Японо-американский договор о безопасности (60229)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

1. Японо-американский договор о безопасности как гарант безопасности двух стран

1.1 История подписания и основные положения японо-американского договора о безопасности

1.2 Развитие отношений с Россией в свете новых политических реалий

2. Практика реализации японо-американского договора о безопасности

2.1 Пятая статья Договора о безопасности как основа японо-американского союза

2.2 Деятельность японо-американского консультативного комитета по обеспечению безопасности

2.3 Рост военного потенциала Японии

Заключение

Библиографический список



Введение


Статья 9 Конституции Японии, гласит: "Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения цели, указанной выше, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право наведение государством войны не признается".

Однако это положение Конституции трактуют не столь упрощенно и догматично. Еще в январе 1950 г. главнокомандующий американскими оккупационными войсками генерал

Д. Макартур в обращении к японскому народу заявил, что Япония имеет "право на самооборону". Через несколько месяцев, 8 июля, был издан его приказ о формировании полицейского резервного корпуса численностью в 75 тыс. человек.

Заключенный в 1951 г. Японо-американский договор (о гарантии) безопасности гласил, что "сама Япония будет все в большей мере принимать на себя ответственность за собственную оборону против прямой и косвенной агрессии".

В августе 1952 г. японское правительство преобразовало полицейский резервный корпус в корпус национальной безопасности и увеличило его численность до 110 тыс. человек.

В сентябре 1953 г. на базе этого корпуса были созданы Силы самообороны - это название сохраняется за японскими вооруженными силами до сегодняшнего дня. Особую роль в обеспечении безопасности Японии в период "холодной войны" играло военно-политическое сотрудничество с США, а именно японо-американские договоры 1951 и 1960 гг.

В рамках данной курсовой работы будет рассмотрены японо-американские договоры о безопасности от 1951 и 1960 гг., условия и предпосылки их подписания, а так же то влияние, которое они оказали на внешнюю политику двух стран и их отношения друг с другом.

В работе были использованы труды таких авторов как Булатов А.С., Вербицкий С.И., Виленский А.С., Чуйко А. Г.,. Поляк Б.А., А.Н. Маркова А.Н. и многих других.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.


1. Японо-американский договор о безопасности как гарант безопасности двух стран


1.1 История подписания и основные положения японо-американского договора о безопасности


В сентябре 1951 года был подписан Сан-францисский мирный договор, который подтвердил новую послевоенную расстановку сил в мире и зафиксировал безоговорочный отказ Японии от претензий на ряд территорий, и в том числе на Курильские острова.

Японо-американский договор (о гарантии) безопасности 1951 г. - военное соглашение между США и Японией, подписанное 8 сентября 1951 г., в один день с Сан-Францисским мирным договором, и вступившее в силу 28 апреля 1952 г.

Договор предоставлял США право создавать военные базы и размещать неограниченное количество вооруженных сил на японской территории как для "обеспечения безопасности Японии от вооруженного нападения извне", так и для "подавления крупных внутренних бунтов и беспорядков" по соответствующей просьбе японского правительства. Он ограничивал суверенитет Японии, запрещая ей заключать какие-либо соглашения военного характера с третьими державами без предварительного согласия США.

Вместо конкретного срока окончания договора в нем содержалось расплывчатое указание на возможность его прекращения, когда вступят в силу другие соглашения, обеспечивающие мир и безопасность в районе Японии.

Был заменен Японо-американским договором (о взаимном сотрудничестве и гарантии) безопасности I960 г.

После Второй мировой войны в Азиатско-тихоокеанском регионе установился баланс, определяемый, прежде всего, расстановкой сил в треугольнике СССР-США-Китай, в котором первостепенную роль играли США и СССР. США в своей стратегии сдерживания СССР рассматривали Японию как американский "непотопляемый" авианосец на севере тихоокеанского региона. И, соответственно, стимулировали Японию к нагнетанию претензий к СССР, в том числе и территориальных.

В 1955 году к власти в Японии пришла консервативная либерально-демократическая партия, практически сразу же заявившая о намерении добиваться возвращения Японии Сахалина и Курил. Отказ от Сан-францисских договоренностей впервые обозначил стремление японских политических элит пересмотреть итоги второй мировой войны.

