Исторический портрет Чингисхана (61136)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Азербайджанская Республика Министерство Образования

Бакинский Государственный Университет

Исторический факультет

Кафедра: «История стран Азии и Африки»











Курсовая работа

На тему: «Исторический портрет Чингисхана»



Студента очного отделения IV курса

Пириева Нуру Ахмед оглы.

Научный руководитель: доц. Р.И.Исмаилов

Заведующий кафедрой: проф. М.М.Софиев



Оглавление


Введение

1. Детство будущего полководца и начало межплеменной борьбы

2. Объединение страны под руководством Темучина и Великий курултай

3. Чингизхан как государственный деятель

Заключение

Библиография

Резюме

монгольское государство полководец чингизхан


Введение


Семьсот лет назад один человек покорил почти весь мир. Он стал хозяином покоренных им незнакомых территорий. На протяжении всей жизни ему давали много имен. Нам он больше известен под именем Чингисхан.

Нам привычен перечень великих, начиная от Александра Македонского, Юлия Цезаря и кончая Наполеоном. Однако Чингисхан был более масштабной фигурой, чем хорошо известные деятели европейской исторической сцены.1

Сомневаться в реальности Чингисхана, в том, что он когда – то жил на свете, водил войска, составлял законы, нет смысла. Как нет смысла сегодня изображать дело так, будто «под именем» Чингисхана скрывался какой - нибудь русский князь. Так что будем исходить из того что Чингисхан был. Был именно что Чингисханом. А вот монголом он, безусловно, не был. Речь, конечно же, идет о тюрке.

Настоящие, а не сказочные монголы к XIII веку имели еще меньше возможностей к тому, чтобы создать ту великую империю, которую им склонны приписывать. Потому что, глядя правде в глаза, представляли собой не более чем рыхлое скопище племен (степных кочевников и лесных охотников). Легко сочинять красивые сказки: про то, как эти классические кочевники - скотоводы однажды, неведомо с какого перепугу, решили завоевать и ограбить весь окружающий мир до «последнего моря». В реальной жизни таких чудес не бывает, поскольку жизнью правят не романтические фантазии, а упрямые экономические законы. Чтобы совершить более – менее масштабные завоевания, нужна не просто «большая орда», а хорошо организованная армия с соответствующим вооружением. Поскольку у монголов не было ровным счетом никаких традиций государственности, они оказались бы решительно способны в кратчайшие сроки эту армию создать.

А кто у нас к XIII веку в Азии обладал опытом государственного строительства, создания профессиональной армии, управленческого аппарата. Ответ и искать не нужно, он лежит на поверхности. Конечно же тюрки. Имевшие за плечами многовековой опыт каганатов, опыт государственности. Насколько с точки зрения реальной экономики, военной истории, техники и политики самым что ни на есть сомнительнейшим кандидатом на роль объединителей Великой степи предстают монголы, настолько же подходящие - тюрки.

А меж тем древние источники рисуют Чингисхана высоким длиннобородым, с «рысьими» зелено – желтыми глазами! Перед нами, таким образом, никакой не монгол, а опытный тюрк. Знатный представитель старинного рода, не гонявшего скот по степям, а имевшего тот самый многовековой опыт государственного строительства. Для тюрка Чингисхана создание нового государства было не каким-то экзотическим экспериментом, а дело самым что ни на есть обычным, которым на протяжении должных столетий занимались его предки.1

Чтобы понять этого человека, мы просто должны приблизиться к нему и его окружению на той территории, которая существовала восемьсот лет назад. Мы не можем оценивать его по меркам современной цивилизации. Мы должны рассматривать его согласно воззрениям сурового мира степей, населенного охотниками, кочевниками, скачущими на лошадях и использующими как средство транспорта оленей.2

Это пустыня Гоби, в год 1162-й нашей эры, год Свиньи по календарю двенадцати зверей. Река времени течет стремительно. Пронеслась, промчалась вереница лет, унося в безвозвратную даль отрочество и юность, и вот возмужалый Темучин уже предводитель кочевников и водит многотысячную рать по степям Центральной Азии, нанося одно поражение за другим своим врагам. За военные доблести и выдающийся ум монгольские роды и племена дважды, около 1189 г. и в 1206 г., провозгласили Темучина ханом и дали ему титул «Чингиз – хан». Совершенно вытеснивший его личное имя.3

В данной работе описываются события которые произошли в жизни Чингисхана: его детские годы, изгнание из рода, как Темучин убивает своего брата; на него надевают колодку, побег из плена; его женитьба, избирание ханом, избавление от монгольских князей, битва с Джамухой, ранение Темучина; 1206 год Великий курултай, провозглашение царства монгольского, он становиться Чингис ханом; Война с Цзиньской империей, взятие Пекина; Отрарский инцидент, взятие Бухары, Самарканда, Ургенча; Джэбэ и Субудэй на Кавказе и на Руси; тангутская кампания и смерть Чингисхана.

В последние годы «монголо – татарское иго» поминают все чаще -чаще одни его проклинают, почитая в нем причины всех бед, другие считают его благом, третьи отрицают само его существование, четвертые находят свой политический интерес в поисках истоков государственности своего народа в монголах или татарах, пятые, шестые….. Можно продолжать до бесконечности этот перечень. Одно ясно и неоспоримо - уникальность такого явления, как мировая империя монголов, которая была создана Чингисханом и его ближайшими преемниками. Личность Чингисхана сама по себе тоже вызывает громадный интерес, о нем пишут и знаменитые ученые, и авторы бульварных романов, снимают фильмы - как строго исторические картины, так и просто незатейливые боевики.1

О Чингиз-хане существует огромная литература. Образ великого полководца был в центре внимания и его современников, и последующих поколений историков.

Основными источниками можно считать письменные известия, созданные как непосредственно в период монгольских завоеваний, так и поколением позже. Одним из основных источников является «Сокровенное сказание» или «Тайная история» монголов, - историческое повествование, написанное в 1240 г., в жанре богатырского эпоса. Его значение особенно велико потому, что это единственный монгольский письменный источник, рассказывающий историю «золотого рода»

Чингисхана вплоть до Угэдэя.2

В начале XIV в. создано выдающееся собрание сведений о средневековом Востоке - «Сборник летописей» Рашид ад-Дина. Этот сборник также является одним из ценных источников по истории монгольской империи.3

Джиованни дель Плано Карпини, был направлен римским папой Иннокентием IV послом к монгольскому каану в Каракорум, куда он добрался в 1246 г. Отчет об этом путешествии и пребывании у монголов и составляет содержание его «Истории монгалов».

Путешествие Рубрука в Монголию произошло в 1253-1255 годах. Его книга, написанная на материале этого путешествия и пребывания у монголов, оказалась очень удачной.4

В качестве основной литературы была использована «История Монгольской Народной Республики». Ниже перечислен список пособий, использованных при написании данной работы.

Большой интерес представляет собой труд Р.Груссе «Чингисхан: покровитель вселенной». Где очень большое внимание уделено детским годам Чингисхана и формированию его как личности.2

Среди исследований относящихся к эпохе монголов, большинство составляют труды написанные о биографии, личности Чингисхана, о его государственной деятельности, полководческих способностях, о его завоеваниях, внутренней и внешней политике. Среди них : «Чингисхан» Курт Давида, «Чингисхан» Джон Мэна, «Чингисхан» Гарольд Лэмба, «Чингисхан и рождение современного мира» Д.Уэзерфорда.

Фундаментальными исследованиями по истории монголов, об их взаимоотношениях с другими народами, о походах монголов являются сочинения, труды В.В. Бартольда, Б.Я. Владимирцева, Т.И. Султанова, Р.П. Храпачевского, Э.Д. Филлипса, А.Бушкова и т.д.

Использование в дипломной работе новых пособий, источников создает условия для просмотра на эту тему с новых аспектов, выявления и оценка его отрицательных и положительных условия.

Дипломная работа охватывает XII-XIII века. В первой главе рассказывается о детских годах, юности Чингисхана и начале межплеменной борьбы в монгольской степи. Во второй части изложены события связанные с объединением страны под руководством Темучина и провозглашение его ханом на Великом Курултае. В последней главе говорится о государственной деятельности Чингисхана, о его внутренней и внешней политике, о походах и завоеваниях расширение территории монгольского государства.

Дипломная работа состоит из Введения, 3 глав, заключения, списка использованной литературы и резюме.



1. Детство будущего полководца и начало межплеменной борьбы


Образование монгольского государства и сложение монгольской народности относится к началу XIII в. До этого монголы жили отдельными племенами и племенными объединениями. Каждое из этих племен и племенных объединений имело своего предводителя – хана. Кочевое скотоводческое общество монгольских племен в конце XII в. вступило в стадию развития феодального способа производства.

По данным китайских источников, монгольские племена в XII в. населяли территорию от Великой Китайской стены до верховьев Селенги. Южных монголов, кочевавших у оз. Буир-Нур вдоль границ Цзиньской империи, называли «белыми татарами». Некоторые авторы отождествляют «черных татар» с теми племенами, которые являлись ядром племенного объединения, получившего вначале XIII в. общее наименование «монгол».

