общины: Гродненская (2 255), Минская (1396), Пинская (1 350), Дрогичинская, Волковысская и т. д. Вообще следует заметить, что белорусские евреи составляли значительный процент всего городского населения.

Евреи составляли в Речи Посполитой особое сословие, управлявшееся во внутренней жизни своими выборными представителями, светскими и духовными. Делами еврейских общин заведовали кагалы, т.е. общинные советы. Такие советы находились во всех городах еврейской оседлости, за исключением маленьких местечек или деревень, еврейское население которых подчинялось ближайшему кагалу. Круг действия кагала был очень широк, в частности, заведовал делом обучения юношества.

Для решения спорных вопросов ежегодно устраивались съезды раввинов и старшин, игравшие роль высших судебных учреждений. Великое княжество Литовское имело свой особый «Ваад», в котором участвовали раввины и кагальные депутаты от пяти главных обществ Бреста, Гродно, Пинска, Вильно и Слуцка [22; 10, с. 118-119; 19, с. 162; 9, с. 148; 12, с. 49-50; 15, с. 25-26; 20, с. 161].

В XVI в. Польша, Литва и Беларусь стали одними из важнейших центров еврейского образования. Вожди заботились об укреплении единства еврейского народа и сохранении его национальных особенностей. Обучение детей составляло постоянную заботу кагалов и ваадов. Раввин в каждой общине считался ближайшим опекуном учащегося юношества. Он часто занимал должность рош-иешивы, т.е. ректора высшей талмудической школы, в своем городе и вместе с тем имел надзор за низшими школами или «хедерами». В больших общинах, где раввин имел свои многочисленные духовные и судебные обязанности, должность рош-иешивы занимало особое лицо из среды прославившихся талмудистов.

Еврейские общины содержали особые школы для бедных детей, талмуд-торы. Большинство же детей училось в частных школах — хедерах, однако их учителя-меламеды находились под контролем общины. Еврейское образование в Речи Посполитой продолжало традицию ашкеназского еврейства (евреев Северной и Центральной Европы). Хотя здесь в это время среди евреев были люди, изучавшие светские науки, но они скорее были исключением, чем правилом. Абсолютное большинство получало лишь религиозное образование. Поскольку дети посещали синагогу, такое изучение делалось для ребенка более актуальным и живым, однако меламед, как правило, не успевал пройти за неделю весь раздел и переходил к другому разделу, не закончив предыдущего, и так получалось, что ребенок изучал Пятикнижие только частично.

Изучая с детьми Пятикнижие, меламед переводил его для облегчения понимания на идиш. Грамматика иврита изучалась очень редко. Поскольку изучению Талмуда придавалось огромное значение, часто бывало, что после Пятикнижия дети сразу переходили к Талмуду, не изучая книги Пророков или изучая их недостаточно. Часто ребенок приступал к Талмуду уже в восемь лет. После окончания хедера часть подростков продолжала самостоятельно изучать Талмуд в синагоге (бет ха-мидраш), а некоторые поступали в иешивы [10, с.119; 22].

Современный летописец, писал в своей книге «Краткая история евреев» С.М. Дубнов, дает следующую яркую картину школьной жизни в еврейских общинах Речи Посполитой в первой половине XVII века: «В каждой общине существолвала иешива, глава которой получал щедрое содержание из общественных сумм, дабы он мог жить спокойно и предаваться учению. Общины содержали также на свой счет юношей («бахурим»), обучавшихся в иешиве. К каждому юноше приставляли не меньше двух мальчиков («иеарим»), которых он должен был обучать, дабы упражняться в преподавании Талмуда и в научных прениях. Каждый юноша со своими двумя учениками кормился в доме одного из состоятельных обывателей и почитался в этой семье, как родной сын... И не было почти ни одного еврейского дома, в котором сам хозяин, либо сын его, либо зять, наконец, столующийся у него иешиботник не был бы ученым. Часто же все они встречались в одном доме.

Порядок учения был следующий. Было два учебных полугодия в иешивах: летнее и зимнее. В начале каждого полугодия в иешивах научали с большим прилежанием гемару (Вавилонский Талмуд). И собирались ежедневно мудрецы общины, молодые люди и вообще все, сколько-нибудь прикосновенные к науке, в здании иешивы, где на первом месте восседали начальник заведения (рош-иешива), а вокруг него располагались, стоя, множество ученых и учащихся. Рош-иешива читал лекцию с толкованиями и комментариями. После лекции он устраивал научные прения («хилук»): сопоставлялись разные противоречивые места из текста Талмуда или из комментариев.

