Выборы князя в древнерусском государстве (60337)

Посмотреть архив целиком


Оглавление


Введение

1. Процедура избрания князя

1.1 Выдвижение кандидатуры князя

1.2 Принятие решения вечем

1.3 Посольство с предложением занять престол

1.4 "Укрепление" призванного князя на столе

2. Выборы князей

2.1 Призвание варягов

2.2 Новгородские князья с 1199 по 1264 гг.

2.3 Мстислав Удалой

2.4 Мстислав Изяславич

2.5 Новгородские князья XIV в.

Заключение

Библиографический список



Введение


В курсе истории отечественного государства и права тема, посвященная изучению выборов, имеет огромное значение. Она рассматривает основные черты института выборов в России. Важность и актуальность изучения данной темы заключаются в том, что выборы являются неотъемлемой частью русской государственности. Влияние института выборов на развитие России очевидно.

В условиях становления демократического государства вопрос о необходимости выборов, несомненно, актуален. Выборы высших должностных лиц государства являются показателем того, что государству действительно присущи некоторые принципы демократии. Однако дискуссии по данному вопросу невозможны без знаний об истории становления данного института. Изучение вопроса о выборах князя позволяет определить исторические истоки выборов главы государства.

Выборы как способ формирования органов публичной власти были известны российской истории достаточно давно. Еще в X-XII вв. большое значение на северо-западе Руси имели в достаточной степени развитые институты народовластия - народное собрание (вече), выборы глав местного самоуправления - посадников, иных должностных лиц. Наибольшее развитие демократические институты получили в Новгородской феодальной республике, знаменитой, в том числе установившейся к XIII в. системой избрания (приглашения на основе волеизъявления народа) князей.

Огромная работа, проведенная исследователями, позволила во многом выяснить историю выборов в Древнерусском государстве. Но было бы заблуждением думать, что все проблемы решены и современные историки четко представляют себе, как зарождался и развивался институт выборов. Напротив, при более глубоком изучении данного вопроса возникают новые проблемы. То, что ранее казалось очевидным, теперь подвергается сомнению. И наоборот: многое из того, что ученые когда-то только предполагали, теперь получило твердую опору в исторических источниках.

К настоящему времени можно говорить о некоторых результатах в изучении данного вопроса, как в теоретическом, так и в практическом плане.

Значительный вклад в разработку темы выборов в Древнерусском государстве внесла И.В. Минникес. Ее диссертация и научные статьи на тему выборов в истории русского государства IX-XVIII вв. посвящены рассмотрению данного вопроса0.

Большую работу по исследованию процедуры выборов в Древней Руси проделал известный историк В.И. Сергеевич. Он предполагал, что в эпоху своего формирования институт выборов вобрал в себя элементы культуры народов, окружавших Русь0.

В многочисленных работах В.Л. Янина, посвященных истории Новгорода, затрагивается вопрос о сущности княжеской власти. В монографии о новгородских посадниках дается новая оценка роли князя: отвергая традиционный взгляд на новгородского князя как исключительно на "предводителя городского ополчения", автор доказывает, что в XII в. компетенция княжеской власти была значительно шире0.

Очерки по истории выборов и избирательного права, изданные под редакцией Ю.А. Веденеева и Н.А. Богодаровой, описывают особенности института выборов, а также обосновывают некоторые несоответствия между теоретическими и практическими моментами процедуры выборов0.

Практические аспекты выбранного нами вопроса можно найти в работах известнейшего русского историка XIX в. Н.М. Карамзина. Он подробнейшим образом описывает наиболее яркие и значимые моменты истории России, в том числе призвание князей0.

В качестве объекта данного исследования выступают общественные отношения и социальные явления, связанные с выборами князя.

Целью работы является изучение наиболее важных аспектов организации и проведения выборов князя в Древней Руси.

Для достижения поставленной цели необходимо рассмотреть саму процедуру проведения выборов, некоторые практические примеры выборов князей, а также применение теоретических основ в конкретных исторических ситуациях.

Структура работы обусловлена поставленными целями и вытекающими из них задачами. Она состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.


1. Процедура избрания князя


1.1 Выдвижение кандидатуры князя


В зависимости от того, кому принадлежит инициатива, выдвижение может быть внутри территориальным и внешним. По отношению к вечевой стадии можно выделить выдвижение, обособленное от веча и вечевое. Последнее точнее будет назвать "предложением" кандидатуры вечу.

К внутри территориальной форме выдвижения относятся те случаи, когда инициатива принадлежит членам территориальной общины, нуждающейся в правителе. Наиболее признанным в литературе в отношении Новгорода считается выдвижение кандидатуры князя осподой: "Совет оспод" предварительно рассматривал кандидатуру князя, затем ее рекомендовали вечу…"0. Наряду с осподой инициативу могли проявить другие лица и отдельные группы населения, например жители конца.

Внешняя форма выдвижения охватываете случаи, когда инициатива принадлежит "посторонним" общине людям - самому выдвигаемому, его родственнику и т.п. Например, в 1225 г. Великий князь Юрий Всеволодович через своих посланников предложил новгородцам: "возьмите у меня на княженіе въ Новъгородъ шурина моего князя Михаила…"0; а в 1158 г. князь Рогволод сам "…пришедъ же къ Случьску, и начаша слатися ко Дрючаном"0.

Еще один вариант внешнего выдвижения кандидатуры относится ко второй половине XIII в. В это время на новгородский стол приглашался лишь тот, кто имел статус великого князя, так что вечу по выборам князя предшествует получение ярлыка на великое княжение. Например, в 1371 г. новгородцы предупредили князя Михаила Александровича: "А вынесутъ тобъ изъ Орды княжение великое, намъ еси князь великыи; или пакъ не вынесутъ тобъ княжения великого изъ Орды, пойти твоимъ наместникамъ изъ Новагородав проць…"0.

Все перечисленные варианты внешнего и внутри территориального выдвижения относятся к довечевому этапу выборов.

Выдвижение кандидатуры на вече правильнее назвать предложением. Например, после смерти Андрея Юрьевича на вече во Владимир в 1175г. собрали владимирцы, ростовцы и суздальцы. Предметом веча был вопрос -"по кого хочем послати в своих князьях?". По-видимому, именно вечу предстояло отобрать подходящих кандидатов и сделать выбор между ними.

