Чешские земли в второй половине XІХ в. - 1914 г. (61017)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/















ЧЕШСКИЕ ЗЕМЛИ В ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XІХ В. - 1914 Г.



План


1. Чешские земли в 50-60-е годы XIX в.

2. Чешские земли в конце 60-х - начале 70-х годов.

3. Экономическое развитие чешских земель в последней трети XIX в.

4. Социально-экономическое развитие чешских земель на рубеже XIX - XX вв.

5. От начала века до первой мировой войны.

6. Федерализация австрийской социал-демократии.

7. Чешская культура второй половины XIX - начала XХ в.



1. Чешские земли в 50-60-е годы XIX в.


События революции 1848 - 1849 гг. явились рубежом в переходе чешского общества от феодализма к капитализму. Отмена барщины, распад сложившихся классов-сословий, отказ от наиболее отсталых патриархальных традиций в общественной жизни, целенаправленная экономическая политика государства, провозгласившего свободу предпринимательства, создание разветвленного государственного аппарата буржуазного типа вызвали глубокие изменения в сфере экономики чешских земель как составной части Австрийской империи.

Социальная структура чешского общества. Экономическое развитие чешских земель в период утверждения капитализма.

1850 - 1870-е годы XIX в. - пик формирования чешского буржуазного общества. В этот период в чешских землях в результате интенсивной модернизации всех направлений общественной жизни, воздействия завершавшегося промышленного переворота, быстрой урбанизации произошли существенные перемены в социальной структуре населения: заметно упрочила положение чешская национальная, в том числе и сельская буржуазия, выросла численность промышленного и сельскохозяйственного пролетариата. Новые классы и социальные слои стремились укрепить свои позиции в системе политических сил чешских земель, монархии.

Продолжался рост численности населения Чехии, Моравии и Силезии. Высокий уровень прироста (ежегодно от 50 до 80 тыс.) в целом, хотя он происходил неравномерно, в зависимости от процесса индустриализации отдельных областей, наблюдался до конца XIX в. Сохранялась национальная неоднородность населения. В землях Чешской короны, границы которых не совпадали с ареалом проживания чешской народности, наряду с чешским этносом находились группы австрийских немцев, поляков и евреев. Так, по переписи 1857 г. в Чехии немецкоязычное население составляло более 36 %, в Моравии - более 25 %, а в Силезии - 50 %. В чешских землях насчитывалось в это время 470 городов. Интенсивный рост городского населения был связан с процессом формирования центров промышленных областей. Они представляли собой 3 группы: во-первых, центры промышленного производства, такие как Прага, Брно, Острава, Кладно, Либерец, Пльзень; во-вторых, центры со сложившимися торгово-ремесленными традициями, как, например, Ческе Будейовице, Иглов, Оломоуц; в-третьих, центры, сохранявшие ремесленно-купеческий характер, в их числе были Индржихув Градец, Пелгржимув и др.

В 50- 70-е годы почти половина населения чешских земель была занята в сельском хозяйстве. Для его развития характерны концентрация крупного землевладения, ибо громадные латифундии, составлявшие 0,3 % от всех хозяйств, занимали почти 40 % земель и быстрое превращение их в индустриально-аграрные. Специализация производства с ориентацией на возделывание сахарной свеклы, технических культур, введение монопольного севооборота, широкое применение машин, создание целой сети малых крестьянских предприятий для переработки сельскохозяйственной продукции, активное включение землевладельцев в предпринимательство обеспечили интенсификацию аграрного сектора чешской экономики.

Владельцы участков в 20 - 50 га, в руках которых было сосредоточено более половины посевных площадей, широко использовавшие наемный труд и производившие продукты на рынок, представляли собой среднюю сельскую буржуазию. Шло интенсивное разложение группы седлаческих хозяйств в 10 - 20 га, имевших среднекрестьянский характер, традиционно занимавшихся организацией кустарных промыслов. Половина сельского населения владела участками в 1 - 5 га, но из-за долгов подобная собственность зачастую была иллюзорной, и крестьяне вынуждены были искать дополнительные источники средств существования либо в городе, либо на предприятиях по переработке сельскохозяйственной продукции.

Модернизация сельскохозяйственного производства, расширение пахотных земель, повышение урожайности, с одной стороны, обезземеливание и разорение крестьян, сокращение деревенских промыслов, с другой, вели к тому, что избыточная рабочая сила из чешских сел устремлялась в города, другие земли монархии Габсбургов, за границу.

В 50 - 60-е годы XIX в. закрепилось ведущее положение чешских земель в экономике монархии, которые, наряду с частью австрийских наследственных провинций, охватил индустриальный бум. Ликвидация таможенной границы с Венгрией (1850 г.) вела к значительному увеличению объема рынка с соответствующими средствами коммуникации - связи и транспорта, открывала богатые сырьем территории. Отмена или значительное снижение многих таможенных пошлин, заключение торгового договора с Пруссией предоставляли широкие возможности для капиталистического предпринимательства. Устойчивое развитие машиностроения, превращение промышленности Чехии из мануфактурной в машинную, интенсивное железнодорожное строительство, активное использование научных открытий, технических возможностей промышленной революции (коксование, печи Мартена и Томаса и т.п.), а также новых форм хозяйствования (распространение акционерных компаний, к 1873 г. их насчитывалось около 300, т.е. половина всех существовавших в австрийской части монархии) свидетельствовали о быстрой индустриализации чешских земель.

Убыстрение процесса аккумуляции капиталов в чешских землях поддерживало интерес австро-немецкой буржуазии, вкладывавшей финансы в сферу производства, кредитования, к этому региону. В свою очередь, чешская буржуазия в 1869 г. создала Живностенский (Ремесленный) банк, ориентировавшийся на национальный капитал. Вместе с тем она организовала широкую сеть сберегательных касс для собирания и накопления финансовых средств мелких чешских вкладчиков.

После введения в Праге военного положения радикально-демократическое течение оказалось разгромлено. Лидеры национальной партии вынуждены были отказаться от политической борьбы. Начиная с марта 1849 г., был принят ряд реакционных законов о печати, что постепенно привело к закрытию независимых от властей чешских политических изданий. Лишь К. Гавличек-Боровский продолжал публицистическую деятельность. В мае 1850 г. он основал в городе Кутна Гора газету “Слован” (”Славянин”), которая многократно конфисковывалась. Несмотря на судебные преследования за статьи, разоблачавшие политический курс правящих кругов, газета выходила до августа 1851 г.

С 1852 по 1860 гг. в монархии Габсбургов утвердился режим неоабсолютизма, направленный на централизацию государственной власти, на создание стабильных политических условий для проведения модернизации экономики, новой коммуникационной инфраструктуры империи. Важнейшей политической фигурой, проводником идеи усиления абсолютной власти монарха Франца Иосифа, правившего с 1848 по 1916 год, стал министр внутренних дел А. Бах (1813 - 1893 гг.). Именно поэтому 50-е годы XIX в. известны в историографии как эпоха Баха. Укреплявшийся государственный аппарат взял под свою юрисдикцию земское управление. Было введено единое общеавстрийское гражданство, унифицированы уголовный кодекс, одновременно упразднявший институт присяжных заседателей, и судопроизводство, провозглашен принцип всеобщего начального образования, рассматривавшийся как одно из важнейших средств в обеспечении модернизации.

Общественные настроения в чешских землях получили выражение в научных (”Жива” 1853), специальных, юмористических, развлекательных (”Люмир”, 1851) и прежде всего в литературных журналах. Широкую известность имели альманахи “Лада Ниола” (1855), “Май” (1858), журнал “Образы живота” (”Картины жизни”, 1859), культурно-политическое и экономическое ревю “Посел з Праги” (”Пражский вестник”, 1857), сатирический журнал “Гумористицке листы” (”Юмористическая газета”, 1858).

Специфика развития чешской политической жизни в конце 50-х годов состоит в том, что подъем чешского Национального движения прежде всего проявился в борьбе за новые общественно-политические периодические издания: “Час” (”Время”, 1860, издатель А. Краса) и “Народни листы” (”Национальная газета”, 1861, издатель Ю. Грегр). Именно органы печати стали организационными центрами идейно-политической борьбы и в самом чешском национальном лагере. Для защиты национальных и государственно-правовых интересов чешская буржуазия в 50 - 60-е годы особенно активно использовала разветвленную систему союзов, различных организаций, таких как певческий союз “Глагол”, “Мещанская беседа”, “Сокол”, сеть ссудных и сберегательных касс, экономических обществ, кружков и т.п.

К концу 50-х годов под воздействием экономического кризиса, внешнеполитических неудач (1859 г. - поражение в войне с Францией и Пьемонтом), под давлением национальных движений, особенно венгерского, правительственные круги пришли к убеждению о необходимости перехода к конституционным формам правления. Монархия Габсбургов вступила в период конституционных экспериментов.

