Развитие предпринимательства в Сибири в конце XIX – начале XX вв. (59040)

Посмотреть архив целиком

14

Содержание



Введение

Глава I Социальные и правовые условия развития предпринимательства в Сибири в конце XIX – начала XX вв.

1.1 Организационно – правовые формы предпринимательства в Сибири

1.2 Социальные условия развития предпринимательства в Сибири

Глава II Основные направления развития сибирского предпринимательства в конце XIX – начале XX вв.

2.1 Основные особенности развития сибирского предпринимательства

2.2 Основные направления развития сибирского предпринимательства

Глава III Социальная активность предпринимателей

Заключение

Список используемых источников и литературы





Введение



Осмысление российской истории XIX-начала XX вв. невозможно без знаний о процессах, имевших место в социально-экономической сфере в этот период.

Актуальность исследования определяется той исторической ролью и общественной значимостью, которые имело и вновь приобретает предпринимательство в жизни нашего общества.

Дата Дня российского предпринимательства – 26 мая – это дата принятия в 1988 году Закона СССР «О кооперации в СССР». Это был первый закон, который после значительного перерыва закрепил свободу предпринимательской деятельности1.

И сегодня мы вместе подводим итог 20-летней истории малого предпринимательства в России, решаем задачи современного этапа и обсуждаем планы на будущее2.

Предпринимательство – это уникальное сочетание независимости и ответственности, инноватики и стабильности.

Малый и средний бизнес – это целый класс людей, которые задают позитивный настрой в жизни общества: они воспринимают развитие собственного дела как часть общего социального, политического и экономического успеха страны. Особенно заметно это на уровне муниципалитетов: там, где появляются малые и средние компании, возрождается жизнь местного сообщества.

Формирование новых экономических моделей в современной России сопряжено с большими трудностями и напряжением. Избежать многих ошибок и издержек на пути к новому помогает знание отечественного исторического опыта.

Исследование сибирской группы торгово-промышленного населения России позволит в более полном объеме воссоздать картину истории русского купечества. Тем более, что сибирское купечество, как специфическая форма сибирского предпринимательства, обладая рядом региональных особенностей, связанных с историческим развитием края, спецификой социального состава населения (почти полное отсутствие здесь дворянства), во многом определяло тенденции экономической, общественной и культурной жизни края.

В работе, важным является сам купец-предприниматель, среда в которой он формировался, его социокультурный облик, сферы деловой активности, что влияло на него, какие внешние и региональные факторы стали основой для формирования сибирского предпринимательства.

Процесс становления капиталистических отношений в России и в Сибири являлся объектом изучения многих историков и экономистов как в дореволюционный период, так в советский и настоящий период.

Объектом исследования выступает предпринимательство как явление в Сибири в период XIX-XX века, как явления, отражающее всю совокупность отношений (экономических, социальных, организационных), связанных с организацией предпринимателями своего дела, с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг) и получением желаемого результата в виде прибыли.

Под предпринимательством в работе понимается хозяйствующий субъект, который в целях извлечения прибыли самостоятельно или посредством других лиц в условиях риска, используя нововведения, ведет хозяйственную деятельность.

Предметом изучения являются особые и общие тенденции развития предпринимательства в XIX-XX века в Сибири во всем многообразии видов и форм проявления, их зависимость от природных, экономических, политических и правовых и других факторов внешней среды.

Цель данной работы является изучение развития предпринимательства как явления в Сибири в 1861-1914 гг.

Достижение данной цели предполагает решение ряда следующих задач:

1.Осветить социальные и правовые условия развития предпринимательства в Сибири в конце XIX – начале XX вв.

2.Выделить основные направления развития сибирского предпринимательства конца XIX – начале XX века.

3. Описать основные сфера социальной активности сибирского предпринимательства.

Хронологические рамки охватывают временной период с 1860-х по 1914 гг.

Данный период, можно назвать «золотым веком предпринимательства».

Отмена крепостного права освободила крестьян, дав им потенциальную возможность для занятия предпринимательством. Великие реформы создали условия для быстрого роста фабричной системы, основанной на применении машин и паровых двигателей, благодаря чему к 80-м годам завершился промышленный переворот в важнейших отраслях: металлургической, горнорудной, угольной.

Усиливалась концентрация производства, которая привела к появлению монопольных объединений. Становление предпринимательства, его места в обществе и менталитете происходило на общем фоне развития российской экономики, совершающихся в стране политических и социальных перемен. В пореформенный период отмечают своего рода ажиотаж. В общественном сознании резко поднимается авторитет предпринимательских кругов.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Западной Сибири в рамках рассматриваемого периода.

Сибирь в рамках данной работы нами рассматривается в территориальных границах губерний Тобольской, Томской, Енисейской, Иркутской, областей Забайкальской, Якутской и Омского уезда Акмолинской области.

Обзор источников позволяет сделать вывод о том, что в них содержится огромнейший материал для различного рода исследований экономической жизни страны.

Источниковую базу данной работы составлял широкий круг опубликованных материалов. Источники, использованные в данной работе можно разделить на несколько групп:

законодательные акты,

статистические материалы.

Главными законодательными источниками действующего товарно-промышленного права в Российской империи были Устав торговый3, Устав вексельный4, Устав о промышленности5, Устав о прямых налогах 6, Устав кредитный7.

Анализ правовых норм Российской империи, действовавших в сфере предпринимательства на протяжении XIX и в начале XX века, обнаруживает, что законодательные акты как самостоятельный вид источника обладают потенциально высокими информационными возможностями.

Анализ, статистических источников, среди которых особое место занимают коммерческие справочники, издаваемые государством и частными лицами с целью предоставления необходимой информации деловому миру, позволяет существенно расширить и углубить представления о предпринимательстве, тенденциях развития, особенностях предпринимательской деятельности

Рассмотренные источники дают значительный и разносторонний материал для изучения уральского предпринимательства второй половины XIX – начала XX вв.

Характер рассмотренных исторических источников разнообразен. Разнообразие видов, характера, обстоятельств происхождения и делового назначения использованных источников, несомненно, повышают ценность информационного поля, создаваемого ими.

В рамках написания данной работы нами в основном были рассмотрены работы, которые относятся к современному периоду развития историографии.

Для данного периода развития историографии характерно рассмотрение сферы предпринимательства как активного социального слоя.





Глава I Социальные и правовые условия развития предпринимательства в Сибири в конце XIX – начала XX вв.



1.1 Организационно – правовые формы предпринимательства в Сибири



Отмена крепостного права освободила крестьян, дав им потенциальную возможность, для занятия предпринимательством8.

