Спартанский полис (59601)

Посмотреть архив целиком

ПЛАН


Введение

I. Возникновение государства

II. Общественный строй

1. Население Спарты

2. Спартанское воспитание

а) воспитание в возрасте от 7 до 15 лет

б) воспитание в возрасте от 15 до 20 лет

в) воспитание в возрасте от 21 до 30 лет

г) женское воспитание в Спарте

III. Государственный строй

1. Народное собрание - апелла

2. Государственные институты: коллегия эфоратов и совет старейшин (герусия)

3. Спартанское право

Заключение

Список использованных источников



Введение


Спарта (Лакония, Лакедемон) - одно из самых известных и могущественных государств Древней Греции.

Основателями Спарты в IX в. до н.э. были дорийцы, вторгшиеся в Лаконию (область южной Греции) и завоевавшие в VIII веке до н.э. соседнюю богатую и плодородную область Мессению, что сделало Спарту одним из крупнейших греческих государств. К началу периода архаики спартанцы торговали с другими греческими государствами и ввозили из-за границы лучшие товары.

События VII в. до н.э. (поражение в войне против Аргоса, длившееся 20 лет, восстание мессенцев против Спарты) убедили спартанцев в необходимости усилить армию. К началу классического периода Спарта стала самым сильным в военном отношении государством в Греции, ее воины славились дисциплиной и храбростью.

Идеальный полис, Спарта, была государством, которое, по преданию древнегреческих историков, не знало смут и гражданских распрей. Создателем Спартанского государства древние греки считали законодателя Ликурга. Согласно Плутарху и другим древним авторам, время жизни Ликурга приходится примерно на первую половину 7 в. до н.э. Это было время смут и беззаконий. Изучал законы и мечтал, вернувшись на родину, полностью изменить строй своей общины и установить такие законы, которые навсегда прекратили бы вражду между спартанцами.

Вернувшись в Спарту, Ликург вместе с 30 верными ему знатными гражданами приступил к реформам. Одной из первых реформ Ликурга была организация управления гражданской общиной. Античные писатели утверждают, что Ликургом был создан Совет старейшин (герусия) из 28 человек.

Чтобы добиться согласия и мира, Ликург решил навсегда искоренить богатство и бедность в государстве. Всю землю, которой владела община, он поделил на примерно равные участки (клеры), 9 тысяч клеров получили спартанцы по числу семей, 30тысяч было отдано периэкам-жителям окрестных мест

Для сохранения всеобщего равенства Ликург запретил употреблять в Спарте золотые и серебряные монеты, которыми пользовались во всей Греции, и ввел очень тяжелые железные деньги. На эти деньги можно было купить только то, что производилось в самой Спарте

Все спартанцы, от царя до простого гражданина, должны были жить в совершенно одинаковых условиях. Специальные предписания указывали, какие дома строить, какую одежду носить, и даже еда должна быть у всех одинаковой.

Жажда господства над всей Грецией привела олигархическую Спарту к войне с богатыми и процветающими демократическими Афинами. Война длилась 27 лет (431-404гг. до н.э.). Спарта победила в Пелопонесской войне, но ценой предательства интересов Эллады: получив помощь от Ирана, она превратилась в иранского надсмотрщика для эллинов. Война вывела Спарту из состояния искусственной изоляции, победа принесла богатство и деньги, и община равных вступила в полосу смут, как и все другие греческие полисы.

Целью данной контрольной работы является изучение Спартанского полиса, а так же основ общественного и государственного строя.

По структуре контрольная работа состоит их введения, основной части, заключения, списка использованных источников.



I Возникновение государства


Спарта, или Лакедемон, - древнегреческий полис, город-государство, возникло в IX веке до н.э. Спарта была примером рабовладельческой аристократии. Самое дорическое из всех государств Древней Греции. Древняя Спарта находилась на западном берегу реки Эврот и простиралась на север от современного города Спарта. Лакония — сокращенное название области, которая полностью звалась Лакедемоном, поэтому обитателей этой местности часто именовали "лакедемонянами", что практически равнозначно словам "спартанец" или "спартиат".

С VIII века до н.э. Спарта начала расширяться за счет покорения соседей - других греческих городов-государств. В ходе 1-й и 2-й Мессенских войн (между 725 и 600 до н.э.) была покорена область Мессения к западу от Спарты, а мессенцы были превращены в илотов, т.е. государственных рабов.
Отвоевав еще часть территории у Аргоса и Аркадии, Спарта перешла от политики завоеваний к наращиванию своего могущества через заключение договоров с различными греческими городами-государствами. В качестве главы Пелопоннесского союза (начал возникать около 550 до н.э., оформился около 510-500 до н.э.) Спарта фактически превратилась в мощнейшую военную державу Греции. Тем самым была создана сила, ставшая противовесом надвигавшемуся вторжению персов, объединенные усилия Пелопоннесского союза и Афин с их союзниками привели в решительной победе над персами при Саламине и Платеях в 480 и 479 до н.э.

Древняя Спарта представляла собой рабовладельческое государство, но с сильными пережитками общинного быта. Основой экономики здесь было сельское хозяйство. Ремесло было развито крайне слабо. Необходимость держать в постоянном страхе и повиновении рабов, число которых в несколько десятков раз превышало число свободных, заставляла рабовладельцев всеми силами поддерживать дисциплину и единство в своей среде. Отсюда - стремление коллектива рабовладельцев искусственными мерами задержать рост частной собственности, предупредить накопление движимых богатств в одних руках, тенденция соблюдать уравнительность в среде этой организованной по военному ассоциации рабовладельцев. По этой причине в Спарте очень долго сохраняет свой авторитет наследственная аристократия, тогда как в Афинах родовой власти был нанесен сокрушительный удар еще в VI в. до н.э. (реформы Солона и Клисфена). В Спарте самым многочисленным классом были рабы (илоты), которых насчитывалось приблизительно около 220 000 чел. Положение илотов в Спарте значительно отличается от положения рабов в других античных государствах. Считают, что илоты - это завоеванное население, обращенное в рабство. Это государственные рабы, сидящие на земле, т. е. прикрепленные к ней и отдающие половину урожая государству. Следовательно, Спарта не знала частной собственности на рабов. Спартанцы сообща владели всеми рабами и всей землей. По существу, класс спартиатов был небольшой группой правящего класса, эксплуатировавшей рабов. Чтобы держать этих рабов в повиновении и беспощадно расправляться с рабскими восстаниями, нужна была определенная военная организация. Спартанцы уделяли огромное внимание созданию сильного и боеспособного войска. Вся система воспитания спартанцев была подчинена одной цели: сделать из граждан хороших воинов. Вся полнота государственной власти находилась в руках представителей наиболее знатных родов.