Само слово «монгол» до сих пор в исторической науке не имеет единого толкования. По сообщениям китайских и других источников, «монголами» называлось одно из древних племен, живших на территории Монголии. Наиболее вероятно предположение о том, что термин «монгол» обозначавший вначале одно из племен, затем стал собирательным, подразумевавшим всю монгольскую народность, вместе взятую.1

Крупными монгольскими племенами в то время были хамаг монголы, джалаиры, кэрэиты, мэркиты, найманы, и др. Крупным и влиятельным племенем были кэрэиты. Они обитали главным образом между Хангайским и Хэнтэйским хребтами, в долинах рек Орхона и Толы.2

Джованни дель Плано Карпини пишет о начале державы татар. Есть некая земля среди стран Востока, которая именуется Монгал. Эта земля имела некогда четыре народа: один назывался йека-монгал то есть великие монгалы сами же себе они именовали татарами от некоей реки, которая течет через их страну и называется Татар; третий народ назывался меркит, четвертый мекрит. Все эти народы имели одну форму лиц и один язык, хотя между собою они разделились по областям и государям.3

Во второй половине XII в. у монголов-кочевников почти во всех племенах уже выделились богатые скотоводы, степная скотоводческая знать - нойоны. В условиях кочевой жизни племена часто враждовали из-за пастбищ или звероловных угодий. Столкновения эти иногда отличались своей жестокостью и приводили к тому, что разбитое, ослабленное племя переходило в полную зависимость к племени-победителю.1

Племенные союзы, возникшие после разложения родового строя в начале XI в., в процессе своего дальнейшего общественного развития начали складываться в государственные объединения первоначального типа. К числу таких государственных образований принадлежит объединение «Хамаг монгол улус», образовавшееся в бассейне рек Онона и Керулена. Государство типа «Хамаг монгол» существовало также у кереитов и найманов, однако между ними шла упорная борьба за власть.2

Около 1140 года Кабул, прапрадед Чингиса, стал первым вождем правившим всеми монголами, и первым Хо-Лома, принявшим титул хана. Объединенное им племя вышло на арену широкой азиатской политики. Главным соперником монголов была еще одна растущая держава на юге, царство, обычно называемое Цзинь (Золотое). С запада и юга Цзинь граничила с мощными державами Си Ся и Сон и очень нуждалась в спокойствии на северных границах. Отсюда ей грозил Кабул и монголы. 3

Во времена Кабул-хана и Есугея янна - монголы были полностью хозяевами в северной гоби. Будучи монголами, они конечно же захватывали лучшие пастбища, протянувшиеся от озера Байкал на восток до отрогов гор, известных под названием Хинган, на границе с современной Маньчжурией. 4

Под руководством хана по имени Кутула монголы вместе с повстанцами из Маньчжурии снова напали на государство Цзинь. Позже Кутула с четырьмя братьями погиб в ходе междоусобиц. Около 1160 года при обстоятельствах, не оставивших след в истории, Цзинь нанесли монголам сокрушительное поражение. Их кланы вновь остались без лидера, монголы перестали быть нацией.

Есугэй из рода борджигинов, попытался восстановить власть над монголами, но его отравили татары до того, как он успел собрать достаточное количество последователей, чтобы называться ханом.5

В молодости Ейсуге не терял времени даром и постепенно набирался Жизненного опыта, который потом пришелся ему очень кстати.В описываемый период во главе кераитов стоял Тогрул. Ейсуге помог ему вернуться к власти в своем клане. После этого они стали «клятвенными братьями», по крови, и этот альянс через некоторое время сыграет особую роль в возрождении монголов.

Случайная встреча изменила судьбу Ейсуге, а вместе с ней и всего мира. В один прекрасный день он охотился с ястребом на берегу Онона и увидел всадника. Это был Чиледу, младший брат вождя соседнего племени меркитов, живших в лесах на севере- западе.

Ейсуге помчался домой, прихватил с собой двух братьев и с ними бросился вдогонку за медленно катившейся подвозкой. Чиледу заметил неожиданную опасность и попробовал затаиться за холмом, трое братьев погнались за ним. Чиледу пустил лошадь в галоп, братья за ним – и гнались, пока не поняли, что не догонят. Тогда они вернулись, подхватили узду верблюда и не спеша двинулись по зеленой степи, увозя молодую Хулан, которая металась в своей тележке, рыдая от горя и безысходности.1

Оэлун любила своего настоящего мужа и совершенно не желала сделаться невестой «героя» Есугея. Но у Оэлун не оставалось выбора, приходилось принять Есугея как второго мужа и защитника жизни. Прошло шесть месяцев, Есугей вернулся в свой лагерь на Ононе после весеннего набега на татар, и Оэлун сообщила мужу , что забеременела.2

Жизнь не много значила в Гоби. Дети в этом уголке Северной Гоби не учились переносить страдания; они были рождены для них. После того как их отнимали от материнской груди и приучали к кобыльему молоку, предполагалось, что они позаботятся о себе сами. Они учились быть наездниками, используя для этого овец и удерживаясь на них, уцепившись за их длинную шерсть.

Выносливость была первым качеством, которое унаследовал Чингисхан, получивший при рождении имя Темучин. 3

О точной дате рождения Чингисхана-1155,1162 или 1167 год - историки до сих пор не договорились.4

В один из дней одна тысяча сто пятьдесят пятого года в урочище Делиун-Балдах, на правом берегу реки Онона, в юрте супружеской четы Есугей-бахадура из монгольского племени кият-бoрджигин и Оэлун-фуджин из рода олкунут (ветвь племени кунграт) родился мальчик , сжимая в ладони правой руки сгусток запекшей крови , похожей на кусок ссохшейся печени. Молодые родители нарекли своего младенца- первенца Темучином.1

Он родился в отсутствие отца - тот совершал набег на одно из враждебных племен. Как роды, так и поход были удачными неприятель был взят в плен, и суеверный отец дал младенцу имя плененного им Темучина.2

Слово «темучин, темучжин, темоджин», по мнению ряда исследователей, означало на древнемонгольском «кузнец». Дети Есугая назывались борджигинами, потому ясун –кость Темучжина назывался кият-борджигин.

Повзрослев, возмужав, Темучжин отличался от всех высоким ростом, крепким телосложением, открытым челом, достаточно длинной бородой и, наконец, «кошачьими глазами». Эти серо-зеленые глаза страшно интриговали историографов.

Помолвки у монголов совершались очень рано. Темучжину еще не исполнилось девяти лет, когда отец взял его с собой на поиски невесты. Есугай намеревался начать «турне» с родственников Оэлун, то есть с родни из олхотунского рода, который в ту пору кочевал по Восточной Монголии, в окрестностях озера Буир. По дороге отец и сын сделали остановку у другого унгиратского вождя, по имени Дэй-сечен. Отвечая на вопрос Дэй-сечена о цели поездки, Есугай сказал, что он едет в страну унгиратов за невестой для сына. Есугай последовал за Дэй-сеченом и оказался под войлочным сводом дома кочевника. На следующий день Есугай официально попросил руки Борте для Темучжина. Оставив сына у Дей-сечена, Есугай сел на лошадь и поехал домой.3

Когда Темучину исполнилось лет девять-десять, его молодой отец скончался, отравленный своими врагами, буирнорскими татарами. Большинство родичей и подчиненных Есугей-бахадура предательски отвернулось от его семьи, и Темучин, его мать Оэлун и братья вынуждены были жить охотой и рыбной ловлей.4

Обстановка в семье была непростая – одной единственной женщине приходилось растить четверых своих детей и двоих приемышей. Неудивительно, что два старших мальчика, Темучин и его сводный брат Бектер, вступили в соперничество между собой.

Бектер попытался успокоить полубратьев так же, как «матушка Оэлун», то есть напомнив о необходимости единства перед лицом общих врагов.

Братья направили стрелы и выстрелили. Сделав свое дело, они ушли.1

Прошло не так много времени, тайчиуты, родственники борджигинов, напали на стойбище Хулан. Темучин бросилcя спасаться один и бежал через лес, где притаился, пока через девять дней голод не заставил отдаться в руки тайчиутов. Его захватили как пленника. Неделю – другую Темучина, как заключенного, держал вождь тайчиутов Кирилтук. По приказу Кирилтука Темучина перевозили из стойбища в стойбище. Его не связывали, а надели колодку, тяжелый деревянный брус с отверстием для головы и рук. Колодку, передвижной позорный столб, до самого последнего времени надевали на преступников по всей Монголии и Китаю. К колодке была приделана цепь, за которую водили заключенного, потом опутывали ею. 2

Вероятно, от приказа казнить Темучжина удержал Таргутай-Кирилтуха остаток уважения к Есугай-баатуру. Позднее Таргутай также признавался, что отдать приказ о казни ему помешала некая необоримая сила, которую он почувствовал.3

Однажды ночью Темучина поместили вместе с человеком по имени Шоркан-шира, членом одного из подчиненных тайчиутам племен, который не горел желанием хранить верность своему жирному господину. Он позволил двум своим сыновьям расслабить колодку, чтобы Темучину было удобнее спать. На следующую ночь Темучин пользуется удачным моментом. Он вырывает цепь из рук своего сторожа, замахнувшись колодкой, бьет его по голове и устремляется к лесу.4

Благодаря своей хитрости Темучин был жив, и благодаря тому, что он делался все мудрее с годами, он становился центром, притягивающим к себе людей орды. В нем сочетались отвага и осторожность.5

Почти вся собственность Темучжина состояла из его лошадей. Однажды, когда восемь из них, в том числе легендарный мерин серебристо-белой масти, паслись возле юрты, степные грабители их угнали. Узнав о беде - для этих несчастных лишиться восьми лошадей значило погибнуть, - Темучжин вызвался немедленно отправиться на поиски мародеров. Он

Появился живой невредимый, со всеми восемью лошадьми, возвращенными его отвагой.

Темучжин уже достаточно поправил свои дела, чтобы задуматься о женитьбе. Он помнил, что ему, еще девятилетнему, отец сосватал Борте, дочь Дэй-сечена, вождя унгиратов.

В истории она известна как Борте Фуджин, императрица, мать четверых сыновей, которая впоследствии управляла владениями более обширными, чем Римская империя.

Женившись, Темучжин стал подумывать об усилении военной мощи рода. Для начала он послал Бельгутая за своим «другом» Боорчу, который взнуздал коня, бросил на седло свой серый войлочный плащ и помчался к юному вождю.

В этом новом для себя положении Темучжин уже ищет не только соратников, но и могучих союзников.1

На кереитов была определенная надежда у Темучжина – как на возможного союзника против их соседей тайчжиутов, сила которых в степи возрастала. Темучин со временем поступил на службу к Тогрул – хану, одному из самых влиятельных вождей монгольских племен того времени. Тогрул – хан был андой Есугея, и, кроме того, империя Цзинь даровала ему титул «ван» или «князь».2

Темучжин признает себя младшим партнером Тогорил – хана, которого величает «отцом», т.е. признает себя подручником – вассалом его. Темучжин с самого начала даже посылает ему в подарок доху из соболя. Другим союзником становится глава небольшого обока, подобного темучжинову, джатжират Чжамуха.