Обнародование в 1860 г. так называемого Октябрьского манифеста и диплома было воспринято чешским обществом как начало перехода от централизации к федерализму. Основополагающим элементом системы парламентаризма становились земские сеймы. Между тем, издав Февральский патент (1861 г), Франц Иосиф вновь усилил позиции централистов. За счет передачи части правомочий местных ландтагов центру важнейшим органом монархии становился общеимперский орган парламентского типа - имперский совет или рейхсрат. В австрийской части государства вводился “узкий” рейхсрат, включавший 203 депутата. Одновременно были приняты земские конституции, действовавшие вплоть до 1918 г.

С началом оживления политической жизни в Австрийской империи после падения неоабсолютизма чешская буржуазия в практической политике ориентировалась на умеренный либерализм, либерализм политического компромисса.

Первой общенациональной организацией либерального типа в чешских землях стала Национальная партия, возникшая в 1860 г. и лишь на начальном этапе сохранявшая программное и тактическое единство. Ее социальной базой являлась прежде всего средняя и мелкая национальная буржуазия, зажиточное крестьянство, мелкобуржуазные слои и интеллигенция.

Наброском программы чешской либеральной буржуазии стал разработанный Ф.Л. Ригером и подписанный 12-ю чешскими политическими деятелями во главе с Ф. Палацким меморандум от 18 июня 1860 г. в форме петиции к императору. В нем содержались требования обеспечить в имперском совете представительство, соответствующее роли чешских земель в монархии, расширить земское самоуправление. Авторы документа исходили из естественно-правовой аргументации.

В более развернутом виде программные принципы Национальной партии были сформулированы в первом номере газеты “Народни листы” (январь, 1861) - официальном органе партии, ставшем трибуной буржуазно-прогрессивных сил чешского общества. Статья, подготовленная Ригером, исходила из новых политических условий. Усиление политической роли аристократии в общеимперском масштабе актуализировали для чешской либеральной буржуазии вопрос о сотрудничестве с историческим дворянством и интерес к государственному историческому праву. Автономия “историко-политических индивидуальностей”, о которой говорилось в правительственных документах, трактовалась чешскими лидерами как готовность двора к сохранению исторических областей и расширению полномочий территориально-политических единиц.

Фактически с июня 1861 г. Национальная партия включала старочешское течение, представлявшее интересы более умеренных представителей чешской общественно-политической элиты, и младочешское, выражавшее взгляды укреплявшей свои позиции промышленной и торговой буржуазии, радикально настроенных политических деятелей. С начала 1862 г. по отношению к официальному курсу чешских либералов заявило о себе оппозиционное течение во главе с братьями Ваврами, К.Сладковским, Й.Бараком, издававшее собственный политический еженедельник “Глас” (”Голос”). Эта группировка, видевшая в крестьянском сословии ядро нации, полагала, что дворянство утратило свою историческую роль и не могло рассматриваться как реальный союзник в политической борьбе за интересы чешского народа. В качестве одного из программных положений сторонники Сладковского выдвигали тезис о быстром и полном восстановлении баланса сил чехов и немцев в чешских землях, акцентировали внимание на проблемах развития экономики, промышленности и торговли. Весной 1863 г. в ходе обсуждения проекта избирательного закона, ослаблявшего позиции австро-немецкой буржуазии в торговой и ремесленной палате и аристократов в курии землевладельцев в земском сейме, Сладковский публично выступил против коалиции лидеров чешской буржуазии с консервативной аристократией и отрицал концепцию национального единства как несостоятельную.

Несмотря на стремление лидеров Национальной партии представить чешский буржуазный лагерь как единое целое, с этого времени можно говорить о существовании в Национальной партии двух фракций, громко заявивших о себе в связи с восстанием 25 января 1863 г. в Королевстве Польском. Умеренно-либеральное крыло было представлено группировкой вокруг газеты “Нaрод” (”Нация”, выходила с декабря 1863 г.), лидерами которой стали известнейшие чешские политики - Ф.Л. Ригер, Ф. Палацкий. Леволиберальное или либерально-демократическое течение блокировалось вокруг редакций газет “Нaродни листы” и “Глас”, объединившихся в 1865 г. Кроме того активно действовала группа, отличавшаяся политическим радикализмом и представленная интеллигентами-разночинцами, студенчеством во главе с Й. Бараком, Р Турн-Таксисом, Й.В. Фричем, проживавшим за границей.

Ф. Палацкий характеризовал восстание как безнадежное и вредное для всех славян событие, “большое несчастье” для поляков, осудил позицию младочехов и особенно радикалов - “революционеров по инстинкту”. Младочехи видели в восстании пример последовательной борьбы за восстановление государственной независимости. Однако такие радикальные методы борьбы, как вооруженное восстание, выдвижение на первый план национальной программы социальных мотивов были неприемлемы для ведущих группировок чешской буржуазии. В то же время разгром восстания расценивался Ф.Л.Ригером как удар по идее самоутверждения славян в качестве самобытных наций в Европе.

С лета 1863 г. чешская либеральная буржуазия перешла к тактике пассивного сопротивления. Чешские депутаты рейхсрата отказались от участия в его работе, обосновав этот шаг тем, что действовавший избирательный закон ограничивал представительство чешских земель.

Политическая жизнь середины 60-х годов проходила в условиях обсуждения, а затем заключения австро-венгерского соглашения. Обеспокоенный таким развитием событий Палацкий протестовал против намечавшегося дуализма и попытался всесторонне обосновать федералистскую программу в цикле статей “Идея австрийского государства” /1864 - 1865/. Его австрославистская концепция была модифицирована с учетом новых политических реальностей, ибо в основу федерации он предложил положить комбинацию исторического и этнического принципов. Его план устройства федерации помимо наследственных австрийских провинций и Венгрии включал комплексы чешских, польских, итальянских земель в западной части монархии и “иллирийское королевство”, Хорватию, Трансильванию в Транслейтании. Таким образом, словаки, закарпатские украинцы, сербы оставались в составе Венгрии, а русины - в польской группе.

2. Чешские земли в конце 60-х - начале 70-х годов.


Заключение австро-венгерского соглашения в 1867 г. привело к тому, что Австрийская империя была преобразована в Австро-Венгрию. Единое абсолютистское государство превратилось в двухцентровое. Формой государственного правления стала дуалистическая монархия, состоящая из двух парламентских монархий, которые сохраняли суверенитет и имели для обоих государств единого монарха [конституционный король для Транслейтании (земли Венгерской короны включали королевства Венгрию, Хорватию и Славонию), император - для Цислейтании, австрийской части монархии].

Для ведения “общих дел”, определенных в законе о “Соглашении”, были образованы три общих министерства (иностранных дел, военное и финансов) и общее представительство, составленное из делегаций по 60 человек от обоих парламентов. Государственные расходы были поделены между Австрией и Венгрией в соотношении 70 : 30 (в течение 10 лет объединенная комиссия, обладающая совещательными правами, должна была участвовать в распределении доходов). Обе страны независимо друг от друга осуществляли управление, судебную деятельность, а также самостоятельно решали большинство финансовых и хозяйственных вопросов, находящихся под контролем своих парламентов. Габсбургская монархия сохранялась как единая территория в таможенном отношении с единой системой денежных знаков и др. Финансовые обязательства сторон, как и принципы финансовой и экономической политики должны были согласовываться каждые 10 лет.

Превращение Цислейтании в конституционное буржуазное парламентское государство выражалось в принятии целого ряда государственных законов, составивших Декабрьскую конституцию 1867 г., вводившую буржуазные по существу и конституционные по форме порядки. При этом, несмотря на деятельность парламента, император сохранял полномочия в значительной мере абсолютистского характера.

Наиболее далеко идущие последствия имел 14-й параграф конституции, согласно которому правительство фактически могло управлять государством в обход парламента.

Конституция 1867 г., с одной стороны, признавала за всеми землями полноту государственной власти, а с другой - рассматривала их лишь как “историко-политические индивидуальности”. Это означало, что все 17 королевств и земель внутри самой Цислейтании представляли отдельные государственные единицы, не связанные между собой, но объединенные представительством в рейхсрате.

О буржуазно-демократическом характере Конституции 1867 г. свидетельствовали провозглашение политических прав и свобод, в частности, единое государственное гражданство, равенство граждан перед законом, свобода передвижения, неприкосновенность личности, сохранение тайны переписки, право петиций, собраний, союзов, свобода совести, науки, выбора профессии, право на защиту национальных интересов. Приобрело силу закона требование буржуазии о введении всеобщей воинской повинности, была проведена реформа в области налоговой политики, реформа управленческого аппарата, школьная реформа, признан гражданский брак.

Конституция заявляла о правах наций лишь в самом общем виде. Она признавала автономные права за землями, как правило, населенными различными народностями, имевшими собственные законодательные учреждения - сеймы. В свою очередь, они обладали весьма узкими правами и занимались делами местного уровня. К их компетенции относились: выработка земского устава, избирательных законов, регулирующих выборы в сейм, общинные дела, школьное обучение, за исключением университетов, вопросы, касающиеся обработки земли, проведения и содержания путей сообщения местного значения и т.п.

Во второй половине 60-х годов чешская буржуазия подняла знамя чешского государственного исторического права, возведя его в ранг общенациональной идеи. В ставших традиционными “посланиях и просьбах” к императору она требовала восстановить автономию и единство земель Чешской короны во главе с придворным канцлером и генеральным сеймом, провести избирательную реформу в духе национального равноправия, добиться согласия императора на коронацию Чешской короной.