II Общественный строй


  1. Население Спарты


Жители Спартанского государства подразделялись на следующие социальные группы:

  • спартиаты;

  • гипомейены;

  • периэки;

  • илоты.

Политическими правами пользовались только спартиаты. Вся земля в Спарте считалась собственностью государства и была поделена на участки (клеры), переданные полноправным гражданам - спартиатам в наследственное пользование без права отчуждения и дробления. Земельные наделы передавались вместе с обрабатывающими землю государственными рабами. Поскольку первоначально эти наделы были равными, то община спартиатов обычно именовалась "общиной равных". Законы Ликурга преследовали цель предотвращения имущественной дифференциации. Они были направлены против роскоши, запрещали спартиатам заниматься торговлей, иметь в личном пользовании золото и серебро. Согласно этим законам спартиаты обязаны были с семилетнего возраста почти до старости целиком отдаваться военному делу. Позднее среди спартиатов возникло имущественное неравенство. Граждане, которые не могли делать взносы для организации общественных трапез, исключались из числа равных и переходили в разряд гипомейенов. Периэки - бывшее коренное население Спарты - были лично свободными, но не имели политических прав, хотя в других отношениях они были правоспособны: могли приобретать собственность, совершать сделки, несли воинскую повинность. В их руках сосредоточились ремесло и торговля, поскольку сами спартиаты в соответствии с законами Ликурга хозяйственной деятельностью не занимались. Со стороны государства над периэками был установлен надзор, осуществляемый специальными должностными лицами.

Представители побежденных племен становились государственными рабами - илотами. Они не имели своей земли, работали на участке, предоставленном спартиату государством. Однако у илотов были свое хозяйство и свои орудия производства. Илоты платили господину оброк, равный 50% урожая, полученного с земли. Илоты также несли военную службу. Свое господство над илотами спартиаты поддерживали методами террора. Илоты могли быть отпущены на волю государством.


2. Спартанское воспитание


Система спартанского воспитания имела целью выработать из каждого спартанца война. Главное внимание обращалось на развитие физической силы, выносливости, смелости и безоговорочного выполнения приказов. Элементы воинской дисциплины прививались с детства.


а) воспитание в возрасте от 7 до 15 лет


Основной задачей в этот период было развитие способности самостоятельно преодолевать жизненные трудности, а также воспитание основных моральных качеств настоящего воина: храбрости, самообладания, выдержки, хладнокровия перед смертью. Причем процесс воспитания проходил под неустанным контролем учителя, государства и всех граждан.

В семь лет мальчиков отнимали у родителей и, объединив их в агелы (небольшие отряды), воспитывали сообща, приучая к суровой, военной дисциплине. Во главе каждой агелы стоял мужчина, который прославился мужеством на поле боя и с которого дети могли бы брать пример. Основной задачей этих людей было воспитание храбрости будущих воинов. Наиболее часто для этой цели использовался прием «натравливания» одного отряда на другой: когда любой малейший повод, искусно преподнесенный учителем, служил для того, чтобы поссорить детей. Мужчины следили за развязавшимися драками с тем, чтобы по окончании похвалить наиболее храбрых и отличившихся и наказать палками тех, кто особо не проявил себя в бою.

Воспитание детей не вверялось в руки только лишь ограниченного числа людей: вопросы воспитания подрастающей молодежи рассматривались как общее дело всего класса. И этот так называемый принцип «общественного контроля» являлся одним из основных в общей системе спартанского государственного образования. Аристотель писал: «Так как государство в его целом имеет в виду одну конечную цель, то ясно, что для всех нужно единое и одинаковое воспитание, и забота об этом воспитании должна быть общим, а не частным делом...Что имеет общий интерес, тем и заниматься следует совместно». Поэтому, на состязания, проводимые в гимнасиях, регулярно приглашали представителей старшего поколения «ибо всякий считает себя до некоторой степени отцом, воспитателем и руководителем любого из подростков». На этом основании каждый старик мог поощрить или наказать любого из детей. И это считалось не только его правом, но и обязанностью.

Кроме того, на мужские соревнования нередко в качестве зрителей приглашали и девочек, которые своим присутствием стимулировали юношей к достижению больших успехов.

По мере того, как мальчики подрастали, их воспитывали во все более суровых условиях. «С двенадцатилетнего возраста молодые люди ходили почти без одежды, босые и с обнаженной головой; летом и зимой они носили одну и ту же одежду, которой им должно было хватать на целый год. Их волосы были коротко острижены. Им запрещалось мыться и принимать благовония, исключая определенных и редких дней. Они спали без одеяла, на сене, соломе, на тростниках или на камышах», которые приносили себе сами с берегов Еврота, ломая его там руками.

В 14 лет мальчика, пропуская через жестокие физические испытания, посвящали в эйрены - члена общины с предоставлением определенных гражданских прав.

