Постсоветский период историографии российского революционного терроризма (58824)

Посмотреть архив целиком










Постсоветский период историографии российского революционного терроризма


Конец XX столетия, как и его начало, ознаменовался волной террористических актов. Историческая наука не могла не отреагировать на этот вызов.

Первоначально большое влияние на развитие историографии российского революционного терроризма оказывали тенденции политической декоммунизации. С позиций теории правого государства критиковал практику внедрения провокаторов в террористические организации Ф.М. Лурье. «Провокация, - писал он, - одна из самых темных сторон природы живых существ. Провокация не просто темная, но зловещая сила. Еще страшнее, когда в провокации участвуют не частные лица, а крупные чиновники, ведомства, учреждения, превращающие провокацию в инструмент своей деятельности, вводя ее в сферу политики. Правительства использование провокации всегда тщательно скрывают от непосвященных; если же не удается избежать огласки, пытаются объяснить ее благими намерениями. Но даже самые соблазнительные светлые цели не могут оправдать грязных средств для их достижения».

Провокаторство, по оценке Ф.М. Лурье, коррелировалось с отсутствием общественного правосознания широких масс населения в Российской Империи. Уничижительные характеристики дает он фигурам самих провокаторов. «Все, что касается Азефа, - писал, к примеру, Ф.М. Лурье в отношении самого известного агента полиции, - потрясает глубиной падения человеческого духа. Кровь, предательство, безграничный цинизм, грязные деньги, липкая ложь образовали сплошную зыбкую трясину, в которой погребены жизни сотен людей. Единственный случай в истории русского освободительного движения, когда одно и то же лицо в течение нескольких лет одновременно занимало самое высокое положение в революционной партии и Департаменте полиции, к голосу которого внимательно прислушивались руководители политического сыска империи и лидеры революционной партии, когда одно и то же лицо одновременно руководило убийствами крупных царских администраторов и выдавало полиции членов революционной партии. Азеф использовал худшие приемы борьбы политического сыска с революционерами, в нем произошло ядовитое "кровосмешение" этих противоборствующих проявлений человеческой деятельности, самое его существо источало погибель». О каких то сентенциях в отношении героизма сотрудников Департамента полиции, ежедневно рисковавших жизнью, выполняя свой долг перед государством, не могло быть и речи.

Советская историографическая традиция интерпретации народовольческого террора была в постсоветские годы применена в ряде публикаций при объяснении тактики революционных партий начала XX в. Ф.М. Лурье полагал, что эсеровский красный террор был вызван к жизни террором государственным. Если бы существовали демократические институты власти, то революционный терроризм был бы невозможен, ибо он являлся следствием безысходности, отсутствия альтернативы самодержавию. «Была ли в этом вина властей? - спрашивал Ф.М. Лурье. - Бесспорно. Вместо того, чтобы разрешить студентам устраивать кассы взаимопомощи, библиотеки и клубы, где без опасений репрессий можно было бы обсуждать любые политические и экономические проблемы, правительство запретило все, что могло способствовать развитию в молодых людях истинного патриотизма, умения самостоятельно мыслить и анализировать. То, что давно вошло в традиции европейских университетов, российские власти старательно искореняли, не ведая, что тем самым подталкивали студенчество в объятия революционеров и выбивают почву из-под своих же ног. Если бы не чрезмерные правительственные запреты, запреты любой оппозиции, революционеров было бы меньше, да и повадки были бы иными. У несогласных с властями отсутствовал выбор, им оставили всего один путь, путь в конспирацию, а она чаще всего формировала революционное сообщество. Итак, индивидуальный политический террор второй половины XIX-начала XX в. возник в результате преступно-ошибочных воздействий российских властей на радикально настроенных молодых людей». Впрочем, редакция сборника «Индивидуальный политический террор в России XIX - начало XX в.», в котором была помещена данная работа, объявляла о своем несогласии с интерпретацией автора как с объяснением, упрощавшим социокультурный контекст развития России начала XX в. Но в силу того, что аргументация, приводимая в статье, пользуется популярностью в современной историографии, редакторский коллектив посчитал необходимым включить работу Ф.М. Лурье в указанный сборник.

