Лестничный принцип организации власти в древнерусском государстве (58007)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

1. Образование государственности у древних славян

1.1 Древние славяне

1.2 Образование древнерусского государства

2. Организация власти в древнерусском государстве

2.1 Общественный строй древнерусского государства

2.2 Государственный строй древнерусского государства

2.3 Лестничный принцип организации власти

Заключение

Список литературы




Введение


Впервые теорию о так называемом «лестничном восхождении» в древнерусском государстве выдвинул В.О. Ключевский.

Созданная система «лестничного восхождения», по выражению В.О. Ключевского, была очень далека от совершенства и порождала постоянные распри между братьями и детьми князей. При каждом удобном случае Ярославичи норовили нарушить очередность – разумеется, с пользой для себя или своих ближних родственников, союзников. Запутанный порядок наследования был поводом для частых междоусобиц, во время которых бывали случаи обращения за помощью к венграм, полякам, половцам.

Принятие восточного христианства в 988 г. Владимиром I в качестве государственной религии имело для Руси судьбоносное значение. Введение христианства не было просто очередным звеном в развитии религиозных реформ X в. Оно привело к трансформации древнерусского культурного архетипа, изменению ментальности и вхождению вследствие усвоения духовного и культурного византийского (и его ингредиента – античного) опыта, в православную византийско-славянскую цивилизацию. Эволюционный тип общественного развития сменился инновационным, его безусловным источником становится Киев.

Начинается постепенное утверждение канонических христианских представлений о природе власти, государства и его целях. Как отмечал В.О. Ключевский, «на киевского князя пришлое духовенство переносило византийское понятие о государе, поставленном от Бога не для внешней только защиты страны, но и для установления и поддержания внутреннего общественного порядка», а также обеспечения распространения и защиты христианских ценностей. Происходит разделение светской и духовной власти. Великие князья остаются составной частью династического рода, построенного по типу «конического клана». Семейные отношения совпадали с вассальными: князь-отец – сюзерен, а княжичи-сыновья – вассалы. Положение осложнялось увеличением числа князей и их генеалогических линий. В основе этих взаимоотношений, вероятно, лежала система лестничного восхождения князей, при котором генеалогическое старейшинство определялось наследованием великого стола «от брата к брату». В реальном историческом процессе политическое и военное «старейшинство» отодвигало генеалогическое на второй план.




1. Образование государственности у древних славян


    1. Древние славяне


Предки славян, так называемые праславяне, принадлежали к народам индоевропейской общности. Из этой общности постепенно выделялись родственные племена, близкие по языку, хозяйственной деятельности и культуре. Приблизительно во II тыс. до н.э. из индоевропейской общности выделились и славянские племена.

Ученые спорят о возможных прародинах славян:

  • висло-одерская (XVXII вв. до н.э.) в междуречье Вислы и Одера;

  • буго-днепровская (XVXII вв. до н.э.) в междуречье Буга и Днепра.

В «Повести временных лет» говорится о дунайской прародине славян: «Сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так же пришли славяне на реку Днепр и назвались полянами. А другие древлянами, потому что жили в лесах, а иные дреговичами, иные полочанами. Славяне же, которые поселились у озера Ильмень, прозвались своим именем словене. И построили они город, и назвали его Новгород. А другие славяне назвались северянами. И так разошелся по земле язык славянский». Много споров возникает и о названии славян русами.

Первые сведения о русах находят в византийских источниках в связи с их набегами на Константинополь. В 860 г. столица Византии подверглась внезапному нападению языческого народа, пришедшего из Скифии, т.е. от северных берегов Черного моря. Этот народ назывался русь, или рось.

Одни ученые считают, что русы одно из славянских племен, название которого произошло от реки Рось притока Днепра. Затем этот этноним перешел на всех восточных славян.

Другие высказывают мысль о том, что русы не славянское племя. Некоторые древние авторы разделяют славян и русов. «Повесть временных лет» называет одно из племен варягов русью, и новгородцев, призвавших варягов - русь, «суть от рода варяжского».

