Реконструкция картины мира человека сталинской эпохи (59116)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1. ПРОСТРАНСТВО

2. ВРЕМЯ

3. СОЦИУМ

4. ЛИЧНОСТЬ

5. ВЛАСТЬ

6. ЦЕННОСТИ

Заключение


Введение


Совсем недавно мы перешагнули через порог ХХ века. ХХ столетие осталось позади, но чем оно становится от нас дальше, тем пристальнее мы вглядываемся в произошедшие тогда события.

30-40-е гг. ХХ века - противоречивое время, сочетающее невиданный массовый энтузиазм и не менее массовые репрессии советских людей. До сих пор ученые ожесточенно спорят об оценке этой эпохи. После революции 1917 года формировалось новое советское общество, с присущим ему менталитетом. МЕНТАЛИТЕТ - это совокупность качеств и свойств, присущих данной группе людей в данное время, выраженная в символах, знаках и образах, через которые познается окружающая действительность, а знания о ней трансформируются в целостную картину мира., в соответствии, с которой преобразовывается окружающий мир.

Цель нашей работы - рассмотреть картину мира человека советской, а именно сталинской эпохи. Картина мира есть коренные категории сознания. Люди воспринимают и моделируют действительность при посредстве этих категорий и через них. Мы рассматриваем шесть основных категорий:

1. ПРОСТРАНСТВО

2. ВРЕМЯ

3. СОЦИУМ

4. ЛИЧНОСТЬ

5. ВЛАСТЬ

6. ЦЕННОСТИ

Выбор именно этих категорий в качестве основополагающих обусловлен тем, что анализ восприятия их различными людьми позволяет реконструировать картину мира современников эпохи 30-40-х гг.

Для достижения поставленной цели мы использовали следующие источники и материалы:

1. Устные:

Респонденты в лице Валерии Николаевны Дмитриевой и Марии Михайловны Пигоняшкиной, Юлиана Васильевича Иванчева, Риммы Николаевны Иванчевой и Елены Сергеевны Иванчевой.

2. Письменные:

Мемуаристика

Документы

Учебники и пособия по истории России

Художественная литература

Пресса

Пособия по психологии.

На их основе мы реконструировали картину мира человека сталинской эпохи 30-40-х гг.

Крайне противоречивая история нашей Родины после Великой Октябрьской революции 1917 года до смерти Сталина в 1953 году вызывает различные оценки. Мы рассмотрим основные точки зрения историков на интересующую нас проблему:

1 - Советская историография

А) С начала 20-х годов до 1956 г. В этот период допускалась фальсификация исторических фактов. В историю революции имя Сталина вписывалось наряду с именем Ленина. Сталин представлялся как активный деятель, революционный подвижник, выступающий на авансцене истории. Вся его политика - политика партии получала в советской историографии до 1956 г. однозначно позитивную оценку.

Б) Февраль 1956 - вторая половина 80-х годов. ХХ Съезд КПСС в феврале 1956 г. частично вскрыл причины глубоких деформаций советского общества, опубликовал сведения о массовых репрессиях, но, естественно рассекречивание было неполным.

Такой подход стал основным в историографии того периода. К началу перестройки вклад Сталина в историю страны преуменьшался, проводимая им политика критиковалась.

В) 90-е годы

В связи с перестройкой происходит смягчение догматов исторической науки, становится возможным появление плюрализма в исторических трудах, что ранее было совершенно недопустимо. Историки заново переосмысливают не только сталинскую политику, но и весь советский режим в целом.

Итак, можно выделить три основных подхода к оценке реформ Сталина:

1. Сталинские преобразования позволили СССР стать по уровню производства в один ряд с передовыми европейскими державами; укрепить государство; одержать победу над империалистическими странами в Великой Отечественной войне. А массовые репрессии - средства, которые оправдывает цель: в ходе коренной ломки сложившихся устоев потери неизбежны.

Этой точки зрения придерживаются историки: С.Ф.Карамурза («Советская цивилизация» и др.), О.Платонов («Тайная история России в ХХ веке») и т.д.

2. Режим Сталина очень противоречив, невозможно найти положительную или отрицательную доминанту. Резкий подъем промышленности, вызванный, в частности, всеобщим энтузиазмом советских граждан, сочетается с массовым голодом и репрессиями.

Этой точки зрения придерживаются историки: Л.Н.Жарова, И.А.Мишина («История отечества»), В.П.Дмитриев, В.Д.Есаков, В.А.Шестаков («История отечества. ХХ век»), А.Вишневский («Серп и рубль. Очерки консервативной модернизации в СССР»), Ш.Фитцпатрик («Повседневная жизнь советского города»), Р.Маннинг («Сельские женщины после коллективизации») и т.д.