Великие реформы создали условия для быстрого роста фабричной системы, основанной на применении машин и паровых двигателей, благодаря чему к 80-м годам завершился промышленный переворот в важнейших отраслях: металлургической, горнорудной, угольной.

Усиливалась концентрация производства, которая привела к появлению монопольных объединений.

Становление предпринимательства, его места в обществе и менталитете происходило на общем фоне развития российской экономики, совершающихся в стране политических и социальных перемен. В пореформенный период отмечают своего рода ажиотаж.

В общественном сознании резко поднимается авторитет предпринимательских кругов9.

Правительство сознавало недостатки существовавшего торгово-промышленного законодательства и принимало некоторые меры по его совершенствованию.

К 1861 г. Был разработан проект, предусматривавший сокращение размеров налога на торгово-промышленную деятельность. Его авторы считали, что увеличение государственных доходов от предпринимательской деятельности должно достигаться «…не посредством высоких окладов, а вследствие более правильного распределения сборов и естественного свободного увеличения торговых и промышленных предприятий»10. Однако этот проект не был реализован в полном объеме, и Министерство финансов законом 30 декабря 1861 г. Лишь несколько снизило стоимость первогильдейских свидетельств и повысило сбор за свидетельства 2-й и 3-й гильдии.

1 января 1863 г. Вступило в силу «Положение о пошлинах на право торговли и других промыслов», а законом от 9 февраля 1865 г. В него были внесены некоторые уточнения.

В соответствии с этими законодательными актами приобретение купеческих прав предоставлялись всем подданным, уплатившим патентные и билетные торгово-промышленные сборы. Число купеческих гильдии сократилось до двух, соответственно, торговые патенты, позднее получившие название гильдейских купеческих свидетельств, подразделялись на 2 разряда – гильдии.

Открывать и содержать торговые и промышленные заведения можно было только после получения гильдейского свидетельства11.

Свидетельство 1-й гильдии давало право производить оптового торговлю российскими и иностранными товарами на всей территории империи, содержать фабрично-заводские заведения и принимать повсеместно подряды без ограничения суммы.

Соответственно, купец 2-й гильдии мог производить розничную торговлю в пределах города и уезда, содержать фабрично-заводские заведения и принимать подряды на сумму не более 15 тыс. руб. Существовавшие ранее свидетельства на право торговли для крестьян и мещан отменялись. Теперь для ведения мелочной торговли достаточно было выбрать свидетельства 3-го разряда. Иностранцы в правах заниматься торговой деятельностью уравнивались с российскими подданными.

Все торгово-промышленные сборы разделялись на патентные и билетные. Торговые патенты (с 1865 г. Они стали называться свидетельствами) делились на 3 разряда: оптовые, розничные и мелочные. За свидетельство 1-го разряда взималось 265 руб. в год, 2-го разряда от 25 до 65 руб., в зависимости от класса местности, а свидетельства на мелочный торг оплачивались суммой от 8 до 20 руб12.

Кроме свидетельств, предприниматели были обязаны выкупать особые билеты, цена которых, в зависимости от класса местности и разряда торговли, составляла 2-10 руб13. На содержание предприятий, обложенных акцизом, вместо билетов выкупались особые свидетельства.

Именоваться купцом имел право только человек, выкупивший сословное гильдейское свидетельство.

Вновь вступавший в купеческое сословие предприниматель, получивший на свое имя свидетельство одной из гильдий и «при взятии оного представивший квитанцию, свидетельствующую о полной уплате им всех … повинностей, принимает наименование купца и, вместе с членами семейства его, в свидетельство внесенными, вступает в состав купечества того места, где он записан»14.

По одному купеческому свидетельству в той местности, на которую распространялось его действие, разрешалось содержать неограниченное количество торговых и промышленных заведений с приобретением на каждое из них отдельного билета.

Купеческие свидетельства выбирались только в городах.

Поэтому купец, живший и торговавший, например, в с. Локтевском Бийского уезда и выбравший гильдейское свидетельство в Бийске, именовался бийским купцом.

Необходимо отметить, что в Сибири около ¼ всех купцов проживало в сельской местности15. Особенно сельское купечество было характерно для земледельческих районов с развитой сельской торговлей, примером которых в Западной Сибири является Алтайский горный округ.

При этом, как правило, купцы в сельской местности проживали в крупных селах, где проводились ярмарки, имелись удобные пути сообщения, а в некоторых случаях и промышленные заведения. Экономическое развитие некоторых таких негородских торговых центров привело в дальнейшем к преобразованию их в города (Новониколаевск, Боготол, Камень, Черемхово).

Право торговли, а также другие сословные права, приобретенные по купеческому свидетельству, утрачивались, если оно не возобновлялось в установленный срок, при объявлении купца несостоятельным должником, а также в случае совершения купцом преступления, которое, согласно Уложению о наказаниях, лишало виновного всех прав состояния.

Лица, выкупившие свидетельства, имели право либо причислиться к купечеству, либо сохранить свое прежнее звание. Однако, поскольку сословные права купцов были значительными, правом сохранить свое прежнее звание пользовались немногие, преимущественно дворяне. Наоборот, стремясь получить сословные купеческие привилегии, в гильдии записывались лица, не обладавшие крупными капиталами.

Кроме того, существовала категория так называемых временных купцов.

Во временные купцы зачислялись предприниматели других сословий – крестьяне, мещане, дворяне. Иногда в эту категорию записывались купеческие родственники, например, купеческие сыновья, представлявшие торговые интересы отцовской фирмы в другом городе. Временные купцы, выбрав купеческое свидетельство, приобретали торговые права, но при этом продолжали числиться в своем прежнем сословии. Многие из временных, купцов впоследствии пополняли состав гильдий.

Эта правовая система с незначительными изменениями существовала вплоть до конца 90-х гг. XIX в. В частности, в декабре 1880 г. Почти вдвое были увеличены ставки обложения: за свидетельства 1-й гильдии – до 600 руб., за свидетельства 2-й гильдии – от 30 до 100 руб., за билеты для 1-й гиль дни – 20-50 руб. и для 2-й- 10-30 руб16.

Во всем остальном система купеческой организации и их права оставались прежними. По-прежнему налогообложение предпринимателей осуществлялось по внешним признакам, и было весьма далеким от подоходно-прогрессивной системы.



1.2 Социальные условия развития предпринимательства в Сибири



В результате реформ 1860-х гг. и под воздействием изменившихся социально-экономических отношений изменяется состав и численность купеческого сословия.

Тем не менее, во второй половине XIX в. гильдейское купечество продолжает составлять основную по численности и значимости часть предпринимателей. После принятия Городового положения 1870 г. Купечество сохранило за собой возможность активно участвовать в органах городского самоуправления, где купцы по-прежнему составляли большинство.