Кроме того, детям умышленно выдавали слишком скудное питание, чтобы научить их собственными силами бороться с лишениями и сделать из них ловких и сильных людей. Для того, чтобы прокормить себя юные спартиаты должны были воровать, проявляя наибольшую осторожность и хитрость. Попадавшихся избивали плетью и заставляли голодать. Поэтому дети различными способами стремились скрывать свои преступления. Широко известна история об одном мальчике, который украл лисенка и спрятал его под плащом. По дороге домой юноша встретил воинов, которые завязали с ним разговор, а в это время зверек распорол ему зубами живот. Не желая себя выдать, мальчик продолжал беседу, не реагируя на страшную боль ни словом, ни жестом, пока не упал замертво.

Таким образом, подобные “уроки жизни” не только приучали детей бороться с лишениями, но также и закаляли в них смелость, самообладание и выдержку - качества столь необходимые для будущего воина.

По исполнении 15 лет мальчики должны были выдержать несколько своеобразных экзаменов, для того, чтобы перейти в следующую возрастную группу. Одно из них - показательное сражение спартанской молодежи, на котором в качестве зрителей были обязаны присутствовать все: начиная от царя и заканчивая рядовыми членами общины - настолько серьезно государство подходило к вопросам воспитания и его контролю. Показательное испытание продолжалось два дня: в первый день юные воины приносили жертву богу войны, на второй день начиналось сражение, основной целью которого было уничтожить как можно больше противников. В борьбе разрешалось пользоваться любыми средствами, за исключением оружия. В остальном же - полная свобода действиям и смекалке. Мальчики дрались ногами, руками, грызлись зубами, выцарапывали друг другу глаза, нападали поодиночке или отрядами, стараясь столкнуть противников в глубокий ров, окружавший площадку для боя. Очень многие юноши погибали или оставались калеками во время таких сражений, остальные же переходили к следующему экзамену - сечение у алтаря на празднике Артемиды Орфии.

Это публичное испытание являлось одной из наиболее важных форм уже упомянутого выше принципа «общественного контроля» над воспитанием и, имея в своей основе идею соперничества - основной принцип всего спартанского образования - являлось своеобразной формой состязания в терпении и выносливости.

Его суть заключалась в том, что в определенные дни перед алтарем богини Артемиды юношей секли зелеными ивовыми лозами. Бичевание было суровым, и молодой спартанец должен был его выдержать без единого стона. Иначе не только он, но и вся его семья навлекли бы на себя общественное презрение.

В своих исторических свидетельствах Лукиан так пишет об этом празднике: «Не смейся, если увидишь, как спартанских юношей бичуют перед алтарями и они обливаются кровью, а их матери и отцы стоят здесь же и не жалеют их, а угрожают им, если они не выдерживают ударов, и умоляют их дольше терпеть боль и сохранять самообладание. Многие умерли в этом состязании, не желая при жизни сдаться на глазах у своих домашних или показать, что они ослабели». И далее писатель дает очень высокую оценку провидению подобных испытаний: «Попав в плен, такой юноша не выдаст тайн отечества, даже если враги будут его мучить, и с насмешкой будет переносить удары бича, состязаясь с бьющим его, кто из них первым устанет». Возможно, сечение у алтаря - это эффективный способ развития мужества и выдержки у детей. Однако, очевидна также и антигуманность как этого, так и многих других методов спартанского воспитания.

В возрасте 15 лет юноши вступали в так называемый “испытательный год» своей военной подготовки. Начиная с этого возраста, подростки получали право ношения оружия, которым они награждались по окончании праздника в честь Артемиды Орфии. Год испытаний (или криптия) протекал для молодежи вне Спарты. Из подростков формировали отряды и рассылали их во все части страны для несения полицейской и военной службы. Древние философы дают очень лестные отзывы о подобных мероприятиях: «С нею (криптией) связано и хождение зимой босиком, спанье без постелей, обслуживание самого себя без помощи слуг, скитание ночью и днем по всей стране, что способствовало укреплению тела и духа ибо соответствовало условиям настоящего военного похода», а чтобы максимально приблизить эту иллюзию к действительности правительство ежегодно объявляло «войну» илотам, закабаленному коренному населению Лаконики. Многочисленные физические упражнения, коллективные военные игры, состязания, изучение военной тактики и умение владеть копьем и мечом - все это формировало не только физически сильных воинов, привыкших к железной дисциплине, но и вырабатывало у детей чувство собственного превосходства над более слабыми, а вместе с тем и рабскую идеологию. В государстве, где грабеж, убийство и воровство считались доблестью и благородством, побежденный неприятель рассматривался как существо неполноценное и достойное презрения. И именно поэтому воспитанные в подобной среде юные спартиаты восприняли свое право во время криптии убивать любого илота, кажущегося подозрительным, не соблюдая никаких правовых формальностей, с необычайным максимализмом. Ежегодно в стране погибали сотни невинных рабов, повсюду царил террор, который полностью поддерживался законами государства.

Таким образом, в возрасте 15 лет мальчиков уже вводили в атмосферу военных действий, приучая их равнодушно относиться к смерти и к убийствам, дав прочувствовать всю радость победы над противником.

«Пробный год» завершался по возвращению в Спарту новым публичным агоном по аналогии с сечением у алтаря Артемиды Орфии, после чего молодежь зачислялась в состав иренов - помощников руководителей воспитания. Основной задачей иренов было физическое наказание младших членов агелы, и справлялись они с ней крайне старательно, ибо если порка не была достаточно суровой, то тогда уже сам старший преподаватель сек своего помощника.

Кроме того, в обязанности ирена входило развитие речи и мышления у детей. Военная идеология не требовала большой граммотности и употребления сложных фраз и оборотов в общении между людьми. На поле боя ценились краткие и четкие ответы. И такая способность прививалась детям с самого раннего возраста. «Ирен предлагал воспитанникам вопросы, требующие размышления и сообразительности, вроде таких, как: «Кто лучший среди мужей?» В ответе полагалось назвать причину того или иного суждения и привести доказательства, облекши мысль в самые краткие слова... Детей учили говорить так, чтобы в их словах едкая острота смешивалась с изяществом, чтобы краткие речи вызывали пространственные размышления». Позднее понятие «лаконическая» речь (от названия государства - Лаконика) становится именем нарицательным для обозначения краткости и логичности в передаче мысли.

