Меньшевики в годы гражданской войны (58096)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение …………………………………………………………………. 3

Глава 1. Политическая платформа меньшевизма и внутрипартийная деструкция после октября 1917 г. ……………………………………… 5

Глава 2. Меньшевики после разгрома учредительного собрания …… 9

Глава 5. Обострение гражданской войны и репрессии против меньшевиков …………………………………………………………… 11

Закглючение ……………………………………………………………. 18

Список источников и литературы …………………………………….. 19

Примечания …………………………………………………………….. 20


Введение


Роль меньшевиков в гражданской войне в советской историографии рисовалась исключительно черными красками. Начало положил Л. Троцкий в работе «Между империализмом и революцией»: «Меньшевики, в союзе с эсерами и кадетами, становятся вдохновителями контрреволюционного Комитета спасения родины и революции, который немедленно вступает в связь с наступающей на Петербург казачьей конницей Краснова и организует попытку вооруженного восстания юнкеров. Лидеры меньшевиков, которым Каутский выдает патент на устройство бескровных демократий, являются фактическими инициаторами и организаторами гражданской войны в России. От Петербургского Комитета спасения родины и революции, в котором меньшевики работали совместно со всеми белогвардейскими организациями, прямые нити ведут ко всем дальнейшим контрреволюционным восстаниям, заговорам, покушениям: к чехословакам на Волге, к самарскому комитету Учредительного Собрания и Колчаку, к правительству Чайковского и генералу Миллеру на севере, к Деникину и Врангелю на юге, к военным штабам окраинных буржуазных республик, к заграничным эмигрантским убежищам и к секретным фондам Антанты… Лидером антисоветского блока в учредилке выступал не кто другой, как Церетели».

Аналогично оценивалась роль грузинских меньшевиков в работах «Гражданская война в России и меньшевистская Грузия» (М., 1921), «Тайны меньшевистского царства» (Тифлис, 1921): «В числе других и бакинские меньшевики в 1918г. открыто выступали проводниками английской интервенции и контрреволюционного переворота в Баку, Закавказье и Закаспии».

Этот подход остался традиционным для всей последующей советской историографии. В процессе подготовки данной работы мы опирались на такие работы советских авторов, как «Классы и партии в гражданской войне» Л. М. Спирина,1 «Октябрьская революция и крах меньшевизма» Н. В. Рубара,2 «Непролетарские партии России»,3 «Мелкобуржуазные партии России: Урок истории».4 Для всех них характерен указанный подход.

Новое видение деятельности меньшевиков в период гражданской войны характерно для современных исследований. Изученные нами работы («Политические партии России: история и современность» (2001),5 «Меньшевики и меньшевизм» (1998),6 «Меньшевики и большевики в октябрьские дни 1917 года» Л. Хеймсона (2000),7 «Конец семнадцатого года» А. Г. Шляпникова8) позволяют взглянуть на деятельность меньшевиков без идеологических штампов.

В связи с этим цель данной работы, которая определяется как анализ деятельности меньшевиков в годы гражданской войны, может быть достигнута через решение следующих задач:

1) изучить политическую платформу меньшевизма в годы гражданской войны;

2) проанализировать деятельность меньшевиков;

3) показать процесс уничтожения меньшевизма путем внутренней деструкции и репрессивным путем.



Глава 1. Политическая платформа меньшевизма и внутрипартийная деструкция после октября 1917 г.


После 25 октября 1917 г. все течения РСДРП(о) – и центристы, и интернационалисты, и оборонцы – были едины в том, что захват власти большевистской партией стал политическим поражением меньшевизма. «После Октябрьской революции меньшевистская партия оказалась на стороне выступавших против Советов контрреволюционных сил»,9 – пишет Л. М. Спирин. После того как Федор Дан от имени Центрального исполнительного комитета советов первого созыва сложил перед Вторым съездом советов полномочия старого президиума, ЦК РСДРП(о) принял резолюцию, объявляющую “захват власти большевиками путем военного заговора насилием над волей демократии и узурпацией прав народа”.10

Для центристов главным являлись “громадные объективные препятствия для быстроты развития революции и широты ее размаха”, а также “партийный раскол”. Интернационалисты настаивали на том, что “не фатальное стечение обстоятельств, не одни только непреодолимые условия привели к политическому разгрому меньшевистской партии, но и политика ее руководящих верхов”, которую они характеризовали как идущую вразрез с предвидениями партии, следующую за стихийным ходом развития и противоречиями революции и с опозданием регистрирующую ее этапы.