Вступление Японии в территориальный спор с СССР в середине 50-х выявило и подводные течения региональной политики США. Обострение советско-японского спора явилось итогом скрытого давления американских политических кругов, уведомивших японское правительство о том, что если Япония подпишет мирный договор с СССР и согласится признать Ю. Сахалин и Курильские острова частью территории Советского Союза, США навечно сохранят в своем владении базы на Окинаве. В результате в 1960 году в Вашингтоне был подписан японо-американский "договор безопасности".

Японо-американский договор (о взаимном сотрудничестве и гарантии) безопасности 1960 г. - соглашение между США и Японией, юридически оформившее двусторонний военно-политический союз. Подписан в Вашингтоне 19 января 1960 г. вместо пересмотренного Японо-американского договора (о гарантии) безопасности 1951 г.

Договор 1960 г. сохранял за США право создавать и использовать базы на территории Японии и размещать на них неограниченное количество своих вооруженных сил. Япония взяла на себя обязательство защищать эти базы, если они подвергнутся нападению, а также наращивать свой военный потенциал.

В договоре появились положения о том, что обе стороны обязуются разрешать международные споры мирными средствами, воздерживаться от "угрозы силой или использования силы" против каких-либо государств и строго следовать положениям Устава ООН. В нем нет положений, которые обязывали бы Японию оказывать помощь США в случае вступления США в войну с третьими странами.

Срок действия договора устанавливался в 10 лет, по истечении которых любая из сторон имела право заявить о своем намерении его денонсировать.

Договор 1960 г. носит более равноправный характер, чем заключенный в 1951 г., т.к в него не были включены положения, допускавшие вмешательство Вооруженных сил США во внутренние дела Японии, а также запрещавшие Токио самостоятельно принимать решения о соглашениях по военным вопросам с третьими странами.

С этого момента подписания этого договора маховик территориальных притязаний к СССР был запущен на полную катушку. Внутриполитический кризис, разгоревшийся в Японии в 1993 году и закончившийся поражением либерально-демократической партии, а также последовавший за этим трехлетний период "политической чехарды" - несколько притупили остроту территориального спора.

С возвращением к власти в 1996 году ЛДП во главе с Р. Хасимото вскрылись давние имперские амбиции японских политических кругов. Стало совершенно ясно, что статус Японии как крупнейшей экономической державы мира - уже не удовлетворяет сегодняшний японский истеблишмент, и Токио теперь претендует на политическое лидерство в регионе.

В результате принятия новой военной доктрины силы самообороны Японии переросли оборонительные функции и превратились в наступательные. Легитимированные вступлением Японии в Совет Безопасности ООН, они уже выполняют миротворческие функции в Камбодже, Мозамбике, Заире и на Голанских высотах.

Одним из приоритетов внешней политики кабинета либерал-демократов стал вопрос об островах, расположенных в разных частях тихоокеанского региона. Подтверждение этому - островные конфликты 1996 года: японо-китайский конфликт по островам Сенкаку, японо-южнокорейский конфликт по 200 км зоне безопасности и островам Наньша. Но главное - это российско-японский спор по "северным территориям" и вопрос об американских военных базах на Окинаве. Проводя агрессивную островную политику, Япония оправдывает ее тем, что в результате "несправедливого" передела мира после второй мировой войны у нее отняты исконно японские территории, и теперь огромное население вынуждено "ютиться" на небольшой площади. Реальная же подоплека агрессии состоит в том, что, заняв требуемые острова, Япония, во-первых, получит шельф этих островов, богатый полезными ископаемыми и прежде всего нефтью; во-вторых, территориальные воды - прекрасное место для развития рыболовства и рыбоперерабатывающей промышленности; в-третьих, определенные и очень немаловажные геостратегические возможности; в-четвертых... Идеологическую базу для наращивания новых претензий к еще более существенным и обширным российским территориям.


1.2 Развитие отношений с Россией в свете новых политических реалий


Проводя наступательную политику, Япония вынуждена считаться с сегодняшними реалиями. Развитие ситуации в АТР показывает Токио, что ни в одиночку, ни в союзе-конфликте с США (особенно с учетом стремления либерал-демократов освободиться от американской опеки) задачу сдерживания стремительно развивающегося Китая решить не удастся. Для Японии существует огромная опасность оказаться "проглоченной" стремящимся укрепиться на Дальнем Востоке Китаем. Если Китаю удастся реализовать дальневосточную экспансию, она попросту будет блокирована не только с юго-запада, но и с северо-запада, что может поставить под вопрос суверенитет самой "страны восходящего солнца". И в этой ситуации не исключено, что единственным противодействием Китаю в северном направлении может стать экономический альянс Японии с Россией.

