Реформаторское движение в Китае в XIX веке (59141)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение ……………………………………………………… 3

Глава 1. Янъу – первое реформаторское движение ………... 8

Глава 2. Предпосылки новой реформаторской волны ….... 10

Глава 3. Кан Ювэй и «100 дней реформ» …………………. 15

Заключение ………………………………………………….. 18

Список источников и литературы …………………………. 20

Примечания ………………………………………………….. 21



Введение


В Китае идеи вестернизации владели умами многих выдающихся интеллектуалов в течение нескольких столетий. Ориентация на Европу служила орудием в борьбе с консерватизмом и отсталостью китайского общества. Ее сторонники подчеркивали отсталость Китая в сфере политики, науки, техники, культуры и необходимость заимствования западных достижений в этих областях. Впервые ориентация на Европу возникла еще на рубеже Минской и Цинской эпох, когда для Китая был открыт доступ к западной науке и культуре. Немалую роль в распространении вестернизаторских настроений играли миссионеры.

Противоположную тенденцию представляли те, кто отстаивал превосходство национальной культуры, обличая пороки западной цивилизации: индивидуализм, гедонизм, попрание духовного начала в человеке в угоду грубому материализму. Между этими полюсами располагались позиции тех, кто по-разному стремился соединить плюсы китайской и западной традиций и очистить их от минусов.

Первое реформаторское движение в Китае («янъу» –
1869 – 1890 гг.) проходило под лозунгами военного «самоусиления» и «благосостояния и мощи». «Самоусиление» инициировалось крупными военачальниками, одержавшими победу над тайпинами, а «благосостояние и мощи» – их более консервативными оппонентами.

Унижения Центральной империи от европейских государств, вторгшихся на ее территорию, и поражение от Японии в войне 1894 –1895 годов породили в Китае новое реформаторское движение, которое возглавил молодой император Гуансюй. Но в 1898 году императрица Цыси жестоко подавила реформаторское движение и вынудила императора вернуть бразды правления ей в руки.

Именно этому интереснейшему периоду посвящена данная работа. Ее цель – изучение причин, уровня реализации и последствий реформаторского движения в Кита е XIX в.

Перед автором стоят следующие задачи:

  1. проанализировать причины и предпосылки реформаторского движения в Китае, готовность страны к модернизации в рассматриваемый период;

  2. изучить взгляды крупнейших общественных деятелей Китая этого периода в отношении проблемы реформ.

Хронологические рамки работы – 1869 – 1898 гг., т. е. с начала первого реформаторского движения «янъу» до подавления реформаторское движение императрицей Цыси.

Наиболее компетентный исследователь истории этого реформаторского движения – академик С.Л. Тихвинский. Именно генеральный консул СССР в Пекине С. Л. Тихвинский был тем самым дипломатом, через которого 2 октября 1949 г. правительство Советского Союза осуществило акт торжественного признания Китайской Народной Республики и установления дипломатических отношений между СССР и КНР. В то же время это один из авторитетнейших востоковедов современности, глава отечественного китаеведения, академик, перечисление всех регалий которого заняло бы как минимум страницу. С. Л. Тихвинским опубликовано свыше 500 научных работ. В частности, его работа «Движение за реформы в Китае в конце XIX в.»1 является непререкаемым авторитетом в разработке данной темы, как и «Новая история Китая».2

С. Л. Тихвинский в этих работах начало реформаторской традиции видит в первом, не вызвавшем кровавой вражды расколе, который произошел в умах правящей верхушки с появлением идеи «самоусиления». Ее сторонники (Чжан Чжидун, Лю Миньчжуань, Сюэ Фучень) видели спасение в «самоусилении путем заимствования у Запада «крепких судов» и превосходных орудий», да обогащения казны в результате строительства современных промышленных предприятий».3 Второй этап реформ академик относит к тому моменту, когда раскол из среды высшей бюрократии спустился в средние слои бюрократии. Идеологом этих процессов стал Кан Ювэй. Он говорил: «Нужно провести политические реформы, развивать земледелие, торговлю, промышленность, поднять культурный уровень населения, назначить способных лиц на государственную службу».4 Кан Ювэй пробует приспособить к новым условиям конфуцианские доктрины. Идет борьба: 100 дней реформ Императора Тзай Тая - правление Цы Си.