Во время австро-венгерских переговоров чехи стремились оживить федералистскую концепцию, добиться ее поддержки со стороны славянских федералистов. В основу федеративной структуры были положены “исторические земли”. После провозглашения в феврале 1867 г. Австро-Венгрии младочехи перешли в крайнюю оппозицию по отношению к правительству, старочехи высказались за выход чешских депутатов из сейма.

Как антидуалистическую демонстрацию рассматривали и старочехи, и младочехи участие чешских общественных деятелей, ученых во Всероссийской этнографической выставке в мае 1867 г. Однако они не нашли полного понимания у российского правительства, ибо последнее трактовало чешский вопрос как внутреннее дело империи Габсбургов. Летом 1867 г. чехами была предпринята попытка установить контакты с Францией. В меморандуме, который вручил Ригер Наполеону III, указывалось на “стратегическое значение чешских земель“ для всей Европы, подчеркивалась роль славянских народов как противовеса угрозе пангерманизма. Но и на этот раз лидерам чешской буржуазии не удалось получить действенной помощи за границей.

Весной 1868 г. в чешских землях стремительно нарастает движение таборов, которое принимает массовый характер. Оно продолжалось до сентября 1871 г. Его сторонников объединили оппозиционные настроения, усилившиеся после заключения австро-венгерского соглашения и подогреваемые националистическими заявлениями лидеров немецкого населения чешских земель. В Чехии в движении таборов участвовало от 500 тыс. до 1 млн., в Моравии - около 450 тыс., в Силезии - 25 тыс. человек. Младочехи декларировали свою солидарность с народом, поддержали демократические требования, сформулированные в ходе этих выступлений. Между тем старочехи быстро встали на путь переговоров с правительством.

22 августа 1868 г. в день открытия чешского земского сейма, который не созывался с апреля 1867 г., от имени 81 чешского депутата была подана Декларация, в которой обосновывался их отказ от участия в работе сейма. Декларация не признавала новое дуалистическое устройство империи. Этот документ представлял собой программное заявление чешской политической элиты, в котором защищалась государственно-правовая самобытность чешских земель, указывалось, что заключение австро-венгерского соглашения означает признание политического приоритета австрийских немцев и венгров над славянами, говорилось о необходимости справедливого политического представительства в рейхсрате чешского народа, подписании договора между ним и государем. Речь шла о чешско-австрийском соглашении между “чешским королем, монархом и политическо-исторической чешской нацией”, об обеспечении равноправия чехов и немцев в чешских землях.

В этой ситуации историческое дворянство стало рассматриваться старочехами как перспективный союзник на пути конституционных преобразований монархии, в достижении федералистского соглашения с австрийским императорским домом. Младочехи же, в свою очередь, хотя и с рядом оговорок, шли в фарватере стратегической линии старочехов.

Начавшиеся переговоры с правительством вылились в подготовку трех документов: Фундаментальных статей, определявших положение Чехии в составе Австро-Венгрии, проекта закона о защите национальностей в Чехии и нового избирательного закона, определявшего порядок выборов в чешский сейм. 10 октября 1871 г. Фундаментальные статьи были приняты чешским сеймом за исключением немецких депутатов-либералов. По сути чешские парламентарии признали австро-венгерский дуализм, отказались от идеи реорганизации империи на основе триализма: Австрия - Венгрия - комплекс объединенных чешских земель. По аналогии с текстом австро-венгерского соглашения Чешское королевство предоставляло “всем королевствам и землям империи право решения общих вопросов”: иностранных и военных дел, финансов. Оговаривалось число и условия участия чешских представителей в составе австрийской делегации, избранной, правда, не рейхсратом, а сеймом. Общеавстрийскими делами являлись торговля, налоговая политика (косвенные налоги), денежная система, коммуникации, законодательство о гражданстве. Законодательная компетенция в этих сферах передавалась бы особому конгрессу делегатов - сенату, заменяющему верхнюю палату рейхсрата Цислейтании. Исполнительный орган - общеавстрийское правительство - формировался из придворных канцлеров или же земских министров, т.е. глав правительств отдельных земель.

Чешская политическая элита вела переговоры о положении Чехии, а не всех земель Чешской короны, не имевших в то время ни единого представительства и органа управления, и не обладавших необходимым уровнем сознания своей общности. Так, представители Силезии выступили против чешско-австрийского соглашения, а депутаты моравского сейма трактовали единство земель Чешской короны как их персональную унию.

Жесткое противодействие венгерских политических кругов, увидевших в соглашении угрозу интересам Венгрии, резкое неприятие его австро-немецкими депутатами рейхсрата, опасавшимися славянизации империи, бурный протест немецкого населения Цислейтании, выступившего с антиправительственными и антиславянскими лозунгами, отрицательная позиция высшего руководства образованной в 1871 г. Германской империи, особенно Вильгельма I и Бисмарка, привели к тому, что император Франц Иосиф отказался подписать соглашение, объявил об отставке кабинета Гогенварта, сторонника заключения договора с чехами. Все это свидетельствовало о провале чешского политического курса на федерализацию двуединой монархии, не нашедшего понимания в обществе, у политической элиты Австро-Венгрии и ее союзника. Победу одержали противники соглашения с чехами, что означало крушение надежд чешских либералов.

Что касается идеологических установок Национальной партии во второй половине 60-х гг. XIX в., то на смену австрославизму, исходившему в 1848 г. в основном из этнического принципа (естественного права), пришел австрофедерализм на основе государственного исторического права, когда в программных выступлениях лидеров партии социально-политические вопросы были оттеснены, а порой просто заменены на государственно-правовые и национальные требования. Это привело к тому, что социальная база Национальной партии оказалась в чешских землях недостаточно надежной.

1871 г. стал пиком в развитии Национальной партии. Провал государственно-правовой борьбы привел к углублению внутрипартийного кризиса, к изменению программы и тактики действий чешских политиков. Младочехи приняли решение участвовать в работе земского сейма, в то время как старочехами тактика пассивного сопротивления расценивалась как мощный рычаг воздействия на правительство. Кризис в Национальной партии завершился ее расколом, сопровождавшимся потоком взаимных обвинений и дискредитации политической линии соперников в печати. В конце 1874 г. на съезде младочехов была образована Национальная партия свободомыслящих.

Программа новой партии в качестве основных задач предусматривала демократизацию общественного устройства, введение равноправия, защиту прав и свобод, отстаивание конституционных принципов и совершенствование парламентского устройства, расширение местного самоуправления и др.

Что касается тактики, то партия рассматривала пассивное сопротивление как тормоз в борьбе за права чешского народа, высказалась за активное участие в выборных органах, особенно в земском сейме. Младочехи поставили цель: добиваться признания самостоятельности чешских земель на основе государственного исторического права, издания справедливого указа о защите национальностей, введения всеобщего избирательного права.


3. Экономическое развитие чешских земель в последней трети XIX в.


В 80 - 90-х годах XIX в. в чешских землях произошло окончательное завершение промышленной революции, была проведена первая фаза индустриализации, в ходе которой Чехия, Моравия и Силезия превратились в индустриальную область. Для этого времени характерны, во-первых, возникновение государственного регулирования экономической деятельности; во-вторых, ускорение темпов развития основных отраслей тяжелой и легкой промышленности; интенсивное внедрение новых отраслей (электротехнической, моторо-, автомобиле-, и локомотивостроение), и на этой основе электрификация, механизация производства; в-третьих, все более очевидный переход от экстенсивных форм хозяйствования к интенсивным как в промышленности, железнодорожном транспорте, так и в сельском хозяйстве; в-четвертых, распространение городского стиля жизни.

Экономическое развитие чешских земель в последнее 20-летие XIX в. имело циклический характер. Так, выделяются три цикла:

- рост производства во всех отраслях промышленности в начале 80-х гг., ибо с весны 1884 г. во всей австрийской части монархии начался новый экономический кризис (в чешских землях больше всего пострадала промышленность, связанная с переработкой сахара);

- очень короткий период подъема пришелся на 1889-1890 гг.;

- оживление, начавшееся в 1894-1895 гг., переросло в мощный рост во второй половине 90-х гг., что проявилось не только в росте объема, но и в расширении производства, широкой инвестиционной деятельности, когда активизация захватила промышленность, банковское дело, сельское хозяйство. Подъем продолжался вплоть до 1900 г. - очередного общего экономического кризиса, приведшего к банкротству большого числа мелких и средних предприятий, поглощению слабых фирм более крупными и тем самым - к ускорению процесса концентрации производства и капиталов, монополизации всей хозяйственной и финансовой жизни в целом.

В последнее 20-летие XIX в. наряду с преобладанием товарного производства в промышленности существенное место в экономике чешских земель занимало мелкое производство. Крупные дворянские латифундии по-прежнему играли заметную роль в развитии сельского хозяйства; рост товарности капиталистических хозяйств помещиков сопровождался обезземеливанием беднейших слоев деревни, увеличением числа малоземельного крестьянства. Переход к интенсивному способу ведения хозяйства в деревне завершился к концу XIX в. В 1900 г. в сельскохозяйственном производстве было занято 38,3 % трудоспособного населения (в 1869 г. соответственно 56 %).