Необходимо подчеркнуть, что нововведения в обложении предпринимателей не поднимали налоги с промышленности и торговли до уровня опасного для их развития.

После введения дополнительного сбора промышленники и торговцы должны были уплачивать не более 4% от чистого дохода, в то время как земельные собственники, например, платили от 4 до 5,5%, а владельцы других недвижимых имуществ до 6,5%17.

Кроме налогового регулирования для поощрения предпринимательской и общественной деятельности купцов в Российской империи существовала целая система отличий, получение которых могло существенно повысить их социальный статус.

Наиболее распространенными купеческими наградами были серебряные или золотые медали «За усердие» для ношения на груди или на шее. Медали чеканились в форме диска диаметром 4-5 см с профилем императора на лицевой стороне и носились на специальной орденской ленте.

Купец мог быть пожалован и орденом. Из российских орденов чаще всего для наград купцам, использовали ордена Станислава и Анны низших степеней, но иногда «за отличное усердие и особые труды» купец мог получить и орден Владимира. Некоторые сибирские купцы имели весьма представительные коллекции государственных наград. Например, бийский купец 2-й гильдии М.С. Сычев за многолетнюю общественную и благотворительную деятельность был награжден тремя золотыми медалями «За усердие» на станиславской и аннинской лентах, орденом Станислава 2-й степени, Анны 2-й степени и Владимира 4-й степени. Три ордена и несколько медалей имел бийский купец-первогилъдеец А.Ф. Морозов; купец Н.И. Ассанов был награжден 5 медалями «За усердие», медалью Красного Креста, орденами Станислава и Анны 3-й степени, а также китайским орденом Двойного Дракона 4-й степени.

Награждались не только купцы-мужчины, но и женщины.

Бийская купчиха 1-й гильдии Е.Г. Морозова была награждена медалью в память царствования императора Александра III, а также в 1893 г. Получила от имени великой княжны Марии Павловны золотой браслет с сапфиром и бриллиант стоимостью 1000 руб.; жена купца Н.И. Ассанова Мария Андреевна имела серебряную медаль «За усердие» на владимирской ленте, 2 золотые на станиславской и александровской лентах и медаль Красного Креста.

Как отмечалось выше, в отличие от других сословий, пребывание в купечестве не было пожизненным. Купец обязан был выбирать гильдейское свидетельство ежегодно. Если же в установленный срок он не возобновлял свидетельство, то вместе с членами своей семьи выбывал из гильдии.

В сословном купеческом свидетельстве указывались все члены семьи купца. При этом все родственники, записанные в свидетельство, считались причисленными к купеческому сословию и обладали, таким образом, всеми сословными правами и привилегиями, к числу которых относились: освобождение от телесных наказаний, свобода передвижения (т.н. паспортная льгота), право при определенных условиях получить личное или потомственное почетное гражданство, право на участие в сословном самоуправлении и некоторые другие.

Законом четко определялся круг родственников, которые могли быть внесены в состав купеческой семьи. Так, в сословное купеческое свидетельство, выдаваемое на имя мужа, могла быть внесена жена, а в выданное на имя жены муж внесен быть не мог. При отце или матери могли быть внесены в одно с ними свидетельство их сыновья и незамужние дочери. Внуки включались в состав семьи только в том случае, если их отцы также числились в семействе и не производили торговлю от своего имени. Допускалось, кроме того, включение в состав семьи и усыновленных законным порядком детей. Случаи усыновления в купечестве были не такими уж и редкими. Чаще всего это происходило в тех семьях, где не было собственных детей. Кроме того, разрешалось включать незамужних сестер в состав семьи их брата – «начальника семейства», а также купец мог зачислить в свое семейство вместе с женой детей от ее первого брака – сыновей до совершеннолетия, дочерей до замужества. Купеческой вдове предоставлялось право включить в свою семью детей ее умершего мужа от его первого брака наравне с ее собственными детьми в том случае, если ее бывший муж состоял с ней во втором или третьем браке. Все остальные родственники не могли быть внесены в состав купеческой семьи и имели право состоять в сословии только от своего имени18.

Членам купеческого семейства, записанным в одно свидетельство на имя «начальника семейства», разрешалось заниматься его торговыми делами. Сын или дочь, достигшие совершеннолетия, могли выбрать свидетельство на свое имя, однако в этом случае они должны были: выписаться из свидетельств своего отца или матери и самостоятельно нести ответственность по своим торговым делам. Столь детальная регламентация состава купеческой семьи диктовалась фискальными интересами государства, для того чтобы ограничить круг лиц, имевших право торговать неразделенным капиталом и предотвратить, таким образом, возможность, уклонения от выплаты гильдейских сборов.

Некоторой спецификой отличалось правовое положение торговцев еврейской национальности. В Российской империи вплоть до начала ХХ в. для евреев занятие торговлей было сопряжено с определенными трудностями.

Для того чтобы противостоять проникновению еврейского капитала во «внутренние губернии», в XIX в. был разработан ряд законодательных актов, согласно которым право выезда за черту получали только те торговцы, кто не менее 5 лет состоял в 1-й купеческой гильдии.

Как только купец-еврей выбывал из 1-й гильдии, он автоматически терял право пребывания вне черты оседлости. Лишь десятилетнее пребывание в 1-й гильдии давало евреям право наследующего свободного проживания в любом месте Российской империи. Кроме того, долгое время купцов-евреев было запрещено возводить в почетное гражданство, было ограничено их право на участие в городском самоуправлении. Несколько уменьшились дискриминационные меры после принятия в 1865 г. Закона «О дозволении евреям жить во всех местах Империи и заниматься безо всяких ограничений, на одинаковых со всеми русскими правах, ремеслами и промыслами».

После принятия этого закона переселение евреев в Сибирь и вовлечение их в местное предпринимательство приобрело массовый характер.

Кроме того, спецификой Сибири и Алтая в частности было то, что здесь еще в прошлом веке сложилась довольно значительная старообрядческая община.

Многие из алтайских старообрядцев стали купцами, обладавшими значительной экономической силой. В Барнауле даже сложилось несколько купеческих династий старообрядцев – Морозовы, Волковы, Козловы. Старообрядцы занимали от 5 до 15% всех купеческих семей Барнаула19.

Большинство сибирских предпринимателей были мужчинами. Однако иногда во главе собственного дела могла оказаться и женщина.