Принимая во внимание имеющиеся сведения о вечевой деятельности, представляется неоправданным ограничить право предложения кандидатуры какой-либо особой группой, будь то "боярская группировка", "партия" или оспода. По-видимому, любой участник веча мог вынести на обсуждение общины имя приемлемого кандидата. Однако претендент на княжеский престол должен был удовлетворять некоторым условиям. Например, он должен принадлежать к княжескому роду и, с X в., к православной вере. В отношении новгородского княжения с середины XIII в. Этот список дополняется великокняжеским статусом. Факультативными, то есть временными, моментами были возрастные показатели, хорошее физическое состояние, определенные личные качества, согласие подчиняться обычаям местного общества и принадлежность к конкретной ветви княжеского рода. Документальные сведения подтверждают, что в некоторых обстоятельствах возраст кандидата, его воинская доблесть и иные качества не имели особого значения для вокняжения, а в других условиях, в частности, при угрозе нападения на город - играли решающую роль.

Несмотря на различие способов выдвижения и предложения кандидатур, их роднит общее назначение - быть подготовкой к основной ступени, а именно решению вопроса на вече.


1.2 Принятие решения вечем


Решение вопроса о замещении той или иной должности в наибольшей степени зависело от вечевого постановления.

Выражение мнения населения на вече было основной формой принятия решения. Как именно оно осуществлялось, точно сказать невозможно. Основываясь на фрагментах берестяных грамот с именами, некоторые ученые делают вывод о возможном голосовании при помощи "бюллетеней". По мнению Н.Л. Подвигиной, "вряд ли при широком распространении грамотности в Новгороде важные вечевые решения принимались…примитивным способом. Это наверняка должно было происходить организованно, возможно, и путем голосования"0. Трудно предположить, какие еще организованные способы принятия решения на вече, кроме "возможного" голосования, имеет в виду автор. Иные варианты, которые большинство авторов рассматривает как наиболее реальные, вряд ли можно отнести к организованным (например, вооруженное столкновение вечников для выработки единого соглашения).

Сама практика вечевых собраний противоречит идее бюллетеней. Во-первых, изготовление достаточного количества бюллетеней требует времени, а вече могло быть собрано "наутро" или сразу по возникновении проблемы. Во-вторых, должно было сохраниться большое число грамот с именами. Но материальных носителей, свидетельствующих в пользу данного взгляда, явно не достаточно. Его сторонники сами признают, что археологические материалы дают лишь "некоторые основания"0 считать возможным голосование бюллетенями. В-третьих, трудно себе представить вече "на поле", в котором участники пользуются бюллетенями. Кроме того, голосование при помощи бюллетеней предполагает существование определенной избирательной системы. Это, в свою очередь, делает бессмысленным многодневное обсуждение проблемы: если решение принималось бюллетенями, достаточно проголосовать, чтобы снять вопрос. Еще менее понятны случаи "кулачного" решения вечевых проблем. Скорее всего, на практике применялись менее формализованные способы выражения мнения.

Важнейшей стадией вечевого этапа было определение победителя. Если князь, предложенный вечникам, популярен у общины, проблем, как правило, не возникало. Но в чью пользу решался вопрос, если вечники не отдавали явного предпочтения никому из претендентов?

В этом случае возможны два варианта: либо различными путями вырабатывается единогласное решение, либо допускается решение вопроса в соответствии с мнением большинства вечников.

Некоторым исследователям представляется, что, "изгоняя или призывая князей, горожане обычно были единодушны"0. Другие допускают вероятность не единогласного решения. М.Ф. Владимирский-Буданов считал, что единогласие требовалось "в принципе"0, хотя на практике не всегда достигалось. В трактовке М.В. Довнар-Запольского вообще отсутствует понятие большинства: "Вся суть въ томъ, что ръшенie должно было быть принято такимъ количествомъ участниковъ въча, которое могло бы настоять на его исполненiи. Понятiя большинства древнерусское въче не имъло"0.

Подобное решение вопроса представляется вполне вероятным. Трудно предположить, что все вечевые решения были единодушными. В 1359 г. Славенский конец Новгорода сместил посадника Ондреяна Захарьиница и избрал другого - Селивестра Лентиева. Вряд ли жители других новгородских концов приветствовали это решение.

Косвенным свидетельством возможности решения веча не "в один голос" могут служить события 1140 г. Тогда причиной конфликта Новгорода с великим киевским князем Всеволодом стало то, что вече дважды меняло свое решение по поводу кандидата на новгородский стол. Вначале был приглашен сын Всеволода. Но когда затребованный новгородцами Святослав пустился в дорогу, новгородское вече вынесло новое решение: "не хощемъ сына твоего княжити у насъ въ Новъгородъ". Наконец, "паки, здумавше" новгородцы просят у Всеволода его шурина, князя Святополка. Столь резкое изменение позиции новгородцев свидетельствует о наличии различных группировок, каждая из которых имела свой взгляд на кандидатуру правителя. При этом перевес одной над другой должен быть не слишком значительным, иначе не удалось бы так резко поменять пристрастия в столь короткий срок. Поэтому приведенные решения вряд ли могли быть единогласными.

Спорным является вопрос об участниках веча. Учитывая многочисленность и противоречивость документальных данных, а также различия в их оценке, можно выделить несколько направлений исследования, которые включают в себя анализ:

Социального состава вечевых сходок;

Половозрастного состава;

Семейного статуса участников веча;

Территориальных масштабов участия в вече.

Немногочисленная группа авторов (М.Х. Алешковский, Б.Д. Греков, В.Л. Янин, Г. Бирнбаум) считает вече небольшим по количеству социально-однородным институтом. Но большинство (Н.Н. Андреев, В.Н. Вернадский, А.Ю. Дворниченко, В. Дьячан, В.О. Ключевский, А. Лимберт, И.А. Линниченко, В.В. Луговой, М.К. Любавский, Б.А. Рыбаков, В.И. Сергеевич, Р.Г. Скрынников, М.Н. Тихомиров, И.Я. Фроянов, С.М. Шпилевский, Я.Н. Щапов) признает право участия в вечевых сходах не только за городской аристократией, тем более что летописи и грамоты довольно часто указывают на роль "черни" в вече, например: "отъ бояръ, и отъ житьихъ людей, и отъ купцовъ, и отъ черныхъ людей и от всего Великаго Новгорода на въчъ"0.

В содержание семейных и половозрастных критериев большинство авторов (И.Д. Беляев, М.Ф. Владимирский-Буданов, М.С. Грушевский, И. Дьячан, И.А. Линниченко, М.К. Любавский, С.Ф. Платонов, В.И. Сергеевич) 0 вкладывают не только возрастные, но и семейно-имущественные характеристики - участниками веча должны быть только мужчины - домохозяева, "главы семейств". То есть участие в выборах обусловлено не только и не столько достижением определенного возраста, сколько отделением от отцовского хозяйства. Но анализ документальных сведений, содержащих упоминания о "детях" и вечниках "от мала и до велика", позволяет предположить, что в сфере государственных отношений "дети" - это молодежь, которая начинает учитываться при формировании ополчения. Поэтому лишать "детей" права на участие в вече неверно.