При начальнике иешивы состоял особый служитель, который ежедневно обходил первоначальные школы («хедеры») и наблюдал, чтобы дети в них усердно учились и не шатались без дела. Раз в неделю, по четвергам, ученики хедеров обязательно собирались в дом «школьного попечителя» (габай), который экзаменовал их в том, что они прошли за неделю, и если кто нибудь ошибался в ответах, то служитель бил того крепко плетьми, по приказанию попечителя, а также подвергал его великому осрамлению перед прочими мальчиками, дабы он помнил и в следующую неделю учился бы лучше. По пятницам же, еженедельно, мальчиков экзаменовал сам рош-иешива. Оттого-то и был страх в делах, и учились они усердно... Люди ученые были в большом почете, и народ слушал их во всем; это поощряло многих домогаться ученых степеней, и таким образом земля была наполнена знанием» [10, с. 276-278].

Знаменитая иешива существовала в Бресте. При изучении Талмуда особое внимание придавалось логическому блеску, умению ученика привести множество доводов «за» и «против» определенного положения. Это развивало логическое мышление, но злоупотребление этим методом грозило привести к тому, что познание истинного смысла Талмуда приносилось в жертву блестящим силлогизмам.

Часть девочек также получала еврейское образование, но оно обычно ограничивалось обучением чтению, письму и молитвам. Положение меламеда, обучавшего молитвам или Пятикнижию, было в обществе невысоко, поскольку он делал то, что в состоянии было делать большинство евреев, и плата, которую он получал, была невелика. Более почетным было положение учителя Талмуда: руководители иешивы (рош иешива), как и ученые-талмудисты, пользовались громадным уважением в еврейской среде.

Жестокая резня и погромы, учиненные Б. Хмельницким, а позднее гайдамаками, общий политико-экономический упадок Речи Посполитой (в XVII-XVIII вв.), ослабление еврейской общинной организации — все это способствовало упадку еврейского образования. Правда, общины, как правило, продолжали содержать талмуд-торы для бедных, но они совершенно утратили контроль над хедерами, где обучалось большинство детей. Уменьшилось число иешив. Изучение светских наук, которое было слабо распространено в XVI в., почти исчезло, но, однако, большая часть еврейских мальчиков продолжала получать образование и в этот период.

Первый раздел Речи Посполитой был осуществлен Россией, Австрией и Пруссией согласно Петербургской конвенции от 5 августа 1772 г. и положил начало процессу вхождения земель Беларуси в состав Российской империи. По этому разделу на территории России оказалось около 100 тысяч евреев, разбросанных по городам, местечкам и селам Беларуси. Неожиданно они стали российскими подданными.

По специальному указу Екатерины II от 23 декабря 1791 г. еврейское население удерживалось в границах его расселения. В соответствии с ним право "гражданства и мещанства" предоставлялось евреям только в Беларуси, Екатеринославском наместничестве и Таврической области, чем и было положено начало "черты еврейской оседлости" (сам термин появился позже, в царствование Николая I) [15, с. 42-43].

Школьная реформа 1846 г. должна была стать для евреев одним из тех даров, которые приходились против воли, во избежание худшего, принимать из вражеских рук.

Государственные школы для евреев стали открываться с 1847 г. Во главе их были поставлены смотрители-христиане, преподававшие и общие предметы. Лишь много лет спустя министерство согласилось доверить этот пост евреям. Первая для детей российских евреев школа 1 -го разряда (низшая) была учреждена в 1847 г. в Минске, а вторая — в 1848 г. в Вильно.

Казенные еврейские училища не являлись единственным источником общего образования. Еще раньше дети из более состоятельных еврейских семей поступали параллельно в общие учебные заведения. По неполным официальным данным, относящимся к 1841 г., в общих учебных заведениях, находившихся в ведении министерства народного просвещения, обучалось 238 евреев (в том числе несколько девочек), из них в гимназиях Белорусского учебного округа — 26, в уездных для дворян — 5 и в приходских училищах — 7 учеников. В учебных заведениях Гродненской дирекции обучалось 7 евреев, Минской — 8, Витебской — 1 еврей [15, с. 51].

В "черте оседлости", особенно на белорусской земле, в этот период существовали крупные иешивы — в Воложине, Мире, Слониме, Слуцке, Любавичах. Это были знаменитые центры еврейской учености. Именно сюда стекалась еврейская молодежь старше тринадцати лет из многих стран мира. Так, в Воложинской иешиве насчитывалось четыреста учеников не только из Беларуси, Украины, Польши и других регионов Российской империи, но и из Германии, Австрии, Англии и Америки. Эта иешива получила наибольшую известность и популярность во второй половине XIX в., когда ее главой был раввин Нафтали Цви Иегуда Берлин, а одним из самых авторитетных преподавателей — крупнейший талмудист того времени Хаим Соловейчик. За отказ ввести преподавание светских наук Воложинскую иешиву в 1892 г. закрыли. Это событие было воспринято евреями как национальное бедствие... [15, с. 59-60].