Со стороны США подобный российско-японский экономический альянс на Дальнем Востоке также будет предпочтительнее, нежели вполне возможная "китайская дальневосточная" республика, приближающая ядерный потенциал Пекина к северу вплоть до Берингова пролива.

В этой ситуации как Японии нужна стабильная Россия, так и России нужна Япония. Тем не менее, делая движения в этом направлении, нельзя забывать, что российским элитам по-восточному "улыбается" Япония обновленной ЛДП, вернувшая свою былую агрессивность и поднаторевшая в "финансовых войнах".

"Восточный" вояж российского министра иностранных дел - долгожданный шаг, говорящий о пробуждении интереса российских властей к Дальнему Востоку. Но принимая решения и, тем паче, делая предложения, стоит подумать о том, чем придется платить.

Во-первых, шаг японской стороны навстречу России - минимален. Речь идет даже не о договоре, а о согласии японцев рассмотреть российские предложения.

Во-вторых, совместная эксплуатация Южных Курил может легко превратиться в движение к совместной эксплуатации неизмеримо больших территорий. Легко представить себе, что боясь экспансии Китая на территорию Дальнего Востока, японцы и американцы предпочтут компенсировать эту экспансию своей собственной, а вовсе не укреплением России.

И в этом смысле следует быть крайне осторожными во всем, что позволяет сделать договор о совместной хозяйственной деятельности плацдармом для экспансии, шагом к фактическому кондоминиуму сначала по отношению к малым, а затем и по отношению к большим территориям, что особенно опасно в условиях, когда одна (российская) сторона кондоминиума неизмеримо слабее другой (японо-американской).

В-третьих, нельзя списывать со счета возможность двойной игры, в ходе которой японско-американский партнер России в определенный момент переориентируется на паритетный учет китайских интересов в ущерб России.

Сложившаяся ситуация в регионе чревата далеко идущими последствиями для российского Дальнего Востока. Оторванный от Центра, потрясаемый экономическим и политическим кризисами, регион уже не в состоянии самостоятельно сопротивляться стремительной "китаизации" краев и областей. Безвыходность в разрешении экономических кризисов заставляет региональные элиты искать независимые от Центральной России источники финансирования и векторы развития.

По одному из сценариев, разработанных американскими и японскими бизнесменами и политиками и их новыми российскими партнерами, предполагается сдача в аренду на долгосрочной основе части Восточной Сибири и Дальнего Востока Японии и США. В этом случае могут быть получены капиталы и технологии для строительства тоннелей между Хоккайдо и Сахалином, между Сахалином и континентом, которые дадут прямой выход Японии в Азию и Европу.

Торговля с Японией, по утверждению ряда экспертов, становится ключевым фактором в экономической деятельности Дальнего Востока. Япония становится и основным инвестором этого региона. Уже сейчас крупнейшая японская фирма "Сумитомо" финансирует строительство электростанции в СЭЗ "Находка", международного аэропорта в Хабаровске. С участием Японии ведется расширение морского торгового порта в Ванино и Совгавани. Сахалинская администрация намерена с участием японских капиталов модернизировать шахты в Углеводске, построить ТЭЦ и железнодорожный тоннель под Невельском. Администрация Приморья договорилась о поддержке японских фирм в развитии угольных месторождений, строительстве АЭС, конверсии авиационного завода в Арсеньеве. И наконец, происходит активное лоббирование Японией крупнейшего нефтяного проекта "Сахалин-2", а также "проекта века" - СЭЗ "Туманган". Получение же Японией возможности экономической деятельности на островах Курильской гряды откроет ей доступ к богатейшим зонам рыболовства в мире.


2. Практика реализации японо-американского договора о безопасности


2.1 Пятая статья Договора о безопасности как основа японо-американского союза


Переговоры о пересмотре договора безопасности, продолжавшиеся около двух лет, привели к острейшей за всю историю Японии поляризации политических сил в стране. На ход переговоров оказывали воздействие самые разнообразные факторы: борьба прогрессивных сил за его аннулирование, противоречия внутри правящих группировок Японии и США, резкая критика со стороны социалистических государств и мирового общественного мнения. Все это привело к тому, что в ныне действующем договоре о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности большинство статей сформулировано настолько расплывчато, что их можно толковать самым широким образом, что и делают правительства обоих государств.

Лидеры ЛДП и правительства всячески старались доказать, что новый договор не противоречит японской конституции и от начала до конца носит оборонительный характер в соответствии с Уставом ООН.