В свой первый визит ко двору своего, так сказать приемного отца Темучин не просил помощи у могущественных кераитов, и сам Тогрул напомнил ему о связывающих их узах.3

Но вскоре Темучин запросил поддержки у старого хана. Вражда в Гоби вспыхнула с новой силой. Неожиданно появился грозный враг – племя с северной равнины, которое напало на монгольский лагерь. Это были меркиты, или выходцы из района тундры, люди из «заснеженного белого мира». Это были во всех отношениях стойкие бойцы и соплеменники того воина, у которого отец Темучина украл Оэлун восемнадцать лет назад. По всей невероятности, они не забыли старой обиды. Они прискакали ночью, бросая горящие факелы в лагерь, где находился молодой хан. Темучин успел сесть на коня и своими стрелами расчистить путь к спасению, но Борте попала в руки нападавших. Не имея достаточно воинов для нападения на меркитов, Темучин направился к своему приемному отцу Тогрулу и попросил у кераитов помощи. Помощь ему была охотно представлена, и монголы скераитами при свете луны как снег на голову напали на лагерь агрессоров-меркитов.1

Через неделю или чуть больше объединенные войска, тысяч двенадцать воинов, пробираясь через путаницу гор в сторону озера Байкал, подошли к притоку Селенги, реке Хилок, на другом берегу которой находились стойбища меркитов.2

План нападения на меркитов составил Чжамуха, которому и было поручено Тогорил – ханом руководить нападением. Его же план основывалсяна внезапности и в общем удался. 3

Эта победа вошла в историю. Меркиты были рассеяны, многих женщин взяли в наложницы или служанки, Бортэ освобождена, а Темучин утвердился в качестве монгольского вождя, почти равного Ямухаю. Единственное, что омрачало успех- это то, что Бортэ вернулась беременной. Хотя отцовство уточнить так и не удалось, первый ребенок Бортэ, Джочи, всю жизнь не мог избавиться от клейма незаконнорожденного и не воспринимался как один из истинных наследников Темучина. 4

Победа над меркитами уже сделала имя Темучжина известным, а его общение с обоком Чжамухи дало возможность его людям оценить качества нового степного удальца. Поэтому теперь к Темучжину стали приходить люди, которые пополняли его личный обок.5

Подошли следующие племена: из Джалаиров – три брата Тохурауны, сын Мунгету-Кияна-Унгур со своими Чаншуитами и Баяудцами, из племени Барулас-Хубилaй-Зудус с братьями, из племени Сукеген, Горлос, Дорбен, Икирес, Нояхин, Оронар. Данный перечень показывает, что формирование обока, улуса Темучжина шло классическим путем - к нему, как к удачливому предводителю, переходят люди из самых разных, не только родственных, групп кочевников.6

Монголы все еще оставались слабее всех кочевников, рыскавших по бесплодной равнине за Великой стеной. Защита Тогрул – хана обезопасила его на несколько лет от набегов большинства объединившихся в союзы западных племен, однако тайчиуты и татары с озера Буйр-Нур докучали ему на востоке со всей яростью старой вражды.

Вскоре Темучину было суждено выручить свое племя из труднойситуации. Враг предстал перед монголами в виде 30 тысяч тайчиутов во главе с Таргутаем. Темучин одержал решительную победу. Пали на поле брани 5 или 6 тысяч воинов неприятеля, и семьдесят вождей были доставлены ему с мечами и колчанами на шеях.

Рыжеволосый хан монголов вступил в свой первый и решительный бой с неприятелем и победил. Он мог теперь с гордостью носить жезл из слоновой кости или рога в виде маленькой булавы, которая по праву принадлежала полководцу и вождю. 1

Сами монголы в то время постепенно возвращали былое могущество и страстно желали назначить своего хана. На этот титул претендовали многие, в том числе и Ямухай: в детстве был он андой Темучина. Друзья были неразлучны, как когда – то в далеком детстве. Они обменивались шарфами, дарили друг другу лошадей, вместе пировали. Но в один апрельский день эта дружба неожиданно дала трещину. Семейные группы перебирались на весенние пастбища и ехали по берегу Онона. Двое друзей едут рядом впереди телег, когда Ямухай предлагает разбить два отдельных лагеря. На рассвете произошли странные события. К Темучину присоединились трое братьев со своими семьями, авторитетные члены небольшого клана. И все они за Темучина, а не за Ямухая. Темучин предлагает нечто такое, чего не может предложить Ямухай: безмерную верность всем, кто давно потерял надежду в жизни.2

К тем кланам, что в суматохе и неразберихе ночи последовали за Темучжином, по зрелом размышлении присоединились другие. Особенно важно было то, что под его знамена встали брат отца Даритай, двоюродный брат Хучар, сын другого дяди Некун-тайчжи, более дальние родственники: Сача – беки и Тайчу, а также Алтан. 3

Среди монгольских кланов поползли слухи, что молодей Темучин – избранник Небес, слух становится надеждой, надежда – пророчеством. Один человек говорит, что слышал, как вол промычал: «Боги неба и земливсе за то, чтобы Темучин был господином всей нации!» И они продолжают прибывать - гениги, сакайиты , джуркины, даже из собственного клана Ямухая, - и все ставят юрты неподалеку.4

Конечно, это был длительный процесс, а не одномоментный переход на его сторону, как это изображено в монгольском эпосе. Видимо, он занял несколько лет- скорее всего в течение 1186-1188 годов.5

Все они явились к Темучжину, в ту пору находившемуся в Аил – харагане, близ ручья Кимурха, неподалеку от горы Кумур, в окрестностях истоков Онона. Получив подкрепление, молодой вождь перенес свой лагерь в долину верхнего Керулена, а точнее, в Хара – джируген, что на речушке Сангур , являющимся первым левым притоком Керулена, таким образом продвинувшись в глубь Гурельгу, расположившись близ Коко – нура.

Там произошло событие, определившее судьбу Темучжина: его «пэры» предложили ему стать их царем.1



2. Объединение страны под руководством Темучина и Великий Курултай


После катастрофы положившей конец правлению хана Хутулы, институт ханства у монголов был уничтожен. Алтан, сын Хутулы, права на самодержавное правления не востребовал. Однако к исходу XII века монгольские племена, окрепши, вопреки братоубийственному разрыву между Темучжином и тайчжиудами, стали задумываться о возрождении былого единства.

Поэтому кандидатура Темучжина как вождя, способного возродить могущество славного, но ныне захудалого рода, могла показаться предпочтительной – он проявил себя смелым степным батыром, был потомственного ханского происхождения и, ввиду своих сложных обстоятельств, мог считаться податливым к нуждам степной аристократии, которой будет обязан ханством.

Известно, что поначалу предпочтение было отдано Чжамухе, но он не был царских кровей: как явствует из генеалогий, ведшихся в княжеских юртах чрезвычайно строго, его род брал начало от сожительницы предка монголов Бодончара, увы, понесшей от чужеземца.1

В бою с Джамухой у Далан Балжута Темучин был разбит. Однако Джамуха не сумел воспользоваться победой для укрепления своего положения. Темучину путем щедрых наград и обещаний удалось привлечь на свою сторону большинство племен, подвластных Джамухе. Он при активной поддержке нукеров и нойонства в 1190 г. занял трон «Хамаг монгол улуса».2

После избрания ханом Темучин принимает титул «Чингис» и далее именуется Чингисханом.3

Значение титула «Чингиз-хан» до сих пор точно не установлено. По мнению ряда востоковедов, титул чингиз является палатализованной формой тюрко-монгольского слова тенгиз- море, океан; и композит «чингиз-хан», соответственно, означает «хан-океан», т.е. «Владыка вселенной», « Всемирный хан».4

Прежде всего Темучжин, сформировал необходимый контингент сановников, «колчаноносцев», набрав их из числа преданных ему душой и телом воинов. Он собирал вокруг себя двор без казначеев и советников, которых ему заменяли духи войны. В него, конечно, вошли Борчу и Касар – его первые товарищи по оружию, Аргун – музыкант, игравший на лютне, Бейян и Мухули – хитроумные и закаленные в сражениях военачальники, а также Су – искусный арбалетчик. Был организован отряд телохранителей – кэшик, состоявший из двух частей: «80 человек кэбтэулов – ночной охраны и 70 человек турхаудов – дневной гвардейской стражи.» Кэшик представлял собой своеобразную гвардию. В кэшик зачислялись главным образом сыновья братья нойонов, тысячников и сотников.1

Сподвижники хана были известны во всей Гоби под прозвищем «яростные потоки». Двое из них Джебе-ноян ( «военачальник-стрела») и доблестный Субедей-багатур, - в то время еще просто мальчики, впоследствии подвергли опустошению территории по всему девяностоградусному меридиану.2

Темучин с целью сплочения вокруг себя нойонства и нукеров предоставлял им различные привилегии; в частности, он учредил привилегированное сословие дарханов. Дарханы были освобождены от всяких налогов, они могли не делиться своей добычей с другими, имели постоянный свободный доступ к великому хану и не наказывались за первые девять проступков. Темучин занялся организацией своих войск. Он назначил верных ему нойонов во главе каждой тысячи, а также начальников сотен и десятков.3

Монгольской степной аристократии важен и нужен был порядок внутри ее кочевий и очень выгодны наезды и войны с внешними врагами , от которых можно было забрать добычу. 4

Для эффективного ведения такого рода дел и нужен был хан , причем желательно такой , который был бы щедрым при дележе добычи и достаточно авторитетный , чтобы защитить такие свои решения.

Объединение сил всех монгольских племен под единым началом не было только личным желанием претендентов на гегемонию – к этому же подталкивало стремление части родовых элит упорядочить хаос межплеменных и межродовых отношений.5

Главным для Чингисхана было заполучить в союзники кераитского хана Тоорила, вассалом которого он себя когда-то признавал. Темучжин направил к нему послами Тахай-баатура и Сукегая.1

Постепенно Тогрул становился все менее благосклонным по отношению к Темучину, хотя никогда открыто не высказывал своей ненависти, в отличие от своего сына Сэнгума и Джамухи. Однажды Тогрул попытался заманить Темучина в ловушку , послав ему ложное приглашение ; Темучина вовремя предупредили , и он избежал опасности. После этого между Темучином и Ванханом началась открытая война.2

Отношения с Чжамухой были более сложными. Произвольно истолковав слова Чжамухи , Темучжин неожиданно разорвал клятву дружбы. Теперь , стремясь как-то сгладить конфликт , Чингисхан поручил Архай-Хасару и Чаурхану предупредить Чжамуху о своем прибытии.3

Обеспокоенные усилением Темучина, близкие к Ямухаю племена образуют союз и выбирают его главой, дав ему титул Гур-хан ( «всемирный вождь» ). Среди этих племен тайчиуты, от которых в свое время таким чудом унес Темучин.4

Возможно, к решению воевать против Чингисхана Джамуху подтолкнули и благоприятные внешние обстоятельства – Тогорил хан, поддержавший выборы Чингисхана, испытывал трудности в своем обоке, там началась борьба за власть, в которой претендента поддержали найманы Инанч-хана, и Тогорил-хан потерпел сокрушительное поражение.5

В первом сражении в Восточной Монголии, у края открытой степи при Калакалджит-элэт близ источника Халка, войско Темучина успешно сражалось с кераитским войском Джамухи до тех пор, пока Сэнгум не был ранен в щеку и кераиты не покинули поле битвы.6

Власть Чингисхана, окрепшая после ликвидации его строптивых двоюродных братьев, набирала силу. Восстановленный в своих правах благодаря сыну Есугая кераитский Ван-хан, которого Темучин по-прежнему величал «отцом», оставался его вернейшим союзником, или, по меньшей мере, таковым казался.