Историки относят обособление восточного славянства от единой славянской общности к VI в. н.э. Накануне образования Древнерусского государства в VIII в. восточнославянские племена занимали обширную территорию. Соседями восточных славян в VIIIIX вв. на западе были балтийские славяне, западные славяне (поляки, словаки, чехи), а также венгры; на юге хазары, с конца IX в. печенеги; на востоке государство Волжская Болгария и угрофинские племена (мордва, марийцы, мурома, меря).

Хозяйственная деятельность восточных славян основывалась на земледелии, оседлом скотоводстве, охоте, рыболовстве, бортничестве (сборе меда диких пчел). Из зерновых культур выращивались рожь, пшеница, ячмень, просо, из огородных репа, свекла, редька, капуста.

Системы земледелия были тесно связаны с природно-климатическими условиями. На Севере существовала подсечная система земледелия. В первый год деревья подрубали. На второй год высохший лес сжигали и, используя золу как удобрение, сеяли зерно. Через 23 года земля истощалась, приходилось переходить на новый участок. На Юге господствовала переложная система земледелия: свободные участки просто засевались. Когда через несколько лет земля истощалась, переходили на новые участки.

Разложение родового строя у восточных славян характеризовалось выделением внутри племен больших патриархальных семей, которые вели совместное хозяйство.

При этом леса, пастбища, охотничьи угодья оставались объектами общего пользования, а освоенные участки пахоты, орудия труда, рабочий скот постепенно приобретали хозяев в лице отдельных семей. Часто три-пять домохозяев селились в общих поселках, где за высокой деревянной оградой стояли бревенчатые жилища.

Разложение первобытного строя сопровождалось появлением частной собственности, имущественного неравенства.

К VIVII вв. у восточных славян формирующиеся хозяйственные системы территориально-племенных земледельческих общин складываются в полугосударственные объединения переходного типа, и кровнородственные отношения заменяются территориальными, политическими и военными связями. Объединяющим фактором было и сходство направлений социально-экономического развития восточнославянских племен.

Летопись называет полтора десятка племен, но правильнее было бы назвать эти объединения племенными союзами. Эти союзы включали в себя 120150 отдельных племен. Каждое племя состояло из большого количества родов.

В VIIIIX вв. у славян преобладала в основном уже соседская община. Низкая производительность хозяйства требовала коллективного труда, а трудности освоения новых земель контроля над их справедливым распределением. Поэтому община мир, вервь приобрела важную роль в хозяйственной жизни древних славян. Соседская община просуществовала в России вплоть до XX в. и оказала влияние на многие исторические процессы.

Община на Руси представляла собой замкнутую социальную систему, призванную организовать все виды жизнедеятельности человека трудовую, обрядовую, культурную. Будучи многофункциональной, она опиралась на принципы коллективизма и уравнительности, являлась коллективным собственником земли и угодий. Свою внутреннюю жизнь она организовывала на основе прямой демократии выборности, коллективном принятии решений и т.д. Община перераспределяла земельные наделы, решала налогово-финансовые вопросы, связанные с обложением податями и их распределением, судебные споры, расследовала преступления и осуществляла наказание за них.

Появление излишков влекло за собой имущественное расслоение внутри общины. Из общины выделяется родовая знать («лучшие мужи», «нарочитые люди»), имеющая преимущества перед остальными при распределении земель, военной добычи или замещении важных постов жрецов и вождей. Во главе племен и племенных союзов стояли еще избираемые князья. Общинная демократия была достаточно сильна, так как община состояла из свободных общинников. Важнейшие вопросы решались на общинных сходах вече.

Существовало общеплеменное ополчение полк, тысяча. Возникает также особая военная организация дружина. Она делилась на старшую и младшую. Дружинники и князь собирали дань с покоренных иноплеменников. Соплеменники данью еще не облагаются. Однако, обогащаясь в результате дележа военной добычи, родовая знать все больше отрывалась от общины.

На рубеже VIIIIX вв. сложилось около полутора десятков племенных союзов военных объединений. Определились условия для формирования государства как продукта внутреннего развития.