Интересно было также изучить новую работу С. Л. Тихвинского «Реформы и революции в Китае», опубликованную в журнале «Новая и новейшая история» за 1999 г.5 Здесь, как и в остальных работах ученого, он исходит из позиции, что действия иностранных держав в Китае следует рассматривать как враждебные против суверенной страны. Но такой подход вызывает неприятие у некоторых современных исследователей. В частности, Р. Ратипов предлагает иную перспективу рассмотрения проблемы. Его подход основан на идее о том, что истоки дезорганизации в Китае как до их насильственного "открытия" во внешний мир так и после – лежали не во внешнем давлении или "безжалостной эксплуатации" со стороны индустриальных стран, но скорее в растущей внутренней нестабильности и их отсталости от внешнего мира, который фундаментально менялся в 19 столетии в направлении уничтожения замкнутости и создания всемирного рынка. Действия Запада лишь ускорили коллапс дряхлеющих средневековых систем; проникновение (это точнее, чем только «вторжение») европейских стран давало шанс на мирную эволюцию и интеграцию в новую международную систему.6

Нам показалось интересным привлечь новые исследования по этой проблеме, в частности, статью Я. М. Бергера «Модернизация и традиция в современном Китае».7 Хотя он рассматривает проблему модернизации в современном Китае, он делает это через призму истории через призму истории, и в начале статьи достаточно глубоко анализирует высказывания китайских авторов XIX столетия о сущности реформ и их необходимости или, наоборот, ненужности в китайском обществе.

Раздел «Западная синология о модернизации и специфике Китая» представляет собой историографический обзор по вопросу модернизации Китая, и Я. М. Бергер отмечает, что долгое время основные школы западной синологии, исследовавшие процесс модернизации Китая, были убеждены в том, что главным или даже единственным двигателем этого преобразования служит Запад, его культура, институты, технологии. В этом сходились по крайней мере три основных направления в изучении новой и новейшей истории Китая: школа Фэйрбэнка, «школа империализма» и школа Левенсона.8 Так ли это было на самом деле? Или все-таки реформаторские тенденции выросли на почве китайской традиции? Это один из тех вопросов, раскрыть который предпринята попытка в данной работе.


Глава 1. Янъу – первое реформаторское движение


Первое реформаторское движение в Китае («янъу» –
1869 – 1890 гг.) проходило под лозунгами военного «самоусиления» и «благосостояния и мощи». «Самоусиление» инициировалось крупными военачальниками, одержавшими победу над тайпинами, а «благосостояние и мощи» – их более консервативными оппонентами.

Это движение непосредственно стимулировалось военными поражениями Китая в Опиумных войнах. Следуя давнему завету древних «перенимать искусные приемы инородцев, чтобы подавлять инородцев», правители Китая попытались позаимствовать прежде всего то, что наиболее наглядно определяло преимущество европейцев, а именно – материальную составляющую западной культуры, прежде всего вооружение (включая и методы его применения), но также и технику двойного и гражданского назначения

Реформаторское движение, начавшееся с 60-х годов XIX в., было практическим воплощением тезиса «китайские знания – сущность, западные знания – инструмент» («чжунсюэ вэй ти, сисюэ вэй юн»), авторство которого обычно приписывается видному сановнику-реформатору конца XIX в. Чжан Чжидуну, хотя подход, выраженный в данной формуле, возник еще на рубеже Минской и Цинской эпох. Первая половина тезиса провозглашала основополагающими принципами политики и морали традиционные нормы и догмы, а вторая – указывала на возможность прикладного применения западной науки и техники.

Написанная в 1898 г. работа Чжан Чжидуна «Призыв к учению» («Цюаньсюэ нянь») поясняла сущность прокламируемого подхода. Она сводилось к двум основным моментам. Г. Китай остается Китаем постольку, поскольку соблюдается отношения между господином и подданным, между отцом и сыном, между супругами,
поскольку существуют нормы добродетели, определяющие, что достойно почитания, а что – презрения, что бесценно, а что ничтожно, поскольку имеется простая этическая система, в центре которой – понятие долга, потому рассуждения о свободе, равенстве, власти народа недопустимы. Усиление Китая сегодня невозможно без западных знаний. Но если грамотный человек не усвоит сперва китайских знаний, то «чем более он углубится в западные знания, тем сильнее станет ненавидеть Китай». Такой человек не может быть полезен Китаю, а в худшем случае может стать вдохновителем смуты.

Под знаком движения «яньу» возникли внешнеполитические
ведомства, государственная служба переводов, а также первые оружейные заводы, верфи, современные угольные шахты, металлургические предприятия, железнодорожные и пароходные компании, руководимые непосредственно государством (часто на провинциальном уровне) или же действовавшие под надзором государства.


Глава 2. Предпосылки новой реформаторской волны


Во второй половине XIX стало очевидно, что
отставание Китая от Запада не ограничивается одной лишь вещественной компонентой культуры, но затрагивает и ее структуры. Ряд китайских ученых и политических деятелей выступил с проектами заимствования Китаем западной демократии. Одним из первых среди них был Вэй Юань, в известном труде которого «Географический очерк и карты заморских стран» («Хай го ту чжи») превозносился политический строй Европы и Америки. Определенную дань вестернизаторству отдали некоторые деятели обновленческого (реформистского) движения, которое достигло своего пика в 1898 г.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.