В 1198 г. Чингисхан напал на отколовшийся от кэрэитов Ван-хана обок тункаит, которым руководит брат Ван-хана Чжаха-гамбу. В это же время его союзник Ван-хан удачно воевал с меркитами, захватил много добычи, но не поделился с Чингисханом, который разделавшись с тункаитами, тоже выступил против меркитов Тохтоа-беки.1

Начавшиеся в конце 1198г., военные действия вначале принесли удачу союзникам – у озера Улунгур они застали врасплох Буюрук-хана с его родом в местности Кызыл-Баш, около Алтая. Они захватили это племя и учинили грабеж. Буюрук-хан, обращенный в бегство, ушел в область Кэм-Кэмджиут.2

В 1199 году Темучжин и Тоорил хан предприняли совместный поход на найманов. Чингисхан нанес Буируку сокрушительный удар. Чингис и Тоорил возвращались с победой домой. И тогда произошло нечто невероятное. Ван-хан приказал своим воинам разжечь костры, незаметно снялся с лагеря и ушел в долину Сара-хеула. Предав Чингисхана, кераит оставил его один на один с найманами. Чингисхан не стал рисковать и сам скрытно увел свое войско, тем более что в его тылу восстали разбитые недавно меркиты.

После уничтожения обока тайчжиутов в монгольской степи явно вырисовывались следующие группировки: кэрэиты Ван-хана; монголы Чингисхана; Чжамуха как глава множества малочисленных обоков, видевших в нем свою защиту от поглощения крупными объединениями; объединение татар и найманы Таян-хана. Т акова была ситуация к концу года Обезъяны, т.е. на переломе 1200 и1201 годов нашего летоисчисления.

Победитель найманов, Чингисхан, опиравшийся на союз с кераитским царем, спасенным им от неминуемой гибели, казалось, мог теперь установить свою власть над всеми народами нынешней Верхней Монголии.

Начало окончательной фазы борьбы за гегемонию в монгольской степи надо отнести к 1201 году.

Шел 1201 год. Состоялась процедура возведения в царский сан Джамухи. Союзники приступили к подготовке нападения на Есугаева сына. Однако тайна сохранена не была. Некий горлос по имени Хоридай поспешил уведомить Чингисхана, который в ту пору находился в окрестностях истоков Керулена, у подножия массива Бурхан-халдун.3

Темучжин обратился за помощью к Тоорилу. Объединенное войско «хана-отца» и его «сына» вступило в долину Керулена. Сражение сил коалиции с объединенным войском Ван-хана и Чингисхана состоялась при урочище Койтен.4

Во время боя стрела едва не попала в Темучина, но пронзила шею его коня, и тот был убит. Он сменил лошадь, и тут другая, отравленная стрела все-таки поразила его в шею. Его соратник Джелме высасывает яд из раны, потом прокрадывается в лагерь Ямухая и крадет творог. Когда Темучин приходит в себя, Джелме дает ему творогу и воды. На рассвете к Темучину возвращаются силы, и он видит, что обязан Джелме жизнью.1

В итоге сражений с коалицией Чжамухи ситуация стала все больше способствовать разрыву между Чингисханом и Ван-ханом. Дело в том, что Чжамуха после поражения стал сноситься с Ван-ханом и установил прочные связи с его сыном Нилха-Сангуном, последовательным противником Чингисхана.

Осенью 1202 г. войско монголов Чингисхана вышло в свой первый самостоятельный поход против одного из самых сильных улусов в Монголии – против татар. Чингисхан, разгромив и уничтожив татар, окончательно сместил равновесие среди улусов, так как теперь он господствовал во всей Восточной Монголии.2

Пока Темучин участвовал в походе против татар, Джамухе удалось укрепить свои связи с некоторыми родо–племенными группами. Теперь к Джамухе примкнули татары, тайчжиуты, хатагины, салджеуты, хунгираты, меркиты, ойраты и др.

Тогорил в это время сражался с меркитами, часть которых была разбита и взята в плен, а остальные бежали в сторону нынешнего Прибайкалья.3

Итак в начале 1203 г., в монгольской степи сложились три основных центра силы притягивающих людей в соответствующие улусы: улус Чингисхана, улус Ван-хана и улус найманов Таян-хана, находившиеся теперь в открытой вражде.4

Вскоре произошло событие, которое, возможно инициировало открытое столкновение кэрэитов с монголами. Обиженные наказанием после сражения с татарами близкие родственники Чингисхана

Алтан, Хучар и Даритай-отчигин ушли от него со своими родами к Ван-хану. Ван-хан решился на разрыв с Чингисханом.

В лето Гуй-хай Ван-хан с сыном умыслив погубить Чингисхана, послал нарочно сказать ему, что он теперь соглашается на прежнее предложение о браках и просит приехать пить бухунгар. Чингисхан поверил этому и поехал в сопровождении десяти конных, но на половине пути, остановленный сомнением, послал одного с извинением, а сам возвратился домой. Ван-хан, не имев успеха в хитром умысле, решился учинить нападение войсками.1

Решительное сражение сторон произошло при Мао-Ундур. Оно оказалось очень кровопролитным для всех, но, видимо, побежденным был Чингисхан. Ван-хан нанес такое поражение Чингисхану, которое могло все закончить для последнего. Однако, уйдя в Балчжун-арал, Чингисхан дипломатическими маневрами и пропагандистско-подрывными действиями смог, с одной стороны, поколебать единство союзников и единомышленников Ван-хана и его сына Нилха-Сангума, а с другой – усыпить бдительность Ван-хана, что он окончательно разгромил Чингисхана. Понемногу к Чингисхану стали возвращаться люди – «часть войска и некоторые племена вновь примкнули к нему».2

Темучин выжидал там лето вместе с самыми верными сторонниками. К нему присоединился его брат Хасар, который покинул семью и службу у Ванхана. Темучин день и ночь вел свои войска к тому месту в верхнем течении Керулена, откуда они могли окружить лагерь кереитов в Джеджер-ундур.3

Внезапное нападение на ни о чем не подозревавшего Ван-хана и его немногочисленную охрану увенчалось успехом. Его ближайшие помощники были уничтожены. Сам он с сыном бежал, но на полпути Ван-хан повстречался с найманским отрядом, командир которого имел личные счеты с Ван-ханом.4

Тогрула убивает страж, который никак не мог поверить, что это беглец – великий хан кереитов. Позже, когда его опознали, голову Тогрула доставили в ставку найманов, и княгиня-мать приказывает отдать почести бывшему союзнику найманов. Голову положили на белый войлок и устроили церемонию возлияния вином и игры на музыкальных инструментах.5

В лето 1204 года Чингисхан назначил великое собрание при Тэмэге-голе, для совета о предприятии войны на найманей.6

Найманы не были покорены и, хотя жили на далеком западе, теперь представляли угрозу, так как у них нашел приют их новый союзник Ямухай.

Когда все было готово, в середине мая 1204 года он двинулся вверх по Керулену в сторону гор Хентей, где стояли лагерем найманы под командованием бездарного Тайянга.

Разгромив найманов, Чингисхан послал карательный отряд против меркитов, т.е. в долину р. Иртыш на Алтае. Дело этим не закончилось – весной 1205г. Чингисхан добил их остатки в районе р. Бухтармы, где Тохтоа-беки и был убит. А Кучлук опять бежал – сначала к уйгурам, а потом и дальше. Это бегство отдалило расправу с ним до 1218г., так как бежавшие найманы добрались до государства каракиданей в Туркестане и вскоре захватили его. Вплоть до Западного похода Чингисхана в Туркестан Кучлук владел частью его территории. Так, покорением меркитов и закончил разгромом последних.

После гибели всех крупных племенных объединений, которые могли противостоять в открытом бою Чингисхану, у Джамухи больше не оставалось союзников. Он вернулся к состоянию главаря небольшой степной шайки, и конец его был предопределен – его выдали Чингисхану его же товарищи. По приказу Чингисхана «тогда предали смерти Чжамуху». Теперь Чингисхан стал полным хозяином монгольских степей и мог закрепить свое положение курултаем всего народа.1

Весной 1206г. у истоков реки Онон собрался великий съезд – курилтай ханов и нойонов со всех концов объединенной Монголии, старых и новых сторонников Чингисхана.2

Чингис выставил девять белых флагов и выступил на императорский престол.3

Чингисхан водрузил Белый стяг, бунчук из девяти конских хвостов, знамя своей империи, и заставил племена вторично провозгласить его, Темучина, ханом. Это волеизъявление народа благословил шаман Кокочу, или, как он именовал себя сам, Теб-Тенгри, сиречь «Небеснейший».4

Вслед за тем как тюрко - монгольские племена выбрали своего правителя Чингисхана, впервые за последние несколько столетий произошло их объединение. На волне этой эйфории они верили, что Темучин, а теперь уже Чингисхан, на самом деле был богдо, ниспосланный богами, наделенный «силою Вечного Неба».