Первыми почувствовали необходимость внести значительные изменения в систему еврейского образования евреи в Западной и Центральной Европе. Для высших слоев еврейского общества (а позднее — и для всего еврейского населения) изучение местного языка и светских наук стало практической необходимостью. Этого требовали и правительства. Уже Указ о терпимости (1782) императора Иосифа II предписывал евреям или создать современные еврейские школы с преподаванием на немецком языке, или посылать еврейских детей в общие школы. На протяжении XIX в. в странах Западной и Центральной Европы были введены законы об обязательном начальном образовании, которые распространялись и на евреев. Изменений в системе традиционного еврейского образования требовали также сторонники Хаскалы (еврейского Просвещения). Они настаивали на том, чтобы еврейские дети изучали местный язык и светские науки, а также требовали внести изменения в изучение еврейских предметов, подчеркивая важность грамматики иврита и Библии. Кроме этого они требовали изучения еврейской истории и принципов иудаизма как отдельных предметов. Крайние сторонники Хаскалы отрицательно относились к изучению Талмуда, да и умеренные маскилим, принципиально не отвергавшие Талмуд, считали, что изучать его должны лишь те, кто намеревается стать раввином. Маскилим требовали заменить меламеда дипломированным учителем и были сторонниками профессионального обучения.

Естественно, что в Западной и Центральной Европе изменения в еврейском образовании начались раньше и произошли быстрее, чем в Восточной, так как уровень экономического и культурного развития Запада был высок, а еврейское население — сравнительно немногочисленно и потому легче подвергалось внешним влияниям [22].


2.2 Политика царского правительства в отношении евреев. Еврейское образование в Беларуси во второй половине XIX в.


Вторая половина XIX в. стала временем кардинальных изменений в экономической и общественной жизни Беларуси. Отмена крепостного права, капитализма в стране обусловили необходимость проведения ряда реформ: земской, судебной, городского самоуправления, военной и др. Развитие буржуазных отношений ускорило процессы демократизации культурной жизни. В 1864 г. правительство приняло решение о проведении школьной реформы, которая содействовала развитию сферы начального и среднего образования. Школа объявлялась всесословной, вводилась преемственность разных ступеней обучения, увеличилось количество начальных школ. В отличие от центральных губерний России в Беларуси не было земских школ, и общественность не допускалась к управлению народным образованием. В Беларуси буржуазные реформы были проведены позднее и к тому же со значительными отклонениями в сравнении с общероссийскими нормами. Это придавало им более ограниченный и непоследовательный характер в сравнении с другими регионами России [28, с. 25].

В 1864 г. в Виленской губернии проживало 102 тысячи душ еврейского населения, в Витебской — 68 тысяч, Гродненской — 80 тысяч, Минской — 103 тысячи и в Могилевской губернии — 120 тысяч евреев.

В 1863 г. процентное отношение евреев ко всему населению губерний составляло: в Виленской губернии — 11,6 %, в Витебской — 9,1, Гродненской — 11,1, Минской — 9,8, Могилевской — 13,3, а всего по пяти губерниям — 11 %. Интересно, что в 1864 г. количество евреев в городах Беларуси и Литвы колебалось от 45 до 70 %. В Могилевской губернии, например, из 147 538 городских жителей 120 766 составляли евреи, в Витебской из 112 018 — 70 520, в Минской из 126 336 — 61 449, и в Виленской (в 1860 г.) евреями были 80 000 из 133 995 городских жителей.

К началу 60-х гг. XIX в. в Брест-Литовске проживало 8 829 человек, в том числе 7 510 евреев. В городе насчитывалось 1 139 домов, из которых 887-ю владели евреи. В то время в Слониме жило 5 476 евреев из общего числа жителей 6 407 человек. Из 734 домов в Слониме евреям принадлежало 509 [15, с. 51-53].

В 1869 г., во время пребывания в Варшаве, Александр II обратил внимание на то, что многие из польских евреев носят традиционную одежду, а женщины бреют головы. В России это было запрещено еще при Николае Павловиче. Император повелел министру внутренних дел А.Е. Тимашеву внести в Государственный Совет представление о распространении указанного положения на евреев Царства Польского.

Этот, сугубо частный, казалось бы эпизод стал причиной создания целой межведомственной Комиссии по устройству быта евреев (Еврейской Комиссии), которая должна была пересмотреть практически все законодательство о евреях. Свою деятельность Комиссия осуществляла в течение почти десяти лет (1872 — 1881) [21, с. 3-4].

К началу царствования Александра II стала очевидна малая результативность и крайняя стеснительность проводимой жесткой политики по отношению к евреям. Поэтому от ограничений правительство переходит к предоставлению льгот. В частности, для поощрения к получению общего образования были предоставлены права государственной службы и повсеместного жительства евреям, имеющим ученые степени. Учреждаются стипендии для еврейских детей, обучающихся в общих низших и средних учебных заведениях. Одновременно продолжается разработка проектов реформы религиозного управления евреев. Поднят вопрос об упразднении особых коробочного (акциза на кошерное мясо и птицу) и свечного (с зажигаемых в субботу свеч) сборов. В сочетании с общими для всего населения повинностями они представляли непосильную тяжесть для еврейских обществ. Ввиду связи последних двух вопросов с предполагаемой реформой казенных еврейских училищ (подготовкой “казенных” раввинов занимались, в первую очередь, раввинские училища, а суммы свечного сбора шли на нужды еврейского образования), разработанные проекты передаются в Министерство народного просвещения, где и находятся без движения к началу 70-х годов.

