Советско-германские отношения накануне Второй мировой войны (60918)

Посмотреть архив целиком

Введение


В конце 20-х — начале 30-х гг. международная обстановка существенно изменилась. Глубокий мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 г., вызвал серьезные внутриполитические изменения во всех капиталистических странах. [1;1]

Веймарская политическая система рухнула вслед за экономической. Рычаги управления Германией нужно было передавать новым политическим силам — которые знают выход из сложившегося тупика. Закономерным результатом его в Германии стал приход к власти национал-социалистической немецкой рабочей партии, знавшей (или говорившей, что знает) способ выхода из экономического коллапса.

К концу 1932 года в НСДАП — один миллион членов. Крупнейшая партия в стране! Неудивительно, что именно ей растерявшееся от экономических неурядиц руководство Германии приняло решение поручить формирование правительства. Нацисты пришли к власти в Германии законным путем! Это — исторический факт. Немецкий народ вручил ключи от своей судьбы Национал-социалистической партии Германии. И отныне цели НСДАП и цели германской нации стали равноценными величинами.

30 января 1933 года лидер победившей на общегерманских выборах в Рейхстаг национал-социалистической немецкой рабочей партии Адольф Гитлер едет из берлинской гостиницы «Аллой» к рейхспрезиденту Гинденбургу, чтобы получить из его рук назначение на пост канцлера Германии. [2;1]

Новое правительство поставило своей целью пересмотреть итоги Первой мировой войны. В программе Гитлера, изложенной им в книге "Майн кампф" ("Моя борьба"), говорилось: "Мы возобновляем движение в том направлении, в котором оно было приостановлено шестьсот лет назад. Мы прекращаем извечный натиск на Юг и Запад Европы и обращаем взор на земли на Востоке... Но если мы сегодня говорим о новых землях в Европе, то мы можем думать, в первую очередь, только о России и подчиненных ей окраинных государствах".[1;1]

Не встречая практически никакого противодействия со стороны западных государств (Англии и Франции, в первую очередь, как руководителей Лиги Наций и гарантов мира в послевоенной Европе), Германия освободилась от ограничений, наложенных на неё Версальским договором. Потребовалось всего четыре года, 1933-1936 гг., чтобы Германия смогла ликвидировать все ограничения Версальского договора на перевооружение (воссоздать мощную армию, авиацию и флот; за 4 года увеличить число дивизий с 7 до 41). И хотя Версальско-Вашингтонская система международных отношений предусматривала механизм предотвращения международных кризисов (он состоял в коллективных действиях против агрессора через Лигу Наций), коллективного отпора не последовало. [3;15]

 Приход к власти фашизма в Германии в 1933 г. вызвал смену ориентиров в советской внешней политике. Основными принципами нового курса советской дипломатии стали: ненападение и соблюдение нейтралитета в любом конфликте; политика умиротворения в отношении Германии и Японии; прилагаются усилия по созданию системы коллективной безопасности. Центральное место во внешнеполитической доктрине СССР занимают также вопросы разоружения. На международной конференции в Женеве в 1932 г. делегация СССР выдвинула проект всеобщего и полного разоружения, предложила декларацию об определении агрессора. В это же время Германия и Япония вышли из Лиги Наций. В 1933 г. одиннадцать государств, включая СССР, подписали Конвенцию об определении агрессора. Новая дипломатическая акция советского правительства имела целью создание противовеса пакту четырёх держав. Это выступление советской дипломатии значительно повысило международный вес Советского Союза.

В докладе на VII съезде Советов 28 января 1935 г. т. Молотов отметил большое значение инициативы СССР в вопросе о конвенции, давшей определение нападающей стороны (агрессора). «Большое значение получило предложение СССР об определении агрессора (нападающей стороны), — говорил т. Молотов.— На международных конференциях и в ряде международных договоров можно встретить указания на необходимость особых мер против нападающей стороны, против государства-агрессора, развязывающего войну. Но, несмотря на это, правительства буржуазных стран не проявляли охоты ясно сказать, кого же надо считать нападающей стороной, т. е. страной, ответственной за начало войны. Пришлось за это дело взяться советской дипломатии, особенно заинтересованной в охране мира и в мерах против военных нападений. Советская дипломатия с честью выполнила и эту задачу. Соответствующее предложение нами было внесено на обсуждение международной конференции. Для того же, чтобы это дело немедленно продвинуть практически вперёд, мы предложили ряду стран подписать соответствующий пакт, т. е. договор об определении нападающей стороны. Как известно, такой пакт подписали все граничащие с нами в Европе государства, также Турция, Персия, Афганистан и, кроме того, Чехословакия и Югославия». [4;1]

Вследствие ряда дипломатических соглашений с Европейскими странами и того, что в 1933г. из состава Лиги вышли два агрессивных государства-Германия и Япония, вступление СССР в Лигу Наций приобретало особый характер. Англии и Франции необходимо было любыми способами поддерживать враждебные отношения межу СССР и Германией, так как их взаимодействие представляло реальную угрозу этим странам.