Род борджигинов стал «алтан уруком», то есть «золотым родом», господствующим над всеми остальными родами. Все подданные Чингисхана с этого дня стали называться монголами.1

Покоритель Вселенной в те же праздничные дни весны 1206 года на землях верхнего Орхона, где он родился, посреди полей и лесов, воспетых монгольскими бардами, с нежностью вспоминал свою суровую юность и щедрой рукой причащал своей славе товарищей по борьбе.2

Они были щедро вознаграждены. Те, кто шел с ним до конца – список заслуженных ветеранов содержит 88 имен, - получили командование одной или несколькими «тысячами». Борчу, Мухали, Борохул и Чилаган стали Чингисовыми «четырьмя боевыми конями», Кублай, Джелме, Джебе и Субудай – «моими четырьмя борзыми». Шорхон-шира, спасший новому императору жизнь, когда тот спасался от тайчиутов, носителем колчана, как и его сыновья.3

Наставляемый «Вечным Небом», Чингис был занят на курилтае земными делами – совершенствованием военно-админстративного устройства улуса монголов, разросшегося отныне до размеров государства татаро-монголов. Господствующий класс средневекового татаро-монгольского общества – нойонство, выдвинувшее, поддержавшее и посадившее Чингиса на ханский престол, вместе с родом самого Чингиса должно было первым извлечь все выгоды в новом государстве. Чингис, император, по традиционным представлениям тех областей, «государь, обращенный лицом к югу», т.е. к солнцу, разделил армию и управление страной на три части: два «крыла»- правое, барунгар, примыкающее к Алтаю, во главе с Боорчу, и левое, джунгар, на востоке примыкающее к границам Цзинь, во главе с Мухали, носившим титул «го ван» - «князь государства». Командующим третьей группой –центральной тьмою, был назначен Ная.4

Начиная с курултая 1206г. Чингисхан ведет последовательное созидание настоящего государства. После достижения Чингисханом объединения власти в степи под своим началом его политика постепенно переключается на внешнюю экспансию.5

Образование монгольского государства имело огромное значение в истории монгольского народа. Оно положило конец непрерывным родо - племенным междоусобицам, содействовало укреплению государственного единства.6


3. Чингисхан как государственный деятель


Новое монгольское государство по сравнению с предыдущими раннефеодальными объединениями носило ярко выраженный классовый, феодальный характер. В его основу было положено военно-административное устройство. Чингис-хан разделил население Монголии на два крылья: правое ( барун-гар ) и левое ( дзун-гар ). Крылья состояли из тем (тумэн).1

Монголия была поделена на 95 военно-административных районов, которые были обязаны выставлять тысячу воинов во главе с нойоном-тысячником. Тысячники, а также сотники получали от хана «хуби» - вознаграждение за службу. Звание и должность сотника, тысячника, темника были наследственными.

В отдельное управление были выделены области севера, населенные «лесными народами». Управлять ими был поставлен сподвижник Чингисхана Хорчи. Все завоеванные и добровольно покорившиеся племена, распределенные отныне по военно-административному принципу, «по тысячам», были прикреплены к местам своего проживания и лишены свободы передвижения.2

Начиная с «великого курултая» Чингисхан настойчиво проводит свои реформаторские мероприятия, постепенно наделяющие зачатки государственного аппарата его улуса-чифдома функциями нормального государства. Действия Чингисхана не были спонтанными, у него имелся осознанный курс на преобразования – это можно понять из обращения Чингисхана к Шиги-Хутуху на курултае 1206 г. Данные преобразования коснулись в первую очередь тех структур его улуса, которые были ответственны за сферы деятельности – устройство военно-полицейского аппарата, ведение улусного хозяйства, правосудие и внешняя политика. Тут нужно отметить, что так сказать «экономический блок» государства

Чингисхана не подвергся радикальным преобразованиям - например, не была создана развитая налоговая система, которая долго оставалась на достаточно примитивном уровне вплоть до царствования Угэдэя, преемника Чингисхана.3

Начинается все с армии. До того войско было чертовски архаичным, построенным по принципу родового ополчения.4

Монгольская армия организовывалась по простой, но очень эффективной десятичной схеме. Самым маленьким подразделением был десяток ( арбан ), возглавляемый десятником ( багатур ). Десятки объединялись в сотню ( джагун ), сотни в тысячу (минган). Тысячи в десятитысячную тьму ( тумен ). Обычная монгольская армия состояла из двух-трех туменов.

Переход из одного подразделения в другое строжайше запрещался. Каждый воин имел свое место и свои обязанности. Служба была пожизненной, все годные к ратной службе мужчины от 14 до 60 лет были обязаны стать воинами.

Чингисхан увеличил состав своей гвардии – кэшика – до 10 тыс. человек. За нарушение дисциплины кэшиктэны несли тяжелые наказания.

Первое упоминание о ханской гвардии относится к 1203 г. В то время гвардия (тунгот) насчитывала 70 человек, а ночная гвардия (кабтот)- 80. Кроме них, имелось еще около 1500 гвардейцев. В 1206 г., когда Чингисхан взял в свои руки всю власть, гвардия возросла в численности до одного тумена (численностью примерно в минган) стала личной армией Чингисхана, которая следовала за ним неотступно.

Оперативное управление в бою осуществлялось через передачу приказов, как устных самим командиром, так и производившихся посыльными от его имени, сигнализацией флагами и свистящими стрелами, а также звуками труб и накаров. Боеготовность монгольской армии в первую очередь обеспечивалось строжайшей дисциплиной.

В действительности «большая опасность» монголов для противника возникала задолго до того, как они выпускали первую стрелу. Начиная кампанию, монголы собирали как можно больше сведений о своих жертвах. Разведчики и шпионы снабжали хана информацией обо всех слабых местах в обороне противника. Монголы придерживались правила: «На марше врозь, в атаке вместе». Они почти всегда вступали на территорию противника несколькими колоннами. Монголы располагали большим количеством сменных лошадей, что позволяло им совершать длительные ложные отходы, не слишком утомлял и людей, и коней. Монгольская тактика идеально сочетала использование луков, нанесение лобовых ударов и постоянный маневр. Монгольское искусство ведения войны доказало, что конница может успешно действовать без поддержки пехоты. Однако, по мере изменения условий, монголы легко перенимали новые идеи.1

Хотя основным предметом реформ Чингисхана стала организация войска, он также прославился тем, что создал Ясу, или систему монгольских законов. В нее вошли как древние обычаи и правила, так и новые, придуманные Чингисханом. На протяжении многих поколений монголы по всей Азии почитали Великую Ясу как волшебную книгу и как победный талисман. Писцы записали ее монгольским вариантом уйгурского алфавита, хотя сам Чингисхан не умел читать и не учился этому. В Великой Ясе имелись особые правила для чтения Золотого Рода и, по всей видимости, законы, регулирующие деятельность войск. 1

Чингисхан заменил старый пережиток системой писаных законов под названием «Яса» - уголовный, гражданский и административный кодексы, вместе взятые. Судьи отныне обязаны были судить по писаным законам, а не по прецедентам и «родовому праву». Для руководства ими Чингисхан назначил Верховного судью государства.2

Яса запрещала ссоры среди монголов. Еще в одном из ее пунктов Чингисхан со всей непреклонностью утверждал, что, кроме него, другого

Чингис Ха-Хана быть не должно. Его имя и имена его сыновей писались золотыми буквами. Нельзя было также подданным нового императора произносить его имя всуе.3

Реформы начались и в экономике. Вместо прежних «обычаев» хозяйственной деятельностью теперь стали руководить специальные чиновники, занимавшиеся к тому же и налогообложением. Размеры и сроки взимания налогов, распределение пастбищ и прочие хозяйственные дела теперь все тщательно фиксировалось в особых книгах, которыми ведали специальные чиновники.4

Яса содержала следующие заповеди: почитать невинных; любить друг друга; делиться пищей; не красть; не прелюбодействовать; не лжесвидетельствовать; не предавать; защищать стариков и бедных; уважать все религии и не отдавать предпочтение ни одной.5

Реформы 1206г. нанесли удар по родоплеменным узам. Представители разных племен оказались в одних тысячах и сотнях, соединенные вместе службой или проживанием в одной местности, смещением своим положив начало единой монгольской народности.

Все сородичи Чингисхана получили уделы. Выделение уделов основывалось на том принципе, что государство являлось достоянием всего рода того лица, которое создало державу и стало ханом. Удел-хуби – состоял из двух частей: из определенного количества кочевых семейств (улус) и из достаточного для их содержания пространства пастбищных и охотничьих угодий (нутуг).1

Согласно древнемонгольской концепции власти, верховная власть в государстве сосредоточена в лице хана и является наследственной в роду Чингиз-хана. Исключительное право на царство признается только за первыми четырьмя сыновьями Чингиз-хана от его старшей жены Борте – Джучи, Чагатай, Угедей, Тулуй – и их прямыми потомками которые собственно и составляют алтан уруг – правящую монгольскую династию. Единственный источник права на верховную власть – это воля «золотого рода»; высшим непосредственным выражением власти «золотого рода» является курултай – собрание царевичей и знати. Ханом может быть любой представитель алтан уруга, если он будет признан большинством «золотого рода» достойнейшим по своим качествам и утвержден на курултае, - узурпатор и подлежит наказанию. 2

Монгольские племена, носившие доселе различные названия, получили единое - монголы, а монгольское государство, простиравшееся на севере от верховьев Селенги, на юге – до Великой Китайской стены, на востоке – от Хинганского хребта, на западе до Алтайских гор, стало называться Великим государством.3

Это новое государство, опьяненное внутренними победами и жаждавшее новой добычи, стало силой, враждебному миру и еще долго продолжало вести себя по отношению к культурным народам, по неудачному выражению Б.Я.Владимирцева, как «разбойничья шайка.»4

Установив свой порядок в Монголии, Чингисхан с армией в 20 туменов готов был продолжать войну в других землях. Он страстно желал разрушить империю Цзинь, правители которой лишили жизни многих его родичей. Но сначала ему нужно было обеспечить тыл от нападения других кочевников и окружить Цзинь с севера.5

Первый поход монголов против настоящего развитого государства был в страну тангутов в 1205 г., но это был всего лишь рейд одного из военачальников Чингисхана. Только в 1207 г. сам каан впервые выступает в поход на Си Ся, оборону которого Елюй Ахай прощупал два года тому назад. Но и этот поход еще не был полномасштабной войной.6

В 1207 г. приведены к покорности киргизы и «лесные народы», что добавило воинов в его армию; последовал также второй поход на Си Ся, который возглавлял лично Чингисхан.1

В том же году (1207 ) Чингисхан послал своего сына Джучи во главе с Правой, или Западной армией, сражаться против ойратов, бурятов и тюркменских киргизов на Енисее, а также против туметов. Все эти племена были покорены и стали вассалами Джучи – так было заложено основания его будущих владений на западе. 2

В 1209 г. на сторону монголов добровольно переходят уйгуры. В том же году начата война с государством Си Ся, предварительно изолированном дипломатически и стратегически. Тангутский император уступил, отдав дочь за Чингиса, и в качестве дани поставил монголам верблюдов, соколов и ткани. Убежденный в том, что у него теперь есть уступчивый вассал, который будет выплачивать дань и снабжать его армию всем необходимым, Чингис приказал отступать.