Для поощрения к получению общего образования были предоставлены права государственной службы и повсеместного жительства евреям, имеющим ученые степени. Учреждаются стипендии для еврейских детей, обучающихся в общих низших и средних учебных заведениях [21, с. 11; 9, с. 567-569; 11, с. 195].

Все вышеперечисленные мероприятия были подготовлены и проведены под общим руководством Еврейского Комитета. С закрытием последнего в 1865 г. в политике правительства можно выделить три, практически независимых, направления.

Во-первых, пришедший в 1866 г. в Министерство просвещения граф Д.А. Толстой активно занялся подготовкой реформы казенных еврейских учебных заведений. Она была осуществлена в 1873 г., причем гр. Толстой употребил свое немалое влияние, чтобы провести ее помимо Государственного Совета. В результате, обсужденные в Совете Министров “Основные начала” были утверждены царем по всеподданнейшему докладу министра. А он уже своей властью ввел в действие Положения о еврейских начальных училищах и учительских институтах, в которые преобразовывались, соответственно, часть казенных еврейских училищ 1 разряда и Раввинские училища. По своему курсу новые учебные заведения были сближены с общими учительскими институтами и городскими училищами, созданными годом ранее.

Одновременно с этим в Министерстве активно шла разработка новых правил о меламедах (вероучителях) и домашних учителях из евреев. Закон о меламедах был принят только в 1893 г. и не предусматривал никаких условий для получения ими разрешительных свидетельств.

На заседаниях Комиссии (26-м января 1873 г) указывалось, что привлечение детей евреев в общие учебные заведения есть “средство в особенности действительное и желательное для распространения между ними образования и изглажения их замкнутости”.

Наконец, в 1875 г., ввиду необычайно усилившегося наплыва евреев в общие учебные заведения, было признано нецелесообразным продолжать выплачивать им на это особые стипендии. Тем не менее, как писал впоследствии ближайший сотрудник графа Толстого А.И. Георгиевский, в это время “общим преобладающим настроением в правительстве было чувство полного удовлетворения по случаю замеченных успехов общего образования среди евреев” [21, с. 13].

Можно отметить, что в первой половине XIX в. абсолютное большинство еврейских детей получало традиционное еврейское образование в хедерах и талмуд-торах. Тогда было основано также много иешив: наиболее известная из них — Воложинская (основана в 1808 г., см. Воложин). Знаменитые иешивы были также в Мире, Тельшах (см. Тельшяй), Вильне.

Здесь стоит подробнее сказать о казенных еврейских училищах. Казенные еврейские училища - это государственные школы для еврейских детей в Российской империи (1847–1873 гг.). Первой из задач, поставленных перед Еврейским Комитетом для определения мер коренного преобразования евреев в России (1840–1863), было учреждение еврейских училищ «в духе, противном нынешнему талмудическому учению». Эта идея являлась частью так называемой просветительской политики правительства Николая I во второй четверти XIX в. по отношению к евреям и главной мерой их принудительного просвещения. Устройство казенных еврейских училищ в известной мере было инспирировано открытием по инициативе маскилим (следовавших примеру немецких деятелей Хаскалы) еврейских школ с преподаванием Учения и светских знаний в Умани (1822 и 1835), Одессе (1826), Вильне (1830), Кишиневе и Риге (обе — в 1838 г.). Руководство этих школ ходатайствовало об их официальном признании и взимании на их содержание особого налога с еврейских общин. После утверждения в феврале 1841 г. предложенного министром народного просвещения С. Уваровым «Положения об еврейских училищах» к разработке их устава был привлечен заведующий еврейским училищем в Риге доктор М. Лилиенталь. Его деятельность встретила нескрываемую враждебность со стороны большинства еврейского населения, угадавшего в намерениях правительства посягательство на еврейские религиозные устои, что, кстати, подтверждается секретной запиской С. Уварова на имя Николая I, согласно которой задача казенных еврейских училищ — «очищение религиозных понятий евреев», а обучение в них — обязательно и даже принудительно. М. Лилиенталь нашел поддержку лишь в некоторых общинах на юге России и у незначительной группы маскилим (умеренное крыло движения по просвещению евреев).

