Особенности утверждения геополитических позиций России на Северном Кавказе (58468)

Посмотреть архив целиком










КУРСОВАЯ РАБОТА:

«Особенности утверждения геополитических позиций России на Северном Кавказе»


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1 Соотношение факторов силового принуждения и солидаризации в процессе присоединения Северного Кавказа к России

2 Незамеченные итоги Кавказской войны

Заключение

Примечания

Библиография


ВВЕДЕНИЕ


В России из-за особенностей ее развития сложилась геополитическая реальность, при которой совпадение государственного и этнонационального полей в большинстве случаев не установилось. Ее государственное поле на полиэтнонациональной основе (1). Многие народы стремились сохранить единство с Россией, в том числе и большая часть чеченского народа. Но положение внутри самой страны нестабильно. По свидетельству Г.В. Заурбековой, непосредственно наблюдавшей развитие трагических событий на Северном Кавказе на исходе XX века «сепаратисты убили сотни чеченцев за приверженность к России», высказывания же против нее зачастую вызывали осуждение и неодобрение у простых людей (2).

Россия получила массовую поддержку народа в значительной степени благодаря своему авторитету, не колониальной державы, подобной одной из западноевропейских стран, удерживающей власть только благодаря силе оружия, а державы, способной своим нравственным влиянием, обеспечением надлежащих условий развития утвердить свои позиции в регионе. В настоящее время, когда проблема терроризма требует от Росси принятия решительных мер, особенно необходимо осознавать, как правительству, так и обществу, что силовыми методами проблему решить нельзя. Необходимо, чтобы обе стороны осознавали, что только совместное развитие регионов может обеспечить наиболее благоприятные условия развития для как для российской, так и для чеченской сторон. Чтобы преодолеть сопротивление сепаратистов необходимо избавиться от барьера, созданного историографией. Большинство научных трудов роль силового в процессе присоединения Северо-Кавказского региона к России сильно преувеличена, в то время как фактор солидаризации остался незамеченным. Историография представляет присоединение Кавказа как чуть ли не покорение, захват, рисует сопротивление народа как массовое, хотя, как показывает ряд исследований, это далеко не так. В работах последних лет значительно большее внимание уделяется не силовому влиянию России в процессе интеграции геополитического пространства России и Кавказа, но тем не менее тема исследована пока недостаточно обстоятельно. Существующие источники, при их тщательном изучении, позволяют исследовать проблему глубже и заполнить пробелы ныне существующей историографии, разрушить сложившиеся в обществе стереотипы, что необходимо для решения проблем, стоящих перед современным обществом.

В данной работе акцент сделан на положительные изменения, происходившие в крае по ходу и после завершения его присоединения к России.


Глава 1

Соотношение факторов силового принуждения и солидаризации в процессе присоединения Северного Кавказа к России


Еще в конце Кавказской войны (1817 – 1864) русское командование пыталось выяснить «общую цифру неприязненного населения» (3), что позволило бы определить предрасположенность туземных обществ к сепаратизму, но попытки эти так и остались не реализованными. Это теперь дает возможность изображать сопротивление горцев чуть ли не всеобщим, хотя массовость поддерживалась и силовым влиянием непримиримых, которое ослабло на завершающих этапах ликвидации конфликтных зон в восточных и западных пределах края (4).

Немалая часть коренного населения придерживалась ориентации России (5). В составе русской армии действовали целые подразделения, сформированные на добровольной основе из армян, грузин, татар, чеченцев и т.д., возглавлявшиеся своими военачальниками, многие из которых добились крупных успехов (6). Офицерский корпус кавказской армии более чем наполовину состоял из представителей местных народов (7).

Таким образом, войну с Шамилем вели не только русские войска, но и сами горцы, причем их действия неоднократно заслуживали высокие отзывы командования. Так, после ряда сражений 1841 года генерал Граббе констатировал следующее: «…милиция кабардинская, джарская и кумыкская соревновались в храбрости с казаками». А в 1851 году с отрядами двух наибов Имама боролись мирные чеченцы (8).

На необходимость учитывать роль самих народов Кавказа в присоединении края к России впервые указал князь Мещерский в путевом дневнике, изданном в 1876 году: « Кавказ был завоеван как оружием русских…, так и оружием туземцев Кавказа…» (9). С.Ю. Витте также считал, что нельзя игнорировать значение туземцев в покорении Кавказа (10).