Побежденные тангуты, признавшие сюзеренитет Чингисхан, вынуждены выполнять его приказы, направленные на превращение Си Ся во вспомогательную силу против Цзинь, - в итоге монголы заставили тангутов начать войну против чжурчженей.

С китайцами Южной Сун завязываются отношения на основе общей враждебности к Цзинь, что довершает окружение Цзинь войсками античжурчжэньской коалиции во главе с монголами. 3

Си Ся стало первым цивилизованным оседлым государством, познавшим ярость и силу монголов.

На западе Чингисхан обратил свое внимание на государство каракитаев (каракиданей). Оно еще называлось Си Ляо, или Западное Ляо, поскольку его основали остатки киданей из государства Ляо. Самым важным итогом этой кампании было то, что на службу к монгольскому хану поступили грамотные уйгурские чиновники.4

В 1211 г. Чингис-хан начал военные действия в северном Китае. За Великой стеной все происходило совершенно по-другому, чем в Северной Азии. Здесь существовала цивилизация, которой было пять тысяч лет, с письменными свидетельствами о ней за последние тридцать столетий.

И здесь жили люди, проводившие свою жизнь как в медитациях, так и в сражениях. 5

Империя Цзинь, имела армию примерно в 500000 человек, из которых 120000 были конные лучники, по происхождению кочевники – чжурчжени. В числе оборонительных сооружений была Великая Китайская стена и две стены меньшей протяженности.

По своим боевым качествам и количеству воинов цзиньская армия была сильнейшей в регионе, что доказывается успешным захватом чжурчженями почти половины территории сунского Китая. Поэтому противник, выбранный Чингисханом для первой большой войны, был весьма грозный.

Оставив в Монголии 20-тысячное войско под командованием своего брата Темугэ, Чингисхан в 1211г. двинул силы через пустыню Гоби, вероятнее всего тремя отдельными группами. Правая армия под руководством его сыновей Джагатая, Джучи и Угэдэя направилась на Цзинчжоу. Восточнее от них Центральная и Левая армии под руководством Чингисхана и военачальников продвигалась на Хуанчжоу.

Монголы пересекли пустыню до наступления жаркого лета, и в этом им сильно помогли верблюды. Цзиньские войска вышли навстречу этим армиям на востоке. Когда объединенная армия Чингисхана напала на Хуаньэрци, китайская кавалерия, подошедшая слишком близко к пехоте, была вынуждена отступить под градом монгольских стрел, а также под натиском тяжелой кавалерии под командованием Мухали и кешика под командованием Чингисхана. Цзиньская пехота в смятении бросилась отступать.

Затем Джэбэ занял важную крепость Цзюй Юн Гуань, блокировавшую основной проход на Чжунду; успех ему принесло ложное отступление, благодаря которому защитников удалось выманить из укрытия и разбить. Джэбэ не удалось захватить столицу приступом, но он взял восточную столицу, Дунцзин, все тем же обманным маневром.1

Весной 1212 г. монголы оставили территорию онгутов, но вернулись осенью, чтобы разбить очередное цзиньское войско под Аодунсяном. Во время битвы Чингисхана ранили, и поэтому монголам пришлось отступить. Цзиньцы вернули город Дэсинчжоу. Характерной чертой кампании 1213 г. была комбинация успешных действий как самих монголов, так и их союзников – цзиньских сепаратистов и тангутов. В апреле 1214 г. Чингисхан устроил свою ставку под Чжунду, где собрались все корпуса, ранее отправленные в рейды. Монголы по-прежнему не могли взять Чжунду.2

Чингисхан снова предложил условия сдачи, которые были приняты в мае и согласно которым Хуаньцун должен был выдать дочь Вэй Шао Вана вместе со всем что у нее было: свитой, конями, золотом и шелком. Но когда монголы ушли, император, вопреки советам своих министров, решил перенести столицу в Далян. А это означало – покинуть северные провинции и исконные земли чхурчженей в Маньчжурии. Чингисхан же воспринял такое решение как измену и отказ от договора. Монголы снова принялись готовиться к походу на юг.1

В 1215 г. войска монголов, киданей и китайцев под руководством Самухи осадили Чжунду. Они полностью окружили северную столицу и отрезали пути, по которым из Даляна доставлялось подкрепление. Голод вынудил осажденных открыть ворота. Осаждающие разграбили город и убили несколько тысяч его обитателей. Чингисхану отослали богатую добычу вместе с чиновниками. Один из них, по имени Елюй Чуцай, принадлежавший к киданьскому царскому роду, настолько тронул предводителя монголов своей преданностью бывшим властителям и чувством собственного достоинства, что Чингисхан назначил его своим советником, и это сыграло большую роль в дальнейшем судьбе Китая.2

Частные крестьянские восстания, внутренние распри сделали положение Цзиньского государства весьма неустойчивым, что и предопределило поражение его войск в боях с войсками Чингис-хана.3

Чингисхан в 1215 году приказал своему ближайшему соратнику Мухали осадить Пекин. В покинутом государем Пекине оставленные им вместо себя полководцы пребывали в полной растерянности. Один из них, по имени Ваньянь Фусин, от отчаяния покончил жизнь самоубийством. А монголы без больших помех вошли в Пекин (май 1215 г. ). Город был подвергнут нещадному разрушению. Резня была такой, какую следовало ожидать. Монголы подпалили императорский дворец, и тот горел более месяца.4

В 1216 г. Чингисхан вернулся в Монголию, чтобы проследить за порядком в Северной Монголии и на завоеванных территориях.5

Итак, Чингисово царство включало в себя, помимо монгольских степей и лесистых гор, ограничивающих его с севера, часть Северного Китая. Внимание Завоевателя стала привлекать Центральная Азия. Этот обширный край в начале правления Чингисхана был поделен между двумя, равно интересными для интересными для истории, государствами Уйгурским и Кара-китайским.

Чингисхан, естественно, не мог равнодушно относиться к тому, что бывшее кара-китайское государство попало в руки найманского венценосца, сына вражеского народа. Чингисхан поручил привести в исполнение приговор своему самому энергичному полководцу Джэбэ (Стрела).

Уставшее от Кучлуковской тирании население, похоже, оказало монголам неплохой прием. А что же Кучлук, столь долго и упрямо провоцировавший монголов? Он бежал, даже не попытавшись защитить Кашгар, где мусульманское население справедливо его ненавидело. Брошенный ему вдогонку отряд монгольской кавалерии преследовал его, как зверя. Монголы гнались за беглецом по ущельям, перевалам, нарушая криками и стуком копыт вечную тишину альпийских лугов. Кучлук был уже на высоте 3000 м, где простиралась долина Сары-куля, когда его настиг монгольский передовой отряд, голова наймана рассталась с телом.

Джэбэ захватил бывшее кара-китайское царство буквально за несколько недель.

Западнее Семиречья и Кашгарии, присоединенных к владениям Чингисхана, начинался мир другой, исламский, цивилизация совершенно иная – арабо-мусульманская. Монгольский Завоеватель сделался соседом шахов, хорезмийских султанов.

Эта империя, основанная тюрко-мусульманской династией, вышедшей из древнего Хорезма, включала в себя современный Туркестан, большую часть сегодняшнего Афганистана, а также Ирана нашего времени. Тогда это государство было еще совсем молодым, а правивший им государь, султан Мухаммед (1200-1220 гг.), только-только закончил свои завоевательные войны, и вот судьба столкнула его с монголами.1

Весть о северокитайском походе Чингисхана и о взятии им Пекина породила массу тревожных слухов в Средней Азии. Чтобы проверить слухи и составить правильное представление о возможном своем противнике, глава Хорезмского государства хорезмшах Мухаммед отправил в Монголию одно за другим два посольства.2

Чингисхан искренно стремился поддерживать с хорезмийцами самые добрососедские отношения. В 1216 году, принимая в окрестностях Пекина посольство султана Мухаммеда, он заявил, что монгольское и хорезмийское царства, должны жить в мире и развивать взаимовыгодные торговые связи.

В 1218 г. Чингисхан отправил посольство к Мухаммеду с предложением заключить мирный договор и принять титул «самого дорогого сына». Мухаммед подписал договор, но признание зависимости уязвило его самолюбие.

Некоторое время спустя Чингисхан во исполнение своих предложений направил в Хорезм богатый торговый караван с золотом, серебром, китайскими шелками, тканями из верблюжьей шерсти. Чингисхан послал с ними своего личного представителя, монгола по имени Ухуна. Царский караван пересек Верхнюю Азию беспрепятственно и достиг Отрара. Там на него напал султанов наместник Инальчик Кадыр хан, который не только разграбил товар, но и умертвил не менее сотни людей, включая Ухуну.

Чингисхан был возмущен. Он честно желал поддерживать мирные отношения и торговые связи с мусульманским миром, и вот как ему ответили! Негодование Есугаева сына было столь велико, что он даже не смог удержать слезы…1

Чингисхан отправил посла Ибн-Хафаджа Бугру и двух монголов с требованием выдать ему Инальчика для наказания; в противном случае, угрожал он, смерть грозит всем мусульманским подданным Мухаммеда. Чингисхан выдвинул это требование только после того, как испросил совета у Неба, но Мухаммед отказался, казнил Бугру и отослал обратно двух монголов, обрив им бороды.