Казенные еврейские училища, введенные указом 13 ноября 1844 г., делились на училища первого разряда с двухгодичным курсом начального образования (соответствовали приходским училищам) и второго разряда (в объеме уездных училищ) с реальным направлением. Казенные еврейские училища подчинялись Министерству народного просвещения; их смотрителями (вопреки первоначальным рекомендациям) и преподавателями общих предметов назначались христиане. Только еврейские предметы разрешалось преподавать учителям-евреям, которых должны были готовить два открытых с этой целью раввинских училища (см. Раввинские семинарии). Обучение в казенных еврейских училищах было бесплатным, но содержать их должны были сами евреи из сумм свечного сбора (см. Коробочный сбор), поступлений с откупа двух еврейских типографий и пошлин с еврейских книг, ввозимых из-за границы. Первые казенные еврейские училища были открыты в 1847 г. в Вильне и Житомире, а позднее и в других городах. Училища второго разряда получили значительно меньшее распространение (13 к началу 1860-х гг.). Учреждение казенных еврейских училищ, где лишь на время было сохранено преподавание Талмуда, сопровождалось полицейскими гонениями на хедеры и их преподавателей (меламедов). Проводившиеся параллельно с этим антиеврейские правительственные мероприятия (введение налога на традиционную еврейскую одежду — 1844 г., налога на ермолки — 1848 г., запрещение еврейской одежды — 1850 г.) лишь усиливали недоверие еврейских масс к казенным еврейским училищам (открытие их было встречено постами и публичными молитвами, а просветительская политика получила название «школьные гонения»). Непопулярность отбывания евреями школьной повинности в казенных еврейских училищах привела к попыткам широких еврейских кругов избежать ее путем подкупа чиновников, найма детей бедняков для учебы и т. п. Большинство пересылаемых местными властями в Министерство народного просвещения списков учащихся были фиктивными (число отсутствовавших учеников в некоторых казенных еврейских училищах достигало двух третей). Однако впоследствии окончившие казенные еврейские училища оказались среди первых евреев, освоивших русский язык и культуру [15, с. 53; 22].

При Александре II в 1859 г. были приняты меры для повышения квалификации учителей казенных еврейских училищ и вменено в обязанность еврейским купцам и почетным гражданам отдавать в училища детей (последнее не было проведено в жизнь). Каждое казенное еврейское училище должно было также иметь «почетного блюстителя» из влиятельных членов общины. В ноябре 1861 г. еврейские учителя казенных еврейских училищ были освобождены от податей и других повинностей. Начиная с 1862 г., смотрители-христиане постепенно заменялись евреями. Однако незначительные успехи казенных еврейских училищ в деле ассимиляции евреев, а также наплыв еврейских учащихся в русские учебные заведения в эпоху «великих реформ» вызывали в правительственных кругах мысль об их преобразовании или закрытии. С другой стороны, сопротивление ортодоксальных еврейских кругов и крайняя непопулярность казенных еврейских училищ в широких массах породили ряд ходатайств об их упразднении (например, записка 12-ти петербургских купцов 1-й гильдии во главе с бароном Е. Гинцбургом от 1858 г.). В 1861 г. большинство училищ второго разряда было закрыто, во всей России их осталось только пять. В Царстве Польском развитие казенных еврейских училищ (в 1862 г. их было десять) шло независимо от системы, принятой в 15-ти губерниях черты оседлости.

С 1852 г. в казенных еврейских училищах из 24 часов в неделю еврейским предметам отводилось 13,5 часов (половина этого времени — на изучение молитвенника, Библии, Мишны, основ Галахи и еврейской этики). Большинство этих предметов преподавалось на немецком языке по учебникам Л. Мандельштама (на их издание было потрачено свыше двухсот тысяч рублей из сумм свечного сбора). В начале 1860-х гг. вместе с сокращением числа еврейских предметов происходила замена в преподавании немецкого языка русским (окончательно — в 1864 г.). Например, в Могилевском и Витебском казенных еврейских училищах еврейские предметы и немецкий язык были отменены, и усилилось преподавание «русской грамоты». С этой же целью в 1865 г. генерал-губернатор Северо-Западного края М. Муравьев ввел для евреев бесплатные казенные обязательные «школы грамотности». К 1866–1867 учебному году казенные еврейские училища по сути дела превратились в казенные русские училища для евреев, что и было закреплено реформой 1873 г., когда училища второго разряда были закрыты, а первого — оставлены лишь там, где русских школ было недостаточно. С 1873 г. казенные еврейские училища первого разряда были преобразованы в «еврейские начальные училища», а школы грамотности переименованы в «народные еврейские училища», но они открывались лишь в немногих городах «черты оседлости» [19; 9, с. 567].

Кроме императора Александра II и его ближайшего окружения, немало антисемитов занимало и губернаторские посты. Как известно, в течение ряда десятилетий правительство добивалось привлечения евреев в общую школу и с этой целью даже расширило гражданские права тех из них, которые получили образование. Но вот в конце 1878 г. минский губернатор заявил о необходимости ограничить прием евреев в общую школу. Помимо того мотива, что еврейская молодежь легко приобщается к революционному" движению и дурно влияет в этом направлении на своих товарищей-христиан, он указывал, что, обладая денежными средствами, евреи лучше обставляют воспитание своих детей, чем русские. По словам губернатора, материальное положение еврейских учащихся лучше того, в котором находятся христиане, и чтобы еврейский элемент не взял перевеса над остальным населением, надо ввести процентную норму приема евреев в среднюю школу в соответствии с численным отношением евреев ко всему населению данной местности. Кроме того, по его мнению, следует установить для евреев отдельные конкурсные экзамены, чтобы христианам не приходилось конкурировать с ними в знаниях [15, с. 53].