В крайне накаленной атмосфере конца 70-х годов чешские политические деятели, представители двух основных политических партий - Национальной партии и Национальной партии свободомыслящих - после 16 лет пассивной оппозиции (1863 - 1879) возвратились в парламент, войдя в состав правительственного большинства. Переход к активной политике определялся рядом причин. Подписанный между Австро-Венгрией и Германией договор на десятилетия стал стержнем внешнеполитической концепции монархии. Нарастающий внутренний кризис, особенно усилившийся в 1878 г. в ходе оккупации Боснии и Герцеговины, уход немецких либералов, до того составлявших опору правительственных кабинетов, в оппозицию, возобновление австро-венгерского Соглашения, смена правительства и приход в августе 1879 г. к власти Е. Тааффе в результате трудных переговоров депутатских фракций немцев, чехов, поляков, давления и поддержки двора знаменовали серьезные перемены в Цислейтании и открывали новые перспективы для чешской политики.

На первом этапе чешские депутаты составили общую парламентскую фракцию во главе с Ф.Л. Ригером, политиком, имевшим к началу 80-х годов огромный политический опыт. Чешский клуб, образованный в октябре 1879 г., включал и представителей исторического дворянства под предводительством графа И. Клам-Мартиница. Это означало, что чешские политические деятели встали на путь взаимных уступок. Так, взамен на благосклонность императора они обещали быть умеренными в своих требованиях, выступив за проведение ограниченной избирательной реформы, которая бы увеличила количество чешских голосов в земском сейме. Однако тактика соглашений, получение чехами портфеля министра по чешским делам (им стал старочех А. Пражек) не дали тех результатов, на которые рассчитывали чешские политики. В 4-х Меморандумах к императору, сформулированных осенью 1879 г., речь шла о введении языкового равноправия в администрации, учреждениях, судах, в Пражском университете, средних школах и профессиональных училищах, а также об их равномерном распределении у чехов и немцев. Несмотря на правительственное распоряжение о провозглашении официального равенства языков, опубликованное для Моравии 28 апреля, для Чехии 13 мая 1880 г. и лишь спустя 2 года для Силезии, в действительности немецкий язык оставался государственным языком.

В апреле 1881 г. было принято решение о разделении Пражского университета, вступившее в силу в 1882 г. Были также увеличены субсидии на образование, росло число новых чешских средних и профессиональных школ. В 1882 г. было проведена избирательная реформа по выборам в чешский сейм, в результате которой чешские представители получили большинство. Начавшееся интенсивное внедрение чешского языка в систему государственного управления, укрепление национальной школы, быстрый рост национального чиновничества в конечном итоге вели к созданию важнейших атрибутов, необходимой базы национальной государственности, что следует рассматривать как позитивный результат политики старочехов в 80-е годы XIX в.

Между тем чешские успехи вызывали ожесточенное сопротивление немецких националистов. С другой стороны, тактика соглашений, которой придерживались старочехи, оказалась неприемлемой для радикального крыла младочехов. Идея Ригера о мирном сосуществовании славян и немцев в рамках единого государства, умеренность требований чешской политической элиты вызывали все большее возражение радикализирующихся представителей мелкой буржуазии. В такой ситуации очень убедительной оказалась идея младочехов противопоставить себя старочехам. Представители Национальной партии свободомыслящих выдвигают программу, ориентированную на текущий момент, а в публицистике активно развивают тему о том, что монархия не оценила заслуги чешского народа. Дальнейшее развитие чешского общества, укрепление его положения в Цислейтании младочехи связывают исключительно с ростом духовных и материальных сил самого чешского народа, вопреки неблагоприятным внешним обстоятельствам.

Быстрому подъему авторитета этой партии способствовало нарастание массового недовольства чешского населения курсом правительства, прежде всего так называемыми ордонансами Гауча (1887), усилившими позиции немецких школ в Цислейтании. В ответ младочехи организовали несколько таборов (митингов), подали протест, текст которого был подготовлен Э. Грегром. Они требовали прекращения политики поддержки немцев в чешских землях, начав пропаганду в печати идеи чешского государственного исторического права, русофильства и традиционно сопутствующих ему французских симпатий. На IV съезде членов Национальной партии свободомыслящих они заявили о себе как о сторонниках всеобщего и равного избирательного права. Что касается политической линии младочехов, то она строилась на осуждении наследия старочехов, крайнем радикализме (национализме) в отношении к немцам, открытой оппозиционности к властям.

В начале 1888 г. младочехи создали “Клуб независимых чешских депутатов в парламенте”. Это событие знаменовало собой важное изменение в чешской политической жизни.

В середине 80-х гг. начался довольно длительный (до конца 90-х гг.) процесс формирования чешского реализма как политического течения. Становление общественно-политической концепции реалистов шло вместе с обсуждением научных вопросов, с глубоким анализом социально-экономических и политических проблем развития чешского общества. Сторонники этого движения группировались вокруг Т.Г. Масарика (1850-1937), Й. Кайзла (1854-1901) и К. Крамаржа (1860-1937).

В 1863 г., объединив вокруг себя молодых ученых, Масарик приступил к изданию нового чешского ежемесячника “Атенеум”, на страницах которого вскоре началась борьба за признание фальшивыми широко известных Краледворской и Зеленогорской рукописей (РКЗ). В сложных условиях политической жизни середины 80-х гг. Масарика, так же как и других исследователей, выступивших с опровержением подлинности РКЗ, обвинили в измене национальному делу. Острота борьбы обусловливалась тем, что спор приобрел политический, а не только научный характер, поскольку рукописи вошли в арсенал чешской прогрессивной культуры и рассматривались как национальные святыни.

Основные усилия интеллигенции были направлены помимо преодоления провинциализма в науке на обновление чешской общественной мысли. Наиболее правильными методами, способными коренным образом изменить положение, могли быть, по мнению реалистов, воспитание новой политической элиты и новой политической культуры народа. К этому должна была привести всесторонняя критика существующей действительности, способствующая пробуждению здоровых сил общества и направлению их энергии на интенсивное развитие чешской нации.

Реалисты поставили вопрос о проблеме государственной самостоятельности или же автономии, гарантирующей национальную самобытность. При этом возрождение государственности могло произойти лишь при успешном функционировании общественной экономики, созданной путем поддержки мелкого и среднего предпринимательства со стороны государства и общества (путем ассоциирования возникла бы и крупная промышленность), в политической сфере - при максимальном усилении влияния избирателей на парламент и общественную жизнь. К концу 80-х гг. в пропаганде и деятельности начинающих реалистов основной акцент был перенесен с вопросов культуры и науки в область практической политики. Отдавая должное двухпартийной системе, сначала Масарик, а затем Крамарж и Кайзл выступили за реорганизацию сложившейся партийной структуры в чешском обществе как авторитарной по характеру и вступили на путь переговоров на определенных условиях со старочехами. Однако принятие так называемых Пунктаций (чешско-немецкого соглашения об урегулировании национальных, в том числе языковых конфликтов), подписанных в январе 1890 г. представителями этой партии, исторического дворянства и немецких либералов вызвало волну возмущения в чешских землях, было воспринято как победа немцев и непоправимая уступка старочехов. Тем самым они утратили свои притягательные качества надежного союзника партнера.

В результате длительной и упорной целенаправленной борьбы в 1896 г. было расширено избирательное право, регулирующее выборы в рейхсрат: во-первых, был снижен имущественный ценз для избирателей городской и сельской курий, во-вторых, была учреждена пятая избирательная курия, в которой вводилось всеобщее избирательное право для мужчин старше 24 лет по выборам 72 депутатов, 27 из них представляли чешские земли (18 - Чехия, 7 - Моравия, 2 - Силезия).

Реальностью 90-х годов стало то, что партия старочехов в течение нескольких месяцев распалась и сошла с политической арены. В таких условиях реалисты повернулись в сторону младочехов, во главе которых в конце XIX в. становится Карл Крамарж. По своему социальному составу партия представляла эклектичное соединение буржуазных, мелкобуржуазных, радикальных , аграристских и прочих группировок. Взяв на себя роль лидера, младочехи стали рупором чешского промышленного и банковского капитала, возглавили борьбу за отечественные и общеавстрийские рынки.


4. Социально-экономическое развитие чешских земель на рубеже XIX - XX вв.


В экономической структуре Цислейтаниии, как и в Австро-Венгрии в целом, чешские земли занимали особое место, являясь наиболее развитым индустриально-аграрным районом монархии Габсбургов. Несмотря на то, что Чехия, Моравия и Силезия составляли лишь 26,45%территории австрийской половины империи, на их долю приходилось более 36% населения (в начале XX в. численность чехов и богемских немцев превысила 10мил.), причем 45% самодеятельного населения чешских земель было занято в промышленности (в собственно Австрии - 22). Здесь находилось 35% всех промышленных предприятий Цислейтании.