Государство продукт сложного и длительного развития политической и социально-экономической структуры общества и не может быть привнесено извне и организовано одним человеком или группой лиц, даже очень талантливых и мудрых.


1.2 Образование древнерусского государства


Ученые не пришли к единому мнению по вопросам образования и развития Древнерусского государства.

Одни считают, что русское государство сформировалось в процессе эволюции славянского общества в результате распада первобытнообщинного хозяйства, появления имущественного неравенства и зарождения классовых отношений.

Другие придерживаются теории появления государственности на Руси извне, в результате призвания варягов.

Один из первых русских историков, монах-летописец Киево-Печерского монастыря Нестор (конец XI начало XII вв.), в «Повести временных лет» рассказывает об образовании в VI в. крупного союза славянских племен в Среднем Приднепровье. Уже в VIIIIX вв. этот союз объединял несколько десятков славянских племен с центром в Киеве и занимал значительную территорию, не уступающую по размеру Византийской империи.

Объясняя появление древнерусского государства, летописец «Повести временных лет» пытался еще в XII в. совместить две версии о его происхождении: южную (идущую от Киева и князя Кия) и северную (идущую от Новгорода). Эти две версии, видоизменившись, остаются в исторической науке и по сей день. Эти версии объясняются следующим образом.

Из восточных источников известны следующие племенные объединения восточных славян. Центром одного из них стал Киев. В источниках упоминаются три крупных политических центра, которые могут считаться протогосударственными объединениями: Куяба (южная группа славянских племен с центром в Киеве), Славия (северная группа, Новгород), Артания (юго-восточная группа, Рязань). В IX в. большая часть славянских племен сливается в территориальный союз, получивший название «Русская земля». Центром объединения был Киев, где правила полулегендарная династия Кия, Дира и Аскольда.

Однако эти племенные объединения носили локальный характер и иногда находились в зависимости от других племен. В «Повести временных лет» отмечается, что северные племена славян (ильменские словене) платили дань варягам, а южные (поляне и их соседи) хазарам.

В 859 г. новгородцы изгнали варягов «за море», однако это привело к междоусобице между племенами. В этой ситуации, собравшись на совет, новгородцы послали «к варягам, к Руси» сказать: «Земля наша велика и обильна, да наряда (порядка) в ней нет. Да пойдите княжить и володеть нами».

Княжить в Новгороде в 862 г. стал Рюрик, посадив своих братьев Синеуса на Белоозере, а Трувора в Изборске.

Летописный рассказ послужил основанием для появления норманнской теории возникновения Древнерусского государства. Эта теория была выдвинута в XVIII в. учеными-иностранцами Российской академии наук. В этот же период появляется антинорманнская теория, первым представителем которой был М.В. Ломоносов.

Норманнскую теорию образования Древнерусского государства в XVIII в. разрабатывали германские ученые А. Шлецер, Г. Байер, Г. Миллер. Сторонниками этой теории были также В.Н. Татищев, Н.М. Карамзин, М.М. Щербатов (XVIIIXIX вв.). По их взглядам, русы, варяги являются норманнами, т.е. германским племенем из Скандинавии.

Сторонники антинорманнской теории М.В. Ломоносов, И.Е. Забелин, Д.И. Иловайский (XVIII начало XX в.) считали, что рассказ летописи легенда. Русь племя не норманнское, их предками являются роксаланы, жившие по берегу Черного моря. Варягов на Руси было мало, и они не могли создать государство.

Свой вклад в разрешение этой проблемы внесли и вспомогательные исторические дисциплины, в частности археология. Многочисленные раскопки на севере страны дали исследователям богатый материал скандинавский инвентарь, оружие, могильники, схожие со скандинавскими. Присутствие варягов на Руси можно считать доказанным. Современные антинорманисты стали склоняться к признанию историчности фигуры Рюрика, отождествляя его с Рюриком Ютландским, о котором повествуют скандинавские саги.

Источниковедческие исследования показывают, что с приглашенным князем племенная знать заключила договор, по которому сбор государственных доходов с подвластных территорий оставался за представителями местных верхов. Этот договор и лег, видимо, в основу дальнейших взаимоотношений Новгорода с князем, могущества и независимости новгородского боярства с его крупным корпоративным землевладением и торговлей. К тому же политические преимущество новгородской аристократии подкреплялось институтом вечевого строя.