Министр народного просвещения России, однако, не счел приведенные доводы убедительными. Он объяснил, что при исчислении процентного соотношения евреев и христиан в школе надо брать в расчет только городское, а не все население (состоявшее преимущественно из крестьян), и что, во всяком случае, если евреи проявляют большее, чем у христиан, стремление к учебе, то это вина последних.

1 марта 1881 г. членами организации "Народная воля" было совершено покушение на Александра II, в результате которого царь погиб. В подготовке этого покушения принимала участие уроженка белорусского города Мозыря Геся Мееровна Гельфман. Для евреев России дата 1 марта 1881 г. трагична в особенности. В тот день были фактически похоронены их надежды на уравнение в правах с остальным населением России. С начала царствования Александра II правительство постепенно расширяло права евреев, стремясь достичь их “слияния с коренным населением”. Первый день весны 1881 года стал последним днем на этом пути. Еще до убийства Александра II правые газеты стали обвинять евреев в космополитизме, революционности и вредном влиянии на русскую интеллигенцию. После гибели императора в газетах много писали о Гесе Гельфман, называли убийство "делом еврейских рук". Разразившиеся через полтора месяца и продолжавшиеся более полутора лет погромы дали новому императору повод сделать резкий поворот в еврейской политике. Александр III полностью отказался от прежней цели и перешел к всемерному ограничению их прав.

3 мая 1882 г. были опубликованы "Временные правила", по которым евреям вновь запрещалось селиться в деревнях, даже в пределах "черты оседлости", приобретать недвижимое имущество вне городов и арендовать земельные угодья, открывать торговые заведения по воскресным дням и христианским праздникам. "Временные правила" еще более усугубили тяжелое экономическое положение белорусских евреев.

Был запрещен прием новых еврейских служащих на государственные должности. С 1889 г. еврей мог заниматься адвокатурой только с особого разрешения министра юстиции. В 1886 г. были введены первые ограничения для еврейских учащихся в средних и высших учебных заведениях, а в июне 1887 г. — опубликована директива министра просвещения, устанавливавшая для евреев норму в 10 % от общего числа учеников и 3 % — в Петербурге и Москве [15, с. 53-55; 21, с. 14-15; 9, с. 569].

В 1881 и 1882 годах во многих городах южной России происходили нападения христианского населения на евреев. С этого времени резко ухудшилось правовое положение российских евреев [9, с. 569].

Тем не менее, следует отметить, что общее количество евреев-студентов университетов выросло со 129 человек (3,2 %) в 1865 г., до 274 (5 %) в 1876 г. и 513 (6,5 %) в 1880 году. Общее количество евреев, обучавшихся в гимназиях и прогимназиях (без Варшавского округа), возросло с 990 (3,7 %) чел. в 1865 г., до 2.045 (5,6 %) в 1870 г., 4.674 (9,4 %) в 1876 г. и 7.004 (12,1 %) в 1880 году. При этом они составили 32,9 % всех учащихся городских сословий в мужских средних учебных заведениях Европейской России [21, с. 15; 11, с. 196].

Общее образование евреев поощрялось, но на специальное еврейское начальное обучение обращалось мало внимания. Старое хедерное и иешиботское воспитание все еще господствовало в массе народа, между тем как во многих кругах усиливалось стремление молодежи в общерусские учебные заведения. Резкие переходы от хедера к гимназии и от раввинской науки к университетской стали обычными явлениями. Усилилась борьба «отцов» и «детей», т. е. старого и молодого поколений, из которых первое совершенно отгораживалось от русской среды, а второе устремилось к слиянию с ней. Подобно западным евреям, многие образованные русские евреи ассимилировались с окружающим населением и отрекались от интересов своего народа.

Между двумя крайними слоями — отсталой правоверной массой и оторвавшейся от своего народа частью общества — стояли просвещенные люди, считавшие своим долгом работать для подъема общественного и духовного уровня еврейской жизни.

Уже в первой половине 19 в. движение Хаскала (движение, возникшее в среде евреев Европы во второй половине XVIII века, которое выступало за принятие ценностей просвещения, большую интеграцию в европейское общество, и роста образования в области светских наук, иврита и истории еврейского народа) проникло в Россию, и хотя ее сторонники составляли незначительное меньшинство среди российского еврейства, они развернули энергичную деятельность. В 1820–40-х гг. были основаны современные школы в Вильне и Минске, в которых наряду с еврейскими предметами изучали и общие науки.