"В сознании людей, несущих ответственность за переговоры о пересмотре договора, - писала газета „Майнити", - постоянно витал призрак специфики японской конституции. Когда вы присматриваетесь к статьям договора, вы чувствуете в них следы больших усилий, направленных на то, чтобы,, найти" весьма сложные формулировки, потребовавшие большой затраты умственного напряжения. Особенно трудно давались статья 3-я (сохранение и развитие сил обороны) и статья 5-я (сфера действия договора и мероприятия по совместной обороне)".

Основой старого договора была статья 1, по которой Япония предоставляла в распоряжение США базы и разрешала американским войскам пребывание на своей территории. Лидеры ЛДП утверждали, что отсутствие обязательств по обороне Японии со стороны США делала старый договор односторонним и неравноправным. Статья 5 нового договора, по заявлениям консерваторов, исправляет это положение и "гарантирует безопасность Японии".

Фактически и старый договор предусматривал сотрудничество Японии с США в военной области, что обусловливалось XXIV статьей административного соглашения. В ней говорилось: "В случае возникновения враждебных действий или неминуемой угрозы возникновения враждебных действий в районе Японии правительства Соединенных Штатов и Японии проведут немедленное совещание с целью. принятия необходимых совместных мер по обороне этого района и проведения в жизнь положений статьи 1 договора безопасности".

Однако, если по прежнему административному соглашению обязанность Японии сотрудничать с США сводилась к консультациям, то ст.5 нового договора возлагает па нее обязанность воевать на стороне США.

"Каждая из сторон признает, - говорится в этой статье, - что вооруженное нападение на любую из сторон на территориях, находящихся под управлением Японии, было бы опасным для ее собственного мира и безопасности, и заявляет, что она предпримет действия для отражения общей опасности в соответствии со своими конституционными положениями и процедурами".

Во время обсуждения ст.5 нового договора безопасности в парламенте весной 1960 г. депутаты оппозиции поставили перед руководителями правительства целый ряд вопросов: Что считается вооруженным нападением на Японию? Кто окончательно решает, было ли совершено на нее нападение? Является ли новый договор военным союзом, а если нет, то что он собой представляет?

Лидеры консерваторов пытались опровергнуть заявление оппозиции о том, что ст.5 нового договора может вовлечь страну в войну между США и третьим государством. Они приводили при этом следующие доводы. Во-первых, зона действия договора определяется как "территории, находящиеся под управлением Японии", а поэтому в случае нападения 'Противника на территорию Соединенных Штатов Япония не должна вступать в войну. Во-вторых, положения договора могут быть применены на практике только в случае вооруженного нападения извне, и, следовательно, не может быть речи о так называемом превентивном наступлении. В-третьих, о вооруженном нападении, а также обо всех мерах, принятых в результате этого нападения, должно быть немедленно сообщено Совету Безопасности в соответствии со статьей 51 Устава ООН.

О несостоятельности и слабости этих аргументов можно судить по выступлениям некоторых видных деятелей самой правящей партии. Так, Т. Уцуномия в своей получившей широкий отклик статье "Откровенное высказывание депутата парламента либерально-демократической партии" подчеркивает, что ст.5 представляет серьезную опасность, так как она вынуждает Японию соглашаться на две молчаливые уступки. Первая из них состоит в том, что японское правительство практически признает определенные права США на пребывание на территории, находящейся под административным управлением Японии.

Вторая уступка состоит в том, что Япония допускает возможность нападения на американские вооруженные силы и военные базы в Японии вне непосредственной связи с ее обороной. Таким образом, заявляет Уцуномия, Япония берет на себя обязательство вступать в боевые действия даже в том случае, если нападение было сделано не на нее непосредственно, а в связи с нахождением на ее территории американских вооруженных сил или в связи с военными действиями последних в каком-либо другом районе.

Японская печать сообщала о фактах, когда силы самообороны приводились в состояние боевой готовности имеете с американскими войсками, дислоцированными в Японии, по поводам, не имевшим никакого отношения к безопасности Японии. По сообщению агентства Кёдо цуснн 23 октября 1962 г., во время так называемого "кубинского кризиса" вместе с 5-й американской воздушной армией были приведены в состояние боевой готовности военно-воздушные силы войск самообороны. В приказе начальника штаба военно-воздушных сил самообороны Мацуда говорилось: "В результате осложнения кубинского вопроса международная обстановка обострилась. В этой связи радарным станциям надлежит усилить бдительность в отношении иностранных самолетов-нарушителей, а отрядам истребителей - усилить состояние готовности к перехвату".