Период с 7 до 15 лет оказывался для спартанских подростков наиболее насыщенным и трудным.


б) воспитание в возрасте от 15 до 20 лет


На втором этапе государственного военного воспитания его содержание несколько меняется: если до 15 лет спартанскому мальчику прививались только лишь общие навыки по выживанию в условиях постоянной боевой готовности, причем обучение проходило под постоянным наблюдением старших преподавателей, то по достижении зрелости юноши должны были опробовать все полученные навыки на практике реальных военных действий. Кроме того, начиная с этого возраста, государство впервые начинает проявлять некоторую заботу об интеллектуальном развитии детей: в программу обучения теперь входят не только физические упражнения, но также и занятия грамматикой и музыкой.

Пока подрастали юноши, им приходилось постоянно учиться терпению. Если они попадались на воровстве, а все, что они добывали по приказу командиров - овощи, дрова, - было ворованным, то их нещадно наказывали - хлестали плетьми, но не за кражу, а за нерасторопность...

О мальчиках заботилось государство. Нигде в древнем мире подобного не было. Поделив детей на группы по возрасту, их расселяли в бараках, где они сами прибирались и наводили чистоту. Их воспитывали в закрытых полувоенных школах - своего рода «детских домах».

Детей подвергали зверской муштре, воспитывая в них выносливость, хитрость, жестокость, умение приказывать и повиноваться. И зимой, и летом мальчики ходили босиком, одетые в легкий хитон, доходивший им до колен. Кожа на ногах постепенно грубела, и они приучались лазить по горам босиком. Надзирали за ними юноши 19-20 лет (ирены). «Кто из граждан не проходил всех ступеней воспитания мальчиков, - писал Плутарх, - не имел гражданских прав».


в) воспитание в возрасте от 21 до 30 лет


С возрастом система воспитания становится менее суровой, и период жизни от 21 до 30 лет является некоторым переходным временем: молодой человек уже имеет право жить семейной жизнью и характер его занятий приближается к военно-лагерной жизни общины. Особенно высоко ценилось полученное в этом возрасте право принимать участие в праздниках и совместных трапезах мужчин, на которых велись беседы о государственных и военных делах. Иногда молодым людям даже позволялось высказать свою мысль, хотя в большинстве случаев они должны были сидеть молча и набираться опыта.

Только в тридцать лет заканчивается период обязательного военного образования, и спартиат становится полноправным гражданином, обладающим всем спектром социальных и политических прав.

В возрасте от 7 до 30 лет спартанские юноши проходили период интенсивной военной подготовки, причем основной акцент при этом делался именно на развитие физической силы человека. Однако, выдвинув на первый план заботу о теле, спартанцы игнорировали многие науки, что дало возможность некоторым философам называть их «абсолютно безграмотными» людьми

Все спартанцы считались военнообязанными с 20 до 60 лет и распределялись по возврастным и территориальным группам. В действующую армию в основном зачислялись младшие и средние возрасты (до 40 лет). Все зачисленные в армию обязаны были явиться на службу со своим вооружением и продовольствием. Вооружение спартанцев было тяжелым. Они имели копье, короткий меч и защитное вооружение: круглый щит, шлем, панцирь на груди и поножи. Вес защитного вооружения достигал 30 кг. Тяжеловооруженный боец назывался гоплитом. Каждый гоплит имел слугу - илота. В состав спартанского войска включались и легковооруженные бойцы, набиравшиеся из жителей горных местностей. Легковооруженные воины имели легкое копье, дротик или лук со стрелами. Защитного вооружения у них не было. Дротик метался на дистанцию 20-60 метров, стрела поражала на дистанции 100-200м. Легковооруженные войны обыкновенно прикрывали фланги боевого порядка. Ядро спартанской армии составляли гоплиты, численность которых в среднем колебалась в пределах 2-6 тысяч человек. Легковооруженных было значительно больше, в некоторых боях их насчитывалось несколько десятков тысяч человек.

Гоплиты вначале делились на 5 лохов, а к концу V века до н.э. спартанская армия имела 8 лохов. В IV в. до н.э. организационная структура спартанской армии еще более усложнилась. Низшим подразделением было братство или эномотия (64 человека); два братства составляли пентиокостис (128 человек); два пентиокостиса образовывали лох (256 человек); четыре лоха составляли мору (1024 человека). Таким образом, у спартанцев мы видим четкую организационную структуру армии. Но в бою эти подразделения самостоятельно не действовали.

Все гоплиты входили в одну фалангу, которая представляла собой линейный строй копейщиков; фаланга - это тесно сомкнутое линейное построение гоплитов в несколько шеренг глубиной для ведения боя. Спартанская фаланга строилась в восемь шеренг в глубину. Дистанция между шеренгами на ходу была 2м, при атаке - 1м, при отражении атаки - 0,5м. При численности в 8 тысяч человек протяжение фаланги по фронту достигало 1км. Поэтому фаланга не могла передвигаться на большое расстояние, не расстраивая своего порядка, не могла действовать на пересеченной местности, не могла преследовать противника. Фаланга - это не только строй, но и боевой порядок греческой армии. Действовала она всегда как единое целое. Спартанцы считали тактически нецелесообразным делить свою фалангу на более мелкие части. До боя при Левктрах (371г. до н.э.) спартанская фаланга считалась непобедимой. Уязвимым местом ее были фланги, особенно фланги первой шеренги, которая прежде других наносила или отражала удар. Боевой порядок не ограничивался только фалангой. Легковооруженные лучники и пращники с камнями обеспечивали фалангу с фронта, завязывали бои, а с началом наступления фаланги отходили на ее фланги и в тыл для их обеспечения.