В целом проблема происхождения государства на Руси с момента ее возникновения в историографии никогда не была чисто исторической. В разные времена ее использовали с различными политическими целями.

В XVIII в. немецкие ученые настаивали на неспособности славян самостоятельно создать государство и на превосходстве германских народов, способствовавших развитию славянской государственности. Этот миф был подхвачен германским милитаризмом в XIX и XX вв.

Накануне Великой Отечественной войны с германскими фашистами антинорманизм был санкционирован государством как единственно научная концепция. Последние годы в исторической науке, более свободной от идеологического давления, существует большое разнообразие научных концепций происхождения Древнерусского государства, в том числе и мало связанных с варяжской легендой.

Споры норманистов и антинорманистов в исторической науке затрагивают в конечном итоге более широкую проблему: может ли государство быть привнесено извне? Может ли государство образоваться путем завоевания или в процессе еще каких-то причин? Для ответа на эти вопросы необходимо рассмотреть некоторые исторические аспекты образования Древнерусского государства.

Процессы классообразования у славян проходили на фоне формирования племенных союзов, распада большой семьи и перерастания родовой общины в сельскую (соседскую). Известную роль в ходе образования государства играли неразвитые (по сравнению с Востоком или античным миром) рабовладельческие отношения.

Форму общественных отношений, существовавших у славян в VIIVIII вв. Можно определить как «военную демократию». Ее признаками являлись: участие всех членов (мужчин) племенного союза в решении важнейших общественных проблем; особая роль народного собрания как высшего органа власти; всеобщее вооружение населения (народное ополчение). Это означало общинников, равенство всех членов общества.

Правящий слой формировался из двух слоев: старой родоплеменной аристократии (вождей, жрецов, старейшин) и из разбогатевших на эксплуатации рабов и соседей. Наличие соседской общины («верви», «мира») и патриархального рабства (когда рабы входили в состав владевшей ими семьи) тормозило процесс социальной дифференциации.

Образование государственности у восточных славян совпало и было обусловлено разложением родоплеменных, кровнородственных отношений. Они заменялись территориальными, политическими и военными связями. К VIII в. на территории, населенной славянскими племенами, было образовано 14 племенных союзов, возникших как военные объединения. Организация и сохранение этих образований требовали усиления власти вождя и правящей верхушки. В качестве главной военной силы и одновременно правящей социальной группы во главе таких союзов становились князь и княжеская дружина.

В 882 г. два крупнейших политических центра древних славян, Киевский и Новгородский, объединились под властью Киева, образовав Древнерусское государство. С конца IX до начала XI вв. это государство включает в себя территории других славянских племен: древлян, северян, радимичей, уличей, тиверцев, вятичей. В центре нового государственного образования оказалось племя полян. Древнерусское государство стало своеобразной федерацией племен, по своей форме это была раннефеодальная монархия.


2. Организация власти в древнерусском государстве


2.1 Общественный строй древнерусского государства


К IX в., времени образования Древнерусского государства, у восточных славян установилась феодальная собственность на землю и сложились классы феодалы-землевладельцы и феодально-зависимые крестьяне. В господствующий класс феодалов входили киевские князья, местные (племенные) князья, общинная знать (бояре), верхушка служилых людей, дружина князей.

Земельные владения князей росли за счет экспроприации общинных земель, колонизации земель других племен, захвата пустошей. Киевские князья, стоявшие во главе Древнерусского государства, начинали считать себя верховными собственниками всех земель, ранее принадлежавших крестьянам-общинникам. Дань (полюдье) постепенно превращалась в феодальную ренту (часть продукта прибавочного труда, которую получает собственник земли). Сбор дани приобретал насильственный характер и зачастую вызывал активное сопротивление крестьян Крупными феодалами были правители и других княжеств представители великокняжеской династии, местные князья. В класс феодалов входили бояре крупные землевладельцы, захватившие общинную землю, княжеские дружинники, получившие землю от князя. Такое земель-

ное владение именовалось вотчиной, постоянным владением, которое могло быть передано по наследству.