Такое оскорбление посланников терпеть было нельзя, и ответом на него могла стать только война.2

«Отрарский инцидент» сделал войну неизбежной, и хорезмшах собрал в конце 1218 года совет для определения плана обороны. Утвердившись в своем плане действий, хорезмшах принялся за рассылку войск по городам, сбор тройного налога за 1218-1220 гг., рекрутский набор лучников и возведение стены вокруг Самарканда, чем он и занимался до осени 1219г.3

В сентябре 1219 г. 150-тысячная монгольская армия подошла к Отрару, который Чингисхан не стал брать штурмом, а оставил для его осады корпус под командованием Чагатая и Угэдэя. Отрар был взят лишь после длительной осады так как его защищал известный Инальчик, в 1218 году уничтожавший Чингисов караван. Мстя за убийство караванщиков, ставших жертвой алчности алмалыкца, Завоеватель приказал залить ему в глаза и уши расплавленным серебром.

Одна часть оставшейся армии под предводительством Джучи взяла города в нижнем течении Сырдарьи, а другая захватила верхние долины. Сам Чингисхан направился через пустыню Кызылкум к Бухаре. Бухара являлась одним из крупнейших городов мусульманского мира.

Подошедшего к Бухаре Чингисхана встретил гарнизон, состоявший из двадцати – тридцати тысяч тюрок – наемников. Обложив город со всех сторон, Чингисхан повелел штурмовать его трое суток без передышки. К исходу третьего дня начальники гарнизона, одного из которых звали Инанч-хан Огул, потеряв уверенность в своих силах, договорились предпринять ночью общую вылазку, прорвать осаду и спастись бегством. Все шло хорошо, но монголы, спохватившись, бросились им вслед и настигли уже у Сырдарьи. Большая часть беглецов была истреблена.

Оставленные без защиты бухарцы решили капитулировать. После взятия крепости жителям города было приказано покинуть его, оставив все, кроме имевшейся на них одежды. Затем монголы приступили к грабежам, убивая всех, кто остался вопреки приказу.1

Падение Бухары окончательно деморализовало хорезмшаха, который навсегда покинул Мавераннахр. Узнавший об этом Чингисхан послал за ним от Бухары тумены Чжэбэ и Субэдэя, которые и преследовали хорезмшаха по всей территории его государства вплоть до декабря 1220 г., когда загнанный их погоней Мухаммед ибн Текеш скончался на острове Абаскун в Каспийском море.2

После этого Чингисхан дошел до Самарканда, который защищали смешанные войска тюрок, иранцев и афганцев, всего около 110000 человек. На третий день осады было перебито около 50000 человек, на пятый день гарнизон сдался. В качестве рабов увели 30000 ремесленников и еще больше забрали для осадных работ. К маю 1220 г. почти весь Мавераннахр был в руках монголов, от остальных владений хорезмшаха их отделяла только Амударья. Но и туда проникли тумены Субэдэя и Чжэбэ, в погоне за беглым хорезмшахом.3

Таким образом монгольские войска заняли Восточный Туркестан и Семиречье. Техническое оснащение войска Чингис-хана для своего времени было довольно совершенным. Наряду с конницей и пехотой в монгольском войске имелось много осадных стенобитных и камнеметных машин. У Чингис-хана были также метательные снаряды, бросавшие глиняные сосуды с горючей жидкостью, в состав которой входило нефть.4

Зиму 1220/21 г. Чингис-хан провел на удобной для зимовки армии местности к югу от Самарканда, откуда еще поздней осенью отправил сильный отряд под начальством трех царевичей и Боорчу-нойона для овладения цветущим хорезмским (ныне Хивинским) оазисом, чтобы не оставлять у себя на фланге эту удобную для вражеских предприятий базу.5

Чингисхан бросил на Ургенч мощную армию, предводительствуемую тремя его сыновьями: Чжочи, Чагатаем и Угэдэем, - дав им в помощники опытнейших воевод, таких как Боорчу, Толун-черби и Хадаан. Чжочи попытался было склонить население осажденного города к капитуляции. Увы горожане оставили его призыв без ответа.

Амударья делила Ургенч пополам. Три тысячи монголов устремились на перекинутый через нее мост. Будучи выбитыми с него, они погибли все до единого, что не могло не поднять боевой дух защитников. Секрет первоначального успеха ургенчцев и поражения монголов заключался в отсутствии взаимопонимания между Чжочи и Чагатаем. Братья продолжали ненавидеть друг друга. Осада Ургенча эту вражду оживила. Ссора пагубно сказалась на дисциплине в войсках. Весьма недовольный сыновьями, Чингисхан ответил тем, что поставил обоих под начало Угэдэя, этой мерой еще раз подтвердив высказанную ранее волю лишить их наследства на престол.

После продолжительной осады г. Хорезм (Гургандж, ныне Ургенч) был взят. Во время осады его монголы с целью затопления города произвели огромные работы для отвода Амударьи в другое русло. Затопление не удалось, но географическая карта бассейна нижней Амударьи понесла изменения, которые впоследствии ставили в тупик ученых – географов. Взятие Хорезма, как и других городов, попавших в руки монголов после сильного сопротивления сопровождалось страшным кровопролитием.1

Весной 1221 г. Чингисхан двинулся к Балху, а отряды монголов находились у Мерва, Нишапура и Герата. Был взят Мерв – последний крупный город Средней Азии, оказавший сопротивление монголам. В отместку за это по приказу Чингисхана были разрушены плотины, питавшие водой поля Мервского оазиса, вследствие чего оазис превратился в пустыню.2

В это время Джелал ад-Дин находился в Газнане к югу от Гиндукуша и готовился к дальнейшему сопротивлению. Чингисхан, передвигаясь по высокой горной местности, разрушил много селений, в том числе и известный буддийский центр Бамиян. Джелаль-ад-Дину удалось выиграть одну важную битву у Парвана, в котором его 90-тысячное войско сражалось с монгольским военачальником Шиги Кутуку, но после этого его покинули гуры и афганцы, поссорившиеся с тюрками. С 50 тысячами он дошел до Инда, где его и прижали к реке ниже Пешевара. Все его воины были перебиты или сброшены в воду, но сам Джелаль-ад –Дин спрыгнул на коне с высокого утеса. Потом он сбежал в Пенджаб, где его преследовали без особого успеха. В 1223 г. Чингисхан отправился домой, разрушив очередную империю и на время ослабив влияние ислама в Средней Азии. 1

Победой одержанной над Джалал ад-Дином на реке Инд, завершилось в главных чертах покорение обширной среднеазиатской мусульманской империи, а так как Чингисхан, всегда осторожный в своих военных предприятиях, отлично понимал, что для завоевания Индии, куда бежал султан, еще не наступило время, то ему оставалось только по принятии мер для закрепления за собой завоеванной территории вернуться с большею частью армии в Монголию. Во время этого триумфального возвращения на родину были еще попутно покорены некоторые, лежавшие в стороне горные крепости Северного Афганистана.2

Войсками, преследовавшими Мухаммеда, руководили Джэбэ и Субутай. Они прошли по Северо – Западному Ирану и, взяли Касвин. Затем захватив Хорасан и Ираги – Аджем монголы в 1220 г. вторглись в Азербайджан. Полководцы Джэбэ и Субутай разрушили Зенджан, Ардебиль, Сераб и подошли к Тебризу. Атабек Узбек заключил договор с монголами, после чего монголы ушли на Мугань для зимовки, а оттуда в Грузию.3

Монголы легко разбили основное войско Грузии, но не смогли взять город Тифлис. Вернувшись в Иран они захватили и разграбили Хамадан, после чего отправили посольство в Багдад, требуя от халифа дань. Потом они стали готовиться к походу на север, где, они должны были объединиться с войсками Джучи, которому было приказано двигаться на запад от аральской степи и встретить остальные на Волге. Но этого не случилось из-за болезни Джучи.4

Монголы прошли через Грузию, разгромив еще одно войско, потом через Ширван и Дербент, перетаскивая повозки и осадные машины через ущелья по мостам. Победив кипчаков и аланов, они вошли на территорию Украины и Крыма, где провели зиму 1222/23 г. Весной они узнали, что русские собирают войско из разных городов численностью в 82000 и хотят напасть на них под предводительством Мстислава Галичского.5

В 1223 г. на берегу р. Калки монголы разбили войско русских князей. Монголы, однако, не задержались в южнорусских степях, а двинулись в сторону средней Волги, к устью Камы, в направлении к булгарскому княжеству.

Дальнейшее продвижение не принесло им успеха. Булгары устроили засаду, нанесли монгольским войскам сильное поражение и прекратили их дальнейшее наступление. Это поражение было обусловлено не только силой и храбростью булгарского войска, но и тем, что завоеватели были еще раньше ослаблены битвой на реке Калке.1

В свою столицу Каракорум Чингис-хан прибыл только в 1225 г. Он был на вершине своей славы. Когда – то бедный и всеми покинутый Темучин стоял теперь во главе организованной и огромной империи, ему беспрекословно повиновалось верное и прославленное победами войско, он имел сподвижников – талантливых полководцев, которые не были раболепными царедворцами и не боялись говорить ему правду в глаза. Завоевание мусульманской Азии открыло новые пути между Востоком и Западом; ядро Монгольской империи лежало в узле этих путей.2

Через год в 1226 г., Чингис-хан выступил в свой последний поход, на этот раз с целью окончательно уничтожить тангутское государство Си Ся.3

Чингисхан, которому в то время исполнилось уже семьдесят два года, прошел от Керулена во главе 10-тысячной армии, в которую входили отряды афганцев и гуров. Несмотря на падение с лошади и жар, Чингисхан продолжал поход и наголову разбил армию тибетцев и тюрков у границ Си Ся. Его войска захватили Эрикаю, второй по величине город царства. В сентябре Чингисхан встретил армию Ашагамбу на затопленной и превратившейся в ледяное поле равнине реки Хуанхэ. Монголы, обмотав копыта своих лошадей тряпками, неслышно приблизились и уничтожили тангутскую армию; они преследовали ее остатки до Алашаня, где и схватили Ашагамбу.