Атака носила фронтальный характер, и тактика была очень простой. На поле боя едва ли имелось даже самое элементарное тактическое маневрирование. При построении боевого порядка учитывалось только соотношение протяжения фронта и глубины построения фаланги. Исход боя решали такие качества воинов, как мужество, стойкость, физическая сила, индивидуальная ловкость и особенно сплоченность фаланги на основе воинской дисциплины и боевой выучки.

Слабым местом спартанской военной системы было полное отсутствие технических средств борьбы. Осадного искусства спартанцы не знали до второй половины IV в. до н.э. Не умели они и возводить оборонительные сооружения. Спартанский флот был крайне слаб. Во время греко-персидской войны 480г. до н.э. Спарта могла выставить лишь 10-15 кораблей.

Во Франции в конце XIX века спартанское воспитание любили сравнивать с английским. Вот типичный журналистский пассаж: «Спартанцы придерживались воспитания, которое мы назвали бы английским. Они не пеленали новорожденных детей, приучали их к изменениям температуры, мыли их холодной водой и даже зимой не позволяли им кутаться».

Всех детей делили на отряды (агелы); в основном по шесть мальчиков в каждом. Командовал отрядом самый смышленый и ловкий ребенок. Британские археологи, проводившие раскопки в храме Артемиды Орфии, обнаружили многочисленные надписи, оставленные в честь мальчиков, одержавших победы на состязаниях, посвященных Артемиде. Если мальчик командовал отрядом, это указывалось в надписи.

Полномочия командира были достаточно широки. Остальные дети слушались его беспрекословно. По его приказу заготавливали дрова и овощи; он мог отстегать провинившегося мальчишку. Наказывали любого, кто возражал, медлил. Так растили идеальных воинов (это была единственная профессия настоящего спартанца). В бою гоплит инстинктивно не смел игнорировать приказ; он подчинялся ему, как автомат. Ради этого в спартанцах с детства вырабатывался особый условный инстинкт: «моментальное подчинение приказу».

Спартанцы воспитывались как послушники в монастыре, только в этом монастыре учились не молиться, а сражаться, не пробуждать в себе добро, а воспитывать воинскую доблесть, не помогать людям, а воевать с ними. Каста спартанцев была сродни рыцарскому ордену, и, подобно монахам, они были ограждены от внешнего мира - от этой дьявольской напасти, противостоять которой было делом всей жизни и настоящего монаха, и истинного спартанца.

Сыновья знатных иностранцев, оказавших большие услуги Спарте, тоже могли учиться в спартанской школе. Многие богатые и аристократически настроенные родители отправляли детей на воспитание в Спарту.

В школе приучали детей не только слушаться приказов, но и, выполняя их, доблестно воевать. Подготовка новых воинов была жизненно важна для государства. Все спортивные состязания и игры были подчинены одной цели воспитывать в юношах солдат. С детства спартанцы приучались владеть мечом, копьем и щитом. Во время игр выстраивались в фалангу. Подолгу занимались бегом, борьбой, прыжками, метанием диска и дротика.

Ежегодно между спартанскими юношами проводились состязания - своего рода «бои без правил». Площадка для поединка была со всех сторон окружена глубоким рвом, наполненным водой. Перед началом состязания приносили жертву. Затем юноши разбивались на две команды. Цель поединка - столкнуть противника в воду. Разрешено было наносить удары ногами, кусаться, царапаться, надавливать на глаза, нападать несколько человек на одного никаких правил «фейр-плэй». Запрещалось лишь применять оружие.

В этом «потешном сражении» юноши не щадили друг друга; еще меньше они будут жалеть противника. Как отмечают комментаторы, подобные игры больше всего напоминали поединки гладиаторов - жестокие, безжалостные бои.

Впоследствии, в римскую эпоху, когда Спарта превратилась в скромный, провинциальный городок, спартанские «бои без правил» стали популярным аттракционом. Очевидцами подобных игрищ были и Павсаний, и Цицерон, удивлявшийся тому, «с каким невероятным упорством (юноши) сражались кулаками, ногами, ногтями и даже зубами; они предпочитали погибнуть, чем признать поражение».

Другим видом испытаний было бичевание юношей на празднике Артемиды Орфии. Их секли ивовыми прутьями перед алтарем богини. Некогда жертвенник богини орошали человеческой кровью, казня любого, выбранного жребием. По преданию, Ликург заменил подобные казни бичеванием юношей. За этим наблюдала жрица, державшая в руках небольшое деревянное изображение богини. Если бичующие щадили юношу, то изображение становилось таким тяжелым, что жрица едва удерживала его. Тогда она обвиняла бичующих в нерадивости. Каждый юноша должен был сносить наказание молча. Если он кричал от боли, презирали не только его, но и его родителей.

Пока подрастали юноши, им приходилось постоянно учиться терпению. Если они попадались на воровстве, а все, что они добывали по приказу командиров - овощи, дрова, - было ворованным, то их нещадно наказывали - хлестали плетьми, но не за кражу, а за нерасторопность. Вздумай юноша пожаловаться отцу, тот принимался сам колотить несчастного.

Совершив воровство, спартанские дети стремились ничем не выдать себя. Рассказывают, что как-то мальчишка украл лисенка и спрятал его под плащ. Когтями и зубами зверек раздирал живот ребенка, стараясь вырваться из западни. Мальчик молчал, он так и умер от ран, но не подал виду, что держит под плащом что-то ворованное. Современные историки считают этот рассказ, переданный Плутархом, выдумкой, хотя он психологически точен. Если бы мальчик признался в краже, вытащил добычу из-за пазухи, то его - за неловкость и трусость - запороли бы до полусмерти. Мальчик настолько боялся жестокого наказания, что крепился даже когда терпеть уже было нельзя.

«Терпеть» - вот что было главным в спартанской «школе мужества». Гимнастические упражнения обычно выполняли голыми: летом под палящими лучами солнца; зимой - невзирая на снег и дождь. Принимать тёплые ванны и умащать тело запрещалось; грязь покрывала тело. Спали мальчики в бараках, на подстилках из тростника, сорванного голыми руками на берегу Эврота. Зимой под низ подстилки клали чертополох; считалось, что это растение согревает.