После принятия в X в. христианства значительная часть земель сосредоточилась в руках церкви, монастырей, духовенства. Появляется и другая категория феодалов дворцовые слуги, служилые люди, получавшие землю за службу и на время службы.

Все группы феодалов находились в отношениях сюзеренитета-вассалитета. Верховным сюзереном был великий князь, его вассалами местные князья сюзерены своих бояр и служилых людей. Вассалы несли военную службу. Наиболее влиятельные участвовали в заседаниях княжеского совета. Привлекалось к участию в совете и высшее духовенство. Феодалы-вассалы в качестве вознаграждения за службу получали земельные владения (на праве либо вотчины, либо землевладений, предоставленных им на время службы или пожизненно). Это усиливало зависимость крестьян от местной знати, которой они платили феодальную ренту. Постепенно все в большей мере определялось положение, в силу которого вся земля принадлежала тому или иному феодалу. Право собственности феодалов на землю (на которой жили и работали крестьяне) выражалось прежде всего в том, что они получали с крестьян феодальные подати. Позднее зависимость крестьян от феодалов приобретала все более жесткую форму, а право собственности на землю получило более четкое выражение.

В Древнерусском государстве складывалась типичная для феодализма иерархическая организация различных групп господствующего класса феодалов, основанная на системе феодального землевладения.

Огромные земельные владения принадлежали высшему духовенству, монастырям. Кроме доходов с земли, церковь получала так называемую десятину десятую часть княжеских доходов с населения и денежные штрафы за преступления, подсудные церковному суду.

С ростом феодального землевладения и увеличением могущества феодалов росли и их политические права. Феодалы получали от своих сюзеренов-князей так называемые иммунитеты, освобождались от платежа дани в пользу князя и приобретали право иметь дружину, судить зависимое от них население, собирать различные подати, т.е. прерогативы административной, военной и судебной власти. Политическая власть становилась все в большей мере атрибутом крупной феодальной собственности. Одновременно возникало и право (право-привилегия), охранявшее положение знати, складывающуюся феодальную иерархию. Крупнейший кодекс русского феодального права ХI-ХV вв. Русская Правда определял ряд привилегий господствующего класса: повышенные наказания за убийство феодала или причинение ему имущественного ущерба, более широкие права (по сравнению с крестьянином-смердом) по передаче имущества по наследству (в том числе и дочерям) и многие другие.

Класс феодально-зависимых крестьян складывался различными путями. Процесс феодализации привел к тому, что свободных крестьян-общинников почти не стало, основное крестьянское население попало под ту или иную форму феодальной зависимости. Этот процесс шел одновременно с формированием феодальной собственности на землю. Как уже указывалось, большое значение имели превращение дани в феодальную ренту, раздача земель боярам, дружинникам, монастырям, прямое насилие, внеэкономическое принуждение. Шел также процесс экономического закабаления. Разорившись, общинники вынуждены были идти к феодалу в зависимость на различных условиях (например, закупничества, патроната, найма и т.д.).

Основной группой крестьянства были смерды, жившие общиной, имевшие свой дом, хозяйство, участок земли в пользовании. Зависимость смердов от феодалов, князей могла быть большей или меньшей, но главным образом выражалась в том, что они были обязаны платить феодалам дань, подати, т.е. отбывать феодальные повинности. Жизнь и имущество смердов охранялись по закону в значительно меньшей мере по сравнению с феодалами. Их имущество в случае отсутствия сыновей не переходило по наследству замужним дочерям, а становилось собственностью господина. Только незамужние дочери получали часть имущества. Смерды подлежали суду князя, его вассалов, церкви (если жили на ее земле).

Положение смердов нельзя определить как крепостное состояние. Они не были прикреплены к земле и личности феодала, но их феодальная зависимость (в большей или меньшей мере) не вызывает сомнения.

