Предвоенная политика Германии (58866)

Посмотреть архив целиком











Предвоенная политика Германии



Содержание


Глава І. Польша в советско-германских контактах в 1933-1935гг.

1.1 Польский вопрос в советско-германских отношениях после прихода нацистов к власти в Германии

1.2 СССР и сближение Польши и Германии в 1934-1935 гг.

Глава ІІ. Роль польской дипломатии в советской и германской внешней политике в 1936-1938 гг.

2.1 СССР, Польша и военно-дипломатическая подготовка Германии к войне

2.2.Позиция СССР в связи с обострением обстановки в Европе в 1938г



Глава І. Польша в советско-германских контактах в 1933-1935 гг.


1.1 Польский вопрос в советско-германских отношениях после прихода нацистов к власти в Германии


30 января 1933 г. Гитлер получил пост канцлера Германии. В стране произошли внутриполитические перемены, которые кардинально повлияли на отношения между Берлином и Москвой. Инициатива изменений советско-германских отношений исходила от Гитлера. Его тактика представляла собой полный разрыв с политикой Веймарской республики. Но в результате нарастающей изоляции рейха на международной арене и перспективы ухудшения советско-германских отношений, 23 марта 1933 г. на первом заседании рейхстага, Гитлер остановился на взаимоотношениях с СССР. Он отметил, что с Москвой «имперское правительство намеревается поддерживать дружеские, выгодные для обеих сторон отношения», подчеркнув далее, что «борьба с коммунизмом в Германии – наше внутреннее дело», и «межгосударственные отношения с другими державами, с которыми нас связывают общие интересы, не будут затронуты»38.

Несмотря на это заявление, немецкая сторона проводила широкую антисоветскую пропаганду, применяла репрессивные действия в отношении граждан СССР, работавших в Германии. Таким образом, были очевидны расхождения между публичными выступлениями Гитлера и практикой новых немецких властей. Как отмечал нарком иностранных дел СССР М.М. Литвинов, «в Германии мы сейчас имеем дело не с отдельными локальными случаями, а с массовой травлей всего, что носит название советского»39. Смысл такого поведения заключался в том, чтобы свести двухсторонние отношения к минимуму, и тем самым продемонстрировать западным державам, что новое правительство Германии ориентировано на борьбу с коммунистической опасностью и заслуживает поддержки, то есть лояльного отношения к наращиванию своей военной мощи.

Между тем антисоветская компания, сопровождавшаяся многочисленными инцидентами, вызвала в Москве бурное негодование. В июне 1933 г. Москва заявила Берлину, что продолжавшееся десять с лишним лет военное сотрудничество двух стран с сентября будет прекращено. В итоге инциденты в отношении советских граждан были прекращены осенью-зимой 1933 г. Преодолеть изоляцию, вызванную внутриполитическими переменами, и укрепить внешнеполитические позиции Германии, Гитлер считал возможным путем подрыва существовавшей системы международных отношений. Средством решения этой задачи была избрана замена участия Германии в многосторонних соглашениях и организациях, ограничивающих свободу ее действий, на систему двухсторонних договоров. В качестве «детонатора» на востоке Европы Гитлер выбрал Польшу, отношения с которой после Первой мировой войны у Германии оставались наиболее неурегулированными и враждебными. Порвав с внешнеполитической традицией Веймарской республики, Гитлер пошел на соглашение с Польшей. Однако до заключения соглашения Гитлер считал необходимым поддерживать иллюзию о возможности улучшения отношений с СССР, используя их в качестве средства давления на Варшаву, так как советско-польские отношения оставались тоже напряженными. В свою очередь польское руководство решило сыграть на германо-советских противоречиях. В мае 1933 г. Польша начала активный зондаж Германии на предмет нормализации отношений. Так посланнику Польши в Берлине А. Высоцкому, было поручено получить от Гитлера «определённое заявление о той политике, которую тот собирается проводить в отношении Польши»40. В ответ Гитлер заявило «о твердом намерении германского правительства удерживать свою позицию и свои действия точно в рамках существующих договоров»41.

3 июля СССР, Польша, Эстония, Латвия, Румыния, Турция, Персия и Афганистан подписали региональный протокол42, а 4 июля СССР, Чехословакия, Румыния, Югославия и Турция подписали открытую военную конвенцию об определении агрессии43.

Тем временем началась нормализация германо-польских отношений по экономическим вопросам. Попытка СССР указать на наличие угрозы со стороны Германии отметались польским руководством, которое полагало, что нацисты смогут порвать с традиционной антипольской политикой Берлина. В Варшаве считали, что Германия ещё долго не сможет восстановить свой военный потенциал и будет вынуждена удовлетвориться поглощением Австрии.