Жили впроголодь. Впрочем, античные авторы считали, что это шло спартанцам на пользу. Они становились от этого стройнее, «не раздавались вширь»; их тело росло «свободно, без принуждения», становилось «тонким и худощавым», пояснял преимущества такой «диеты» Плутарх. Недаром немецкий искусствовед Иоганн Иоахим Винкельман называл телосложение спартанцев образцом греческой красоты.

Однако красота была лишь побочным результатом спартанского воспитания. Точно так же спартанцы занимались музыкой или танцами отнюдь не ради звуков нежных. Пиррихий, танец с оружием, исполнявшийся юношами, скорее, напоминал боевое упражнение. Его элементами были атаки, прыжки, оборонительные приемы, молниеносные удары копьем - то есть все, что требовалось воину во время боя. Исполняли его в полном вооружении. Занятия танцами мало чем отличались от повседневной муштры; они лишь разнообразили ее. Под звуки же флейты спартанцы шли на битву. По словам Плутарха, мелодии спартанцев «обладали способностью проникать в душу, возбуждать мужество и великодушные чувства, внушать порывы энтузиазма». В песнях спартанцев восхвалялась храбрость тех, кому посчастливилось умереть за Спарту.

Как только юноши подрастали, они могли испытать это «счастье». Их делили на небольшие отряды и отправляли в Мессению. Скитаясь по горам, среди диких зверей, они убивали встречавшихся им илотов. По достижении 20 лет юноши поселялись в казармах для взрослых. Все они считались военнообязанными (срок военной службы в Спарте составлял сорок лет).

Рассказывая о жизни Ликурга, Плутарх подчеркивает то, что главным в спартанской системе была система воспитания: она воспитывала своих граждан таким образом, чтобы они не могли жить сами по себе; они должны были отдавать стране всего себя без остатка. Процесс воспитания такого подчинения начинался в детстве, потому что по законам Ликурга молодежь рассматривалась не столько детьми своих родителей сколько воспитанниками общества.

Каждого новорожденного показывали опытным знатокам физического здоровья детей. Это было что-то вроде государственного комитета по здравоохранению, и если младенец был "хилым или плохо сложенным", то его выставляли на волю природных стихий в ущелье Апофет в горах Тайгет. Тем же, кто выживал после этого испытания, сохраняли жизнь и в дальнейшем старались не подвергать чересчур сильным испытаниям, потому что, избавляясь от самых слабых детей, спартанцы заботились об остальных.

Мальчиков-подростков объединяли в стаи и компании, похожие на наши бойскаутские группы. Самый подвижный и смышленый из стаи, назначался руководителем, в обязанности которого входило руководить и наказывать. Стаями руководил эйрен, юноша, который закончил молодежную подготовку и теперь брал ответственность за воспитание молодых ребят. Эйренами руководили пайдономы, по словам Плутарха «самые лучшие и самые честные люди города», обладавшие неограниченными правами в выборе наказания за проявления небрежности и не дисциплинированности.

Эти наказания приводили в исполнение их молодые помощники с помощью розг. Внутри этой иерархии требовалось беспрекословное подчинение непосредственному начальству, а за ее пределами каждый спартанский мальчик должен был подчиняться любому взрослому, которого он встречал на улице. Его первой и последней обязанностью было слушаться, а розги были первым и последним наказанием для тех, кто проявлял своеволие.

С двенадцати лет спартанским мальчикам не позволялось носить нижнее белье, даже в суровые зимы Пелопоннеса. Они питались грубой и скудной пищей в общих столовых и спали вместе в общих спальнях на камышах, которые сами собирали на берегах реки Юротас без помощи ножа. Купание в реке заменяло им ванну. Мы можем поверить Плутарху, который замечает, что "их тела были твердыми и сухими, почти не знакомыми с банями и маслами". Можем принять на веру и его суждение о том, что "весь курс их обучения сводился к непрерывному воспитанию совершенного подчинения".

В том возрасте, когда формировался их характер, мальчики и девочки подвергались - в эмоциональном плане - военным традициям своего народа, а в физическом плане (по крайней мере, мальчики) - частым побоям. Порка была не минуемым наказанием даже за мелкие провинности и незначительные проступки. Система воспитания не включала никаких выговоров или иных мер осуждения, за исключением презрительных насмешек со стороны старших и спартанских девиц. Жалобы родителям лишь служили поводом для новой порки, потому что твердость, а не справедливость, считалась более существенным в воспитании: "Если ребенок, говорит отцу, что его выпорол другой отец, то это позор, если его родной отец не выпорет за это своего сына».


г) женское воспитание в Спарте


Воспитание спартанских девушек мало чем отличалось от юношеского воспитания. Греческими философами было провозглашено почти полное равноправие полов: «Способности одинаково распределены между полами, и все занятия доступны по природе и женщине и мужчине» - эта мысль просматривается во всех основных философских трудах того времени. Девушек учили бегать, прыгать, бороться, метать диски и дротики; они учились так же танцам и пению. Причем физические упражнения по своей сложности не уступали мужским. Это объяснялось тем, что «от здоровых и сильных супругов и дети будут сильными и здоровыми». Женщинам также, по достижении определенного возраста, разрешалось принимать участие в военных походах и криптиях. Кроме того, они присутствовали при всех государственных, военных и религиозных праздниках, исполняя песни и ритуальные танцы.

Гражданские права женская половина населения Спарты также получала после 30 лет. В это же время по закону заканчивался процесс государственного образования, так как этот возраст символизировал достижение полного физического и нравственного развития для представителей обоих полов.

Спартанские девушки ничем не уступали в уровне своей военной подготовки юношам, однако их роли в социуме несколько различались: если мужчина был, прежде всего, воином, то женщина, по традиции, рассматривалась как хранительница домашнего очага.