Второй подобный случай, по сообщению газеты "Ака-хатг,", имел место во время американской провокации в Тонкинском заливе в 1965 г., явившейся прелюдией к эскалации агрессии но Вьетнаме.

Резкой критике содержание ст.5 подверг в своих статьях дипломат Харухико Ниси. С практической точки зрения, отмечал он, нельзя считать, что мероприятия, которые предпримет Япония в случае нападения на американские войска, и мероприятия, которые будут предприняты, если нападению. подвергнется сама территория Японии, всегда будут одинаковы по содержанию. Если нападению подвергнется только японская территория, то меры, которые должна предпринять в этом случае наша страна, определяются самой Японией. В некоторых случаях Япония, не прибегая к вооруженному отпору, могла бы, возможно, добиться мирного решения конфликта путем переговоров или каких-либо других дипломатических усилий.

В противоположность этому, если нападению подвергнутся американские войска, размещенные в Японии, то, естественно, в этом случае военные мероприятия по отражению нападения будут разрабатываться войсками США, а японской стороне немедленно придется предпринять совместные военные операции с войсками США.

Если суммировать критику в адрес ст.5 договора безопасности, то она сводится к следующему. Во-первых,, эта статья находится в полном противоречии с японской конституцией; во-вторых, Япония может быть вовлечена в военные действия на стороне США, к возникновению которых она не имеет никакого отношения; в-третьих, Япония не в состоянии будет решить, имеет ли этот конфликт характер нападения или обороны; в-четвертых, противник США автоматически становится противником Японии; в-. пятых, противник, атакуя американские базы на территории Японии, нанесет ущерб не только районам, находящимся вблизи этих баз, а всей территории Японии.

Все эти обстоятельства позволяют заявить, что ст.5,. возлагающая на Японию обязанность воевать на стороне США, придает японо-американскому договору безопасности характер военного союза.

В 1966 г. японское правительство "уточнило", что понятие "вооруженное нападение", о котором говорится в ст.5 договора, включает в себя также ядерное нападение на Японию. В связи с этим на США возлагается оборона Японии в случае ядерного на/падения со стороны какого-либо государства.

После испытаний ядерного оружия в КНР (1964 г) среди консерваторов стали раздаваться требования о заключении специального японо-американского соглашения, в соответствии с которым Япония получила бы ядерные гарантии от США,

Эта проблема обсуждалась на переговорах между премьер-министром Сато и президентом США Джонсоны, чтобы избежать гласности в отношении вопросов, связанных с участием Японии в военной стратегии США на Дальнем Востоке, старались добиться их разрешения, не прибегая к таким консультациям.


2.2 Деятельность японо-американского консультативного комитета по обеспечению безопасности


На основании обмена письмами между премьер-министром Японии Киси и государственным секретарем США Гертером во время подписания договора безопасности 19 января 1960 г. было принято решение о создании японо-американского консультативного комитета по обеспечению безопасности, который должен был заменить японо-американский комитет по обеспечению безопасности, созданный в результате переговоров Киси - Эйзенхауэра в 1957 г.

В состав консультативного комитета вошли с японской стороны министр иностранных дел и начальник управления обороны, с американской стороны - посол США в Японии и главнокомандующий силами США на Тихом океане.

До июня 1970 г. было проведено 11 заседаний японо-американского консультативного комитета по обеспечению безопасности.

О характере обсуждавшихся на этих заседаниях вопросов дает представление предполагаемая повестка второго заседания, приведенная газетой "Майнити": "Вероятно, будет произведен обмен информацией главным образом по вопросу о политической обстановке и расположении вооруженных сил в странах Азии. Если позволит время, японская сторона, видимо, будет интересоваться политикой США в отношении Вьетнама, Лаоса, проблемой островов Куэмой и Мадзу, а также тем, нет ли изменений в программе американской помощи в отношении Японии. С другой стороны, американские представители обратятся к японской стороне с просьбой изложить свое мнение по таким более всего интересующим США вопросам, как внутриполитическое положение в КНР, расположение частей советских военно-воздушных сил в районе Сибири и Приморья, японо-южнокорейские переговоры и др. Кроме того, начальник управления „сил самообороны" К. Сша доложит о ходе выполнения второго плана оснащения сил самообороны и обратится к американской стороне с просьбой о сотрудничестве".