Что касается оборонцев, то те сводили основной урок “восьмимесячной революции” к необходимости встать на “единственный путь” – покончить с “т.н. интернационалистскими, а в сущности, большевистскими идеями” (возможность скорой мировой революции, отрицание потребности в национальном единстве, непризнание за российской буржуазией каких-либо способностей к революционному творчеству).

Подобный разброс мнений показателен не только как отражение многообразия бытовавших в меньшевистской среде взглядов и мнений (тем более что меньшевизм никогда не знал монолитного единства). Он знаменателен как начало организационного размежевания, завершившегося окончательным уходом из партии не только оборонцев, но и объединенных социал-демократов интернационалистов, “новожизненцев” и других. Резко сокращалась численность партийиых рядов. Ослаблялись и нарушались связи между центром и местными организациями. Падало влияние партии.

Таким образом, будучи едины в отношении цели, разные группы меньшевиков по-разному подходили к вопросу о тактике и методах борьбы против советской власти. Правое крыло партии во главе с Потресовым выступало за вооруженные формы. Эта часть меньшевиков заняла непримиримую позицию и даже пошла на раскол своей партии, выйдя из состава ЦК.

Другое течение – часть центра во главе с Даном и "левое" крыло (меньшевики-интернационалисты), представлявшее большинство партии, – считало, что советскую власть надо устранить мирным путем. Для обсуждения тактики в новой политической ситуации с 30 ноября по 7 декабря 1917 года прошел чрезвычайный съезд меньшевистской партии. Октябрьскую революцию он определил как незаконную. Потресов предложил выдвигать против большевиков те же лозунги, что и против самодержавия.

Более умеренную линию отстаивал Мартов - лидер меньшевиков-интернационалистов. Он предложил резолюцию (и съезд поддержал ее) о создании Учредительным собранием однородного социалистического правительства без буржуазии.11

В качестве основной задачи момента меньшевиками выдвигалось “сплоченность всех пролетарских и демократических сил для предотвращения па грома революции или полного торжества анархии и противодействия натиску контрреволюции”.12 Органами такого сплочения, по мнения меньшевистского руководства, должны были выступать Комитеты общественного спасения для защиты республики, сформированные из представителей городских дум, советов и прочих демократических организаций как политических, так и профессиональных и армейских Основные лозунги – созыв Учредительного собрания и немедленное начало переговоров о заключении всеобщего мира.

Однако меньшевикам-оборонцам это решение показалось недостаточным, так что общегородское собрание в Петрограде поспешило отмежеваться от тактики ЦК. Единственно законным до Учредительного собрания признавалось правительство Керенского. Полагали необходимым создать “военно-политический центр... для решительных действий”, требовали “немедленного освобождения арестованных министров и других деятелей Временного революционного правительства и предания насильников и руководителей междоусобия революционному суду”.13

В совместном заявлении фракции меньшевиков-интернационалистов Второго съезда советов и Комитета петроградской организации от 27 октября отмечалось: “Большевики, произведя накануне съезда, по заранее разработанному плану, государственный переворот, захватили власть именем советов, лишив их тем даже возможности обсудить самостоятельно вопросы о переходе к ним власти и мирной или насильственной формах этого перехода”. Собственную позицию, занятую на Втором съезде, меньшевики-интернационалисты объясняли тем, что их предложения о немедленных переговорах со всеми революционными организациями и социалистическими партиями о выходе из кризиса посредством образования общедемократического правительства и о прекращении военных действий на время этих переговоров были проигнорированы: “Мы не могли взять на себя ответственность за этот акт гражданской войны... Мы ушли, чтобы повсюду работать во имя сплочения всей революционной демократии”.

Призыв к прекращению демократической междоусобицы и к солидарному отпору попыткам контрреволюции “использовать положение для того, чтобы потопить в крови пролетарское движение и покончить с опасно раненной революцией”, вызывал раздражение и у оборонцев, и у центристов. Ведь он, по сути, молчаливо предполагал инкорпорацию большевиков в демократический лагерь. Не случайно Скобелев счел нужным предупредить: “Надо всегда помнить твердо, что контрреволюция проходит не только в правые двери, но и в слишком левые”.

28 октября ЦК принимает решение о недопустимости каких-либо соглашений с большевиками относительно совместной с ними организации власти. Однако уже вечером того же дня начались переговоры представителей общественных организаций и социалистических партий под эгидой Всероссийского исполнительного комитета союза железнодорожников (Викжель), который ультимативно потребовал прекращения гражданской войны.14


Случайные файлы

Файл
69870.rtf
32448.rtf
7542-1.rtf
71110.rtf
181741.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.