Примечательно, что и лидеры местных народов до 1917 года считали также. В 1912 году депутат Государственной Думы от Дагестанской области Гайдаров на одном из заседаний с гордостью напомнил: « Кавказ присоединен к России благодаря исторически естественным условиям…Я утверждаю, что присоединение Кавказа к России было как русским, так и кавказским делом…» (11). Процесс интеграции кавказского населения в российское многонациональное государственное пространство в той или иной степени охватывал большинство туземных сообществ и происходил как накануне, так и по ходу присоединения Кавказа к России.

Благодаря происходившим в крае этнополитическим переменам начальник Терской области смог в 1863 году, без каких – либо затруднений провести дополнительный набор и сформированная ранее горская милиция пополнилась еще 20 сотнями, четыре из которых были чеченскими. Это соединение предназначалось также для быстрейшего завершения покорения северо-западного Кавказа, где военные действия еще продолжались. В том же году здесь был создан Шапсугский округ, от него был выставлен аналогичный отряд, отличавшийся надежностью и исполнявший поручения « с примерной точностью» (12). Шамилю приходилось нередко одолевать серьезное сопротивление со стороны местных народов. Весьма широкое участие в нем принимали, в том числе чеченцы и дагестанцы (13).

Русское государственное присутствие в регионе намечалось еще с X века, когда на Таманском полуострове было образовано Тмутараканское княжество. С окончательным распадом бывшей империи Чингисхана, после того как геополитическая миссия объединения Евразии перешла к России, оно стало постепенно расширяться, сопровождаясь противоречивыми процессами. Некоторые племена и даже целые этнические сообщества уже с того периода начали добровольно принимать российское подданство (14). В XVIXVII веках в Москву поступали многочисленные прошения и грамоты от народов Кавказа с просьбами о покровительстве и включении их в пределы России. В1552 году поддержка была оказана пятигорским черкесам, подвергавшимся притеснениям со стороны крымских татар (15). Однако, по мнению видного краеведа начала XX века Ф.А. Щербины, добровольное вхождение в состав России было неустойчивым. Но, по мере укрепления российского присутствия на Кавказе, эта тенденция набирала силу. Колебания преодолевались при помощи воздействия на экономические и личные интересы. На принятие решений о подданстве уходило немало времени, так как они были непростыми, и нередко перед Россией возникали даже военные угрозы из-за них.

Единение с Кавказом соответствовало не только национальным интересам русских, обеспечивая безопасность на одном из важнейших стратегических направлений. Оно отвечало интересам и самих коренных народов. Предопределив более успешное совместное развитие. Одни из них получили для себя державную защиту, другие – при сохранении привычного самоуправления внешнее централизующее государственное оформление.

После этого Северный Кавказ превратился в составную часть России, что впервые было признано в Гюлистанском мирном договоре с Ираном в1813 году. В 1828 году Турция была вынуждена признать приоритет российского влияния на Кавказе (16). По мнению Кавтарадзе, стратегические интересы требовали распространения российской юрисдикции на нагорные районы, разъединявшими империю с уже вошедшими в ее состав народами.(17). Оказывающих сопротивление присоединяли силой, “по праву войны,” которое тогда отвечало нормам международных отношений (18), нои в этом случае был задействован фактор нравственного воздействия: к включенным таким образом в состав России относились как к потенциальным соотечественникам, а входившим добровольно оказывали содействие и помощь. Такое нравственное воздействие имело результаты: происходил отход горского населения от Шамиля (19), а завоевание не воспринималось как покорение (20). Главная цель политики сводилась к гражданскому приобщению (21), а не получению материальных и политических выгод.

Обогащения русского народа за счет других не происходило, так как все инородческие территории рассматривались на равных с великорусскими, а налоговые повинности, установленные для них, не имели различий по признакам этнической принадлежности, а в ряде случаев были значительно уменьшены (22).

Курс на сохранение фискальных послаблений для инонациональных сообществ выдерживался неизменно.

Инонациональная периферия находилась в несколько привилегированном положении: значительную долю налоговых выплат покрывало русское население, на многие ее регионы в свое время не распространялось крепостное право, рекрутская повинность, сохранялись традиционные хозяйственные устои (23).

Размеры этих привилегий стали вызывать обеспокоенность у части русской общественности на рубеже XIXXX веков. Тема эта обсуждалась в различных изданиях того периода. В 1896 году В.В. Розанов в одной из своих статей заметил: “ Россия порльзуется в самой России правами наименее благоприятствуемой державы” (24). А в 1901 году М.А. Миропиев пришел к выводу, что “ политика предпочтения окраин центру ведет к государственному разложению” (25). В этом есть доля правды, так как затраты на них были огромны и напоминали ордынский выход.


Случайные файлы

Файл
82877.rtf
144935.rtf
referat.doc
141422.rtf
22750.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.