Нередки были случаи, когда вдова купца официально становилась главой купеческого семейства даже при наличии взрослых детей мужского пола, особенно, если в семье оставался не один, а несколько сыновей. Некоторым из женщин-купчих удавалось довольно успешно заниматься предпринимательством. Так, после смерти в 1894 г. Бийского купца А. Ф. Морозова во главе семейного дела встала его вдова – Елена Григорьевна. Несмотря на то, что ей к этому моменту было уже 62 года и она была практически неграмотна, Е. Г. Морозова в течение 14 лет руководила фирмой, при этом сумела значительно упрочить свои позиции в деловом мире Алтая и Сибири, превратив торговую фирму в торгово-промышленную.

Следует отметить, что правовое положение женщин-предпринимателей имело некоторые особенности.

Женщины – «начальники купеческого семейства», - так же, как и мужчины, могли заниматься предпринимательской деятельностью в тех рамках, которые предполагала принадлежность к той или иной гильдии.

Однако если такая женщина выходила замуж и продолжала выбирать гильдейское свидетельство на свое имя, то она не имела права причислить в состав своего семейства и, соответственно, в состав сословия, своего мужа. Так, например, долгое время не входил в состав купеческого сословия известный томский предприниматель Евграф Королев, поскольку свидетельство на свое имя выбирала его жена Евпраксия Семеновна, бывшая вдова купца Ненашева.





Глава II Основные направления развития сибирского предпринимательства в конце XIX – начале XX вв.



2.1 Основные особенности развития сибирского предпринимательства



Перед тем, как охарактеризовать основные направления сибирского предпринимательства, мы считаем, что необходимо выделить основные особенности, в рамках которых происходило развитие сибирского предпринимательства.

Одной из характерных особенностей было то, что в Сибири главную роль играло среднее и мелкое предпринимательство20.

Такое положение было обусловлено количеством и составом местного населения. Сравнительно немногочисленное сибирское население в основном состояло из крестьян и посадских людей, которые не нуждались в дорогих промышленных товарах, и хозяйство которых во многом носило натуральный характер. Земельный простор, богатство сырьевых ресурсов Сибири позволяли вести хозяйство, не вкладывая значительных финансовых средств в усовершенствованные орудия труда. Это обстоятельство не могло не повлиять на сибирское земледелие и на характер земледельца.

Наличие большого массива незанятых земель мало стимулировало процесс перехода к интенсивному сельскому хозяйству. Если земельный участок истощался, его естественное плодородие снижалось, то крестьянин мог бросить его, пустить в залежь и распахать соседний.

Другой особенностью сибирского предпринимательства было то, что его основной сферой была торговля, а не промышленность.

Это отмечалось многими исследователями и является фактом бесспорным.

Авторы «Истории Сибири» указывали на слабое промышленное развитие региона и, как следствие, преобладание торгового капитала над промышленным21.

Еще одной особенностью сибирского предпринимательства было то, что сама Сибирь со времени ее присоединения носила характер колонии в экономическом смысле.

На начальном этапе это была пушнина, затем золото и серебро, впоследствии хлеб, масло. Все это не могло не наложить отпечаток на характер местного предпринимательства, обусловливало часто хищнический подход к природным богатствам.

К сожалению, эта тенденция продолжалась и после 1917 г. И не исчезла до настоящего времени22.

Царская монополия на земли Алтая тормозила становление рыночных отношений в этом регионе. Алтайское население вынуждено было отбывать заводские повинности. Так, купцы и мещане, составлявшие основную социальную базу для предпринимательства, должны были служить на заводах в качестве счетоводов, конторщиков, писцов, а мещане выполняли и рудовозные работы.

Все это затрудняло их участие в торгово-промышленной деятельности23.

Несмотря на все стеснения частной инициативы, некоторые энергичные предприниматели все же стремились наладить свое дело.

Таким образом, можно сделать вывод, что все эти особенности диктовались той внутренней политикой, которое проводило государство в данное время. Именно данные особенности обусловили такое развитие предпринимательство в Сибири.



2.2 Основные направления развития сибирского предпринимательства



В конце XIX-начале XX века в связи с постройкой Сибирской железной дороги в Сибирь усилился поток переселенцев.

Быстрое увеличение численности населения в крае оказало влияние на размеры и характер сельскохозяйственного и промышленного производства, стимулировало развитие торговли и значительно расширило объем внутреннего рынка24.

Так как большинство переселенцев являлись крестьянами, то наибольшее влияние они оказали на развитие сельского хозяйства. Крестьяне-переселенцы несли с собой новые орудия и приемы труда, которые, видоизменяясь и совершенствуясь в сибирских условиях, повышали результативность сельскохозяйственного производства.

Вовлечение в оборот новых земель привело к изменению размещения сельскохозяйственных районов, которые теперь в основном сосредоточились в лесостепной и степной зонах.

К примеру, Томская губерния, благодаря развитию земледелия на Алтае, по количеству собиравшегося зерна обогнала традиционные пахотные районы Тобольской губернии. В Томской губернии предпринимательское хозяйство развивается наиболее быстрыми темпами. Некоторые жители Алтая пытались наладить здесь высокорентабельное товарное хозяйство, производя различные виды сельскохозяйственной продукции.

Одним из первых предпринимателей был гамбургский подданный Брок-Миллер, который в конце 50-х гг. XIX в. организовал на Алтае производство сахара. В 1858 г. Он засеял 30 десятин земли сахарной свеклой, которые принесли хороший урожай. Предприниматель построил сахарный завод, который в 1862 г. Дал первую продукцию – 600 пуд. Сахарного песка и 120 пуд. Рафинада25. На следующий год Брок-Миллер арендовал 300 десятин земли и помимо производства сахара попытался организовать побочное производство – выкурку спирта. Этот шаг и погубил предпринимателя. Его интересы столкнулись с монополистом винокурения на Алтае, могущественным чиновником К. И. Платоновым, который разными правдами и неправдами добился закрытия завода.

Другим интересным примером сельского предпринимательства на Алтае была деятельность бывшего инспектора томской врачебной управы Г. Маткевича26.

В 1888 г. Он арендовал у Горного правления более 600 десятин земли в Горном Алтае. Энергичный и способный арендатор завел прекрасное дойное стадо, молоко которого перерабатывалось на масло, занимался пчеловодством, где одним из первых в Сибири применил рамочные ульи, обрабатывал землю, сеял хлеб, выращивал мяту. В его хозяйстве впервые в крае были проделаны опыты силосования зеленой массы: скошенную траву складывали в огромные ямы и солили, трава не гнила и не сохла, сохраняя все качества свежескошенной. При ведении такого крупного хозяйства Маткеевичу пришлось столкнуться с большими трудностями в преодолении чиновничьих препятствий, которыми была обставлена аренда земли. Хозяйство просуществовало до смерти арендатора в 1906 г., после чего его наследники сдали усадьбу, маслодельню и пасеку в аренду крестьянам27.