В отношении территориальной принадлежности вечников вполне обоснована возможность участия в вече жителей пригородов. Летопись часто указывает на "разногородные" вечевые собрания, например, с участием новгородцев, псковичей, ладожан, "карелы, ижеры и вожан" в 1269 г.

Независимо от способа принятие решения означает одобрение предложенной вечу кандидатуры. После этого к избранному князю или его старшему родственнику отправляется посольство с приглашением на стол.


1.3 Посольство с предложением занять престол


Посольство - обычная стадия призвания князя на правление: "Послашася Новогородци къ Святославу въ Русь по сынъ"0. Даже в том случае, когда на вече присутствовали посланники князя, приглашение на престол передают не они, а представители общины.

Список участников посольства и владычного эскорта вариативен и во многом определяется обстоятельствами избрания.

Существуют некоторые закономерности формирования посольства, например:

Участие знатных "передних" мужей;

Членство по должности;

Руководство архиепископа, если он входит в состав посольства.

Видимо, посольство к князю выполняет двойную роль. Во-первых, оно информирует князя или его старшего родственника о решении веча. Во-вторых, вполне вероятно ритуальное значение посольства: послы рассматриваются как полноправные представители городской общины. Эта роль выступает особенно явственно тогда, когда посланники приносят присягу князю еще до его прибытия в город: в 1200 г. великий князь Всеволод "утвердивъ Новгородцевъ крестомъ честнымъ на всей на своей воли, и дасть имъ сына своего Святослава, еще мала суща"0.

Приглашение адресовалось либо самому князю, либо его старшему родственнику. Поэтому, видимо, в одних случаях послы говорят "поиди к нам" ("Володимерцы же, укръплещеся межи собе, послаша по Михалка къ Чернигову, ркуще: " …поиди къ Володимерю"0); а в других "дай нам…" (Новгородци… послаша къ Андръеви на миръ: "на всей волъ нашей даждь намъ князя"0). Последнее отнюдь не означает, что приглашенный недееспособен. Им мог быть и вполне взрослый человек (например, Александр, которого просили у его отца новгородцы в 1241 г., уже отличился в Невской битве). В этом случае, возможно, испрашивали его согласия, хотя внешне решение отдавалось на откуп старшему родственнику.

Формулировка приглашения, вероятнее всего, включала ритуальную и информационную часть. Первая - приветствие, возможно сходное с начальным текстом рядных грамот. Вторая, информативная, содержала приглашение на престол. Эта часть, по всей видимости, могла иметь свободную форму. Например, посланники от Друцка так пригласили князя Глеба Ростиславича: "Поиди, княже, не стряпая, рады есмы тебъ, аще ли будетъ брань, то и з дътми бьемся за тя"0.

Чаще всего посольство получало положительный ответ. Однако вполне возможным, как явствует из летописи, был отказ приглашаемого принять княжеский стол: "Новогородцы же послаша въ Переславль по князя по Дмитрея Александровичя… онъ же отречеся…"0.

Чтобы не получить отказ, горожане зачастую принимали особые меры. В частности, в 1215 г. новгородцы, "избыша" своего князя, послали и к великому князю Юрию Всеволодовичу, и "въ Переяславль, еже на Клещинъ озер, зовуще къ себъ въ Новъгородъ князя Ярослава Всеволодичя, и о семъ молящееся князю великому Юрью Всеволодичю, дабы брата своего Ярослава понудилъ къ нимъ ити въ Новъгородъ на княженiе"0.

Как продолжалась процедура выборов при отказе приглашенного?

Во-первых, отряжалось повторное посольство с более влиятельными участниками. Это характерно для тех случаев, когда город нуждался в определенном правителе. Например, в 1241 г. Ярослав Всеволодович предложил новгородцам Андрея вместо отказавшегося Александра. Но новгородцы, находясь в сложных внешнеполитических условиях, хотели залучить именно Александра и "послаша архiепископа Спиридона съ Ярославу Всеволодичю съ челобитьемъ, просяще себъ великого князя Александра Ярославичя"0.

Второй вариант действий при отказе - замена кандидатуры. После отказа князя Ольгерда Гедиминовича "псковичи же крестиша сына его Андрея въ соборной церкви, и посадиша его во Псковъ у себя на княженiи"0.

Следует отметить, что в том и в другом случае решение принималось вечем, а не послами. В то же время посольство обладало некоторой свободой усмотрения. В 1160 г. великий князь Андрей Юрьевич вместо сына новгородским послам "поча давати имъ брата своего Мстислава, они же его не восхотъша"0. Построение летописной фразы о том, что Андрей "начал давать" и получил отказ, указывает на отрицательное отношение именно посольства, а не веча.

Кроме того, послы принимали самостоятельное решение, если на вече было утверждено несколько альтернативных кандидатур. В 1141г. новгородцы обратились к великому князю Юрию Владимировичу с предложением: "Дай намъ князя Святополка Мстиславича…аще ли не даси намъ братанича своего, князя Святополка Мстиславичя, и ты поиди къ намъ самъ княжити, или посли къ намъ сына своего Ростислава"0.

Если приглашение принято, послы отправлялись в обратный путь вместе с призванным правителем. В 1241 г. "прiиде князь великiй Александръ Ярославичъ въ Новъгородъ, съ нимъ же и архиепископъ Спиридонъ и съ боляры…"0; в 1159 г. послы от Новгорода, залучив "братаничя" великого князя, Мстислава Ростиславича, "пришедше съ нимъ въ Новъгородъ"0. Можно предположить, что послы выполняли и еще одну миссию - сопровождения избранного князя.


1.4 "Укрепление" призванного князя на столе


Процедура выборов князя завершается после прибытия князя в город и совершения ритуальных действий, знаменующих согласие князя принять престол и население. Судя по описаниям, летопись предусматривает четыре различных этапа "инаугурации" князя:

Встреча князя населением города;

"Ряд" с призванным правителем;

Крестоцелование;

"Посажение" приглашенного на престол.

Обычно жители встречали князя у ворот или на некотором расстоянии от города. Добившись согласия на новгородский стол Александра Ярославича, "новогородцы же срътоша его съ кресты во вратъхъ"0. В 1142г., откликнувшись на приглашение, в Новгород пришел Изяслав Мстиславич. "Новгородцы чрезвычайно любили его, а потому устроили ему торжественный прием: избравъ особыхъ людей, они послали ихъ встречать великаго князя на разстоянiи трехъ дней пути от города, а на разстоянiи одного дня пути Изяслава встрътилъ весь городъ"0. Судя по всему, эти действия имели скорее символическое, нежели юридическое значение.