Работу по подъему общественного и духовного уровня еврейской жизни также исполняли просветители или «маскилим», оживившие литературу на древнееврейском языке [9, с. 567-569; 22].

В середине XVIII ст. известный философ и литератор Моисей Мендельсон перевел на немецкий язык Библию, сохранив староеврэйскую графику. Это положила начало письменной литературы на идиш.

Меж тем образованные евреи того времени считали, что только на иврите можно писать научно и возвышенно, а на идиш - разве что разговаривать с поварихами.

Переломным периодам в этих отношениях была вторая половина XIX ст., когда на языке идиш возникли высокохудожественные произведения, которые вошли в золотой фонд мировой литературы [25, c. 39].

Основная масса евреев не могли оплатить обучение детей. Возникали товарищества доставки бедным евреям средств для обучения ремеслам. В 70-е годы XIX в. в Минске было создано Товарищество доставки бедным евреям г. Минска средств для обучения ремеслам.

Подводя итог можно отметить, что основанные правительством (с 1847 г.) казенные еврейские училища не были популярны. В этот период были основаны частные еврейские мужские и женские школы. Однако основание современных школ натолкнулось на решительное сопротивление ортодоксальной части еврейства, и лишь некоторые еврейские дети в России получали в первой половине XIX в. какое-либо светское образование. Распространение светского образования пошло значительно быстрее в 1860–70-х гг., когда в результате реформ Александра II было улучшено гражданское положение евреев и появились надежды на эмансипацию [1, с. 79-80; 22].

Вместе с тем, можно говорить о том, что усилия царского правительства по привлечению евреев в общие учебные заведения в 1860–70-х гг. увенчались успехом. Безусловно, тут сыграл свою роль целый ряд факторов: право повсеместного жительства и государственной службы для лиц, имеющих ученые степени, значительные льготы по отбыванию воинской повинности для получивших образования, наконец, просветительское движение среди самих евреев.


Список использованных источников


1. Баранава, А. Да пытання аб гісторыі адукацыі яўрэяў у Беларусі ў XIX – XX стст. [Тэкст] / А. Баранава // Беларусіка: Кн. 4: Яўрэйская культура Беларусі і яе ўзаемадзеянне з беларускай і іншымі культурамі; Вацлаў Ластоўскі – выдатны дзеяч беларускага адраджэння / Рэд. В. Рагойша і інш. – Мн.: Навука і тэхніка, 1995. - С. 77-81.

2. Басін, Я., Барыс, С. Яўрэі на Беларусі [Тэкст] / Я. Басін, С. Барыс // Беларускі гістарычны часопіс. –Мн., 2000. - № 2. – С. 23-33.

3. Бядуля, З. Жыды на Беларусi: Бытавыя штрыхi [Тэкст] / З. Бядуля. – Мн.: Друкарня Я.А. Грынелята, 1918. - 32 с.

4. Беларусь многонациональная [Текст] // Архивы и делопроизводство. – Мн., 2006. - № 2. – С. 138-142.

5. Брест: краткая история еврейской общины самого западного города Беларуси [Текст] // Берега. – Мн., 2008. - № 10. – С. 10-11.

6. Виноградов, Л. Гомель. Его прошлое и настоящее: 1142-1900 [Текст] / Л. Виноградов. – М., 1900. – 48 с.

7. “Всеподданнейшій отчет…” виленского, гродненского и ковенского генерал-губернатора П.Д. Святополк-Мирского Николаю II [Текст] / М. Біч, В. Пічукоў // Беларускі гістарычны часопіс. – Мн., 1997. - № 2. – С. 94-116.

8. Гайда, М. З гісторыі навагрудскай яўрэйскай абшчыны [Тэкст] / М. Гайда // Беларусіка: Кн. 4: Яўрэйская культура Беларусі і яе ўзаемадзеянне з беларускай і іншымі культурамі; Вацлаў Ластоўскі – выдатны дзеяч беларускага адраджэння/ Рэд. В. Рагойша і інш. – Мн.: Навука і тэхніка, 1995. - С. 85-88.

9. Дубнов, С. М. Краткая история евреев [Текст] / С. М. Дубнов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. – 576 с.

10. Дубнов, С. М. Краткая история евреев: учебник еврейской истории для школ и самообразования [Текст] / С. М. Дубнов. – Ч. 1-2. – СПб., 1912. – 317 с.

11. Евреи. По страницам истории [Текст] / Сост. С. Аиновский, Э. Иоффе. – Мн.: ООО «Завигар», 1997. – 320 с.

12. Іофэ, Э. Яўрэі на Беларусі [Тэкст] / Э. Іофэ // Беларускі гістарычны часопіс. – Мн., 1996. - № 1. – С. 43-51.

13. Иоффе, Э. Г. История еврейских общин Беларуси // Прошлое и настоящее евреев Беларуси: сборник статей: электронный ресурс // Режим доступа: http://www.jewish-heritage.org/ioffe.htm. - М., 1998. - С. 3-34.