Таким образом, спартанское воспитание сводилось почти исключительно к физической военной подготовке. Плутарх отмечает, что некоторые уступки были сделаны в отношении грамотности: "Их обучали чтению и письму лишь в той степени, в какой это было минимально необходимо; главным для них было воспитать послушных граждан, научить их выносить боль и побеждать в бою".

Военная муштра, охота, плавание, конный спорт, искусство разведчика, умение шпионить и тяжелые, напряженные упражнения в гимнастическом зале - вот к чему сводилось спартанское воспитание. Спутниками и помощниками в этом воспитание служили национальные песни, патриотические стихи, музыка и танцы, которые считались важными инструментами в подъеме боевого духа. Поскольку арифметика отдавала коммерцией, которой не занимался ни один спартанец, тайна числа оставалась почти неоткрытой, за исключением боевого расчета при построении воинских формирований.

Хотя к риторике относились с презрением и ее преподавание было запрещено, спартанцы с уважением относились к остроте ума, находившему выражение в коротких и весомых фразах, лаконичных выражениях, которые прославили речь спартанцев. Эта особенность речи проявилась, например, в знаменитом приказе царя Леонида, отданного им в день битвы при Фермопилах: "Завтрак - здесь, ужин - Аиде". После ужина старшие обучали детей искусству, как давать "верные и содержательные ответы" на практические вопросы, провоцируя у детей и юношей способность высказывать суждения по текущим делам. В этом нет ничего похожего на диалоги Сократа. Таким образом, пишет Плутарх, они получали информацию о достоинствах и недостатках своих соотечественников и учились выражаться кратко и в стиле сурового юмора, что особенно поощрялось взрослыми. Если мальчик не справлялся с заданиями взрослых, то они кусали его за большой палец.



III. Государственный строй


  1. Народное собрание - апелла


Верховным органом власти в Спарте считалось Народное собрание - апелла, - фактически лишенное законодательной власти и не игравшее значительной роли в политической жизни страны. Оно созывалось по решению должностных лиц. В собрании могли участвовать спартиаты, достигшие 30-летнего возраста и сохранившие свои наделы. Собирались они один раз в месяц. Народное собрание решало такие вопросы, как избрание должностных лиц, принятие решения в случае возникновения спора о престолонаследии, выбор главы военного похода. Народное собрание участвовало в законотворческой деятельности, решало вопросы войны и мира, союза с другими государствами.

Сравнительно несложный государственный аппарат состоял также из некоторого количества должностных лиц различного ранга, ведавших определенными делами. Эти должностные лица либо избирались народным собранием, либо назначались царями и эфорами, перед которыми они и отчитывались.

Собрание не обсуждало законов: они либо принимались, либо отвергались. Все решения Народного собрания находились под контролем совета старейшин - герусии.


  1. Государственные институты: коллегия эфоратов и совет старейшин (герусия)


Управление сосредотачивалось в таких органах, как эфорат и герусия. Первый из них представлял собой коллегию из пяти должностных лиц, избираемую ежегодно в народном собрании. Эфоры, власть которых Платон и Аристотель называли "тиранической", стояли выше всех прочих органов власти. Они созывали герусию и народное собрание и представительствовали в них. Они сопровождали царей во время военных походов, надзирая за их деятельностью. Эфоры могли даже отрешать царей от должности и предавать суду. Любое должностное лицо могло быть уволено эфорами и предано суду. Периэков (иностранцев) и илотов они имели право предавать смертной казни без всякого суда. Эфоры заведовали финансами и внешними сношениями, руководили набором войска и т.д. При всем этом эфоры практически были безответственны, поскольку в своей деятельности они отчитывались только перед своими преемниками. Таким образом, эфорат являлся коллегиальным органом полицейского надзора за всеми жителями Спарты. Второй орган - совет старейшин (герусия) был учрежден в IX веке до н.э. легендарным царем Ликургом. В состав герусии входили 30 человек: 2 царя и 28 геронтов.

Позднее в нее вошли также эфоры. Должности геронтов занимались лицами, достигшими 60-летнего возраста. Но главную роль при избрании играл не возраст, а знатность происхождения. Выборы геронтов производились в народном собрании - криком. "Эксперты" на дощечках для письма отмечали силу крика. Герусия имела законодательную инициативу, т.е. подготавливала и разрабатывала вопросы, подлежащие решению якобы народа. Она контролировала и действия царей. Один из рода Агидов, другой из рода Эврипонтидов.

Она ведала также судебными делами о государственных и религиозных преступлениях. Существовала и царская власть. Цари (двое) являлись жрецами и полководцами. В качестве жрецов они представляли спартанцев перед лицом богов, совершали жертвоприношения. Первоначально власть царей на войне была весьма широкой, но затем она все более ограничивалась эфорами.


  1. Спартанское право


Основным источником права Спарты был обычай. О законах народного собрания мало что известно, хотя таковые, по всей вероятности, до VI века до н.э. еще не применялись. Каких-либо кодексов до нас не дошло. О тех или других нормах гражданского и уголовного права мы узнаем из сочинений греческих историков Геродота, Фукидида, Плутарха и др. Вообще же в силу отсталого характера спартанской экономики правовая системы Спарты была развита, значительно меньше, чем в Афинах.

Всей совокупностью гражданских политических прав пользовалось сравнительно малочисленная группа спартанцев (спартиатов), обитавших в городе Спарта. Юридически спартанцы считались равными друг, другу. Равенство спартанцев объясняется необходимостью держаться постоянно в боевой готовности, военным лагерем перед лицом рабов и зависимых периэков. Характерной чертой общественного строя были совместные трапезы (сиссистии), участие которых являлось обязательным и было показателем принадлежности к спартанскому гражданству.

Сохранение сиссистий имело целью поддержать и сохранить военную дисциплину. Спартанцы надеялись, что «воин не покинет своего товарища по столу».