Целование креста - необходимый обряд процедуры "укрепления" пришедшего в город правителя на престоле. Иногда в летописях говорится об односторонней присяге, например "целова князь крестъ…"0. Но чаще крестоцелование обоюдное, о чем недвусмысленно говорят рядные грамоты: "На семъ на всемъ князь великыи цъловалъ кръстъ къ всему Новугороду, тако же посадникъ, и тысяцкыи, и весь Новъгородъ целовали къ великому князю по любви, въ правду, безъ всякого извета"0.

Обряд крестоцелования, в отличие от посажения, мог быть произведен за пределами принимающего князя города. Например, между новгородцами и их князем Андреем Городецким в 1285 г. "бысть укръпленiе въ Торжку"0. Приглашение малолетнего князя включает присягу послов от имени города и, по-видимому, старшего родственника от имени младшего в том городе, откуда взят князь.

Заключение "ряда" между населением города и князем было обязательным элементом укрепления приглашенного князя.В. Водов, анализируя применение титула "князь" к приглашенному правителю, делает вывод, что "между предварительными переговорами с будущим князем и его посажением на стол имел место важный юридический акт…этим юридическим актом могло быть как раз составление письменного докончания, сопровождающее обряд крестоцелования"0.

Отсутствие договора могло стать причиной конфликта. Например, в 1154 г. по поводу действий Ростислава "възнегодоваша новгородци, зане не сътворимъ наряда, но боле раздраша и показоша поуть сынови его по немъ"0.

Анализ процедурыпосажения затруднен его двойственным значением. Термин "посадиша" или "сяде" летописе употребляет в двух вариантах.

Первое, широкое толкование термина охватывает весь процесс выборов, начиная от выдвижения и заканчивая утверждением на престоле. В этом значении он употреблен, например, по отношении к 1125 г.: "Того же лъта посадиша новгородци Всеволода на столъ"0.

Второй вариант использования термина подразумевает только окончание процесса призвания князя: в 1179 г. новгородцы пригласили князя Романа Смоленского, который "прiиде на Федоровъй недъли въ Новъгородъ, и въ соборную недълю сяде на княженiи въ Новъгородъ"0. Совершенно очевидно, что призвание князя и его посажение были разновременными событиями.

В описании М.С. Грушевского, "настолованiе обыкновенно происходило въ одномъ изъ княжескихъ дворцовъ, особенно на Ярославлъ дворъ"0. По мнению С.А. Таракановой, псковское "настолование" осуществлялось в церкви: "…в Троицком соборе совершался торжественный обряд посажения нового псковского князя на княжеский стол…"0.Е. Болховитинов предлагал альтернативные процедуры: псковских князей "…приводили к присяге Пскову и сажали на Княжескiй Престолъ по большей части въ Троицкомъ Кафедральномъ Соборъ, а иногда и на Въчъ"0.

Представляется, что посажение - отнюдь не камеральный процесс. Летописец прямо указывает на участие в нем населения в 1138 г. "…събра множество людей пресвященный Михаилъ митрополитъ, и посадиша князя Вячеслава Володимерича на великомъ княжьствъ въ Кiевъ, на столъ отца его Владимера…"0. Хотя в данном случае престол передан по наследству, нет оснований полагать, что процедура посажения избранного князя существенно отличалась.

Косвенно на вечевой характер завершающих процедур указывает описание прихода в Новгород в 1230 г. князя Ярослава Всеволодовича. Новгородцы "срътоша его честно, и сотвориша вече, и утвердиша его крестнымъ целованiем на грамотахъ на всъхъ Ярославлихъ и на всей воли Новогородцкой"0. Вряд ли посажение было отделено от ряда и крестоцелования.

Круг субъектов завершающего этапа выборов можно разделить по стадиям. Участие в торжественной встрече мог принять любой житель города и пригорода, если речь шла о встрече "у ворот города". В число встречавших за несколько дней пути до города входили лишь специально отряженные люди. Состав участвующих в процедуре "укрепления" князя - заключении договора, крестоцеловании и посажении - идентичен вечевому.

Таким образом, процесс призвания князя начинался на вече и, по всей видимости, заканчивался вечем или подобным вечу сходом.

Исследование практики избрания князя в Русском государстве позволяет отметить ряд закономерностей, в большей или меньшей степени характерных практически для любых выборов правителя на различных территориях русского княжения. Во-первых, решение вопроса об изгнании (замене) и приискании (согласии принять) нового князя находится в сфере вечевой компетенции. Во-вторых, если даже князь ждет решения веча у ворот города, к нему отправляют посольство. В-третьих, приобретение статуса правителя сопровождается ритуальными действиями, "укрепляющими" его на столе.


2. Выборы князей


2.1 Призвание варягов


Начало российской истории представляет нам удивительный, и едва ли не беспримерный в летописях, случай. Славяне добровольно уничтожают свое древнее правление и требуют государей от варягов, которые были их неприятелями. Везде меч сильных или хитрость честолюбивых вводили самовластие (ибо народы хотели законов, но боялись неволи): в России оно утвердилось с общего согласия граждан.

Господствуя на морях, имея в IX веке сношение с Югом и Западом Европы, где на развалинах колосса Римского основались новые государства и где кровавые следы варварства, обузданного человеколюбивым духом христианства, уже отчасти изгладились счастливыми трудами жизни гражданской - варяги или норманны долженствовали быть образованнее славян и финнов, заключенных в диких пределах Севера; могли сообщить им некоторые выгоды новой промышленности и торговли, благодетельные для народа. Славянские, бояре недовольные властью завоевателей, которая уничтожала их собственную, вооружили народ против норманнов и выгнали их; но личными распрями обратили свободу в несчастие, не умели восстановить древних законов и ввергнули отечество в бездну междоусобиц. Тогда граждане вспомнили о выгодном и спокойном норманнском правлении: нужда в благоустройстве и тишине велела забыть народную гордость, и славяне, убежденные советом новгородского старейшины Гостомысла, потребовали властителей от варягов. Летопись не упоминает об этом благоразумном советнике, но если предание истинно, то Гостомысл достоин бессмертия и славы в нашей истории.