В постсоветский период развития изучения истории революционного терроризма при плюрализме мнений и отсутствии идеологической детерминанты исторического творчества, в отличие от предшествующего времени, существовала не одна, а несколько тенденций и направлений исследования. Во многих работах, включая те, в которых декларировался отказ от прежних советских подходов, наследие марксистской идеологии преодолеть не удалось. Так, К.В. Гусев, признавая, в отличие от своих предшествующих работ, здравые идеи в доктринах эсеров (например, о своеобразии исторического пути развития России), по-прежнему повторял ленинскую оценку социалистов-революционеров как «кадетов с бомбой» и утверждал, что террор для ПСР являлся главным средством свержения монархии. Показательны названия новых книг К.В. Гусева «Рыцари террора» и «Эсеровская богородица», которые звучат диссонансом к наименованиям его прежних произведений, в которых ни о каком рыцарстве эсеров и их святости речи идти не могло.

За неправильную, с его точки зрения, оценку задач первой русской революции, неверные воззрения на расстановку классовых сил в России, ошибочную программу «социализации» и т. п. критиковал эсеров Г.Г. Ка-саров Он признавал: «Партия эсеров внесла определенный вклад в свержение российского самодержавия, в борьбу за демократические и политические свободы. Совместные действия рабочего класса и крестьянской демократии приближали освобождение масс из под царской монархии, отстав-

шей на целые столетия от мировой цивилизации». (Словосочетание «иго царской монархии» также перекочевало из терминологического аппарата советских историков прежних лет). Вместе с тем, вынося резюме деятельности партии эсеров в начальный период ее существования, автор писал: «В общеполитической борьбе эсеры, признав гегемоном революции отечественную буржуазию, оказались в хвосте у последней. Своей тактикой индивидуального террора они помогли либералам, способствовали впоследствии кадетам торговаться с представителями царской власти».

По-прежнему, значительная часть работ, затрагивающих проблемы российского революционного терроризма, была представлена в рамках классового подхода понимания истории. Террористическая тактика определялась как проявление классового сознания мелкобуржуазных слоев населения, в частности интеллигенции. Негативной чертой является не само по себе использование методологии классового анализа, имеющего право на существование, а такое положение, когда появлявшиеся редкие исследования, написанные в нетрадиционном ракурсе, обделяются вниманием профессиональных историков и считаются ими несерьезными.

Противоположной тенденцией 1990-х годов явилось построение ряда работ по принципу «от противного». А. Литвин писал об эсерах как о «бескомпромиссных демократах», готовых защищать демократические идеалы до конца, но обреченных на поражение из-за своей приверженности демократическому социализму, социализму без насилия. Об эсеровском терроризме в данном случае не говорилось ни слова.

Уже само название указанной новой монографии К.В. Гусева «Рыцари террора» отражало тенденцию смены оценок в отношении политических оппонентов большевиков. Автор писал о БО ПСР как рыцарском ордене, членов которого характеризовало самопожертвование и личное бескорыстие. Такой подход был принципиально отличным от оценок, даваемых К.В. Гусевым террористам в работах советского периода, где доминировала мысль о сомнительности героизма, да и вообще высоких моральных качества боевиков.

Вместе с тем историк не отказался от прежнего тезиса об исторической обреченности и авантюризме террористического движения в России. Любая боевая деятельность рассматривалась им как благоприятная среда для провокаторства. К.В. Гусев повторял мысль, апробированную им еще в работах 1960-1970-х годов о том, что именно террористическая тактика способствовала политическому угасанию ПСР. Эффект же от индивидуального террора эсеров оценивался автором как нулевой.

В постсоветских исследованиях Н.Д. Ерофеева о народных социалистах автор писал об их «особой мудрости, недоступной для поверхностного взгляда», постановке ими во главу угла интересов личности, выражение воли всего народа, «глубокое знание русской действительности, жизни народа, его положения, быта, психологии, интересов, настроений». Большевики и эсеры критиковались за их радикальность, выражающуюся в увлечении боевыми предприятиями, а умеренность народных социалистов, считавшаяся прежде их главным грехом, превращалась в добродетель.

Еще в большей степени вектор подобных умонастроений был усилен в статье Л. и О. Протасовых". Н.Д. Ерофеев полагал, что эсеров отличало от большевиков стремление сохранить моральный облик, тогда как для последних была характерна беспринципность в решении политических задач. Но мораль и политика - плохо совместимые друг с другом понятия, и потому большевики в конечном счете переиграли социалистов-революционеров. «Логически, в России, тогда преимущественно крестьянской стране, - писал Н.Д. Ерофеев, - успех должен был бы быть на стороне эсеров, их учения, социально ориентированного, прежде всего, на крестьянство и более притягательного для широких масс своей демократичностью и гуманностью.


Случайные файлы

Файл
2976.rtf
3.16.doc
96871.rtf
70802-1.rtf
12818.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.