В оптовой ввозной торговле в конце XIX века все более ярко проявляется тенденция монополизации.

В торговле текстильными товарами некоронованным королем являлся А. Ф. Второв28.

Этот предприниматель прошел все ступени карьеры, начав с мелочной торговли и закончив в роли одного из крупнейших предпринимателей России. Родился он в 1841 г. В семье мещанина в Костромской губернии. В 1862 г. В двадцатилетнем возрасте переехал в Иркутск, где записался в гильдию. Происхождение первоначального капитала А. Ф. Второва неизвестно. По мнению исследователей, определяющую роль в этом сыграл его брак с дочерью купца, полученное от нее приданое расширило его кредит. В 1867 г. А. Ф. Второв открыл в Иркутске оптовую мануфактурную торговлю, а в 1871 г. Записался во 2-ю гильдию.

В 70-х годах XIX века Второв открыл торговлю на Верхнеудинской и Нижегородской ярмарках, а позднее приступил к открытию оптовых отделений в Томске и городах Забайкалья – Верхнеудинске, Чите, Сретенске и др.

В 80-90-х гг. XIX века Второв становится одним из самых крупных торговцев Сибири. С 1876 г. Он – купец 1-й гильдии, а в 1895 г. Получил звание потомственного почетного гражданина. В 1893 г. Торговые обороты Второва только в Иркутске составляли 2437 тыс. руб., тогда как обороты всех остальных иркутских торговцев вместе взятых достигали 4 млн. руб. В Томске Второв имел оборот 500 тыс. руб29.

В конце ХIХ – начале XX в. А. Ф. Второв по-прежнему являлся крупнейшим торговцем текстильными товарами в Сибири. В 1897 г. Он переехал в Москву на постоянное жительство, перенеся туда же главную контору. Уполномоченными фирмы и руководителями отделений в крупных городах Сибири стали его сыновья. В феврале 1900 г. Был утвержден устав «Товарищества А. Ф. Второва с сыновьями». Основной капитал был определен в 3 млн. руб., разделенных на 300 паев по 10 тыс. руб. каждый30.

Товарищество оставалось семейным предприятием, почти все его паи были собственностью членов семьи Второвых. Осуществляя программу развития торговли мануфактурными товарами в Сибири, товарищество Второва купило в 1906 г. Мануфактурное дело товарищества Н. А. Стахеева – своего главного конкурента в Сибири. Помимо мануфактурной, Второвы вкладывали капиталы и в другие виды торговли, являлись самыми крупными владельцами недвижимости в Сибири, вкладывали деньги в промышленные предприятия.

В годы Первой мировой войны Н. А. Второв создал крупнейшее монополистическое объединение высшего типа – концерн. В его составе, наряду с сибирским торгово-мануфактурным товариществом «А. Ф. Второв с сыновьями» и Московским промышленным банком, была группа текстильных фабрик и предприятий химической промышленности («Коксобензол»), ряд цементных, металлургических, машиностроительных заводов, угольные копии.

В целом, под контролем Н. А. Второва оказались предприятия с совокупным основным капиталом в 130-150 млн. руб31.

Помимо Второвых в Сибири был еще ряд крупных мануфактурных фирм.

Тем не менее, по числу торговых предприятий Сибирь значительно уступала большинству районов России, но вследствие сравнительно небольшой численности населения плотность торговой сети была несколько выше среднероссийских показателей.

По отдельным городам плотность торговой сети была выше среднесибирских показателей32.

Во второй половине 70-х гг. значительно активизировалась торговля с Монголией по Чуйскому тракту, главными участниками которой были бийские купцы. Фактории купцов-чуйцев были открыты в Калгане, Кобдо, Сучжоу, Улясутае. В Монголию вывозили сукна, бумажные, льняные и пеньковые ткани, металлические изделия, юфть и другие выделанные кожи, хлеб, бакалею, галантерею. Большую прибыль приносила торговля пантами. Из Монголии бийские купцы получали шкурки сурка, рогатый скот и др. Крупнейшими торговцами-чуйцами были купцы А. Д. Васенев, Н. И. Ассанов, Г. Г. Бодунов.

В 70-80-х гг. были сделаны попытки завязать прямые торговые сношения Сибири с Западной Европой через устья Оби и Енисея.

В 1879 г. Англичанин Уиггис, представитель Ливерпульского торгового дома, достиг устья Оби и произвел обмен товаров. В 1887 г. Ему удалось добраться до Енисейска. В 1880 г. В Томок прибыло судно Кнопа, которое доставило иностранные тарелки, рюмки, стаканы, финики, рис, игрушки, зеркала.

Германский капитал в сибирской горной промышленности контролировал горнопромышленные общества «Тетюхе» и «Шилка» и горное общество «Джалинда». Крупнейшим из них было общество «Тетюхе», к которому перешли серебро-свинцовые и цинковые рудники промышленника Ю. И. Бриннера.

Фактическим владельцем общества была немецкая фирма Арона Гирша. При основном капитале в 1 млн. руб. общество накануне войны добывало свыше 2 млн. пудов руды, которая вывозилась в Германию33.

Иностранное предпринимательство, прежде всего английское и американское, расширялось в годы Первой мировой войны.

Переход от торгового предпринимательства к промышленному, ярко прослеживается на примере отдельных предпринимателей, например, бийских капиталистов-миллионеров Морозовых34.

Основатель дела А. Ф. Морозов происходил из крестьян Владимирской губернии. Переехав в Бийск, он начал свою предпринимательскую карьеру торговлей с аборигенным населением Алтая: в 60-70-е гг. XIX в. торговал в Бийске мануфактурными и галантерейными товарами, в 80-е гг. занялся скупкой хлеба и вскоре стал одним из крупнейших хлеботорговцев Алтая. Имел несколько пароходов, владел крупной недвижимостью в Барнауле и Бийске.

После его смерти делами фирмы руководила его вдова Елена Григорьевна. Помимо торговли она вкладывала капиталы в промышленность.

В конце XIX – начале XX вв. она построила в Бийске электростанцию, кожевенный, маслобойный, пивоваренный заводы, паровую крупчатую мельницу. После ее смерти в 1908 г. Наследственная масса капитала составляла почти 1,5 млн. руб35.

Все эти данные свидетельствовали о том, что в начале XX в. предпринимательство в Сибири переходило на новую ступень своего развития, и наряду с примитивной торгово-ростовщической деятельностью капитал функционировал на своей собственной основе, переходя к «культурной» форме.