Нестор пишет, что славяне новгородские, кривичи, весь и чудь отправили посольство за море, к варягам, сказать им: Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: идите княжить и владеть нами0. Слова простые, краткие и сильные! Братья Рюрик, Синеус и Трувор, знаменитые или родом или делами, согласились принять власть над людьми, которые, умев сражаться за вольность, не умели ею пользоваться. Окруженные многочисленною скандинавскою дружиною, готовою утвердить мечем права избранных государей, эти честолюбивые братья навсегда оставили отечество. Рюрик прибыл в Новгород, Синеус на Белоозеро в область Финского народа Веси, а Трувор в Изборск, город Кривичей. Смоленск, населенный также Кривичами, и самый Полоцк оставались еще независимыми и не имели участия в призвании Варягов. Следовательно, держава трех владетелей, соединенных узами родства и взаимной пользы, от Белаозера простиралась только до Эстонии и Ключей Славянских, где мы видим остатки древнего Изборска.

В 864 г., по кончине Синеуса и Трувора, старший брат, присоединив области их к своему княжеству, основал российскую монархию. Она простиралась на восток до нынешней Ярославской и Нижегородской области, а на юг до Западной Двины. Таким образом, вместе с верховною княжескою властью утвердилась в России феодальная, поместная, или удельная система, бывшая основанием новых гражданских обществ в Скандинавии и во всей Европе, где господствовали германские народы.

К этому времени летопись относит следующее важное происшествие. Двое из единоземцев Рюриковых, именем Аскольд и Дир, может быть, недовольные этим князем, отправились с товарищами из Новгорода в Константинополь искать счастья; увидели на высоком берегу Днепра маленький городок и спросили: "Чей он?" Им ответствовали, что строители его, три брата, давно скончались и что миролюбивые жители платят дань Козарам0. Сей городок был Киев: Аскольд и Дир завладели им; присоединили к себе многих варягов из Новгорода, начали под именем россиян властвовать как государи в Киеве и помышлять о важнейшем предприятии, достойном норманнской смелости.

Таким образом, варяги основали две самодержавные области в России: Рюрик на Севере, Аскольд и Дир на Юге. Невероятно, чтобы Козары, бравшие дань с Киева, добровольно уступили его варягам. Хотя летопись молчит о воинских делах Аскольда и Дира в странах Днепровских: оружие без сомнения решило, кому начальствовать над миролюбивыми полянами; и если варяги действительно, претерпев урон на Черном море, возвратились из Константинополя с неудачею, то им надлежало быть счастливее на сухом пути, так как они удержали за собою Киев.

Память Рюрика, как первого российского самодержца, осталась бессмертною в нашей истории и главным действием его княжения было твердое присоединение некоторых финских племен к славянскому народу в России, так что весь, меря, мурома наконец обратились в славян, приняв их обычаи, язык и веру.


2.2 Новгородские князья с 1199 по 1264 гг.


Противопоставление между кандидатом на новгородский стол и уже признанным новгородцами князем становится правилом для повествования о призвании князей до конца XII в.

Святослав Всеволодович в 1199 - 1200гг.: "Идоша людье съ посадникомъ и съ Михалкомъ къ Всеволоду; и прия е съ великою честью и вда имъ сынъ Святославъ… Приде же князь Святославъ въ Новъгородъ сынъ Всеволожь вънукъ Гюргевъ месяца генваря въ 1, на святого Василия, и посадиша и на столе въ святеи Софии, и обрадовася вьсь Новъгородъ…"0.

Константин Всеволодович в 1205г. В уста Всеволода Большое Гнездо вложены следующие слова: "…даю вы сынъ свои стареишии Костянтинъ", а далее повествуется: "Въ то же лето приде князь Костянтинъ Всеволодиць… въ Новъгородъ, месяца марта въ 20…"0.

Ярослав Всеволодович в 1215г.: "Того же лета новъгородьци, много гадавъше, послаша по Ярослава по Всеволодиця… Гюргя Иванъковиця посадника и Якуна тысяцькаго и купьць стареишихъ 10 муж; и въиде князь Ярославъ въ Новъгородъ, и устете и архиепископъАнтонъ съ новгородьци…"0.

Всеволод Юрьевич в 1221г.: "Послаша владыку Митрофана и посадника Иванка и стареишии мужи къ Гюргю къ Всеволодицю по сынъ, и вда имъ Всеволода на всеи воли новгородьстеи. Приде князь Всеволодъ в Новъгородъ, и владыка и вси мужи одарени бещисла; и ради быша новгородьци, и бысть миръ"0.

Ярослав Всеволодович в 1222-1223 гг.: "Тогда же новгородьци послаша мужи стареишии къ Гюргю: "оже ти не угодно дьржати Новагорода сыномь, а въда ны брат"; и дасть имъ брата своего Ярослава. Въ лето 6731. Приде князь Ярослав в Новъгородъ, и ради быша новгородци"0.

Всеволод Юрьевич в 1223-1224гг.: "Новгородци же послаша къ Гюргю по сынъ, и дасть имъ опять сынъ свои Всеволодъ. Въ лето 6732. Приде князь Всеволодъ Гюргевиць въ Новъгородъ"0.

Михаил Всеволодович (Черниговский) в 1224-1225 гг.: "Новгородци же послаша мужь свои по Михаила… Въ лето 6733. Приде князь Михаилъ въ Новъгородъ, сынъ Всеволожь, внукъ Олговъ; и бысть льгко по волости Новугороду"0.

Ярослав Всеволодович в 1225-1226гг.: "Нговгородци же послаша къ Ярославу Переяславлю… Въ лето 6734. Приде князь Ярослав въ Новъгородъ, и не положи того въ гневъ, оже не пошьли по немь"0.

Михаил Всеволодович в 1228-1229гг.: "…и послаша по Михаила въ церниговъ Хота Станимировиця, Гаврилу на Любяници… Въ лето 6737. Приде князь Михаилъ ис Чернигова въ Новъгородъ, по велице дни…и ради быша новгорородци соему хотению. И целова крестъ на всеи воли новгородьстеи и на всехъ грамотахъ Ярославлихъ"0.

Александр Невский в 1240-1241гг.: "Тогда же одумавши новгородци, послаша владыку с мужи по Олександра…, олна вда Ярославъ сына своего Александра опять… Въ лето 6749. Приде Олександр князь въ Новъгородъ, и ради быша новгородци"0.

Ярослав Ярославич в 1263-1264гг.: "…а по Ярослава послаша, по брата Александрова, во Тферь сынъ посадничь и лучшии бояры. Въ лето 6773. Посадиша в Новегороде на столе князя Ярослава Ярославича месяца генваря в 27"0.

В приведенных отрывках княжеский титул употребляется только при упоминании вступления князя на стол, будь даже это вступление вторичным. До этого момента при описании переговоров с будущим князем, либо с его отцом или старшим братом, этот титул в летописи отсутствует.