Другую категорию зависимого населения составляли закупы смерды, попавшие в тяжелое экономическое положение, взявшие в долг какое-то имущество у господина и гарантировавшие возвращение долга как бы самозакладом. Закуп работал в хозяйстве господина и не мог его покинуть, пока не возвращал долг (иначе его превращали в полного, «обельного» холопа). Но закуп имел некоторые права и защиту закона.

Были и другие категории феодально-зависимого населения изгои, люди, вышедшие из общины; прощенники это попавшие под так называемое «покровительство», патронат церкви, монастырей или светских феодалов и обязанные за это работать в их хозяйствах.

Превращение общинников-крестьян в феодально-зависимых людей, усиление эксплуатации вызывали упорное сопротивление крестьянства, боровшегося против господской власти. Так, около 1071 г. произошло крупное восстание смердов на Ростовской земле, и это далеко не единственный пример.

Наряду с феодально-зависимым населением господствующие классы в Древнерусском государстве эксплуатировали и рабов (холопов). Наиболее древними источниками холопства являлись плен, рождение от рабыни. Но Русская Правда указывала и многие другие пути превращения свободных людей в рабов: самопродажу в рабство, брак с рабыней, поступление в услужение (в тиуны, ключники) «без ряду» (т.е. без всяких оговорок), банкротство. Холопом мог стать беглый закуп, в холопов превращали людей, совершивших тяжкие преступления (поджог гумна, конокрадство).

Рабов в Киевском государстве было, по-видимому, много. Но рабство тем не менее не стало основой общественного производства. Как уже указывалось, в конкретных исторических условиях восточнославянского общества рабство осталось лишь одним из укладов, первенствующее значение получили феодальные производственные отношения.

О положении холопов свидетельствовали статьи Русской Правды. За убийство холопа его господину платили возмещение всего в 5 гривен, за рабыню 6 гривен. За украденного холопа господин получал возмещение в 12 гривен. Холоп чаще всего рассматривался как объект права. Он не отвечал за свои действия перед законом, за него нес ответственность хозяин. По мере развития феодального землевладения холопы переводились на землю, они превращались в феодально-зависимых людей.

С развитием ремесла и торговли в Древнерусском государстве возникали и росли города, увеличивалась численность городского населения, из которого выделялась богатая верхушка люди «лутчие». Классовая дифференциация была весьма существенной. Эксплуатация городских низов вызывала неоднократные восстания: в 1068 и 1113 гг. в Киеве, в 1071 г. в Новгороде.

Городское население было свободнее зависимых крестьян. Жизнь и имущество горожан защищались нормами, относившимися к полноправным, свободным людям. Русская Правда с уважением называла «гридинов», «купчин», ремесленников, ростовщиков. Так, ст. 48, 49, 54 Русской Правды (Пространной редакции) устанавливали льготы купцам при заключении сделок, в случаях несостоятельности, банкротства. В ст. 54 говорилось: «Если какой-либо купец, отправившись с чужими деньгами, где-нибудь потерпит кораблекрушение, или подвергнется нападению неприятеля, или (его) настигнет пожар, то не творить над ним насилия, не продавать (его и его имущество), но пусть как начнет (выплачивать долг) погодно, так и платит, ибо это несчастье от бога, а он (т.е. купец) не виновен…».

Интересны договоры Киевского государства с Византией, определявшие привилегии русских купцов, торговавших с греками.

В городах время от времени созывались народные собрания вече, пережиток родоплеменного строя. На вече присутствовали свободные взрослые жители города купцы, ремесленники и др. Вече созывалось, например, во время осады городов, перед началом военных походов. Горожане могли собраться на вече и протестуя против политики князя. Вече, не будучи органом власти, играло определенную роль в политической жизни государства.



2.2 Государственный строй древнерусского государства


Древнерусское государство совокупность Киевского и местных феодальных княжеств, князья которых находились в вассальной зависимости от великого князя. По мере укрепления своей власти киевские великие князья постарались заменить местных князей своими ставленниками сыновьями, племянниками, наместниками.

По форме правления Древнерусское государство было типичной раннефеодальной монархией. Великий князь являлся старшим (сюзереном) по отношению к местным князьям. Он владел самым большим и сильным княжеством. Взаимоотношения с другими князьями строились на основе договоров крестных грамот, определявших права и обязанности великого князя (защищать вассалов, оказывать им помощь и получать, в свою очередь, помощь от вассалов), а также права и обязанности князей-вассалов.