В конце XIX в. чешским землям практически принадлежала монополия в ряде промышленных отраслей, в том числе в добыче каменного и бурого угля, производстве стекла, фарфора и керамики, в сахароварении. Высоко были развиты текстильная, машиностроительная (особенно сельскохозяйственное машиностроение), химическая и некоторые другие наукоемкие отрасли, использовавшие передовые технологии. Быстро набирала темпы тяжелая индустрия, предприятия которой входили как в австрийские, общегосударственные, так и в иностранные монополистические объединения. Вместе с тем мелкие ремесленные мастерские по изготовлению широкого круга, как правило, высококачественных изделий по-прежнему играли существенную роль в экономике земель. При этом необходимо подчеркнуть, что сельскохозяйственное производство велось здесь передовыми методами и по уровню интенсивности опережало многие другие регионы этого государства.

На рубеже XIX - XX вв. чешские земли добились заметных успехов и в финансовой сфере. Особенностями развития чешского финансового капитала были, во-первых, стремительный, скачкообразный рост банковского и промышленного капиталов (даже по сравнению с общеевропейскими темпами), во-вторых, проникновение и упрочение позиций чешского капитала в важнейшие направления национальной экономики, в-третьих, большая роль сберегательных касс, что способствовало сохранению его национального характера, в-четвертых, тяготение к экономической экспансии. Так, если акционерный капитал венских банков с 1890 по 1913 гг. вырос в 2,5 раза, то чешский многократно, что свидетельствует о высокой эффективности источников накопления собственно чешского капитала. В то же время это одна из причин глубочайшего интереса чешской буржуазии к экономическому освоению Словакии, других славянских регионов монархии (Галиции, Словении, Хорватии), стран Балканского полуострова (Болгарии, Сербии, Румынии) и России, к внешнеполитическому курсу государства.

Достигнутый уровень экономического развития чешских земель показывает, что в 90-е гг. XIX в. чешская нация вступила в стадию индустриальной зрелости. Между тем одна из экономически развитых территорий монархии Габсбургов не обладала сколько-нибудь значительной самостоятельностью, а чешская буржуазия все еще не имела необходимого политического веса в имперских представительных органах, исполнительной власти и т.п.

Политическая жизнь в чешских землях в последнее десятилетие XIX в. проходила в условиях напряженной борьбы, все более открытого противостояния чехов и немцев. Точкой отсчета очередного мощного взрыва недовольства служат указы премьера К. Бадени (апрель 1897 г.) о равноправии чешского и немецкого языков в судебных и административных органах чешских земель (во внутреннем делопроизводстве сначала Чехии, затем Моравии), узаконившие для лиц обеих национальностей возможность обращаться на родном языке в инстанции, а для чиновников обязательное знание немецкого и чешского языков с 1901 г. Жесткий отпор австро-немецких депутатов в парламенте, богемских немцев особенно в районах, где они составляли большинство населения, вынудили кабинет заявить о своей отставке, дистабилизировали обстановку в Цислейтании. Приход правительства Гауча мало изменил ситуацию. В ходе массовых беспорядков в Праге было введено военное положение, распущен рейхсрат.

Ни разделение Чехии на одноязычные и смешанные округа декретами правительства, ни встречные требования чехов учредить специальное министерство чешских земель, открыть политехнический институт в Брно и др. не меняли положение к лучшему. Разгул национальных страстей достиг небывалых размеров, борьба распространилась на все сферы общественной жизни вплоть до повседневного быта.

В результате серьезных экономических изменений, обострения межнациональных отношений городские и сельские мелкобуржуазные слои, прежде относительно монолитная политическая сила, распадается на ряд течений, которые пытаются самоорганизоваться в мелкобуржуазные политические партии. Исходя из различных, как правило, эклектических по сути идеологических установок, они были сориентированы на противостояние усилившемуся крупному капиталу, с одной стороны, рабочему движению, с другой. Важнейшим фактором, определявшем ситуацию на рубеже XIX и XХ вв., стала дифференциация городской и сельской буржуазии, т.е. выделение аграрного движения в самостоятельное. Этому немало способствовал аграрный кризис, вызвавший радикализацию настроений крестьянства, кристаллизацию типично сословных интересов самых разнообразных групп сельского населения и землевладельцев.

В конце 80-х годов заявило о себе прогрессистское движение. Его наиболее известными представителями были братья Гайны, А.П. Веселы, А. Рашин, В. Клофач, а социальной базой стало студенчество, молодые рабочие, начинающая свою деятельность интеллигенция.

Четкая демократическая ориентация, открытый республиканизм этой группировки дополнялись радикальным национализмом, направленным в первую очередь против немцев, проживающих в чешских землях, глубоким стремлением к интеграции Чехии, Моравии и Силезии. Стремясь учесть демократические, даже бунтовщические настроения молодежи, прогрессисты не протестовали против шовинистических, антисемитских заявлений некоторых участников движения. Вместе с социал-демократами они активно боролись за всеобщее избирательное право, после того как младочехи под давлением левого крыла партии, реалистов в марте 1893г. официально заявили о необходимости его введения в Цислейтании. Начавшиеся преследования со стороны властей во время военного положения в Праге в 1892г., а затем громкий судебный процесс против участников известной организации прогрессистов "Омладины" (77 обвиняемых были осуждены в общей сложности к 96 годам тюремного заключения) привели к ослаблению движения. Неоднородность его социальной базы противоречивость целей, главное - общее разочарование в тактике радикализма вызвали раскол среди прогрессистов.

В 1897 г. была образована Радикально-прогрессистская партия, вышедшая из социально-реформистского центра движения, связанная с демократически настроенными младочехами. Сторонники партии выступали против любых соглашений с клерикалами, историческим дворянством и старочехами, допускали возможность сотрудничества с социал-демократами, активно боролись за введение всеобщего избирательного права, женское равноправие и т.д. Партию возглавил Антонин Гайн (1868-1949).

Правое крыло прогрессистского движения и часть младочехов составили ядро Радикальной государственно-правовой партии, институировавшейся в 1899г. Приверженность государственно-правовому радикализму свидетельствовала о национализме сторонников этой группировки.

Главным идеологическим противником либерального и демократического течений был клерикализм. Учреждение Христианско-социальной партии Чехии и Моравии в 1894г. в Литомышле, руководящим принципом которой стал лозунг "решить социальный вопрос на католической основе", явилось прямой угрозой процессу демократизации особенно в Моравии. В 1896г. оформилась самостоятельная Католическая народная партия Моравии. Она взяла на вооружение идеи социального реформизма, использовала опыт подобных течений в других государствах. Весной 1897г. на выборах партия добилась представительства в парламенте. Усиление позиций клерикализма в Моравии ослабляло интеграционные тенденции чешского национального движения, позиции сторонников независимой Народной партии Моравии, основанной в 1891г. А. Странским (1865-1931), выступавшим против регионализма и моравского сепаратизма.

Общее укрепление национальной идеи, ошибки социал-демократов в национальном вопросе привели к оживлению деятельности так называемых "национальных рабочих", ставших ядром образованной в 1898 г. Чешской национально-социальной партии. Она пропагандировала рациональный социализм, противостоящий интернационализму социал-демократии. Очевиден был программный эклектизм национальных социалистов, отстаивавших чешское государственное историческое право. Эта партия выражала оппозиционные настроения мелкой буржуазии против милитаризации страны и централистской политики австрийского правительства, выступала с буржуазно-демократическими требованиями. Проведение реформ она считала единственным путем преобразований в монархии, федерализации Цислейтании. На программу этой партии наложило отпечаток то обстоятельство, что в условиях Австро-Венгрии политическая оппозиция режиму развивалась преимущественно под флагом национализма. Партия национальных социалистов была массовой, но отличалась аморфной структурой, что позволяло ее руководству (лидер - Вацлав Клофач, 1868-1942) вступать в многочисленные компромиссы с младочехами, особенно в период предвыборных кампаний.

Кроме собственно буржуазных партий в чешских землях действовала также партия консервативных помещиков, уже потерявшая свое прежнее значение. Однако благодаря куриальной системе выборов в парламент, консервативности процесса формирования политической элиты, она сохраняла определенное политическое влияние. Эта партия, организованная в рамках отдельных земель, имела сильные позиции в Чехии.

Длительным был генезис Чешской аграрной партии. Процесс поляризации интересов промышленной и сельской буржуазии, начавшийся в 80-е годы и достигший к концу XIXв. крайней степени, закончился, несмотря на сопротивление младочехов, образованием в 1899г. самостоятельной партии аграриев. Основой для нее послужили экономические организации аграрной буржуазии, носившие национальный характер и игравшие значительную роль в пропаганде экономических знаний. Чешская аграрная партия имела четкую организационную структуру, обеспечивавшую оперативность контактов с местными организациями. Чешские аграрии стремились распространить свое воздействие на все чешское сельское население, пропагандировали лозунг "Чешская деревня - одна семья".