Глава III. Социальная активность предпринимателей



В пореформенный период общественная жизнь деловых людей сосредоточивалась преимущественно вокруг городского и сословного самоуправления, культурно-просветительских дел и благоустройства36.

В целом по Сибири представители купеческого сословия доминировали по численности в составе городских дум. Как правило, городскими головами также избирались купцы. Для купцов важен был престиж, который они приобретали после избрания в думу, возможность влиять на городские дела, встречаться на заседаниях думы с наиболее влиятельными людьми города.

Изменения, внесенные Городовым положением 1892 года, ограничили число избирателей путем введения высокого имущественного ценза. Так, для обладания избирательными правами необходимо было владеть недвижимым имуществом в губернских и наиболее значительных уездных городах на сумму не менее 1000 рублей, в прочих – не менее 300 рублей37.

Естественно, что при таком высоком избирательном цензе купечество только укрепило свои ведущие позиции в городском самоуправлении.

В Сибири это было особенно заметно, так как здесь, в отличие от Европейской России, большинство крупнейших собственников недвижимости в городах составляли купцы.

На рубеже веков в Сибири во многих городах купечество составляет подавляющее большинство в органах самоуправления. Купцы также входили в состав различных комиссий и советов при городских муниципалитетах (училищных, библиотечных, строительных, врачебных, продовольственных и др.), особенно если речь шла о торгово-промышленных вопросах.

Участие в комиссиях было далеко не формальным, отнимало много времени и средств, которые лучшие представители купечества жертвовали не по должности, а по велению души. Являясь гласными думы, обсуждая вопросы городской жизни, участвуя во всевозможных комиссиях, купцы постоянно сталкивались с проблемой нехватки финансов на городские нужды, с плачевным состоянием народного образования, здравоохранения, городского хозяйства. Многие из купцов – гласных городских дум латали дыры городского бюджета из собственного кармана.

По существовавшим в Российской империи законам, сословное самоуправление купечества осуществлялось купеческой управой или старостой. Купеческого старосту ежегодно избирали на общем собрании сословия из числа зажиточных гильдейцев. Он должен был заниматься попечением о сословных делах, следить за исполнением казенных указов, вести ведомости о составе гильдий, следить за сбором податей, выдавать удостоверения для получения паспорта38.

Наиболее традиционной формой участия предпринимателей в общественной жизни являлась благотворительность, виды и размеры которой были самыми разнообразными. По мнению некоторых исследователей, благотворительность для российских предпринимателей «… являлась определенной исторической традицией, что позволяет оценивать ее как типичную классовую черту».

Вопрос о том, что такое благотворительность, не так прост. По определению А.А. Гусейнова и Р.Г. Апресяна, благотворительность – это «деятельность, посредством которой частные ресурсы добровольно распределяются их обладателями в целях содействия нуждающимся людям, решения общественных проблем, а также усовершенствования условий общественной жизни»39.

При этом благотворительность следует отличать от государственного призрения, хотя это и достаточно близкие явления.

Щедрые пожертвования на общественные нужды, на развитие культуры и образования, на нужды церкви и здравоохранения, забота о сиротах, инвалидах, бездомных, заключенных и других категориях обездоленного населения, - все это было обычной статьей расходов российских предпринимателей. Особенно ярко это проявилось у московских купцов. По масштабам пожертвований им не было равных в России.

Благотворительность была характерной чертой и для провинциального, в том числе и сибирского, купечества.

Благотворительность предпринимателей необходимо рассматривать как типичное явление общественной жизни региона, которая касалась многих ее сторон.

Для того, чтобы понять, почему благотворительность в России стала значительным общественным явлением, следует рассматривать ее в комплексе взаимосвязанных социальных явлений. С одной стороны, при крайней поляризации богатства и бедности благотворительность, как было отмечено выше, являлась неким «регулятором» социального равенства, часто неосознанным средством устранения общественного экономического дискомфорта, возникавшего в результате несправедливого соотношения труда и присвоения.

С другой стороны, источником и побудительным мотивом к занятиям благотворительностью была христианская мораль, стремление обрести благодать в жизни вечной через добродетели в жизни земной. Необходимость делиться своим богатством с нуждающимися внедрялась в сознание людей вместе с основными догматами православия.

В Сибири купеческие общества действовали лишь в немногих крупнейших городах и не играли заметной роли в жизни купечества региона. Купцы часто были «попечителями» школ и училищ, председателями родительских советов во многих учебных заведениях40.

Многие из них активно участвовали в работе обществ попечения о начальном образовании. Вообще забота о нуждах образования была одной из главных составляющих общественной и культурной деятельности сибирских предпринимателей. Независимо от уровня грамотности многие предприниматели, активно участвовавшие в общественной жизни, жертвовали деньги на нужды образования и придавали этому большое значение.

Немалый вклад в развитие отечественного востоковедения внесли бийские купцы, торговавшие в Монголии и Китае. Они содействовали снаряжению научных экспедиций, сопровождали их в качестве проводников и переводчиков, выполняли различные поручения ученых, собирали экспонаты и целые коллекции для музеев России.

В дневниках и научных отчетах экспедиций Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина, А. М. Позднеева, П. К. Козлова и других русских востоковедов можно встретить слова благодарности бийским купцам за помощь и содействие. Некоторые торговцы во время своих поездок по Монголии и Китаю записывали маршруты, вели дневники, писали статьи по географии, этнографии, экономике. По поручению директора Русской физической обсерватории в Пекине Г. А. Фритте бийский торговец Я. Г. Антропов в течение целого ряда лет вел метеорологические наблюдения.

Купец Ф. И. Минин, самостоятельно овладев монгольской письменностью, в 1891 г. Составил русско-монгольский словарь, насчитывавший около 5 тыс. слов, которым пользовались не только русские жители Монголии, но и ученые-востоковеды.

Большой вклад в изучение Монголии и Китая внес бийский 2-й гильдии купец Алексей Данилович Васенев. Во главе торговых караванов он обошел всю Монголию и Притяньшанские провинции Китая, почти три года прожил во внутреннем Китае, о котором в России имелись самые общие представления.

Во время своих увлекательных, полных приключений, путешествий А. Д. Васенев вел путевые дневники, собирал образцы местных растений, проводил географические и метеорологические наблюдения, описывал исторические достопримечательности, собирал коллекции быта и культа китайцев и монголов. Одну из таких коллекций он в 1908 г. Подарил Томскому университету.

Немало средств А. Д. Васенев потратил на приобретение монгольских и китайских книг и рукописей, а также на финансирование научных экспедиций. А. Д. Васенев был хорошо знаком и сотрудничал со многими учеными-востоковедами и общественными деятелями России и Сибири – Г. Н. Потаниным, Д. М. Ядринцевым, А. М. Позднеевым, Д. А. Клеменцем и другими.

