Болгарское национальное Возрождение в XVIII - первой половине XIX в. (60943)

Посмотреть архив целиком














Болгарское национальное Возрождение в XVIII-первой половине XIXв.




План


  1. Изменения в положении болгарских земель в XVIII в.

  2. Культурно-просветительское движение.

  3. Начало борьбы за создание самостоятельной болгарской церкви.

  4. Восстановление церковной самостоятельности

  5. Апрельское восстание




  1. Изменения в положении болгарских земель в XVIII в.


Восемнадцатое столетие перевело назревшие противоречия во внутри- и внешнеполитическом положении Османской империи в фазу всеобъемлющего структурного кризиса. Его содержанием был чрезвычайно медленный и крайне болезненный переход турецкого государства к новым формам социально-экономической и политической организации, а внешний контекст составляло окончательное втягивание Турции в хитросплетения Восточного вопроса.

Полный развал системы тимариотского землевладения в XVIII в. имел ряд разнообразных и значительных последствий для болгарских земель. Превращение тимаров в наследственные поместья - чифтлики - привело к ухудшению положения крестьян в наиболее плодородных районах. С другой стороны, к концу столетия немалая часть земельных владений, в особенности на севере страны и в балканских предгорьях, фактически осталась без хозяев-спахий и перешла в наследственное пользование крестьян-держателей. Но положение последних вряд ли было существенно лучше, чем у многочисленных издольщиков, обрабатывавших турецкие чифтлики. Произвол фискальных и административных органов, откупщиков, местной знати - аянов и многочисленных банд деклассированных мусульман лишал их львиной доли произведенной продукции. В то же время в XVIII в. укрепляется слой зажиточного болгарского крестьянства - чорбаджиев, богатевшего за счет торговли скотом со Стамбулом, Фессалониками, и другими крупными городами Европейской Турции и ростовщических операций среди собственных земляков.

XVIII в. характеризовался заметными изменениями в жизни болгарских городов, куда стекались массы обездоленных и пострадавших от османских усобиц и произвола селян. Развитие ремесла и торговли в болгарском городе продолжалось и в это время, но с середины столетия все более заметно начинает ощущаться конкуренция западных товаров, широкую дорогу которым на Балканы открывали капитуляции. Главную же угрозу для развития городов несла растущая нестабильность самого Османского государства, в особенности его северных провинций. В этих сложных условиях торгово-ремесленное население болгарских городов демонстрировало исключительную предприимчивость и активность. Болгарские ремесленники вытесняли из сферы ремесленного производства мусульман и не испытывали особенной конкуренции иностранных товаров, сосредоточиваясь на обработке местного сельскохозяйственного сырья - льна, кож, шерсти и производя товары специфически балканского типа - например, витые шерстяные шнуры для украшения одежды - гайтаны. Эти же товары составляли основное содержание торговли на местных рынках и ярмарках, чья роль в XVIII в. заметно возрастала.

Общественно-политический кризис в болгарских землях достиг своего пика в конце XVIII в., когда после двух поражений в русско-турецких войнах, завершившихся договорами в Кючук-Кайнарджи (1774 г.) и в Яссах (1791 г.), османское правительство провело реформы по установлению “нового” военно-политического порядка. Реорганизация Селимом III тимариотского войска и янычарского корпуса (1793 г.), попытки реформировать систему провинциального управления были встречены в штыки военными, чиновниками и знатью в центре и на периферии империи. Достигли грандиозных масштабов бесчинства банд т.н. кирджалиев, грабивших болгарское население, фактически вышли из подчинения центральной власти целые области Северной Болгарии. Так, в 1792-1807 гг. в Северо-Западной Болгарии существовало не подчинявшееся султану владение османского военачальника Пазванд-оглу с центром в Видине.

В борьбе с сепаратизмом провинциальной знати султанское правительство пыталось опереться на поддержку болгарского чорбаджийства. В конце XVIII - начале XIX вв. болгарам было разрешено создавать вооруженные отряды для обороны от кирджалиев во главе с местными старейшинами. Но и сепаратисты стремились привлечь на свою сторону болгар, раздавая им оружие и подталкивая их к сопротивлению властям. Хотя в Болгарии эти действия не привели к столь значительным и резким последствиям, как в соседней Сербии, они несомненно способствовали росту социально-политической активности болгар.

Историографическая традиция ведет отсчет истории Болгарского национального Возрождения с 1762 года - даты написания “Славяноболгарской истории” монахом афонского Хилендарского монастыря Паисием. В эпоху османского господства афонские монастыри оставались важными центрами славянской культуры. Здесь сохранялись средневековые рукописи и документы, попадали сюда и печатные книги из России и восточнославянских земель Речи Посполитой. Для написания своего труда Паисий использовал сохранившиеся на Афоне грамоты болгарских царей, сочинения Евфимия Тырновского и Григория Цамблака. Наряду с ними источниками труда Паисия стали “Синопсис”, - впервые опубликованный в Киеве в 1674 г. учебник русской и славянской истории, известный свод житий Димитрия Ростовского, “Стематография” - пособие по славянской геральдике, опубликованное в 1741 г. выходцем из Македонии Христофором Жефаровичем и русские переводы двух исторических сочинений - “Королевства славян” далматинского историка начала XVII в. Мавро Орбини и “Деяний церковных и гражданских” ватиканского хрониста XVI в. Цезаря Барония.