Обычный порядок вступления отдельных государств в Лигу, а именно просьба соответствующего правительства о допущении в Лигу, был естественно неприемлем для Советского Союза как великой державы. Вот почему с самого начала в соответствующих переговорах было условленно, что СССР может войти в Лигу Наций лишь в результате просьбы Ассамблеи, обращенной к Советскому Союзу. Для того чтобы быть уверенным в результате последующего голосования, необходимо было, чтобы это приглашение было подписано, по крайней мере, двумя третями членов Лиги Наций, ибо для принятия в Лигу требуется большинство в две трети голосов. Ввиду того, что в Лиге в это время состояло 51 государство, необходимо было, таким образом, чтобы приглашение было подписано 34 государствами. В результате переговоров, которые велись министром иностранные дел Франции Барту и министром иностранных дел Чехословакии Бенешем, приглашение, подписанное представителями 30 государств, было послано. Правительства Дании, Швеции, Норвегии и Финляндии, ссылаясь на свою позицию нейтралитета, уклонились от подписания общего приглашения, направленного СССР, и ограничились лишь заявлением, что их делегаты в Лиге будут голосовать за принятие СССР в Лигу, и отдельными извещениями, выражающими их благожелательное отношении к вступлению СССР в Лигу Наций. В данном случае ссылка на позицию нейтралитета прикрывала боязнь этих стран Германии, которая могла бы счесть приглашение СССР вступить в Лигу Наций после того, как сама Германия вышла из Лиги, в качестве недружелюбного по отношению к ней шага. В сентябре 1934 года СССР был официально принят в Лигу Наций. Одновременно при переговорах был решен не вызывавший, впрочем, сомнения вопрос о предоставлении СССР постоянного места в Совете Лиги. Параллельно со вступлением СССР в Лигу Наций происходит так называемая "полоса дипломатического признания" Советского Союза. В этот период СССР устанавливает дипломатические отношения с рядом государств. 16 ноября 1933 года устанавливаются нормальные дипломатические отношения с США, в 1934 году - с Венгрией, Румынией, Чехословакией, Болгарией и другими странами. Это явилось непосредственным результатом как общей международной обстановки 1934 года, так и увеличения роли и значения Советского Союза в качестве фактора мира. [5;1]

Одновременно Великобритания явилась страной-инициатором политики компромисса с Германией, политики, которая впоследствии получит название «умиротворение агрессора». В июне 1935 года подписывается двустороннее англо-германское «Морское соглашение», по которому Германии разрешалось иметь военный флот. Германия немедленно приступает к строительству кораблей и подводных лодок. Односторонняя уступка Гитлеру со стороны Великобритании явилась первым нарушением Версальского договора. Отсутствие противодействия со стороны Лиги Наций позволяло Гитлеру выдвигать все новые и новые претензии. И, чтобы предотвратить войну, которую обещал развязать Гитлер в случае неисполнения его требований, Англия и Франция шли ему на все большие уступки. [3;16]

Претворение в жизнь политики "умиротворения" началось с уничтожения на географической карте Европы суверенного и независимого государства Чехословакия. 30 сентября 1938 г. по требованию гитлеровской Германии руководители Англии и Франции согласились передать Германии Судетскую область Чехословакии. Вместе с Гитлером и Муссолини под этим решением поставили свои подписи Чемберлен и Даладье. В соответствии с подписанным соглашением Англия, Франция, Германия и Италия гарантировали новые границы Чехословакии при условии ее отказа от договоров с СССР и Францией, а также урегулирование вопросов о польском и венгерском меньшинствах. Чехословакия, судьба которой решалась на этой конференции, и СССР, имевший с Чехословакией договор о взаимопомощи, приглашены не были. На следующий день после подписания мюнхенского соглашения польские войска вторглись в Чехословакию и, по определению У. Черчилля, Польша "... с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства", отторгнув у него Тишинскую область. Венгерские войска оккупировали в Чехословакии Закарпатскую Украину. Стали известны и условия, на которых Англия и Франция согласились пожертвовать Чехословакией. Это были обещания Германии не нападать на эти западные страны, что и было оформлено в англо-германской декларации и аналогичной франко-германской декларации, которые рассматривались как пакты о ненападении. Перед отлетом из Мюнхена Чемберлен встретился с Гитлером и заявил: "Для нападения на СССР у вас достаточно самолетов, тем более что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах". Это было своего рода благословение Гитлеру в его политике, направленной против СССР. Расправа над суверенной страной, предательство Англией и Францией своих чешских друзей и союзников имели тягчайшие последствия для Чехословакии и судеб Европы. Мюнхен разрушил договорную систему СССР-Франция-Чехословакия по предотвращению немецкой агрессии в Европе и создал взамен нее условия по "канализации" территориальных устремлений на восток, в сторону СССР. В разговорах с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем уже во время войны И. Сталин говорил, что, если бы не было Мюнхена, не было бы и пакта о ненападении с Германией. [6;3]


Случайные файлы

Файл
79306.rtf
82538.rtf
59125.rtf
TGP.doc
~1.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.