14. Иоффе, Э. Г. История евреев в Беларуси, Литве и Польше в XVI — начале XX вв. Роль Вильны в культурной жизни белорусских евреев XVIII — первой половины ХХ века // Прошлое и настоящее евреев Беларуси: сборник статей: электронный ресурс// Режим доступа: http://www.jewish-heritage.org/ioffe.htm. - М., 1998. - С. 35-41.

15. Иоффе, Э. Г. Страницы истории евреев Беларуси: Краткий научно-популярный очерк [Текст] / Э. Г. Иоффе. – Мн.: АРТИ-ФЛЕКС, 1996. – 294 с.

16. Захаркевіч, С. Традыцыйная культура этнічных меншасцей Беларусі у XIV-XVIII стст. [Текст] / С. Захаркевіч // Беларускі гістарычны часопіс. – 2005. - № 10. – С. 45-50.

17. Кiмель, Я. Яурэйскае гарадское насельнiцтва Беларусi у 1897-1926 гг. [Тэкст] / Я. Кiмель // Беларусіка: Кн. 4: Яўрэйская культура Беларусі і яе ўзаемадзеянне з беларускай і іншымі культурамі; Вацлаў Ластоўскі. – выдатны дзеяч беларускага адраджэння / Рэд. В. Рагойша і інш. – Мн.: Навука і тэхніка, 1995. - С. 89-92.

18. Каханоўскі, А. Г. Узровень пісьменнасці жыхароў Беларусі на мяжы XIX – XX ст. [Тэкст] / А. Г. Каханоўскі // Вестнік БДУ: Серыя 3. – Мн., 2006. - № 1. – С. 7-11.

19. Казённые еврейские училища [Текст] // Электронная еврейская энциклопедия: электронный ресурс // Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/11921

20. Макушников, О. А. Гомель с древнейших времен до конца XVIII века: историко-краеведческий очерк [Текст] / О. А. Макушников. – Гомель: РУП «Центр научно-технической и деловой информации», 2002. – 244 с.

21. Нахманович, В. Р. Еврейская политика царского правительства в 1870-х гг. Деятельность Комиссии по устройству быта евреев [Текст] : электронный ресурс // Режим доступа: http://www.jewish-heritage.org/prep20.htm. - М., 1996. - 72 с.

22. Образование еврейское // Краткая Еврейская Энциклопедия: Т.6. Кол. 3-39 [Текст]: электронный ресурс // Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/13027#06

23. Памяць: Гiсторыка-дакументальная хронiка Гомеля [Тэкст] : У 2 кн.: Кн. 1. – Мн.: БЕЛТА, 1998. - 608 с.

24. Рябцева, Н. А. История Гомеля: Учебное пособие [Текст] // БелГУТ. – Гомель, 2003. - 147 с.

25. Рэлес, Р. Яўрэйская літаратура Беларусі і яе лес [Тэкст] / Р. Рэлес // Беларусіка: Кн. 4: Яўрэйская культура Беларусі і яе ўзаемадзеянне з беларускай і іншымі культурамі; Вацлаў Ластоўскі – выдатны дзеяч беларускага адраджэння / Рэд. В. Рагойша і інш. – Мн.: Навука і тэхніка, 1995. – С. 39-42.

26. Советский энциклопедический словарь [Текст] / Гл. ред. А. М. Прохоров. 4-е изд. – М.: Сов. Энциклопедия, 1988. – 1600 с.

27. Ступакевич, М. А. Особенности женского образования в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в. [Текст] / М. А. Ступакевич // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага універсітэта. Серыя 1. – Гродна, 2003. - № 3. – С. 9-18.

28. Ступакевич, М. А. Учебный процесс в женских гимназиях Беларуси (90-е гг. XIX в. – 1917 г.) [Текст] / М. А. Ступакевич // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага універсітэта. Серыя 1. – Гродна, 2003. - № 4. – С. 25-31.

29. Цiткоускi I. Слуцкiя яурэi [Тэкст] / I. Цiткоускi // Краязнаучая газета. – Мн., 2006. - № 22. – С. 7.

30. Шараева Е. И. Политика правительства в области среднего образования в Виленском учебном округе в 60-е гг. XIX в. [Текст] / Е. И. Шараева // Веснік БДУ. Серыя. 3. Гісторыя. – Мн., 2008. - № 1. – С. 6-9.

31. Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi: У 6 т. – Т. 3. [Тэкст] / Рэдкал.: Г. П. Пашкоу i iнш. – Мн.: БелЭн, 1996. – 527 с.

32. Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi: У 6 т. Т. 6. Кн. 2. [Тэкст] / Рэдкал.: Г. П. Пашкоу i iнш. – Мн.: БелЭн, 2003. – 616 с.

Размещено на http://www.allbest.ru/



Случайные файлы

Файл
59250.rtf
105.DOC
34959.rtf
CBRR2101.DOC
113967.rtf