В начале 1227 г. от болезни умер Джучи. Чингисхан приказал Темугэ поставить на его место сына Джучи, Бату.4

В конце августа 1227 г. Чингисхан тяжело заболел в своей ставке Халаоту в долине Саари-кеер. Чингисхан понял, что его конец близок. Он назначил своим преемником Угэдэя; временной правительницей до созыва курултая назначалась Бортэ, а после курултая и до возведения на престол править должен был Толуй.5

В конце 1227 года пало государство Си Ся. Тангуты потерпели поражение. Тангутские города были разграблены и сожжены. Этот поход явился последним военным предприятием Чингисхана. В самый разгар тангутского похода, в 1227 г. 24 августа, он умер.1

Ко времени смерти первого всемонгольского хана владения монгольских феодалов охватывали часть Северного Китая, часть Южной Сибири и Восточного Туркестана, всю Среднюю Азию и часть Ирана. Огромная армия завоевателей состояла не только из монголов, но включала отряды из многих покоренных народов.2

Оставшиеся без Чингисхана, охваченные благоговейным ужасом при виде смерти. Казалось, несгибаемого человека, который сделал их хозяевами всего, чего только они могли пожелать, орхоны и принцы орды повернули назад, чтобы сопровождать тело покойного в Гоби. До погребения его полагалось показать подданным и отнести к кочевью его первой и любимой жены Бортэ.

Чингисхан умер на территории царства Сун, и, чтобы его враги не узнали об утрате, которую понесли монголы, воины, сопровождавшие похоронную процессию. Убивали всякого, кто попадался им на пути, пока не оказались на границе пустыни. Там ордынцы, ветераны многих войн, громко выразили свою скорбь на конях за похоронной колесницей.

Покоритель земель был привезен не в Каракорум, а домой, в те долины, где он мальчиком боролся за жизнь, чтобы быть похороненным на земле своих предков. Курьеры орды вскочили на коней и помчались галопом в степи, разнося весть орхонам, и принцам, и далеким полководцам о том, что Чингисхан умер.

После того как последний военачальник, спешившись, вошел в юрту проститься с телом покойного, оно затем было перевезено в место последнего успокоения, которое Великий хан, вероятней всего, выбрал сам. Никто не знает точного места, где он похоронен. Могила была вырыта где-то в лесу под большим деревом.3

Чингисхан умер, но экспансия монголов не прекратилась. Дела полководческого гения Чингиз-хана, создавшего Еке Монгол улус («Великое Монгольское государство»), успешно продолжили его наследники. В результате завоевательных войн и череды военных побед

Чингизидов к 1260 г. образовалась самая обширная и могущественная империя из всех мировых империй.1

Для Чингисхана общество и природа были взаимосвязаны. Он хотел укрепить, навечно сохранить сложившуюся в степи модель цивилизации. А так как представлял ее единственно верной, освященной традицией и природными силами, самим Богом - Тенгри, Синим Небом, то хотел распространить на всю Землю. Пожалуй, он был последним из великих деятелей истории с таким «архаичным» взглядом на мир.2

В начале XIII в. объединение Чингисханом всех говорящих на монгольских языках народов в рамках единого государства создало благоприятные условия для формирования и развития единой монгольской народности и его языка и создания общегосударственной письменности.3



Заключение


В марте 2003 года в AMERICAN JOURNAL OF HUMAN GENETICS была напечатана статья, которая наделала много шума. Группа из 23 генетиков провела исследование ДНК, принадлежащих людям со всех концов Евразии. К своему величайшему изумлению, они обнаружили структуру, общую для нескольких десятков мужчин из выборки, причем она не была связана с их местом проживания. Одна и та же генетическая структура, с незначительными местными отклонениями, отмечалась у шестнадцати групп населения, разбросанных по всему пространству от Прикаспия до Тихого океана.

Возникла потрясающая гипотеза, что один человек, живший в двенадцатом столетии, разбросал свой генетический материал на пол – Азии, и в конечном итоге его следы присутствуют в каждом двухсотом из живущих теперь там людей.

Историческую роль Чингис-хана нельзя оценивать однозначно. Она была прогрессивной в том смысле, что соответствовала объективно – историческому процессу консолидации монгольской народности и формированию единого монгольского феодального государства. Именно в этом направлении развивалась его деятельность примерно до начала второго десятилетия XIII в. В дальнейшем, когда он встал на путь захватнических войн, мир стал единой.

Идея государства Чингисхана родилась не из внутренней потребности к объединению монгольских племен и родов в единое государство со всеми присущими ему атрибутами. Такая тенденция в степных обществах возникала только под давлением внешних обстоятельств - мощных и агрессивных соседей, которые рассматривали степь как варварскую периферию, источник продуктов животноводства и рабов.

Повелитель монголов создал величайшую в истории империю, подчинившую в XIII веке огромные пространства Евразии от Японского моря до Черного. Им и его потомками сметены с лица земли великие и древние государства: государство Хорезмшахов, Китайская империя,

Багдадский халифат, покорена большая часть русских княжеств. Громадные территории были поставлены под управление степного закона «Яса».

Введение свода военных и гражданских законов позволило установить на огромной территории монгольской империи твердый правопорядок, несоблюдение его законов каралось смертью. Яса предписывала терпимость в вопросах религии, почтение к храмам и к духовным лицам, запрещала ссоры среди монголов, неповиновение детей родителям, кражу коней, регламентировала воинскую обязанность, правила поведения в бою, распределение военной добычи и т.д.

В 1220 Чингисхан основал Каракорум - столицу Монгольской империи. Он объявил официальными религиями своей империи шаманизм, христианство и мусульманство.

В отличие от других завоевателей на протяжении сотен лет до монголов, господствовавших над Евразией, только Чингисхан сумел организовать стабильную государственную систему и сделать так, что Азия выступила перед Европой не просто неизведанным степным и горным пространством, но консолидированной цивилизацией. Именно в ее границах потом началось тюркское возрождение исламского мира, своим вторым натиском (после арабов) чуть было не добившего Европу.

В области внешней политики Чингисхан стремился к максимальному расширению пределов подвластной ему территории. Для стратегии и тактики Чингисхана были характерны тщательная разведка, внезапность нападения, стремление расчленить силы противника, устройство засад с использованием специальных отрядов для заманивания неприятеля, маневрирование крупными массами конницы и т.д.

Пожалуй, самым великим наследством, которое Чингисхан оставил своим сыновьям, была армия. По его воле Угедэй, Джагатай и Тулуй поделили основную орду, его личную армию, как можно было бы ее назвать. Но система мобилизации, обучение и маневрирование в бою оставалось такой, какой ее создал Чингисхан. Кроме того, в лице Субэдэя и других полководцев - ветеранов сыновья завоевателя имели людей, абсолютно подходящих для выполнения задачи расширения империи.

Завоевания Чингисхана заставили сблизиться главные религиозные конфессии, оказали влияние на искусство, создали новые правила торговли. Их конечные результаты легли краеугольными камнями в евроазиатской истории.

Его империя соединила Дальний Восток и Среднюю Азию, что имело поразительные социальные и политические последствия, от которых дрогнули целые столетия и которые продолжают сотрясать наш век. Повсюду, где пронеслись монголы, тень Чингиса нависает и поныне.

Несомненно, что в декабре 1995 года «Вашингтон пост» объявила Чингисхана «самым важным человеком последнего тысячелетия».

Монголы почитают Чингисхана как величайшего героя и реформатора, почти как воплощение божества…..



Список использованных источников и литератур


  1. Azərbaycan tarixi. Z.Bünyadovun və Y.Yusifovun redaktəsilə. Bakı, 2005

  2. Бартольд В.В. Образование империи Чингиз хана. Сочинения. Т.5. М.,1968

  3. Бушков А. Чингисхан. Неизвестная Азия. М.,2007

  4. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. М., 1997

  5. Владимирцев Б.Я. Чингис хан. М., 2002

  6. Викторова Л.Л. Монголы. М., 1980

  7. Всемирная история. Крестоносцы и монголы. Под ред. И.А. Алябьева. М., 2002

  8. Гарольд Лэмб. Чингисхан. Властелин мира. М., 2002

  9. Груссе Р. Чингисхан: покровитель вселенной. М., 1998

  10. Джон Мэн. Чингисхан. М.,2006

  11. Доманин А. Монгольская империя Чингизидов. М., 2005

  12. Зоходер Б.Н. История Восточного Средневековья. М., 1994

  13. История Монгольской Народной Республики. Под. ред. Окладникова А.П. М., 1983

  14. История монголов. Под.ред. Н.Я. Бичурина. М., 2005

  15. История стран Азии и Африки в средние века. Под.ред. Л.В. Симоновской и Ф.М. Ацамба. М., 1968

  16. История стран Зарубежной Азии в средние века. Под.ред. А.М.Голдбина. М., 1970

  17. Калашников И. Жестокий век. Алма-ата., 1985

  18. Курт Давид. Чингисхан. М., 2005

  19. Кычанов Е.И. Жизнь Темучина, думавшего покорить мир. М., 1973

  20. Кычанов Е.И. Очерки истории Тангутского государства. М., 1968

  21. Козин С.А. Сокровенное сказание. М-Л., 1941

  22. Майский И.М. Чингиз хан. Вопрос историй. М.,1962

  23. Мерперт Н.Я., Пашуто В.Т., Черепин Л.В. Чингисхан и его наследие. Журнал «История СССР», 1962

  24. Петрушевский И.П. Поход монгольских войск в Среднюю Азию в 1219-1224 гг. и его последствия. М., 1957

  25. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957

  26. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М-Л., Т.1. 1960

  27. Сагдаг М. Образование монгольского государства и Чингисхан. М., 1977 41

  28. Скрынникова Т.Д. К вопросу о формировании монгольской государственности в XI-XII. Новосибирск., 1989

  29. Соколов Б.В. Сто великих войн. М., 2001

  30. Султанов Т.И. Чингизхан и Чингизиды. Судьба и власть. М., 2006

  31. Тарнбул С., Макбрайд А. Армия монгольской империи. М., 2003

  32. Татаро – монголы в Азии и Европе. Сборник статей. М., 1970

  33. Ткаченко Н.К. Чингисхан живее всех живых. М., 2004

  34. Трепавлов В.В. Государственный строй Монгольской империи в XIII веке. М., 2001

  35. Трубецкой Н.С. Наследие Чингиз хана. М., 2001

  36. Уэзерфорд О. Чингизхан и рождение современного мира. М., 2005

  37. Филлипс Э.Д. Монголы. Основатели империи Великих ханов. М., 2004

  38. Хара Даван Э. Чингисхан как полководец и его наследие. М.,2004

  39. Храпачевский Р.П. Военная держава Чингиз хана. М., 2005

  40. Шастина Н.А. Образ Чингизхана в средневековой литературе монголов. М., 1977

  41. Юрченко А.Г. Образ Чингиз хана. М., 1975

Размещено на http://www.allbest.ru/