Чешские аграрии отражали настроения средних слоев землевладельцев. Они связывали жизнеспособность чешской нации с состоянием аграрного сектора экономики. Аграрии предложили ряд конкретных мер для сохранения земли за чешским крестьянством, т.е. в руках собственных граждан. Расширение группы средних землевладельцев должно было произойти с помощью создания новых, передаваемых и не подлежащих делению крестьянских хозяйств, во-первых, путем выкупа и раздела аллодиальных и рустикальных крупных поместий и, во-вторых, за счет предоставления возможности приобретать земельный надел мелкому крестьянству и рабочим. Налаживание кооперации, расширение кредитной системы, пересмотр земельного кадастра, установление дифференцированного налога, внедрение новой техники, модернизация сельскохозяйственного производства, протекционистская политика государства и др. были призваны обеспечить весомую позицию чешского аграрного сектора в народном хозяйстве, в общественной и политической жизни, способствовать развитию аграрного производства и вместе с тем, защитить чешское село от крупной промышленности, и что самое главное, мирового аграрного рынка.

Процесс социально-политической дифференциации чешского общества был завершен образованием в 1900 г. Чешской народной партии во главе с профессором философии Пражского университета Т.Г. Масариком. Партия реалистов выдвинула оригинальную программу социально-экономического и политического развития чешских земель. Во главу угла реалисты ставили не традиционное для чешской буржуазии требование о признании чешского государственного исторического права, а ежедневную кропотливую работу, направленную на экономическое, культурное, духовное совершенствование чешской нации, что, по их мнению, и должно было наилучшим образом подтвердить ее право на политическую самостоятельность.

Масарик еще в 1895 г. опубликовал работы "Чешский вопрос" и "Наш нынешний кризис", в которых подверг критике политику младочехов за отсутствие ясной программы, приверженность политическим догмам. Одним из первых он понял актуальность социальной проблематики в новых условиях развития и решения так называемого рабочего вопроса. Не соглашаясь с сутью марксистской теории социальных революций, Масарик активно выступал за необходимость урегулирования многих практических проблем, за расширение образования рабочих, совершенствование системы социального страхования и трудового законодательства, восьмичасовой рабочий день и т.д. В 1896г. по инициативе Масарика была основана рабочая Академия.

Реалисты выдвинули комплексную программу реформ, направленную на изменение системы самоуправления, реализация которой связывалась с широкой демократизацией чешского общества. Первым шагом в борьбе за осуществление требований должно было стать введение всеобщего избирательного права. Реалисты считали возможным и необходимым сотрудничество с социал-демократами.


5. От начала века до первой мировой войны


В XX век Австро-Венгрия вступила в состоянии глубокого политического кризиса. С 1897 по 1914 г. в Цислейтании сменились 15 кабинетов. Они проводили непоследовательный политический курс, пытаясь путем отдельных реформ и внешнеполитических акций укрепить стабильность в государстве.

В политической практике чешской буржуазии постоянно сталкивались две противоположные тенденции - оппозиционная и проавстрийская. Это делало ее политику колеблющейся от широкой парламентской обструкции до поддержки полуабсолютистских государственных форм правления. В 1900-1907г. происходит активизация борьбы за демократизацию государства, за введение всеобщего избирательного права. В 1908-1914гг. серьезное внимание уделяется внешней политике монархии. На протяжении всего периода в условиях обострения внутриполитического положения наибольшее распространение получает тактика обструкции. В ходе политической борьбы перманентно создавались политические альянсы, имевшие, как правило, сугубо конкретные цели. В 1900г. был образован Чешский Национальный Совет - общественно-политическая организация, стремившаяся к объединению чешских политических сил на основе общей национальной программы. В своей деятельности ЧНС ориентировался на государственно-правовую концепцию.

Введение всеобщего избирательного права и его политические последствия.

Борьба за всеобщее избирательное право, рассматривавшаяся как первоочередная задача дня социал-демократами, левым крылом чешского буржуазного политического лагеря и на волне революции 1905-1907гг. в России принявшая массовый характер, закончилась победой. В конце 1906г. был принят закон о новом избирательном праве: всеобщее равное прямое и тайное избирательное право вводилось для мужчин старше 24 лет. Оно не распространялось на выборы в земские сеймы, женщин и военнослужащих. Оставалась старая внутренняя структура парламента, сохранялся такой консервативный институт как делегации, делавший большую часть парламента недееспособной в решении важнейших государственных вопросов, таких как внешняя политика, армия и оборона, финансы.

Согласно проведенным выборам в рейхсрат в мае 1907г. заметное перераспределение сил произошло среди чешских буржуазных партий. Наиболее широко были представлены аграрии (28 мандатов), Национальная партия свободомыслящих получила 18 мест. Их программа, принятая на съезде в марте 1906г., включала такие пункты как достижение австро-чешского государственно-правового соглашения, реформа избирательного права в чешских землях, где сохранялась куриальная система, введение равноправия чешского и немецкого языков во всей системе управления чешских земель. 17 мест (7 - в Чехии и 10 в Моравии) получили клерикалы, представители Католической партии, образованной в июне 1906 г. Чешские мелкобуржуазные партии, объединившиеся в один блок, добились 9 мест, 2 мандата получили независимые депутаты. Реалисты, преобразовавшие свою партию в 1906г. в Чешскую прогрессивную партию, имели 2 мандата. Наиболее многочисленной немецкой партией из чешских земель были аграрии (19 мест), за ними следовали либералы (14 мест), народная немецкая партия получила 13, а национальные радикалы 12 мандатов. Внутреннее развитие чешской политической жизни после выборов 1907г. проходило под лозунгом “концентрации сил”. С началом работы парламента чешские депутаты образовали Чешский клуб, принимавший решение по национальным и государственно-правовым вопросам. Осенью 1908г. он был реформирован.

На практике чешская буржуазно-политическая элита проводила так называемую позитивную политику, направленную на укрепление экономических, политических и культурных позиций чехов. Определяющей ее чертой была реалистичность и осуществимость. Руководствуясь этими соображениями, чешские представители осенью 1907г. проголосовали за австро-венгерское финансово-экономическое Соглашение как весьма выгодное. Принцип полной экономической свободы Цислейтании и Транслейтании в области внутренней торговли и проведение единой политики в сфере внешнеторговой деятельности соответствовал чешским планам.

Другой важной задачей для чешской буржуазии того времени была выработка собственной внешнеполитической концепции. Ей стал неославизм, строившийся на австро-русском сближении, учитывавший сильные позиции в чешских землях сторонников так называемого традиционного русофильства. Лидер реалистов Масарик считал более правильной ориентацию на буржуазные демократии Запада - Англию и Францию. Общим для всей чешской буржуазии было стремление к экономическому освоению Балкан. Чешские политики придерживались курса на мирную экономическую экспансию. Именно поэтому аннексия Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины в 1908г. не получила безоговорочной поддержки. Часть политических лидеров увидела в этом акте увеличение емкости внутреннего рынка монархии, некоторые группировки усиление славянского элемента. Однако большинство депутатов осудили великодержавный способ проведения аннексии. Широкую международную огласку получило также участие Масарика в двух югославянских процессах, где он поддерживал несправедливо обвиненных югославян.

С осени 1908г. была парализована деятельность чешского сейма обструкцией депутатов-немцев. В ответ на решение кабинета о его закрытии чешские министры подали в отставку, что вызвало очередной парламентский кризис. Массовый и ожесточенный характер столкновений между чехами и немцами в Праге и окрестностях вынудил правительство к введению чрезвычайного положения в этом регионе. Свыше 250 чешских демократических союзов и обществ были закрыты.

В 1909-1911г. центром оппозиции стал Славянский союз - объединение в рейхсрате 125 славянских депутатов, 83 из которых были чехи. Этот блок представителей славянских буржуазных партий был направлен против дальнейшей централизаторской политики Вены. Для всего периода его деятельности была характерна тактика обструкции. В ходе чешско-немецких переговоров летом 1910г. произошло объединение чешских парламентских фракций в Объединенный чешский клуб. Накал оппозиционных настроений выразился в провале бюджета, других законодательных актов. 30 марта 1911 рейхсрат был распущен.

Согласно новым выборам 1911г. чешские аграрии получили 38 мест, младочехи сохранили свои прежние позиции, значительно увеличили свое влияние национальные социалисты, получив 16 мандатов, клерикалы потеряли 10 мест, сохранив 7 мандатов в Моравии, а старочехи лишились 6 голосов. По одному мандату имели реалисты и государственно-правовые радикалы. Самой крупной немецкой партией из чешских земель стали немецкие радикалы (22 мандата), усилили позиции и аграрии, добившись 21 места, либералы потеряли 2, а народная немецкая партия - 4 мандата.

В 1911-1914гг. - в период беспрерывных международных осложнений и активизации военных приготовлений в Европе и на Балканах в чешских землях все шире развертывается массовое антивоенное движение.

Кризис чешского сейма завершился его роспуском в июне 1913г. Управление Чехией было передано комиссии австрийских сановников во главе с графом Шенборном. В марте 1914г. был распущен и австрийский рейхсрат, правительство стало править на основе Ст.14 Конституции без парламента.

В определенных кругах чешской буржуазии стали разрабатываться проекты возможного решения чешского и словацкого вопросов вне империи Габсбургов.