Такое употребление княжеского титула в Новгородской первой летописи дает основание предполагать, что между предварительными переговорами с будущим князем и его посажением на стол имел место важный юридический акт. Принимая во внимание высказанное Л.В. Черепниным предположение о существовании с конца XII в. "грамот Ярославлих"0, можно выдвинуть гипотезу, что этим юридическим актом могло быть составление письменного докончания, сопровождающее обряд крестоцелования. Как было сказано выше, формуляр этих ранних грамот неизвестен. Можно, однако, предположить, что в этих письменных докончаниях встречались формулы, подобные той, которая обращена к Ярославу Всеволодовичу в 1228г. по его возвращении из Переяславля: "…на всеи воли нашеи и на вьсехъ грамотахъ Ярославлихъ ты нашь князь"0.


2.3 Мстислав Удалой


В 1210 г. суздальский князь Всеволод Юрьевич вывел из Новгорода своего старшего сына Константина, и послал другого сына, Святослава, без вольного избрания, как будто желая показать, что имеет право назначать в Новгород такого князя, какого ему будет угодно. Однако в Новгороде была партия, которая ненавидела вообще князей суздальской земли и не хотела, чтобы оттуда приходили князья на княжение в Новгород. Народ низложил посадника Дмитра, обвинил его в отягощении людей, разграбил и сжег дворы богачей, а Всеволод, в отмщение за такую народную расправу, приказал задерживать новгородских купцов, ездивших по его волости.

В это время как бы внезапно является в новгородской земле торопецкий князь Мстислав. В древних известиях не видно, чтобы его призывал кто-нибудь. Мстислав является борцом за правду, а правда для Новгорода была сохранение его старинной вольности. Зимою нежданно напал Мстислав на Торжок, схватил дворян Святослава Всеволодовича и новоторжского посадника, державшегося суздальской стороны, заковал, отправил в Новгород и приказал сказать новгородцам такое слово: "Кланяюсь Св. Софии и гробу отца моего, и всем новгородцам: пришел к вам, услыхавши, что князья делают вам насилие; жаль мне своей отчины!"

Новгородцы воодушевились, умолкли партии, притаились корыстные побуждения. Все волей-неволей стали заодно. Князя Святослава, сына Всеволодова, с его дворянами посадили под стражу на владычнем дворе и послали к Мстиславу с честною речью: "Иди, князь, на стол".

Мстислав прибыл в Новгород и был посажен на столе. Собралось ополчение новгородской земли: Мстислав повел его на Всеволода, но когда он дошел до Плоской - к нему явились послы Всеволода с таким словом от своего князя: "Ты мне сын, я тебе отец; отпусти сына моего Святослава и мужей его, а я отпущу новгородских гостей с их товарами и исправлю сделанный вред"0.

Всеволод был осторожен и умел вовремя уступить. Мстиславу не за что было драться. С обеих сторон целовали крест. Мстислав воротился в Новгород победителем, не проливши ни капли крови.

Таким образом, мы видим, что в данном случае процесс выбора Мстислава не прошел все стадии. Как такового призвания вообще не состоялось. Мстислав сам предложил себя в качестве князя. Вече приняло решение, однако оно не обсуждало возможные кандидатуры князей, а лишь согласилось с предложенной кандидатурой. Однако отсутствие некоторых стадий не помешало Мстиславу прочно укрепиться в Новгороде и стать истинным защитником новгородской независимости.


2.4 Мстислав Изяславич


Мстислав Изяславич - великий киевский князь, сын Изяслава Мстиславича, великого киевского князя. С 1146 года летопись отмечает участие Мстислава в борьбе отца с Ольговичами, Галицкими, князьями - Владимиром и Ярославом, и Юрием Суздальским. В 1150 году отец посадил его в Дорогобуже, в 1151 году перевел в Переяславль. Здесь Мстислав ведет оборону края от половцев0.

В 1154 году умер отец Мстислава и киевским великим князем, соправителем слабого Вячеслава, стал дядя Мстислава Ростислав. Борьба их с Юрием и его черниговскими союзниками приняла такой оборот, что Мстиславу пришлось бросить Переяславль. Он укрылся в Луцке, удержался там против Юрия и в 1156 году отнял у своего дяди Владимира г. Владимир. Этот захват вызвал волынский поход Юрия; Мстислав вступил в союз с Ростиславом и Изяславом Давидовичем. В 1157 году умер Юрий, и в Киеве сел Изяслав. Но после смерти Юрия Изяслав стал не нужен Мстиславу. В 1158 году он захватил Киев и передал его Ростиславу, но при этом сделал неудачную попытку подчинить его своей воле. Ростислав дал Мстиславу Белгород, Треполье и Торческ, то есть направил его на борьбу со степью.

В 1162 году против Ростислава составилась коалиция черниговских князей. Однако его вновь выручил Мстислав. В 1167 году Ростислав умер; его наследником считался Мстислав. Так как в Киеве вече играло несколько, то князя призывали киевляне, а старшины черных клобуков поддерживали их.

Среди князей у Мстислава не было соперников, но, уступая ему Киев, они требовали себе значительных земельных приращений. Ловкими дипломатическими шагами и смелым военным маневром Мстислав поставил князей перед совершившимся фактом и заставил удовольствоваться немногим. В 1168 году новгородским князем, против суздальского кандидата, стал сын Мстислава Роман.

Соединив в своих руках силы Киевщины, Волыни и Новгорода, Мстислав стал самым сильным из русских князей; завладев обоими концами Днепровского торгового пути и головным Волжского, он, держа в своих руках и пути на западе через Волынь, мог подчинить себе всю русскую торговую жизнь. Его положение стало угрожающим для русских князей.

Мстислав был последним сильным киевским князем, свободным от воздействия с севера. Среди киевлян он пользовался большой любовью; особенно ему ставили в заслугу борьбу со степью и охрану в ней русской торговли.


2.5 Новгородские князья XIV в.


Со времени татарского завоевания Новгород, пользуясь своею внутреннею самостоятельностью, вынужден был допускать у себя пребывание на Городище великокняжеских наместников и платить великому князю дань в качестве участия в общем платеже выхода хану. С этих пор отношения между Новгородом и великим князем всегда были натянутые и нередко делались открыто враждебными.

Великие князья, пользуясь правом взимания выхода, старались как можно больше сорвать с Новгорода и как можно тяжелее наложить на него свою руку. Со своей стороны, Новгород старался допустить у себя как можно меньше влияния и власти великого князя.