Особое внимание на втором заседании консультативного комитета, проходившем в августе 1962 г., было обращено на японо-южнокорейские отношения.

Представители США заявили об угрозе для Дальнего Востока, которая может возникнуть в результате появления у КНР ядерного оружия, и настаивали в связи с этим на укреплении системы обороны "свободного мира" на Дальнем Востоке, где Японии принадлежит ведущая роль. Комментируя обсуждение этого вопроса на консультативном комитете, "Токио симбун" писала, что США настойчиво стремятся к тому, чтобы переложить заботу об обороне Южной Кореи на плечи Японии, которая географически тесно связана с этой страной, причем Япония должна взять на себя поставки вооружения для Южной Кореи и его ремонт, обучение личного состава южнокорейской армии.

На третьем заседании консультативного комитета, проходившем в январе 1963 г., начальник управления обороны К. Сига подчеркнул, что так как Япония в будущем не сможет рассчитывать на значительную финансовую и материальную помощь японским "силам самообороны" со стороны США, она должна принять необходимые меры для обеспечения обороны собственными средствами. На этом заседании американские представители, по-видимому для того, чтобы проверить реакцию японской общественности, предложили Японии оказать Южному Вьетнаму "невоенную помощь в виде медикаментов и медицинского оборудования". На пресс - конференции, состоявшейся после заседания, министр иностранных дел М. Охира заявил, что у консультативного комитета было слишком мало времени для обсуждения вопроса о том, какую специфическую роль может выполнять Япония в индокитайской войне. Что касается просьбы США о медицинской помощи режиму Нго Динь Дьема, то японская сторона примет ее во внимание.

В то же время министр иностранных дел Японии отметил, что в отношении проблем, связанных с КНР, в выступлениях представителей Японии и США наблюдались "некоторые расхождения в нюансах", что, по его словам, "было неизбежно, поскольку Япония и США имеют различные исторические отношения с коммунистическим Китаем в силу особенностей международного положения сторон".

На шестом заседании комитета, состоявшемся в сентябре 1965 г., основное внимание уделялось вопросам, связанным с использованием американских военных баз на японской территории для осуществления налетов на Вьетнам.

Это было связано с тем, что посадка на японской территории американских бомбардировщиков "В-52" после бомбардировок вьетнамских городов вызвала возмущение японской общественности. В ответ на резкую критику депутатов оппозиции представители правительства заявили в парламенте, что так как эти посадки не являются актом прямых военных действий, они не могут рассматриваться в качестве объекта предварительных консультаций. Не станет ли это молчаливое признание, отмечала в связи с этим заявлением правительства "Асахи симбун", своего рода легализацией маршрута Гуам - Вьетнам - Япония - Гуам для проведения бомбардировок вьетнамских городов.

В газетах появились сообщения, что японское правительство намерено попросить США проводить предварительные консультации с Японией об использовании своих баз на японской территории даже в тех случаях, которые по договору безопасности не являются объектами взаимных консультаций, а также указать американской стороне, что использование находящихся в Японии баз для ведения прямых военных действий против Вьетнама с точки зрения японского народа является нежелательным.

"Просочившиеся" в печать сведения о подобных "намерениях" японской стороны в значительной мере носили пропагандистский характер, направленный на успокоение общественности, возмущенной как агрессивными действиями США во Вьетнаме, так и той поддержкой, которую оказывало американской военщине японское правительство. Перед открытием шестого заседания появились сообщения о том, что некоторые члены японского правительства испытывают сильное беспокойство по поводу того, что Япония, являясь одним из членов "свободного мира", тем не менее вынуждена в известной мере ограничивать военные действия США. Поэтому ожидают, писала газета "Асахи", что на предстоящем совещании позиция японской стороны по вопросу использования американских баз в Японии будет исключительно осторожной. Предсказание газеты фактически подтвердилось. В заключительном заявлении обе стороны просто констатировали некоторое различие в подходе японского и американского народов в отношении войны во Вьетнаме.

На заседании консультативного комитета в декабре 1968 г. США предложили возвратить Японии, передать

для совместного использования или перенести в другие места 50 военных объектов, находившихся в распоряжении американских вооруженных сил. Предложение СШАГ отмечалось в газете "Нью-Йорк тайме", "основывалось на политической оценке значения дружественных отношений". Внося эти предложения, Вашингтон исходил из стремления ослабить напряженность в отношениях, возникших в результате того, что иностранные военные базы и аэродромы были расположены в городских районах с высоким сосредоточением населения.

