Российская эмиграция в Югославию в первой половине ХХ века (59278)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ФГОУ ВПО СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ

ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра Всеобщей истории




Курсовая работа

по дисциплине «Новейшая история стран Европы и Америки»

РОССИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИЮ

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА




Выполнила: студентка 4 курса

гр. ФИ05-31С

Семёнова М.С.



Проверила: к.и.н. Кутилова Л.А.









Красноярск 2009


СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ЭМИГРАЦИИ В ЮГОСЛАВИЮ

§ 1. Процесс формирования и эволюции российской эмигрантской общины в Югославии

§ 2. Проблемы адаптации эмигрантов

§ 3. Общественно-политическая деятельность эмигрантов

§ 4. Культурно–просветительная деятельность русских эмигрантов

ГЛАВА 2. ИДЕЙНЫЙ РАСКОЛ В ОБЩЕСТВЕ ЭМИГРАНТОВ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ



ВВЕДЕНИЕ


В процессе формирования послеоктябрьского российского зарубежья принято выделять три этапа – три «волны». Первая «волна» - эмиграция времен революции, гражданской войны и первых послереволюционных лет. Вторая «волна» - эмиграция, возникшая в годы Второй мировой войны. Третья «волна» эмиграции из России приходится на 1970-80-е гг. В настоящее время Россия переживает новый этап эмиграции.

Эмиграционные процессы, как правило, порождаются значительными социальными переворотами. Третья российская революция и гражданская война не составили исключения, породив соответственно три основные объективные причины послеоктябрьской эмиграции: 1) смена власти в государстве и коренное изменение в России всей системы общественных отношений; 2) развернувшаяся в стране вооруженная борьба и связанное с ней резкое и существенное ухудшение условий жизни всех членов общества; 3) насильственное выдворение за границу граждан России в результате большевистского террора.

В соответствии с причинами, послужившими решающим мотивом для выезда за рубеж, часть отечественных историков выделяет две основные категории русских эмигрантов послереволюционной волны. По мнению Н.Е. Соничевой1, к первой категории относятся те, кого принято называть политическими эмигрантами, т. е. это люди, которых не устраивала, прежде всего, сама победа Октябрьской революции, лишавшая их прежнего общественного положения и собственности. Политическую часть русской эмиграции составили представители высших слоев старого общества, чьи социальные ниши либо были заняты новой правящей элитой (политики, руководители центральной и местной администрации), либо вовсе ликвидировались революцией (придворные, помещики крупная буржуазия). К ним же относятся чиновники, военные и интеллигенты, которые не пожелали перейти на службу к Советской власти, рассчитывая на контрреволюцию или не видя для себя достойного места в новой России.

Вторая категория представляет собой неполитическую часть эмиграции, и ее представителей допустимо именовать просто беженцами. Их отъезд за границу был попыткой спасения от опасностей военного времени, разрухи и голода. Кроме того, многие из этих людей, насильственно мобилизованные в белую армию, приняли участие в борьбе против большевиков и справедливо опасались репрессий со стороны победителей. В эту категорию можно включить мелких сельских собственников (казаков, крестьян), основную массу средних городских слоев (служащих, торговцев, ремесленников), рабочих и неполитизированную часть интеллигенции (в том числе многих видных деятелей науки и искусства, искавших за рубежом более подходящие условия для своего творчества). О представителях этой категории можно с уверенностью сказать, что если бы революция развивалась мирно и не сопровождалась бы разрухой и голодом, то они остались бы на Родине.

Но большинство отечественных историков (В.И Косик, Е.В Алексеева, В.Д Козлитин, В.А. Тесемников2 и др.) не разделяют понятия «беженец» и «политический эмигрант». Эта точка зрения кажется более убедительной, поскольку в архивных документах эти термины трактуются однозначно. Далее в ходе работы автор будет употреблять понятия «беженец» и «политический эмигрант» как синонимы или равнозначные по смыслу и по содержанию.

Результатом гражданской войны стал уход из России по экономическим, политическим и другим причинам, по различным источникам, от 1 млн.116 тыс. до 2 млн. 500 тыс. чел. Динамика расселения эмигрантов первой «волны» приведена в таблице № 13.

Наиболее гостеприимно эмиграция была принята на постоянное жительство в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 г. – Королевство Югославия). Эта славянская страна, сама пережившая серьезные экономические трудности, дала приют и оказала посильную помощь более чем пятидесяти тысячам наших соотечественников. Благожелательная политика Югославии, ставшей для многих эмигрантов из России второй Родиной, позволила им здесь найти возможность трудиться, получить образование, способствовала созданию условий для сохранения русской культуры и национальных традиций. Именно в Югославии обосновалась самая многочисленная белоармейская диаспора.