Особый интерес предприниматели проявляли к экономико-географическим и статистическим исследованиям.

В ноябре 1908 г. В Бийске был открыт отдел Общества изучения Сибири и улучшения ее быта, основной целью которого, согласно уставу, являлось изучение Сибири преимущественно в экономическом, культурном и правовом отношении, а также содействие при подготовке и проведении в жизнь насущных для Сибири преобразований. Однако щедрые пожертвования на развитие науки, культуры и образования не исключали склок, взаимных обвинений, недоброжелательности во взаимоотношениях между предпринимателями и местной интеллигенцией. Наглядной иллюстрацией являются непростые отношения между Г. Н. Потаниным и Н. М. Ядринцевым, с одной стороны, и иркутскими меценатами П. Сукачевым, А. М. Сибиряковым, А. К. Трапезниковым – с другой. В переписке лидеры сибирского областничества часто жаловались друг другу на отсутствие взаимопонимания с меценатами, неприязнь и хамство, с их стороны.

К числу новых форм общественной жизни, сибирских горожан начала XX века, можно отнести различные общественные праздники. Например, в Барнауле в начале столетия сложилась традиция проведения литературных праздников: в 1902 г. – 50-летие со дня смерти Н. В. Гоголя, в 1909 г. – 100-летие со дня его рождения.

Для многих сибирских городов этого времени были характерны целые усадебные комплексы, совмещающие в себе жилые дома купцов, торговые лавки и магазины, различные хозяйственные строения (навесы, амбары, склады и даже электростанции).

Купеческие строения этого времени, особенно торгово-коммерческие, отличаются крупными размерами, рациональностью в построении объемов, планов, декора, что во многом обуславливалось функциональными потребностями зданий. Купеческие строения образовывали особую структуру, формирующую торговые зоны, входящие в состав общегородского центра.

Добротные и основательные постройки купцов подчеркивали своеобразие купеческого быта, который во многом сохранял черты патриархальности и консерватизма. В этих жилых и производственных помещениях формировались такие качества купцов, как ответственность родителей перед своими потомками, так как здания строились не столько для себя, сколько дня наследников, и рассчитаны были на века, стремились выделиться среди других величиной, качеством и добротностью постройки, уважением к человеку, который будет жить, и работать в доме.

Купцы формировали облик сибирских городов не только своими строениями, их именами и фамилиями называли улицы и переулки.





Заключение



Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, необходимо сделать ряд следующих выводов.

Предпринимательская деятельность в Сибири имела ряд особенностей, которые были обусловлены географическими, социально-политическими и экономическими факторами и, прежде всего, колониальным положением региона в системе российской государственности.

Со времени приобретения статуса российской территории в практике хозяйственного освоения Сибири всегда доминировали интересы социально-экономического развития Европейской России. Как отмечают исследователи, высшие иерархи столичной элиты обращались к Сибири каждый раз, когда возникала проблемная, кризисная ситуация в этнической России, в ее традиционных демографических и экономических центрах.

В конце XIX-начале XX века в связи с постройкой Сибирской железной дороги в Сибирь усилился поток переселенцев.

Быстрое увеличение численности населения в крае оказало влияние на размеры и характер сельскохозяйственного и промышленного производства, стимулировало развитие торговли и значительно расширило объем внутреннего рынка.

В рассматриваемый период происходит переход от торгового предпринимательства к промышленному.

В Сибири активно действовал иностранный капитал.

В пореформенный период общественная жизнь деловых людей сосредоточивалась преимущественно вокруг городского и сословного самоуправления, культурно-просветительских дел и благоустройства.

В целом по Сибири представители купеческого сословия доминировали по численности в составе городских дум. Как правило, городскими головами также избирались купцы. Для купцов важен был престиж, который они приобретали после избрания в думу, возможность влиять на городские дела, встречаться на заседаниях думы с наиболее влиятельными людьми города.

Сибирские предприниматели в большинстве своем были уникальны, в них органично сочетались, щедрость души и стремление к экономическому процветанию. Во многом это было определено деловой этикой.





Список используемых источников и литературы



1. Устав вексельный//Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. - с.949-964.

2. Устав кредитный //Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. - с.1092-1124.

3. Устав о промышленности//Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. - с.1125-1132

4. Устав о прямых налогах//Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. - с.974-982.

5. Устав торговый//Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903.- с.965-973

6. Басовский Л. Е. История экономики [Текст]: Учебное пособие.- М.: Риор, 2006.- 128с.

7. Беспалова, Ю. М. Западно – сибирские предприниматели второй половины XIX – начала XX века (имена, биографии, судьбы)/Ю. М. Беспалова.- Тюмень: Издательство ТюмГУ, 2002.- 156с.

8. Беспалова, Ю. М. Ценностные ориентации в культуре западно – сибирского предпринимательства: проблемы теории второй половины XIX – начала XX века/Ю. М. Беспалова.- Тюмень: Издательство ТюмГУ, 1998.- 202с.

9. Васильева, Л. В. Частное предпринимательство в городах Тобольской губернии во второй половине XIX- начале XX вв.: дис. канд. истор. наук/Л. В. Васильева.- Тюмень: Издательство ТюмГУ, 2001.- 234с.

10. Виленский А. Этапы развития малого бизнеса// Вопросы экономики.- 2006. -№7 . - с.38-41.

11. Гончаров, Ю. М. Семейный быт горожан Сибири второй половины XIX – начала XX века/Ю. М. Гончаров.- Барнаул: Издательство АГУ, 2004.- 132с.

12. Гончаров, Ю. М. Очерки истории городского быта дореволюционной Сибири (середина XIX – начала XXвека)/Ю. М. Гончаров.- Новосибирск: Сова, 2004.- 358с.

13. Гончаров, Ю. М., Ивонин А. Р., Очерки по истории города Тары конца XIX – начала XX века/Ю. М. Гончаров, А. Р. Ивонин.- Барнаул: Издательство «Аз Бука», 2006.- 188с.

14. Гусейнов Р. История экономики России.- Новосибирск: ООО Издательство ЮКЭА, 1998 – 352с.

15. Зиновьев, В. П. Индустриальные кадры старой Сибири: [монография]/В. П. Зиновьев.- Томск: Издательство Томского университета, 2007.- 258с.

16. Зуева, Е. А. Русская купеческая семья в Сибири конца XIX – первая половина XX века/Е. А. Зуева.- Новосибирск: Полиадапро, 2007.- 220с.

17. История предпринимательства в России/В. И. Бовыкин.- М.: РОССПЭН, 2000.- 575с.