В дальнейшем с укреплением феодального землевладения местные княжества усиливались, все в меньшей степени нуждаясь в помощи великого князя. К середине XII в. новые политические центры настолько усилились и обособились, что единое относительно централизованное Древнерусское государство перестало существовать. На его территории возникли многие самостоятельные княжества.

Во главе Древнерусского государства стоял великий князь. На раннем этапе существования Древнерусского государства его функции заключались главным образом в организации вооруженных сил, командовании ими, в сборе дани, налаживании внешней торговли. Затем деятельность князя усложнилась все большее значение приобретала деятельность в области управления: назначение местной администрации, княжеских агентов, законодательная и судебная деятельность, руководство внешними сношениями. Доходы князя составлялись из феодальных повинностей с его собственных земель, дани (подати), судебных пошлин, уголовных штрафов (вир и продаж), других поборов (например, мыта торговой пошлины).

Великокняжеский престол передавался по наследству (сначала по принципу старшинства старшему в роду, а затем «отчины», т.е. сыну).

Великий князь обязан был в своей деятельности опираться на совет крупных феодалов бояр, духовенство. Совет не имел четко определенной компетенции. Вместе с князьями бояре решали важнейшие вопросы управления, внешней политики, судили, принимали законы.

После укрепления местных феодальных княжеств для решения вопросов, касавшихся всех русских земель, созывались феодальные съезды. Так, на съезде, состоявшемся в 70-х годах XI в., обсуждались новые статьи Русской Правды (Правды Ярославичей). Для обеспечения единства русских земель в борьбе с кочевниками, половцами созывались Любечский (1097 г.), Долобский (1103 г.) феодальные съезды. На первом этапе существования Древнерусского государства еще сохранялась десятичная (оставшаяся от прежней военной организации) система управления, когда десятские, сотские, тысяцкие получали некоторые функции государственного управления.

Система органов управления в дальнейшем в Древнерусском государстве определялась характером политической власти при раннем феодализме, которая являлась как бы атрибутом земельной собственности. Крупные земельные собственники (и это подтверждалось иммунитетными грамотами) самостоятельно осуществляли управление, суд, подавление эксплуатируемых. Государственный аппарат как бы совпадал (в большей или меньшей степени) с аппаратом управления доменом, вотчиной, хозяйством. Раннефеодальное государство не различало органов государственного управления и органов управления делами князя, его двором и хозяйством.

Основными чинами, ведавшими хозяйством князя и государственными делами, были дворцовые слуги. Наиболее важными из них были дворецкий, управлявший княжеским двором, воевода, возглавлявший вооруженные силы, конюший, обеспечивавший княжеское войско конями. В подчинении этих высших княжеских чинов находились различные слуги тиуны. Такая система управления называлась дворцово-вотчинной.

Местными органами управления были посадники (наместники) в городах и волостели в сельской местности. Они являлись представителями князя в городе или волости: собирали дань, пошлины, судили, устанавливали и взимали штрафы. Часть собранного с населения они оставляли себе. Вместо жалованья за службу они имели право сбора «корма» с населения. Размер «корма» определялся в грамотах. Помощники посадников и волостелей тиуны, вирники и другие также получали «корм». О «корме» вирнику упоминает Краткая Правда в ст. 42. Эта система управления называлась системой кормления. Великокняжеские наместники и волостели посылались не во все земли Древнерусского государства, а лишь на территорию домена великого князя. На землях местных князей суд и управление находились в руках посылаемых ими наместников и волостелей.

По мере развития феодальных отношений право управления, суда, сбора податей все в большей мере сосредоточивалось в руках крупных феодалов (что подтверждалось иммунитетными грамотами). Каждый крупный феодал (бояре, монастыри и пр.) имел свой аппарат власти и принуждения дружину, слуг.