В разные годы количество русских в Югославии было разным, так как через ее земли пролегал постоянный транзитный путь из Турции и Болгарии в остальную Европу. Большинство исследователей называют цифру 50 тыс. чел. применительно к периоду 1922–1923 гг., когда русская колония в Югославии была наиболее многочисленной. В последующие годы она несколько сократилась, в период с конца 1920–30-х гг. русских эмигрантов в Югославии насчитывалось около 30 тыс. чел. К 1940 г. их численность упала до 18–19 тыс. чел., и существенно сократилась в годы Второй мировой войны и сразу после ее окончания. К 1950 г. в результате изменения политического строя Югославии и прихода к власти Иосипа Броз Тито русских в Югославии было до 8-9 тыс. чел.

Среди основных центров российского зарубежья (Франция, Германия, Турция) русская эмиграция в Королевство сербов, хорватов, словенцев (КСХС) является менее изученной. Отчасти это объясняется тем, что многие документальные свидетельства о пребывании эмигрантов из России в пределах Королевства стали доступны лишь в 1980-х гг. Однако без изучения и осмысления опыта русской диаспоры в Югославии невозможно создание целостной картины русского зарубежья.

Степень научной разработанности темы. В изучении российской эмиграции пер. пол. XX в. отечественными исследователями можно выделить два этапа, различающихся по методологии и содержанию: советский период (20-80-е гг. XX в.) и постсоветский (с 90-х гг. XX в. по настоящее время).

Что касается первого этапа, то в эти годы в условиях жесткой цензуры в советской литературе имелась лишь краткая, идеологически выдержанная информация о жизни выходцев из России за рубежом. Определение русского зарубежья как составной части враждебного капиталистического окружения было господствующим в советской историографии. В рамках этой концепции были выдержаны первые немногочисленные работы советских авторов, появившиеся уже в первой половине 1920-х гг.4. Ту же цель – разоблачение антисоветских планов белой эмиграции ставили работы В. Белова, Н. Кичкасова5. Их отличительной особенностью был обличительно пропагандистский характер, они были призваны показать негативную роль эмигрантов в годы гражданской войны и их антисоветскую деятельность после ее окончания.

В 1950-60-х гг. основную массу публикаций составляли не научные исследования, а работы, основанные на личных воспоминаниях бывших эмигрантов, возвратившихся в СССР после Второй Мировой войны 6.

1960-70-е гг. связаны с таким явлением как «хрущевская оттепель», проявившаяся в появлении новых тенденций и направлений в изучении российского зарубежья, связанных с некоторым ослаблением режима спецхранов и возможностью исследователей работать с материалами коллекций русского заграничного исторического архива, вследствие чего резко возросло количество различных исследований по этой теме 7.

В 1980-е гг. отечественная наука пополнилась новыми работами, авторы которых впервые обратились к различным сторонам жизни и деятельности российских эмигрантов, их политического, социально-экономического положения за рубежом, а также культурно-просветительской деятельности8. Накопленный материал реализовался исследователями уже без жесткого отнесения всего эмигрантского сообщества в сферу «капиталистического окружения». Постепенно преодолевался и стереотип оценки российской эмиграции как образа совокупного врага. Для мемуарных трудов, увидевших свет в конце 1980-х гг.9, характерно авторское разнообразие, неодинаковый уровень анализа обобщений, преимущественное изучение политической конфронтации между российской эмиграцией и Родиной. Тем не менее, несмотря на позитивный вклад в разработку данной проблемы, классовый, догматический подход во многих из них сохранился.

Ситуация коренным образом изменилась лишь в 1990-х гг., ознаменовавших новую веху в изучении русской политической эмиграции, когда в обстановке глубоких перемен в обществе и расширения сферы свободного творчества были напечатаны первые объективные статьи и книги о русском зарубежье, выгодно отличавшиеся творческой независимостью авторов от идеологических пристрастий. Существенный вклад в изучение русской эмиграции внесли работы В.В. Костикова, М.В. Назарова, А.В. Квакина 10. Эти авторы впервые сделали попытку дать периодизацию такому явлению как российская эмиграция, а также проанализировали процесс адаптации эмигрантов и их включение в политическую, экономическую и культурную жизнь страны, принявшей эмигрантов на постоянное место жительства.


Случайные файлы

Файл
27725.rtf
7567-1.rtf
169296.rtf
17628.rtf
15539-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.