В Спарте в VI – V вв. до н. э. не существовало частной собственности на землю в том виде, в каком она существовала при развитой античной собственности. Юридически верховным собственником всей земли считалось государство. Земля принадлежала всему классу свободных рабовладельцев спартиатам.

Отдельным гражданам с момента их рождения государство предоставляло земельные участки, которые обрабатывались илотами. Надел (клер) считался семейным, его единство поддерживалось тем, что после смерти владельца он переходил по наследству старшему брату. Младшие же оставались на участке и продолжали хозяйничать.

Купля-продажа земли, равно как дарение, считались незаконными. Однако с течением времени наделы стали дробиться, началась концентрация земли в руках у немногих. Около 400 г. до н.э. эфор Эпитадей провел закон (ретру), по которому хотя и запрещалась купля-продажа земли, но зато разрешалось дарение и свободное завещание.

Семья и брак в Спарте носили черты архаичности. Хотя в классовом обществе существует моногамная форма брака, но в Спарте удержался (в виде пережитка группового брака), т. н. «парный брак». В Спарте само государство регулировало брачные отношения. В целях получения хорошего потомства занимались даже подбором супружеских пар. Каждый спартанец по достижении определенного возраста обязан был жениться. Органы государственной власти наказывали не только за безбрачие, но и за позднее вступление в брак и за дурной брак. Принимались меры и против бездетных браков.

Многие обычаи семейной жизни также восходили к первобытнообщинному строю. Ярким примером этого может служить обряд заключения брака путем похищения девушки-невесты. «Невест брали украдом, но не слишком юных, недостигших брачного возраста, а цветущих и созревших».

Семья в Спарте была моногамная, но допускались внебрачные отношения и для мужа, и для жены – пережитки группового брака. Семья в Спарте как бы заморожена на стадии парного брака, а в некоторых отношениях напоминала еще более раннюю ступень – брак групповой. Заключение и расторжение брака не представляло трудностей. Можно было иметь две жены. Несколько братьев могли иметь общую жену. Человек, которому нравилась жена его друга, мог делить ее с ним.
»Муж молодой жены, - говорит Плутарх, - если был у него на примете порядочный и красивый юноша... мог ввести его в свою опочивальню, а родившегося от его семени ребенка признать своим». Чувство ревности Ликург «изгнал» как недостойное. Вместе с тем не стало (юридически) и прелюбодеяний. Невест все еще брали уводом, но этот увод был фактически узаконен.

Рождение женщиной ребенка от доблестного воина – друга ее мужа приветствовалось и государством, и обществом, т. к. «... дети вырастают хорошими, коль скоро происхождение их хорошо».

Плутарх об этом говорит так: «Ликург решил, что дети принадлежат не родителям, а всему государству, и потому желал, чтобы граждане рождались не от кого попало, а от лучших отцов и матерей».

Таким образом, право древней Спарты, основывалось, прежде всего, на интересах государства.



Заключение


Подведем итоги, сказанному выше. Среди других греческих государств Спарта, безусловно, занимает совершенно особое, только ей одной принадлежащее положение. В известном смысле она действительно представляет собой исключение из общего правила в истории Греции. Особенность Спарты состоит не в том, что в период распространения полисной античной цивилизации она была носителем какого-то иного, совершенно чуждого ей экономического уклада или типа культуры, а, скорее, наоборот, в том, что некоторые основные особенности полисного строя проявились здесь с огромной силой и полнотой.

В отличие от демократических Афин с их системой литургий, раздач и оплачиваемых должностей, рассчитанной на сглаживание социальных противоречий, разлагавших полис изнутри, за счет либо союзнического фороса, либо обложения имущества полисной верхушки (по сути дела это была попытка организовать более или менее равномерное распределение доходов государства между всеми гражданами), Спарта выбрала иной, на первый взгляд, более простой и легкий путь к утверждению принципа «совместной частной собственности», установив систему непосредственного контроля над повседневной жизнью граждан, и, прежде всего, над потреблением ими тех продуктов, которые им давал труд порабощенных илотов.

При отсталой экономике, перед лицом постоянной угрозы восстания порабощенного населении, численность которого во много раз превосходила численность самих спартиатов, такая система была наиболее простым и рациональным способом консолидации гражданского коллектива, хотя она и привела к окостенению всей общественной жизни Спарты и ее почти полной изоляции от внешнего мира, результатом чего был стремительный культурный упадок и духовное вырождение.

В сравнении с Афинами Спарта классического периода представляет довольно примитивный тип полиса. Однако отсталость Спарты не следует преувеличивать.

В весьма специфической и односторонней форме полисный строй достиг здесь достаточно высокой степени развития, продемонстрировав свою военную, и политическую эффективность как в эпоху греко-персидских войн, так и в годы. Пелопоннесской войны, закончившейся установлением спартанской гегемонии над большей частью эллинского мира.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / под ред. К. И. Батыра. - М.: Юристъ, 1996. – 392 с.

2. Крашенинникова, Н. А. История государства и права зарубежных стран / Н. А. Крашенинникова. - М.: Норма, 2008. – 320 с.

3. Волков, А. В. Спарта. Со щитом и на щите / А. В. Волков. - М.: Вече, 2005. 352 с.

4. Черниловский, З. М. Всеобщая история государства и права / З. М. Черниловский. - М.: Юристъ, 2005 – 576 с.

5. История государства и права зарубежных стран / под ред. П. Н. Галанзы. - М.: Юрид. лит., 1963. - 597 с.

6. Виноградов, П. Г. История правоведения / П. Г. Виноградов. -М.: Типо-литография Венер, 1908. – 224 с.

7. Желудков, А. В. История государства и права зарубежных стран / А. В. Желудков, - М.: ПРИОР, 2002. – 176 с.

8. Федоров, К. Г. История государства и права зарубежных стран / К. Г. Федоров. — Ростов на Дону.: Рост. ун-та, 1994. — 296 с.


Случайные файлы

Файл
11319.rtf
27389.rtf
13618.rtf
13504-1.rtf
92044.rtf