Отсюда ряд договоров Новгорода с великими князьями. Вопросы были до того усложнены, что кто бы ни был великим князем, отношения между им и Новгородом были, в сущности, почти одинаковы, и до самого падения Великого Новгорода в конце XV века не было ни одного великого князя, за исключением Юрия Даниловича, с которыми бы новгородцы находились в дружелюбной и искренней связи. С Михаилом тверским трудно было поладить Новгороду по причине его придирчивого и корыстолюбивого характера.

Когда Михаил возвратился из Орды, новгородцы приняли его наместников и заключили с ним договор, по которому великому князю, по старине, не дозволялось:

1. Управлять новгородскими волостями посредством своих, а не новгородских мужей;

2. Приобретать в Новгородской области, как князю, так и его княгине, боярам и всем подданным сел и угодий;

3. Выводить новгородских людей в свою волость, брать их в залог;

4. Давать без посадника грамоты;

5. Раздавать волости;

6. Творить суд без посадника;

7. Отнимать волости у новгородских мужей;

8. Стеснять новгородскую торговлю0.

В 1312 году Михаил тверской поссорился с Новгородом, вывел оттуда своих наместников, захватил пограничные новгородские волости: Торжок и Бежичи (Бежецк), и не пропускал в Новгород подвоз хлеба, в котором была большая нужда в Новгороде, недавно пострадавшем от сильного пожара. Новгородцы послали своего владыку Давида в Тверь. Михаил согласился на мир только тогда, когда новгородцы заплатили ему 1500 гривен (около 700 фунтов серебра). По заключении мира Михаил вновь отправил к новгородцам своих наместников. Новгородцы, поплатившись такою данью, окончательно озлобились против Михаила и в следующем 1313 году, когда Михаил поехал в Орду поклониться новому хану Узбеку, решились поступить так, как делывалось у них встарь: призвать к себе иного, вольного князя. Они обратились к Юрию Даниловичу.

Московский князь отправил к ним предварительно своего боярина Феодора ржевского, который схватил Михайловых наместников, посадил их под стражу на владычнем дворе, а сам повел новгородцев на Волгу против Твери. За отсутствием Михаила вышел против них с войском сын его Дмитрий. Обе стороны, простояв друг против друга на противоположных берегах Волги, заключили мир. Условия этого мира неизвестны, но они были выгодны для Новгорода. Перед заговеньем прибыл в Новгород избранный князь Юрий с братом своим Афанасием. Новгородцы посадили его на стол и радовались. В этом видели они возрождение своей вольности.


Заключение


Рассмотрев основные стадии процедуры выбора князя можно выделить следующие положения данного института:

Выборность была характерна для догосударственного общества. Ее основные черты стали базой для развития института выборов в русском государстве в IX-XV вв. Укрепление княжеской власти, централизация государства способствовали вытеснению выборов из практики замещения высших административных должностей, но о полной ликвидации института говорить нельзя. Многие выборные должности местного управления "унаследованы" российским государством XVI-XVII вв. из обихода IX-XV вв. Можно предположить, что некоторые элементы избрания государя позаимствованы из практики "призвания" князя предыдущего этапа.

Выборы не являлись единственным правомерным способом замещения поста. С IX по XIV вв. выборы неоднократно дополняли наследование или подменялись им. В зависимости от особенностей территории выборность была либо господствующей, либо вспомогательной формой.

На любом этапе развития института выборов можно говорить лишь о более или менее обобщенной процедуре избрания. Из приведенных выше примеров видно, что на самом раннем этапе еще не существовало единого обязательного порядка избрания. Он варьировался в зависимости от оснований выборов, а также от их хронологических рамок.

Институт выборов не имеет собственного аппарата, предназначенного для организации и проведения избрания. Эти функции выполняются либо теми же лицами, которые участвуют в принятии решения, либо неспециализированными государственными органами и должностными лицами - посадниками или старостами.

Практика "призвания" князя или "возведения" владыки характеризуется небольшим количеством стадий и неопределенностью временных рамок каждой. Юридические основания выборов отсутствуют, документальное оформление характерно лишь для заключительного этапа выборов.

В выборах IX-XIV вв. контингент участников практически не определен, его рамки во многом обусловлены влиянием родоплеменного уклада. Требования к избирателям и избираемым носят не правовой характер. Универсальных критериев крайне мало.

После смерти Ярослава Мудрого престолонаследие стало регулироваться двумя, на первый взгляд, противоположными принципами: старшинством по рождению и народным (вечевым) избранием. Из этих двух принципов второй не действовал, в то время как первый работал беспрепятственно. Так продолжалось практически до середины XII в. Вступление в престолонаследие каждого из князей в то время (в период политического мира) подтверждалось публичным одобрением как со стороны знати (боярского совета), так и городского населения (веча), что представлялось своего рода формальностью.

Тем не менее, даже в этот период древнерусской истории население поднимало свой голос всякий раз, когда князь своими действиями приводил страну к бедственному положению, либо тем или иным путем притеснял народ. Например, когда стало ясно, что князь Изяслав не в состоянии организовать защиту города от половцев, жители Киева восстали против него (1068 г) и выбрали своим князем Всеслава Полоцкого. Однако, когда последний не оправдал их ожиданий, киевляне были вынуждены вновь призвать на “киевский стол” все того же Изяслава.

Начиная с 40-х годов XII в. киевское вече стало играть все более активную роль в избрании князя, выражая свою поддержку либо неодобрение по тому или иному кандидату на должность Великого киевского князя. Причем, как правило, киевляне отдавали предпочтение потомкам Владимира Мономаха, а не потомкам Олега Черниговского, хотя в ряде случаев вече было готово признать Ольговича на своих собственных условиях.

Каждый князь в этот период должен был находить согласие с вечем. Как результат, обе стороны затем “целовали крест", обещая друг другу соблюдать условия соглашения. К сожалению, история не сохранила для потомков ни одного экземпляра подобного документа-соглашения, а в древнерусских летописях есть лишь краткие упоминания некоторых из их условий.

В данной работе нам удалось достигнуть поставленной цели, путем решения обозначенных задач.


Библиографический список


  1. Научная литература

  2. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. - Ростов-на-Дону, 1995.

  3. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до XIV столетия / М.С. Грушевский. - Киев, 1991.

  4. История и культура древнерусского города / под ред. Г.А. Федорова-Давыдова. - М.: Издательство МГУ, 1989.

  5. Карамзин Н.М. История государства Российского / Н.М. Карамзин. - М.: Наука, 1989.

  6. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей / Н.И. Костомаров. - М.: Сварог, 1995.

  7. Минникес И.В. Выборы князя в русском государстве (X - XIV вв) / И.В. Минникес // История государства и права. - 2003. - №6.