3. Система, выросшая в 30-е годы своими действиями внедрилась во все сферы жизни, подчинила себе общественное сознание. Сталинский режим с его раскулачиванием, расстрелами, не всегда обоснованным политическим преследованием, уничтожением интеллектуального потенциала страны отрицательно сказался на внутренней и внешней политике страны, затормозила ее развитие.

Эту точку зрения высказывают историки: Р. Редлих ( «Сталинщина как духовный феномен. Очерки большевизмоведения»), «Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. От вооруженного восстания в Петрограде до второй сверхдержавы мира», И.В.Павлова («Механизм власти и строительство сталинского социализма»), Д.Волкогонов («Триумф и трагедия»), Р.Таккер («Сталин. История личности»), Р.Конкрест ( «Жатва скорби» ) и д.р.

В результате, мы видим, что в оценке сталинской эпохи (929-1953 гг.) в историографии прослеживаются три основные концепции. В нашей работе мы рассматриваем различные мнения историков, аналитиков, психологов, а так же очевидцев.


1. ПРОСТРАНСТВО


После победы социалистической революции в России все со дня на день ожидали начала мировой революции, которая сметет все границы. Но на фоне явного изменения международной обстановки и резкого ослабления перспектив мировой революции идеи интернационализма стали сменяться идеями «социализма в отдельной взятой стране». Хотя политическая риторика мировой революции сохранилась в пропагандистских целях практически до начала 80-х гг.

Подобные постулаты формировали сознание уникальности, первичности, триумфа выдающейся победы, а, следовательно, гордости за свою страну, за установившийся в ней строй. Они подчеркивали «примерность» (российская социалистическая революция - пример для подражания стран всего мира), превосходство СССР над другими государствами.

Проблема самоидентификации была осознана и выражена в терминах мессианства. За национальными интересами четко прослеживались не узко национальные, а наоборот, всемирные, планетарные, экуменические понятия. Это опять же позволяло советским людям ощутить свое высокое предназначение, мессию в лице мировых вождей пролетариата Ленина-Сталина.

К этой позитивной стороне исключительности советского строя примешивалась и негативная - СССР - единственная страна, строящая социализм-коммунизм, ее окружают страны с враждебной идеологией, господством эксплуататорских классов. С этой позиции каждый представитель капиталистической страны рассматривался не как товарищ и брат по грядущей интернациональной революции, а как потенциальный двурушник и шпион, враг советской власти. Ставилась под сомнение вера коммунистов в международную революционную солидарность пролетариата, его готовность пойти в «последний решительный бой» с мировым капитализмом и империализмом.


2. ВРЕМЯ


В советской печати очень часто повторялись слова «первый», «единственный» (в контексте сравнения СССР с другими странами). Акцентировалось отличие России советской от России империалистической, царской. Но вполне естественно, что Россия социалистическая многое переняла от прежней. В российской и западной историографии есть мнение о том, что советская тоталитарная система была естественна для России, а Сталин - прямой наследник политики Ивана Грозного и Николая Первого.

Не отрицая исконно русских черт новой идеологии, мы говорим о создании государства особого типа - тоталитарного государства с соответствующей идеологией. Кондовые черты русской ментальности вошли в картину мира советского человека, но не они были определяющими.

Суть перемен в осмыслении минувшего заключалась в том, что марксистко-ленинская история объявлялась научной правдой о прошлом. Первая ее функция - легитимизация власти Сталина как человека, воплощавшего партию. А партия базировалась на революционном пролетариате - носителе идей прогресса. Обычные советские люди воспринимали союзные и общемировые исторические процессы в той трактовке, какую им придавали сплошь идеологизированные источники информации.

Идея державности, выраженная традиционно русской триадой: самодержавте-православие-народиость, сменилась в сознании советских людей другой: Сталин – партия – народ.


3. СОЦИУМ


Есть две формы ситуации «они» и «мы». Первая сторона, которая обозначается термином «они», тогда как «мы» - это всего лишь те, кто не входит в эту общность, обозначаемую как «они». Следовательно, «мы» не имеет никакой общественной определённости и мысленно конструируется только через противопоставление категории «они», охватывающее безразлично или потенциально всех, кто «не они».

Вторая - определённая общность, обозначаемая через «мы». А остальные составляют неопределённую негативную общность, конструируемую посредством выражения «не мы».



Можно составить следующую систему взаимоотношения «мы» - «они»:


Случайные файлы

Файл
Petrref.doc
158388.rtf
50035.rtf
58998.rtf
24806.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.