Конституция 1867г. гарантировала право на образование союзов и обществ, хотя этот закон и был ограничен административными мерами австрийского правительства. В 1870г. был принят закон о коалициях, зафиксировавший право рабочего класса на организацию профессиональных союзов. Таким образом в конце 60-х годов XIXв. в Цислейтании была создана законодательная основа для развития легального рабочего движения.

Характерными чертами формирования рабочего движения с начала 60-х годов в чешских землях были его многонациональный состав, включение в рамках левого крыла в общедемократическую борьбу. Первой организацией австрийских трудящихся, в которой участвовали и чешские рабочие, стал Рабочий просветительский союз (декабрь 1867г.), на учредительном собрании которого присутствовало более 3000 человек. Одним из центров, в которых возникли рабочие организации, являлись Брно и Либерец. В последнем сложилась социал-демократическая группа “Старая гвардия”. Ее возглавил Йозеф Болеслав Пецка (1849-1897). Широкую известность получила наиболее массовая стачка текстильщиков (в ней участвовало около 3500 человек) в северочешском городе Сваров (1870г.), 6 участников которой были расстреляны правительственными войсками, многие ранены.

В этот период чешская буржуазия в лице ее лидеров стремилась оказать как можно более широкое влияние на рабочее движение, рассматривая его одной из составных частей национальных сил. С 1868 по 1875г. в Чехии действовала организация “рабочей самопомощи” “Оул” (“Улей”), во главе которой был представитель Национальной партии Ф. Хлеборад, видевший в развитии взаимопомощи путь к социальному миру.

Чешские социалисты уже в конце 60-х годов заявили о необходимости борьбы против влияния буржуазной идеологии на социалистическое движение. Процесс формирования революционных рабочих партий ускорила Парижская коммуна. Распространению идей марксизма способствовала деятельность Л. Запотоцкого (1852-1916), сотрудника первого печатного органа чешских социалистов газеты “Делницке листы” (“Рабочая газета”), выходившей с 1872г.

В апреле 1874г. в Нойдорфле была образована Социал-демократическая рабочая партия Австрии (СДРПА), на учредительном съезде которой присутствовало 10 чешских представителей от 20 городов. Она исповедовала принципы 1 Интернационала, призывала к классовой борьбе, признавала право наций на самоопределение. После 1874г. рабочее и социалистическое движение приобретают организованный характер.

Ввиду идейного разброда и в соответствии с рекомендациями руководства СДРПА о создании территориальных организаций в 1878г. чешскими социал-демократами была учреждена Чехославянская социал-демократическая рабочая партия. Учредительный съезд принял за основу Готскую программу. В принятый документ был включен пункт о праве наций на самоопределение, освобождение трудящихся рассматривалось как социальная задача.

В начале 80-х годов социалистическое движение в чешских землях переживает организационный раскол. Острые идейно-политические разногласия привели к распаду Чехославянской социал-демократической рабочей партии на радикалов (Либерец), которым были присущи анархизм, отказ от борьбы за повседневные требования, и умеренных (Моравия), акцентировавших внимание на достижении экономических задач.

Начало объединительному процессу положил выход в августе 1885г. в Брно нового органа - социал-демократического журнала “Ровност” (“Равноправие”). В конце 1887г. состоялся съезд чешских социал-демократов, принявший программу, разработанную Й. Хыбешем. В ней были сформулированы требования всеобщего избирательного права, неукоснительного соблюдения гражданских прав и свобод. Конечной целью являлась ликвидация эксплуататорского строя.

Тенденция к сближению, наметившаяся во второй половине 80-х годов, когда чешские социалисты первыми встали на путь преодоления существующего в австрийской социал-демократии раскола, привела к объединению социалистических партий австрийской части монархии. Этот процесс происходил под знаком интернационализма. 30 декабря 1888 - 1 января 1889г. в Хайнфельде состоялся объединительный съезд социалистических организаций Цислейтании. В программе указывалось на многонациональный состав социалистического движения, говорилось об интернационалистском духе, который должен был пронизывать всю последующую деятельность социал-демократии. Принятая программа провозглашала необходимость установления социалистического общества. Политическая демократизация страны, прежде всего введение всеобщего избирательного права, борьба за трудовое законодательство, защищающее интересы трудящихся, были выдвинуты в качестве ближайшей цели движения. Буржуазный парламентаризм квалифицировался как “современная форма классового господства”.

С начала 90-х годов чешские социал-демократы все более настойчиво проводят линию на образование собственной национальной самостоятельной организации.

чехия социальный экономический культура


6. Федерализация австрийской социал-демократии


На 5 общеавстрийском съезде, состоявшемся в Праге 5-11 апреля 1896г., начался, а на 6 общеавстрийском съезде (Вена, июнь 1897г.) организационно оформился процесс федерализации единого социал-демократического движения в Цислейтании. Образование шести самостоятельных социал-демократических партий (австрийской, чешской, польской, итальянской, югославянской, а с 1899г. русинской) объяснялось стремлением выработать собственную тактику применительно к национальным условиям. Связующим звеном был общий Центральный комитет и съезд. Сохранилось и программное единство. Реорганизация общеавстрийской социал-демократии произошла на основе принципа полного равноправия национальных организаций по отношению к друг другу и австрийскому центру.

Вторая половина 90-х годов отмечена ростом забастовочного движения. Забастовками были охвачены все крупные промышленные центры: Прага, Брно, Пльзень, Либерец и др. Особым упорством отличалось выступление текстильщиков в 1898г. Многочисленные демонстрации протеста, первомайские манифестации, стачки, вершиной которых стала всеобщая стачка горняков в 1900г., свидетельствовали, что на рубеже XIX - XX веков чешский рабочий класс представлял собой реальную политическую силу, с которой вынуждена была считаться не только собственная, но и австро-немецкая буржуазия.

Чешские социалисты, добившись признания национальной базы социалистического движения, считали необходимым сочетать борьбу за национальные права, равноправие народов и интернационализм. Однако заявление о верности интернационализму в конкретной ситуации конца 90-х годов на фоне все разгоравшейся национальной вражды носили декларативный характер. В марте 1897г. 5 чешских социал-демократов впервые были избраны в австрийский рейхсрат. С трибуны парламента они выразили протест против государственно-правовой программы чешского буржуазного политического лагеря, выступили с требованием равноправия народов, заявили о непримиримых противоречиях между пролетарской и буржуазной идеологией.

В 1899г. австрийская социал-демократия на съезде в Брно (Брюнне) приняла национальную программу, основывающуюся на территориальном принципе. Она являлась первой попыткой решить национальный вопрос в условиях многонационального государства. Идеалом социалистов было преобразование Австрии в союз государств, в федерацию национально самоуправляющихся единиц.

Заметное влияние на практическую деятельность оказала программа культурно-национальной автономии. Согласно этой доктрине право наций на самоопределение ограничивалось определенными сферами общественной жизни, прежде всего распространялось на сферу культуры, систему образования. Сторонники этой концепции исходили из убеждения о целесообразности существующего государственного единства, ибо только в таких условиях можно было обеспечить гарантии экономического и социального развития всего населения монархии.

В начале XXв. главная линия чешских социал-демократов строилась исходя из общенациональных интересов, а не задач пролетариата всей страны. Введение всеобщего избирательного права должно было привести к реорганизации управления на местах, обеспечить необходимое представительство трудящихся в парламенте и снять остроту национальных противоречий.

Первая русская революция усилила боевой дух чешского пролетариата. Был создан специальный “Фонд помощи русской революции”. По всей Чехии прошли массовые митинги и демонстрации солидарности. Массовый характер приобрела борьба за всеобщее избирательное право, которая завершилась победой.

Выборы 1907г. продемонстрировали значительный успех социал-демократов, получивших 87 депутатских мест, из которых 24 мандата имели чехи. 21 мандатом располагали немецкие социал-демократы чешских земель.

В условиях нового подъема рабочего движения в чешских землях в 1910г. произошло разделение профсоюзов на чешские и немецкие. Сторонники единства профсоюзного движения - централисты - были исключены из членов Чехославянской социал-демократической рабочей партии. В 1911г. они образовали Чешскую социал-демократическую рабочую партию Австрии. Немногочисленная партия со главе с П. Цвинглером была признана II Интернационалом.

На XI последнем предвоенном съезде, состоявшемся в 1913г., чешские социалисты вновь подтвердили свою убежденность в целесообразности и необходимости преобразования Цислейтании в демократическую федерацию национальностей.


7. Чешская культура второй половины XIX - начала XХ в.


Во второй половине XIX - начале XХв. инструментом для придания культуре национального характера рассматривалось образование. К концу XIXв. система образования в чешских землях представляла собой сложную многоступенчатую структуру, сложившуюся в результате многочисленных преобразований. Наиболее значительными были реформы школы в 1849г. и в конце 60-х годов, согласно которым был введен, а затем закреплен принцип всеобщей и обязательной школьной повинности для детей с 6 лет. Декабрьская Конституция 1867г. провозглашала свободу обучения и равноправия наций в школе, подтвердила верховное право государства над школой. Закон 1868г. ликвидировал конкордат государства и церкви от 1855г., отменил контроль последней над содержанием учебников, поведением учеников и преподавателей. Школьный закон 1869г. существенно увеличил объем обязательного школьного курса. В результате принятых мер в 90-х годах XIXв. чехи обгоняют немцев по уровню генерационной грамотности, на рубеже веков они занимают первое место в империи по уровню общей грамотности.