  8. Очерки по истории выборов и избирательного права / под ред. Ю.А. Веденеева, Н.А. Богодаровой. - М., 1997.

  9. Очерки по истории местного управления Русского государства первой половины XVI в. / под. ред. Н.Е. Носова. - М.: Издательство Академии Наук СССР, 1957.

  10. Тараканова С.А. Древний Псков / С.А. Тараканова. - Л., 1946.

  11. Подвигина Н.Л. Очерки социально-экономической и политической истории Новгорода Великого в XII-XIII вв. / Н.Л. Подвигина. - М., 1976.

  12. Полное собрание русских летописей. Т.3.М., 1965.

  13. Полное собрание русских летописей. Т.4.М., 1965.

  14. Полное собрание русских летописей. Т.9.М., 1965.

  15. Полное собрание русских летописей. Т.10.М., 1965.

  16. Полное собрание русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. Т.9. М., 1965.

  17. Полное собрание русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. Т.10.М., 1965.

  18. Полное собрание русских летописей. Т.39. Софийская первая летопись по списку И.Н. Царского. М., 1994.

  19. Сегреевич В.И. Древности русского права. Т.2. Вече и князь / В.И. Сергеевич. - М., 2006.

  20. Янин В.Л. Новгородские посадники / В.Л. Янин. - М.: Издательство МГУ, 1962.

  21. Учебная литература

  22. История отечественного государства и права. Ч.1: учебник / под. ред. О.И. Чистякова. - М.: Юристъ, 2007.

  23. Исаев И.А. История государства и права России: учебник / И.А. Исаев. - М.: Юристъ, 2002.

  24. История государства и права России: учебник / под. ред. Ю.П. Титова. - М.: Проспект, 2002.

  25. История государства и права России: учебник / отв. ред. С.А. Чибиряев. - М.: Былина, 1998.

  26. История России: учебник / под. ред. А.С. Орлова. - М.: Проспект, 1997.


0 Минникес И.В. Выборы князя в русском государстве (XXIV вв.) // История государства и права. – 2003. - №6. – С.42.

0 Сергеевич В. И. Древности русского права. Т.2. Вече и князь. – М., 2006. – С. 512.

0 Янин В. Л. Новгородские посадники. - М. : Издательство МГУ, 1962. – С. 37.

0 Очерки по истории выборов и избирательного права / под. ред. Ю. А. Веденеева, Н. А. Богодаровой. – М., 1997. – С. 189.

0 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т.1. – М. : Наука, 1989. – С. 53.

0 Очерки по истории выборов и избирательного права / под ред. Ю.А. Веденеева, Н.А. Богодаровой. - М., 1997. – С.117.

0 Полное собрание русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. Т.10. - М., 1965. – С.105.

0 Там же. Т.9. - М., 1965. – С.374.

0 Минникес И.В. Выборы князя в русском государстве (XXIV вв.) // История государства и права. – 2003. - №6. – С.42.

0 Подвигина Н.Л. Очерки социально-экономической и политической истории Новгорода Великого в XII-XIII вв. - М.: Статут, 1976. – С.105.

0 Подвигина Н.Л. Указ. соч. – С. 106.

0 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Ростов-на-Дону., 1995. – С.80.

0 Там же. С.96.

04 Полное собрание русских летописей. Т. 3. - М., 1965. – С.50.

0 Очерки по истории выборов и избирательного права / под. ред. Ю.А. Веденеева, Н.А. Богодаровой. – М., 1997. – С.109.

0 Там же. С.111.

0 Полное собрание русских летописей. Т. 4. - М., 1965. – С.15.

0 Полное собрание русских летописей. Т.10. - М., 1965. – С.32.

0 Там же. Т.9. - М., 1965. – С.254.

0 Там же. Т.4. - М., 1965. – С.12.

0 Полное собрание русских летописей. Т.9. - М., 1965. – С.211.

0 Там же. Т.10. - М., 1965. – С.148.

0 Там же. С. 68.

0 Там же. Т.9. - М., 1965. – С. 124.

0 Там же. С.215.

0 Полное собрание русских летописей. Т.39. Софийская первая летопись по списку И. Н. Царского. - М., 1994. – С.61.

0 Там же. Т.9. - М., 1965. – С.166.

0 Там же. Т.10. - М., 1965. – С.125.

0 Там же. С.217.

0 Полное собрание русских летописей. Т.9. – М., 1965. - С.125.

0 Там же. С.42.

0 Там же. Т.39. Софийская первая летопись по списку И. Н. Царского. - М., 1994. – С.75.

0 Там же. Т.9. - М., 1965. – С.165.

0 Полное собрание русских летописей. Т. 10. - М., 1965. – С.176.

0 История и культура древнерусского города / под ред. Г. А. Федорова-Давыдова. – М. : Издательство МГУ, 1989. – С.83.

0 Полное собрание русских летописей. Т. 39. Софийская первая летопись по списку И. Н. Царского. М., 1994. – С.216.

0 Там же. С.249.

0 Полное собрание русских летописей. Т. 10. М., 1965. – С.351.

0 Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до XIV столетия. Киев, 1991. – С.94.

0 Тараканова С.А. Древний Псков. М.-Л., 1946.

0 Минникес И.В. Выборы князя в русском государстве (XXIV вв.) //История государства и права. – 2003. - №6. – С.44.

0 Полное собрание русских летописей. Т. 9. М., 1965. – С.372.

0 Там же. Т. 10. М., 1965. – С.64.

0 Карамзин Н.М. История государства Российского. – М. : Наука, 1989. – С.61.

0 Там же. С.73.

0 История и культура древнерусского города / под. ред. Г.А. Федерова-Давыдова. – М.: Издательство МГУ, 1989. – С.54.

0 История и культура древнерусского города / под. ред. Г.А. Федерова-Давыдова. – М. : Издательство МГУ, 1989. – С.54.

0 Там же. С.54.

0 Там же. С.55.

0 Там же. С.55.

0 Там же. С.55.

0 Там же. С.55.

0 История и культура древнерусского города / под. ред. Г.А. Федерова-Давыдова. – М.: Издательство МГУ, 1989. – С.55.

0 Там же. С.55.

0 Там же. С.55.

0 Там же. С.55.

0 Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси. Лекции по русской истории. Киевская Русь. – М., 1993. – С.99.

0 Там же. С.106.

0 Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Т.1. – М. : Наука, 1989. – С.160.

0 Костомаров Н.И. Указ. соч. - С.183.

0 Костомаров Н.И. Указ. соч. – С.236.



Случайные файлы

Файл
8775.rtf
70632-1.rtf
CBRR1509.DOC
12416.rtf
114623.rtf