18. История России с начала XVIII до конца XIX века: Учебное пособие для вузов/под ред. А. Н. Сахарова.- М.: АСТ, 2001.- 544с.

19. История России XIX – начала XX века: Учебник/под ред. В. А. Федорова.- М.: МГУ, Академия, 2004.- 864с.

20. История Сибири [Текст]/В. А. Исупов, И. С. Кузнецов.- Новосибирск: ИНФОЛИО – пресс, 2003.- 329с.

21. История экономики/Под общ ред. О. Д. Кузнецовой, И. Н. Щапкиной.- М.: ИНФРА – М, 2005.- 416с.

22.Конотопов М. И., Сметанин С. И. История экономики России: Учебник.- М.: Издательство «Палеотип»; Издательство «Логос», 2003.- 208с.

23. Кулишер И. М., История русской торговли и промышленности/ И. М. Кулишер.- М.: Социум, 2006.- 372с.

24. Орленко Л. В., История торговли: Учебное пособие/Л. В. Орленко.- М.: Издательство ИНФРА –М; ИД Форум, 2006.- 352с.

25. Радаев, В. В. Внешнеэкономические мотивы предпринимательской деятельности/В. В. Радаев//Вопросы экономики.- 1994.- №7.- с. 85-97

26. Старцев, А. В., Гончаров, Ю. М. История предпринимательства в Сибири (XVIII- начало XX века): Учебное пособие/А. В. Старцев, Ю. М. Гончаров.- М.: Издательство АГУ, 1999.- 215с.

27. Старцев, А. В. История российского предпринимательства: проблемы теории и методологии/А. В. Старцев//Предприниматели и предпринимательство в Сибири. Вып. 3: Сборник научных статей.- Барнаул: Издательство АГУ, 2001.- с. 6-9

28. Старцев, А. В. Торгово – промышленная фирма Морозовых/А. В. Старцев//Предприниматели и предпринимательство в Сибири.XVIII – 1920 – е годы. Вып. 2, Барнаул, 1997.- с. 66-67

29.Тимошкина Т. М. Экономическая история России.- М.: ЗАО «Юстицинформ», 2002.- 416с.

30.Толмачева Р. П. Экономическая история России: генезис рыночной экономики.- М.: «Дашков и К0», 2002.- 604с.

31. Шиловский, М. В. Политическая культура и политическая активность предпринимателей дореволюционной Сибири/М. В. Щиловский//Общественно – политическая жизнь Сибири XX век. Вып.3-Новосибирск, 1998.- с. 41- 42

32. Шпалтаков, В. П. Формирование и развитие рыночного хозяйства в Западной Сибири второй половины XIX века/В. П. Шпалтаков.- Омск: Метрограф, 1997.- 304с.

33. Щеглова, Т. К. Ярмарки юга Западной Сибири в XIX – начале XX века/Т. К. Щеглова//Из истории формирования и развития всероссийского рынка.- Барнаул: Издательство АГУ, 2001.- с. 48-68



1 Басовский Л. Е. История экономики.- М., 2006.- с. 38

2 История экономики/Под общ ред. О. Д. Кузнецовой, И. Н. Щапкиной.- М., 2005.- с. 4

3 Устав торговый/ Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. С.965-973

4 Устав вексельный./ Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. С.949-964.

5 Устав о промышленности. /Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. С.1125-1132

6 Устав о прямых налогах/Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. С.974-982.

7 Устав кредитный/ Свод законов Российской империи. Кн.4, том XI.–СПб., 1903. С.1092-1124.

8 Беспалова, Ю.М. Западно – сибирские предприниматели второй половины XIX – начала XX века.- Тюмень, 2002.- с. 12

9 Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с. 68

10 Цит. по: Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с. 68

11 Там же, с. 69

12 Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с. 68

13 Там же, с. 69

14 Цит. по: Толмачева, Р. П. Экономическая история России: генезис рыночной экономики.- М., 2002.- с. 459

15 Шпалтаков В. П. Формирование рыночного хозяйства в Западной Сибири второй половины XIX века.- Омск, 1997.- с. 78

16 Шпалтаков В. П. Формирование рыночного хозяйства в Западной Сибири второй половины XIX века.- Омск, 1997.- с. 78

17 Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с.70

18 Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с.73

19 Старцев, А. В. История российского предпринимательства.- с. 6

20 История Сибири/В. А. Исупов, И. С. Кузнецов.- Новосибирск, 2003.- с. 112

21 История Сибири/В. А. Исупов, И. С. Кузнецов.- Новосибирск, 2003.- с. 112

22 Там же, с. 112

23 Виленский Этапы развития малого бизнеса//Вопросы экономики.- 2006.- с. 38

24 Беспалова, Ю.М. Западно – сибирские предприниматели второй половины XIX – начала XX века.- Тюмень, 2002.- с. 87

25 Старцев, А. В. История российского предпринимательства//Предпринимательство и предприниматели в Сибири.- с.6

26 Беспалова, Ю. М. Западно – сибирские предприниматели второй половины XIX – начала XX века (имена, биографии, судьбы) – Тюмень, 2002.- с. 56

27 Там же, с. 56

28 Там же, с. 58

29 Беспалова, Ю. М. Западно – сибирские предприниматели второй половины XIX – начала XX века (имена, биографии, судьбы) – Тюмень, 2002.- с. 60

30 Там же, с. 62

31 Беспалова, Ю. М. Западно – сибирские предприниматели второй половины XIX – начала XX века (имена, биографии, судьбы) – Тюмень, 2002.- с. 60

32 Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с. 92

33 Шпалтаков В. П. Формирование рыночного хозяйства в Западной Сибири второй половины XIX века.- Омск, 1997.- с. 93

34 Старцев, А. В. Торгово – промышленная фирма Морозовых//Предприниматели и предпринимательство в Сибири.- с. 66

35 Там же, с. 66

36 Старцев, А. В., Гончаров, Ю.М. История предпринимательства Сибири.- Барнаул, 1999.- с. 154

37 Шиловский М. В. Политическая культура и политическая активность предпринимателей дореволюционной Сибири//Общественно – политическая жизнь Сибири XX выек.- Новосибирск, 1998.- с. 41

38 Шиловский М. В. Политическая культура и политическая активность предпринимателей дореволюционной Сибири//Общественно – политическая жизнь Сибири XX выек.- Новосибирск, 1998.- с. 41

39 Гусейнов, Р. История экономики России.- Новосибирск, 1998.- с. 159

40 Гусейнов, Р. История экономики России.- Новосибирск, 1998.- с. 159


Случайные файлы

Файл
22499.rtf
117021.doc
142045.rtf
3932-1.rtf
91718.rtf