Материальное положение студентов Белорусского государственного университета (58077)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ



БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ





Исторический факультет





















Материальное положение студентов Белорусского государственного университета















































Минск

2007



В 1921 году к учебе приступили на факультете общественных наук и медицинском факультете 1126 студентов, на материальное положение которых определенно оказывало влияние их социальное происхождение. В первый год своего существования университет насчитывал 49 человек, имеющих рабочее происхождение, 98 - крестьянское, 998 человек являлись служащими или их детьми, 96 студентов имели иной социальный статус.1

Постепенно доля служащих уменьшалась, а процент рабочих и крестьян увеличивался. Причиной данному явлению были не столько процессы, происходившие в обществе в 1920-е годы, сколько решение органов власти. В 1928 году на имя ректора Белорусского государственного университета было прислано письмо из Народного Комиссариата Просвещения с пометкой «секретно». Данное письмо содержало указания, какой процент среди студентов должны составлять рабочие и крестьяне. Так, на педагогическом факультете должно быть не меньше 12 % рабочих и 50% крестьян, на медицинском факультете – 21 % и 45 %, на факультете хозяйства и права – 25% и 36 % соответственно. Указывалось, что данный процент не может быть «ни в коем случае уменьшен, а при наличии кандидатов – увеличен».2

Все вышеперечисленное означало большие трудности для университета. Кроме того, что рабочие, крестьяне и их дети часто были не подготовлены для учебы в университете, это были наименее обеспеченные слои населения, материальным обеспечением которых занимался университет.

В 1921- начале 1922 г. студенты учились бесплатно, одновременно получали стипендию, которую выплачивали «натурой» - продуктами. В марте 1922 г. Правление БГУ вынуждено было ввести плату за обучение, так как из-за отсутствия средств стал вопрос о закрытии БГУ.3А с 1923 г. платное обучение было введено во всех высших и средних учебных заведениях Белоруссии. Тогда же был определен порядок оплаты за обучение: платить за учебу должны были все студенты, за исключением освобожденных особой комиссией4.

Вопрос о взимании платы за обучение вызвал спорные моменты между университетом и Белорусским комитетом профессионально-технического образования. В феврале 1923 года в БГУ был утвержден свой порядок взимания платы, в соответствии с которым студенты делились на две категории: имеющие нетрудовой и трудовой доходы. С первых предлагалось взимать 50 рублей золотом за учебный год (10 месяцев). Ко второй категории относились члены профсоюзов, работающих по найму и их дети,5 получающие низкую заработную плату - до 250 советских рублей в месяц, которые освобождались от платы, а с лиц, имеющих больший доход взималось 5, 10 и 15 рублей золотом в год (например, 15 рублей золотом платили студенты, доход семьи который превышал 550 советских рублей в месяц).6 Однако Белорусский комитет профессионально-технического образования высказал свое несогласие со взиманием платы с лиц, имеющих трудовой доход. Было предложено освободить от платы лиц, получающих до 350 рублей в месяц, а 15 рублей взимать с тех, кто получает более 650 рублей в месяц.7 Правление университета было вынуждено согласиться с таким порядком проведения оплаты, хотя для БГУ это означало уменьшение денежных средств, столь необходимых для университета в первой половине 1920-х годов.

В 1924 году в связи с введением в денежный оборот червонца, произошло изменение платы за обучение. Теперь она была установлена в размере 150 червонных рублей за учебный год в ВУЗах города Москвы и Ленинграда и в размере 100 червонных рублей в год в ВУЗах провинции. Начиная с 1924/1925 учебного года размер оплаты очень сильно варьировался в зависимости от категории, к которой относился студент, и уровня его доходов, так, в вышеназванном учебном году плата за обучение составляла от 6 до 225 рублей в год. Одновременно были определены категории лиц, не подлежавших взиманию платы.8

К последним относились: окончившие рабочий факультет, члены РКП (Российской коммунистической партии), комсомольцы, лица состоящие на иждивении членов РКП, дети профессорско-преподавательского состава Вузов и лица, командированные Советом профсоюзов Белоруссии, заработок которых не превышал установленного этим Советом минимума,9 медперсонал военно-санитарной службы и их дети,10 дети бывших политических каторжан и ссыльных поселенцев,11 стипендиаты, инвалиды войны, дети красноармейцев, командного и политсостава Красной армии и флота, дети безработных, дети крестьян, платящих единый сельскохозяйственный налог меньше установленной суммы.12 Стипендиальные Комиссии ВУЗов имели право снижать оплату до 50% или полностью освобождать от платы малоимущих студентов.13