С середины XIX в. одной из целей школы становится повышение уровня всеобщего образования. Перед ней была поставлена задача готовить новое поколение профессионалов, ориентированное на проведение активной чешской политики. Для этого периода характерно издание на чешском языке научных монографий чешских ученых, переводов учебной литературы и произведений классики с других языков, научных словарей, специальных журналов, учебников, книг для детей. Особенно активно проводила эту деятельность Чешская матица.

В результате большой и плодотворной работы была значительно пополнена лексика чешского языка. Причем при подготовке большинства книг по различным отраслям знаний их авторы явно отошли от пуристских взглядов Юнгмана, широко используя общепринятые европейские научные термины, кодифицировали на практике ряд новообразований. В середине XIXв. были созданы предпосылки, чтобы чехи могли овладеть основами всех отраслей знания на чешском языке.

В 80-е годы XIXв. чешский язык становится языком обучения на всех ступенях системы образования. Необходимость просвещения, нравственного развития народа рассматривается как главная задача культуры. Разделение в 1882г. Пражского университета на чешский и немецкий стало основой процесса консолидации национальной интеллигенции. Появление самостоятельного чешского высшего учебного заведения способствовало притоку в науку новых сил, превращению Карлова университета в крупный научный центр. Придать отечественной науке европейский уровень стремились языковед Я.Гебауэр, историк Я.Голл, социолог Т.Г.Масарик, искусствовед и эстетик О.Гостинский и др. В 1890г. была образована Чешская Академия наук, словесности и искусств. Она взяла на себя публикацию источников и историографических работ. На рубеже веков началась борьба за основание второго чешского университета в Брно, за увеличение чешских учебных заведений в Моравии.

В конце XIXв. ведущие позиции в исторической науке заняла позитивистская школа, представленная тремя поколения исследователей-учеников выдающегося чешского историка Я. Голла, ориентированная на фундаментальные аналитические исследования. В этот период шло становление историко-социологического направления, определяющее влияние на развитие которого оказал Т.Г. Масарик. В начале XXв. развернулась научная деятельность Л. Нидерле, характеризовавшаяся творческим подходом к изучению прошлого славянских народов. Широкую известность получили работы по историю чешской литературы Я. Влчека.

Значительным вкладом в развитие естествознания явилось открытие биологом Я.Е. Пуркине клеточного ядра и создание кинескопа. Г. Мендель - первооткрыватель законов наследственности. Высокий уровень развития промышленности, быстрая модернизация производства способствовали тому, что чешские ученые и инженеры явились новаторами во многих отраслях техники и технологии производства. Большую известность получили паровые машины инженеров “пражской школы”.

В середине XIX в. о чешской национальной культуре можно говорить как о системе. В художественных произведениях, образах на первый план выдвигается тема народа. Общенациональным делом стали основание и строительство Национального театра. Его торжественная закладка в 1868г. превратилась в грандиозную манифестацию десятков тысяч людей. К проектированию, оформлению, разработке репертуара после открытия театра в 1883 г. (в 1881г. здание сгорело) была привлечена плеяда чешских мастеров - художники М. Алеш, Ф. Женишек, скульптор В. Мыслбек и др.

60-е годы - период национального подъема - стали эпохой расцвета национального искусства. В своих произведениях чешские писатели реалисты выступали против национального и социального неравенства. Так, Я. Неруда (1834-1891) в “Песнях страстной пятницы” (1882-1887) призывал к борьбе за счастливое будущее. В поэтических циклах “Сельские песни”, “Чешские сонеты”, “Чешские песни” воспевал жизнь деревни С. Чех (1846-1908). Истории борьбы чехов за сохранение своей независимости посвящены романы-эпопеи А. Ирасека (1851-1930). Его исторические романы о гуситах “Между течениями”, “Против всех”, написанные с использованием древних рукописей и документов, исторических трудов, имели открытую патриотическую направленность.

Поэтизация мифов, легенд и деревенской жизни характерна для большинства произведений художника и иллюстратора Й. Манеса (1820-1871). Его кисти принадлежат цикл картин “Времена года” для башенных часов Пражской ратуши, иллюстрации к народным сказкам и преданиям, Краледворской рукописи и др. Творчество Манеса, многогранное по жанровой направленности, открыло новый период чешской исторической, бытовой и пейзажной школы живописи.

Его традиции продолжил М. Алеш (1852-1913), художник, карикатурист и иллюстратор, воссоздавший в своих образах гуситских героев. Его циклы “Родина”, “Жизнь старых славян” были пронизаны национальным духом. Творчество этого художника оказало серьезное влияние на утверждение принципов реализма в живописи.

Известным представителем монументального реализма XIX в. стал скульптор и педагог Й.В. Мыслбек (1848-1922). Его творческая манера формировалась под влиянием романтизма Манеса, произведений поздней античности, французских монументалистов того времени в сторону неоклассики. Создатель знаменитой конной статуи святого Вацлава в Праге (1888-1913) ваял декоративные скульптуры, портреты знаменитых чешских современников (Б.Сметаны) и пр.

Основоположником чешской оперы стал композитор, дирижер, пианист, музыкальный общественный деятель и критик Б. Сметана (1824-1884). Его оперы - историческая “Бранденбуржцы в Чехии” (1863), комическая “Проданная невеста” (1866), трагическая “Далибор”, шесть программных симфонических поэм “Моя Родина”, “Чешские танцы”, преследовавшие цель патриотического и музыкального воспитания народа на близких и понятных ему образах, - отличаются народным характером музыки. Основателем чешской национальной музыки вместе со Сметаной был А. Дворжак (1841-1904). Особенностью сочинений композитора было широкое использование народных мотивов. Особенно известны его “Славянские танцы”.

Вместе с тем требование возродить в чешской литературе общечеловеческие идеалы прозвучало также в середине 60-х годов, например в альманахе “Лада Ниола” (1855). Мысль о тесной связи чешской литературы с литературой мировой не означала отказа от национальной тематики и сохранения национального своеобразия культуры. Идея о том, что чешский народ должен был оставаться верным патриотом и в то же время принадлежать к мировому сообществу, становится программной у многих представителей чешской культуры. Острые дискуссии о признаках современности искусства, о слабых и сильных сторонах реалистической концепции характерны для всей второй половины XIX в.

В конце 80-х - 1914 годы в литературной жизни наблюдалось несколько течений. Реализм уступил место новым тенденциям. При чем в чешских землях общеевропейские процессы получили свою национальную интерпретацию. На уровне политических программ была сформулирована цель культуры - развивать гармонически, всесторонне образованную личность, способную к самостоятельным суждениям об искусстве. Попытки свести все богатство функций искусства этическим или же политическим принципам, когда литература и искусство в целом были призваны служить в первую очередь нравственности, рассматривать литературу как выразительницу общественных интересов, у поколения 90-х годов вызывает стремление найти новые идеалы.

Индивидуалистическая идеология нашла выражение в символизме и декадентстве. Манифест “Чешской модерны”, опубликованный в 1895г., который в качестве источника и критерия литературной деятельности провозглашал внутреннюю правду творческой индивидуальности, свидетельствовал, что модернизм в Чехии имел яркую национальную окраску. Манифест резко осуждал эклектизм, дилетантизм, иллюстративность и утилитарность таких авторов как драматург, прозаик, переводчик Я. Врхлицкий, или поэт, редактор журнала “Люмир” Й.Сладек, а также модные течения той эпохи “искусства для искусства”.

Новое направление в искусстве связано с творчеством художника и графика, мастера портретной живописи М. Швабинского (1873-1962). В пейзажах, росписях, графических работах он сочетал жизнеутверждающий реализм с символикой и аллегорией. Чувственный импрессионизм был основой живописи известнейшего чешского художника А. Славичека (1870-1910), воспевавшего красоту пражских улиц, набережных и садов. После поездки в Париж он обратился к панорамным работам “Вид Праги с Ленты”, затем “Собор святого Вита” и др. Наиболее крупным чешским скульптором этого периода был Я. Штурса (1880-1925) - основатель чешской современной скульптуры, последователь реалистической традиции, учитывавший импрессионистические тенденции эпохи.

На рубеже веков начал творить музыкант и педагог В. Новак (1870-1949), один из основателей чешской музыкальной педагогики, профессор Пражской консерватории, ученик Дворжака. Синтезировав национальные музыкальные традиции и элементы импрессионизма, он выработал свой собственный стиль. Им написаны произведения для фортепьяно (цикл “Пан”), камерных оркестров, симфонии и сюиты (“Словацкая”, “Югочешская”), оперы и др. Наиболее известным за границей чешским композитором наряду со Сметаной и Дворжаком был Л. Яначек (1854-1928), долгое время работавший в Брно, изучавший моравский фольклор. Яначек - автор 9-ти опер, в их числе “Шарка” (1887), балета “Ракош Ракочи” (1891), рапсодии “Тарас Бульба” и многих других сочинений.


Размещено на Allbest.ru




10