19 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций и заявила о готовности подписать пакты о ненападении со всеми желающими. Уход Германии из Лиги наций и Конференции по разоружению были с «большим пониманием» восприняты в Москве. Очевидно, что в Москве были удовлетворены обострением отношений между Германией и западными державами, вызванным этим шагом. Так председатель Совнаркома В.М. Молотов и секретарь ЦК ВКП(б) Л.М. Каганович направили Сталину шифровку, что в связи с выходом Германии из Лиги нации было бы целесообразно отменить заезд завноркома иностранных дел Н.Н. Крестинского в Берлин и визит к Гитлеру. На что Сталин ответил: «Непонятно почему должен отпасть вопрос о заезде Крестинского. Какое нам дело до Лиги наций и почему мы должны произвести демонстрацию в честь оскорблённой Лиги против оскорбившей Германии?»44

Таким образом, в сложившихся условиях Берлин был заинтересован в соглашении со своим восточным соседом, так как Польша рассматривалась в Европе как оплот западноевропейского влияния, соответственно это позволило бы нанести удар по системе французских союзов в Восточной Европе и продемонстрировать своё миролюбие.

1 сентября 1933 г. князь Сапега в публичной лекции о международном положении раскритиковал подписанную с СССР конвенцию об определении агрессора и заявил, что главной целью польской внешней политики должно стать германо-польское соглашение. По его мнению, для Польши выгоден аншлюс, поскольку это спишет давление германского национализма на польские границы и переключит внимание германской политики в сторону Балкан. «Перед нами встал вопрос, будем ли мы форпостом Европы, расширяющейся в восточном направлении, или мы будем барьером, преграждающим путь европейской экспансии на Восток... история уничтожит этот барьер, и наша страна превратится в поле битвы, на котором будет вестись борьба между Востоком и Западом. Поэтому мы должны стать форпостом Европы, и наша внешнеполитическая задача в том, чтобы подготовиться к этой роли и всячески содействовать европейской солидарности и европейской экспансии»45. Хотя формально мнение князя оставалось мнением частного лица, однако его идеи разделялись большей частью польской элиты.

Использовав международную изоляцию, в которой оказалась Германия после выхода из Лиги нации, Польша дала заверения в желании нормализовать отношения с Германией. В результате 16 ноября 1933 г. было опубликовано германо-польское коммюнике, в котором обе стороны обязались не «прибегать к насилию для разрешения существующих между ними споров»46.

Наблюдая за развитием германо-польских отношений, Москва в свою очередь предложила Польше подписать декларацию о заинтересованности в неприкосновенности Прибалтики47. Германия негативно отреагировала на советско-польские контакты, пригрозив прервать переговоры с Польшей о договоре о ненападении. В результате советские предложения не были поддержаны польской стороной.

Советские дипломаты призывали Москву не поддаваться на тактические уловки Берлина, поскольку они представляли собой лишь один из способов давления на Запад. Вполне осознав всю серьезность происходящего, советское правительство заняло сугубо осторожную и выжидательную позицию. В свою очередь Германия, добиваясь невозможности польско-советского сближения, указывала Польше на то, что основой германо-польской дружбы может являться только антисоветизм.

Таким образом, 1933 г. стал поворотным в развитии советско-германских отношений в результате внутриполитических перемен в Германии. Так порвав с политикой Веймарской республики и использовав фактор большевистской угрозы, Германия надеялась на лояльное отношение Запада. Польша – часть западной системы, поэтому Гитлер пошёл на сближение с ней на антисоветской основе, при этом не допуская сближения Польши с СССР.

В свою очередь Советский Союз надеялся, что после прихода нацистов к власти в Германии они «займутся исключительно Западом, что мы смогли бы спокойно строить социализм»48. В условиях обозначившегося противостояния в Европе, для СССР имело главное значение то, что Германия опять противостоит Западу и, следовательно, рано или поздно ей будет нужен союзник на Востоке. В том, что эта роль уготована только СССР, по всей видимости, серьёзных сомнений в Москве не было. Поэтому с Германией Сталин готов был искать сотрудничества, идя на очень многое.

1.2 СССР и сближение Польши и Германии в 1934-1935 гг.


26 января 1934 г. была подписана германо-польская декларация о мирном разрешении споров и неприменении силы. Данное соглашение исключало Польшу из любых систем коллективной безопасности, что было на руку Германии. В Берлине считали «декларацию о ненападении» временным актом. Так Гитлер отмечал, что «вовсе не собирается добиваться взаимопонимания с поляками. Мне нет нужды делить власть с кем бы то ни было. В любой момент я могу найти общий язык с Советской Россией. Я могу разделить Польшу в любое удобное для меня время и любым способом. Но я этого не хочу. Это будет слишком дорого стоить. Я не стану делать этого, пока я могу без этого обойтись. Польша нужна мне до тех пор, пока существует угроза с Запада»49.


Случайные файлы

Файл
85895.rtf
10179.rtf
125851.rtf
90564.rtf
80958.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.