Каким образом проводилось взимание платы за обучение? В первую очередь все студенты должны были предоставить справки о получаемом доходе или же справки, дающие им право учится бесплатно, уполномоченному члену комиссии, который в справке отмечал разряд обложения.14 Плата устанавливалась в золотой валюте по курсу золота в день уплаты. 15 При внесении денег, в кассу Правления БГУ, каждый плательщик заполнял заявление следующего содержания «Я, студент (ка) … факультета, имя, отчество, фамилия вношу при сем причитающуюся с меня плату в сумме … руб в знаках 1923 г. Подпись, дата». Студенты 2-го курса предоставляли в кассу свою зачетную книжку, в которой казначей БГУ делал отметку о взносе платы, данная отметка заменяла собой квитанцию. Если студент не имел еще зачетной книжки, то он получал от казначея квитанцию, отметка об оплате переносилась с квитанции в зачетную книжку после получения последней. Студенты, не оплатившие учебу к установленному сроку, не допускались к сдаче зачетов и экзаменов.16

Однако если сопоставить данные о количестве студентов, подлежащих плате за обучение и освобожденных от нее, то можно увидеть, что все же большая часть студентов не платила за обучение, либо платила частично. Например, в январе 1924 года из 582 студентов факультета общественных наук обложен платой был 261человек, что составляет 45 % студентов и освобожден 321человек – 55 %. На медицинском факультете обучалось 440 человек, из них освобождены от платы – 235 человек (53%), платили 205 человек или 46 %, причем четверть из них вносили самую минимальную сумму – 6 рублей в год.17 Приведенные выше цифры подтверждают мнение, что плата за обучение была введена со стороны правительства не столько для улучшения материального положения учебных заведений, сколько для увеличения доли среди студентов «рабоче-крестьянского элемента», которой и был главной опорой существующего государственного строя.

В 1929 году Коллегия Народного Комиссариата Просвещения приняла проект, согласно которому был расширен контингент студентов ВУЗов, освобожденных от платы за обучение. С данного момента на бесплатное обучение зачислялись дети крестьян, которые платили сельскохозяйственный налог до 25 рублей; дети рабочих и служащих, зарабатывающих до 75 рублей в месяц; дети лиц, имеющих орден Красного Знамени или Трудового Красного Знамени; дети педагогов или медицинских работников, работающих в учебных заведениях; лица, содержащие беспризорных детей; а также дети рабочих, погибших от несчастных случаев на производстве или на транспорте. В общей сложности, в каждом учебном заведении, согласно проекту, должно было быть не менее 50 % бесплатных мест. В это же время увеличивалась плата за обучение для детей «нетрудового элемента». Кроме того, с 1929 года плата взималась не за 10 месяцев, как раньше, а за целый год.18

Необходимо отметить тот факт, что правление БГУ определило оплату за обучение как сбор на «оборудование университета». Студенты-платники могли оплатить свою учебу не только деньгами, но и, например, дровами для отопления жилья сотрудников БГУ. Кроме того, практиковалось так называемое «самообложение студентов», когда с каждого студента взималась определенная сумма денег в пользу университета.19

Чтобы помочь студенчеству в плане материального обеспечения, практически одновременно с введением оплаты, стали выдаваться денежные стипендии в советских знаках, которые очень быстро обесценивались, да и прожить на них можно было только несколько дней. Так, в газете «Звезда» за 5 декабря 1922 г. помещена заметка о том, что на весь БГУ, кроме рабфака, предоставлено 200 стипендий, каждая - по 1260 руб. в месяц.20 А буквально через два номера в этой же газете приведены рыночные цены на 4 декабря 1922 г. Вот некоторые из них: фунт (400 грамм) крупы гречневой – 67 руб., крупы перловой – 50 руб., черный хлеб – 28, пуд картофеля (16 кг) – 220, масло коровье – 743, кварта молока – 142, яйца – 483 (десяток), сахарный песок – 280, спички (десяток) – 150 рублей.21 Нужно отметить, что студенты первую стипендию получили после Рождества.22 А слушатели рабфака в 1923 г. вместе с денежной стипендией получали еще полпуда муки (8 кг).23

Кто же были те «счастливчики», которые имели право на стипендию? В первую очередь стипендию получали слушатели рабфака – рабочие, батраки и крестьяне, которые имели 4-летний стаж работы, воспитанники детских домов, которые не имели помощи от родственников. В следующую очередь стипендию получали студенты, которые имели политический, общественный или красноармейский стаж.24 В обязательном порядке правом на получение стипендии пользовались лица, командированные производственными или непроизводственными союзами.25 Студент, зачисленный в списки на получение стипендии, пользовался ей на протяжении всего периода обучения. Лишится стипендии студент мог только при условии улучшении материального положения, или если он без уважительной причины остался на одном том же курсе.26


Случайные файлы

Файл
162108.rtf
124278.rtf
82513.rtf
125576.rtf
17787-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.