Последнее, одиннадцатое, заседание консультативного совета накануне продления договора безопасности состоялось в мае 1970 г., и было посвящено новым аспектам в политике США на Дальнем Востоке. Разъясняя суть "гуамской доктрины" Никсона, посол США в Токио" Мэйер заявил, что США не намерены покидать этот район. Деятельность комитета свидетельствует о том, что он является чисто совещательным органом, в задачу которого входит не столько обсуждение вопросов, связанных с действием договора, сколько обмен различной информацией в отношении социалистических стран.


2.3 Рост военного потенциала Японии


Во второй половине 60-х годов возросло значение ст.3 договора безопасности, в которой говорится, что "стороны индивидуально и в сотрудничестве друг с другом посредством непрерывной эффективной самопомощи и взаимной помощи будут поддерживать и развивать в соответствии со своими конституционными положениями свои возможности оказания сопротивления вооруженному нападению".

Таким образом, эта статья договора безопасности предусматривает помощь со стороны США по укреплению японских вооруженных сил и возлагает на Японию обязанность развивать свой военный потенциал.

Военная помощь Японии со стороны США была прекращена. С этого года Япония стала закупать в США оружие и лицензии для производства различного рода вооружения на японских предприятиях. С 1965 по 1970 г. Япония закупила в США оружие и военные лицензии на сумму 445 млн. долл. .

Что касается обязательств японской стороны развивать свой военный потенциал, то они выполнялись далеко не такими темпами, на какие рассчитывал Вашингтон. На пути перевооружения Японии, особенно в первой половине 60-х годов, существовали значительные препятствия.

В первую очередь это демократические силы Японии, опирающиеся в борьбе против возрождения милитаризма на антивоенные, пацифистские чувства японского народа. Кроме того поражение Японии во второй мировой войне, укрепление мощи Советского Союза заставило многих представителей делового и политического мира Японии осознать, что путь внешней экспансии в современных условиях будет гибельным для страны. Немалую роль в их отношении к проблеме перевооружения играли и экономические соображения. Они считали, что относительно низкие военные расходы давали им возможность укрепить конкурентоспособность мирных отраслей японской экономики.

Большое значение имеет ст.9 японской конституции, с которой в определенной степени приходится считаться правящим кругам Японии и США. Еще во время переговоров с министром иностранных дел Сигимицу в 1955 г. и премьер-министром Киси в 1957 г. официальные представители Вашингтона приводили в качестве лишает гибкости ее внешнюю политику, особенно в тот период, когда в Европе пробивают себе дорогу новые веяния. Япония, подчеркивают многие представители деловых и политических верхов страны, вступила в тот период, когда она может начать подъем на новую ступень: от положения "великой экономической державы" к положению "великой политической державы", которая имеет все основания выступать в роли "третьего центра" капиталистического мира наряду с США и Западной Европой.

Премьер-министр Японии Сато в своем выступлении в пресс-клубе в Вашингтоне 22 ноября 1969 г. наметил некоторые контуры японо-американских отношений на 70-е годы. Он заявил, что после возвращения Японии о-ва Окинава положен конец эпохе послевоенного урегулирования и начинается "новый период" в истории стран Тихого океана. Для этого периода будут характерны следующие моменты.

Во-первых, Япония и США переходят от стадии "закрытых отношений", т.е. ограниченных обсуждением вопросов, возникающих между двумя странами, к стадии "открытых отношений", которые предусматривают участие Японии наряду с США в разрешении крупных международных проблем.

Во-вторых, по словам японского премьера, в 70-е годы надо ожидать обострения японо-американских противоречий. Особенно остро они будут проявляться в экономической области, что не сможет не нанести ущерб политическим связям между Японией и США.

Внешнеполитические концепции правящих кругов Японии и США, связанные с будущим характером японо-американского военно-политического союза, свидетельствуют о том, что отношения между этими двумя ведущими державами капиталистического мира вступают в сложный период, в котором временные компромиссы будут сочетаться с обострением межимпериалистических противоречий. Как отмечалось в отчетном докладе XXIV съезду КПСС, Япония наряду с США и странами Западной Европы стала одним из основных центров империалистического соперничества, где "все острее развертывается экономическая и политическая конкурентная борьба".