Однако главную ценность книги Паисия составило не ее историческое содержание, а четкая идейная направленность на пробуждение болгарского национального самосознания и активное противостояние духовному натиску греческой культуры, утверждение национальной самобытности болгар на общеславянском фоне. Паисий прямо указал на главные причины плачевного состояния болгарской культуры: “Болгария находится среди турок, близко к Царьграду, и поэтому болгары столь угнетаемы и унижаемы турками... Поэтому не могут они воспринять ни искусство, ни книжную ученость”.

Вторую причину историк видит в засилье греческого духовенства: “Некоторые русские и сербы издеваются над болгарами, обзывая их простаками и невеждами... Но пусть эти русские и сербы благодарят Бога, что сохранил их от агарянского рабства и от власти греческих архиереев...”. Паисий был далек от призывов к вооруженной борьбе с турками или активному противостоянию греческому духовенству. Его призыв:”БолгаринI знай свой род и языкI “ - нашел горячий отклик как у современников, так и у их потомков. Еще до конца XVIII в. “История славяноболгарская” была многократно переписана от руки и имела широкое хождение среди болгар.

Одним из переписчиков сочинения Паисия и его активным последователем стал в 60-е гг. XVIII в. священник из богатого болгарского городка Котел Стойко Владиславов. Один из наиболее активных болгарских деятелей своего времени, в конце XVIII в. он был рукоположен в сан епископа Врачанской епархии на севере Болгарии и приобрел широкую известность под своим монашеским именем Софроний. Наряду со списками “Истории славяноболгарской”, переводами с греческого духовных и назидательных сочинений Софроний Врачанский составил на новоболгарском языке несколько сборников (особенно популярен был изданный в 1806 г. в Валахии “Недельник или Кириакодромион” - календарное собрание поучений и притч, многократно переиздававшееся в течение XIX столетия), написал автобиографию (Житие и страдания грешного Софрония, впервые опубликована в 1861 г.), где создал яркие картины положения болгар под властью переживавшей один из самых острых кризисов Османской империи.

Софроний был и одним из первых выразителей политических идей Болгарского Возрождения. Во время руско-турецкой войны 1806-1812 гг. он обратился к русскому правительству с просьбой о принятии Болгарии под покровительство России и предоставлении ей статуса , аналогичного существовавшему в Османской империи для Валахии и Молдовы - самоуправляющихся княжеств с главами, назначаемыми султаном из числа местной знати. Врачанский епископ, с 1803 г. находившийся в эмиграции в Бухаресте, со вступлением на территорию Болгарии русских войск обратился к своим соотечественникам с призывом оказать им поддержку и содействовал формированию в 1810 - 1811 гг. “Болгарского земского войска” в составе русской армии. Однако подписанный в 1812 г. в Бухаресте мирный договор России с Турцией вообще игнорировал существование Болгарии. Неудача политической деятельности Софрония вновь обратила его к идеям духовного возрождения болгар через просвещение и культуру.

Апогей первого этапа национального Возрождения выразился в подъеме освободительного движения в болгарских землях в 20-30-е гг. XIX в. Болгары приняли активное участие в греческой революции 1821 -1829 гг., десятки их были вовлечены в деятельность тайного греческого общества “Филики Этерия”, организации которого существовали во многих болгарских городах, а также в Валахии и Молдове, куда после завершения русско-турецкой войны 1806 - 1812 гг. эмигрировали многие болгары. Фактически в рамках греческого освободительного движения 20-х гг. XIX в. сформировался разветвленный болгарский заговор (“Заверата”), однако не все его участники отчетливо осознавали специфику национальных задач болгарского народа.

Большой размах приняли вооруженные действия болгар против турок во время очередной русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Среди болгарской эмиграции в Валахии и Молдове началось формирование повстанческих отрядов - чет, во главе которых стояли Георгий Мамарчев, Милко Петрович - брат легендарного гайдука и одного из предводителей Первого Сербского восстания Велко Петровича, “капитаны; (так называли себя предводители отрядов болгарского ополчения в составе русской армии во время войн с Турцией) Живко и Алексий и другие патриоты. Болгарские четы участвовали в осадах Силистры и Шумена и в других боевых операциях. В марте 1829 г. по инициативе полковника И.П.Липранди было сформировано новое Болгарского ополчение - корпус численностью более полутора тысяч человек, командные должности в котором заняли предводители болгарских чет Г.Мамарчев, Панайот Фокиано, Хаджиоглу Габровли, Алексий, Иванчо и другие. Русских офицеров в корпусе было всего трое. Многие болгары проявляли в боях чудеса храбрости. Хаджиоглу Габровли, потеряв обе руки, вел свою чету в бой, а Иванчо, лишившись обеих ног, приказал привязать себя к седлу и продолжал сражаться с турками.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.