Заключение


Как известно, в соответствии с Потсдамской декларацией в 1945 г. были осуществлены разоружение и демобилизация японской армии.30 ноября этого же года были распущены Военное и Военно-морское министерства со всеми подчиненными им органами. Японские военнослужащие были лишены прав на пенсию.

Поэтому огромную роль в сфере эффективного обеспечения безопасности Японии сыграли именно японо-американские договоры о безопасности 1951 и 1960гг.

Сегодня лидеры США и Японии уже говорят о том, что японо-американский договор о безопасности нуждается в пересмотре как "объективно не соответствующий современным реалиям".

Следует отметить, что сохранение, упразднение или видоизменение японо-американского союза является делом его участников, тем не менее подобные альянсы должны быть сугубо оборонительными, не быть нацеленными на третьи страны, не нарушать баланса сил в регионе и не должны действовать в обход главного инструмента обеспечения международного мира и безопасности - ООН и ее Совета Безопасности.

27 апреля 2001 г. нижняя палата парламента Японии одобрила пакет законопроектов, имплементирующих в японское законодательство новые "Руководящие принципы японо-американского сотрудничества в области обороны". Речь идет о принципиальном изменении характера военного взаимодействия Токио и Вашингтона, а именно - о расширении сферы его охвата при существенном возрастании военной роли Японии. Теперь, как следует из принятых документов, японская тыловая поддержка операций вооруженных сил США будет осуществляться не только в случае нападения на Японию, как это предусмотрено "Договором безопасности" 1960 года, но и при возникновении чрезвычайных ситуаций в географически неопределенных "районах, прилегающих к Японии".

В Москве нынешнее решение парламента Японии, давшее "зеленый свет" реализации новых "Руководящих принципов", вызывает немало вопросов: насколько далеко простираются "прилегающие к Японии районы", не могут ли они включать территории третьих государств, в том числе России, по каким критериям будет определяться степень "чрезвычайности" ситуации в этих районах? Разумеется, для России категорически неприемлемо включение в такие районы российских территорий. Как подчеркнули в российском внешнеполитическом ведомстве, эти вопросы возникли отнюдь не сегодня - они звучали еще не стадии обсуждения указанных законопроектов в японском парламенте.

В данной связи приходится лишь сожалеть о том, что такие озабоченности России, и ряда других соседних с Японией стран, похоже, не были приняты во внимание.

Российская сторона по-прежнему считает, что такие союзы должны быть максимально транспарентными и избегать расширения сферы своего действия.


Библиографический список


  1. Бакош Г.С. Политика Японии: уроки для стран Восточной Европы. - // Вопросы экономики, №9, 1997 г.

  2. Барциц И.П. Границы территории РФ: актуальные вопросы. // Власть, № 3, 2003 г.

  3. Булатов А.С. Мировая экономика. М., "Юристъ" 2001 г.

  4. Вербицкий С.И. Японо-американский военно-политический союз. М., 1972 г.

  5. Виленский А. Чуйко А. Япония: закономерность феномена. // ЭКО №3, 1992

  6. Всемирная история: Учебник для вузов / Под ред. - Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. - М., 1997 г., стр.369 - 378.

  7. Гаджиев К.С. Введение в геополитику, М., 1998 г.

  8. Галузин М.И. Наши дела с Японией // Международная жизнь, № 3, 2003 г.

  9. Галузин М.И. Размеренная поступь в отношениях с Японией // Международная жизнь, №10, 2000 г.

  10. Загашвили В., Шишков Ю. Мировая торговля и международные инвестиции. - // Мировая экономика и международные отношения №8, 2000 г.

  11. Концепция внешней политики Российской Федерации // Международная жизнь, № 8 - 9, 2000 г.

  12. Корнилов М.И. Япония, Южная Корея, Китай - особенности модернизации // Зарубежный опыт 2000 г. №3

  13. Курицын А.Н. Управление в Японии: организация и методы. М.: Наука, 1981г.

  14. Ломакин В.К., Мировая экономика. М., 1998.

  15. Мильнер, Олейник, Рогиненко Японский парадокс (реальность и противоречия капиталистического управления). - М.: Изд-во "Мысль", 1985 г.

  16. Нартов Н.А. Геополитика, М., 1999 г.

  17. Советский энциклопедический словарь. М., 1987.

  18. Спандарьян В.Б. Деловая Япония. М.: Мысль, 1991г.

  19. Япония. Экономика, общество и научно-технических прогресс / под ред. Зайцева В.К., Певзнера Я.А., Рамзеса В.Б. - М.: "Наука", 1998г.