Судебных органов как особых учреждений не существовало. Судебные функции выполняли органы власти и управления в центре и на местах. Суд не был отделен от администрации. Судили князья, посадники, волостели, представители княжеской власти. Их помощниками были тиуны и многие другие вспомогательные лица. Так, Русская Правда упоминает мечника, метельщика, ябедника. По мере укрепления феодального землевладения и оформления боярского иммунитета росло значение боярского суда над крестьянами зависимыми людьми.

Оформлялась и церковная юрисдикция. Церковь имела право судить зависимое население своих земель, судить духовенство по всем делам, а все население государства по определенным категориям дел (преступления против религии, нравственности, семьи и др.). Церковные уставы определяли перечень дел, относящихся к суду митрополита, епископа и др.

Вооруженные силы складывались из дружины великого князя, дружин местных князей, феодального ополчения (военных отрядов, приводимых в распоряжение князей их вассалами). Во время войн создавалось народное ополчение («вой»).


2.3 Лестничный принцип организации власти


Новым явлением в политической жизни стало разделение территории Древнерусского государства на «сферы влияния» между сыновьями киевского князя. В 970 г., отправляясь в военный поход на Балканы, киевский князь Святослав Игоревич «посадил» на княжение (фактически, в качестве наместников) в Киев своего старшего сына, Ярополка, в Новгород Владимира, а Олега «в деревех» (в землю древлян, соседнюю с киевской). Очевидно, им же было передано право сбора дани для киевского князя. Следовательно, уже с этого времени князь прекращает ходить в полюдье. Начинает формироваться некий прообраз государственного аппарата на местах, контроль над которым продолжает оставаться в руках киевского князя.

Окончательно такой тип управления сложился во времена правления киевского князя Владимира Святославича (9801015 гг.). Святослав вынужден был разделить всю Русскую землю, включая Киев, между своими сыновьями, поскольку сам несколько лет находился за ее пределами. Владимир же оставил за собой киевский престол, а своих старших сыновей посадил в крупнейшие русские города, бывшие к тому же, видимо, когда-то центрами племен. Тем самым он положил конец существованию «союза племенных княжений». На месте прежнего союза возникло единое государство, различные регионы которого управлялись наместниками киевского князя.

Теперь вся полнота власти на местах перешла в руки Владимировичей. Подчиненность их великому князю-отцу выражалась в регулярной передаче ему части дани, собиравшейся с земель, в которых сидели великокняжеские сыновья-наместники. О том, как распределялась дань, можно судить по летописному упоминанию под 1014 г. о дани, которую собирал Ярослав Владимирович, сидевший в Новгороде:

«Ярославу же сущю Новегороде, и урокам дающю Кыеву две тысяче гривен от года до года, и тысячю Новегороде гридем раздаваху. И тако даяху вси посадници (в Новгородской первой летописи князи) новъгородьстии».

По мнению А.А. Горского, дружины союзов племенных княжеств, на землях которых были посажены представители киевской княжеской династии, видимо, частью влились в дружины князей наместников. При этом сохранялось наследственное право власти. Одновременно при определении порядка наследования власти постепенно закреплялось преимущественное право старшинства.

Такой принцип соблюдался и в случае перераспределения княжений между сыновьями великого князя киевского после смерти одного из братьев. Если умирал самый старший из них (обычно сидевший на новгородском «столе»), то его место занимал следующий по старшинству брат, а все остальные братья передвигались по «лестнице» власти на одну «ступеньку» вверх, переходя на все более престижные княжения. В случае, если кто-то из младших братьев умирал раньше старшего, владения этого младшего брата в дальнейшем перераспределении княжений не участвовали: ему наследовали прямые потомки сыновья и внуки. Такая система организации передачи власти обычно называется «лестничной» системой восхождения князей на престолы.

Уже при Владимировичах в полной мере прослеживается ее действие. После смерти старшего, Вышеслава (ок. 1012 г.), сидевшего в Новгороде, его княжение принял Ярослав, поскольку Изяслав, следовавший по старшинству непосредственно за Вышеславом, к тому времени уже умер. Полоцкое княжение, в котором правил Изяслав, досталось сначала Брячиславу Изяславичу, а затем Всеславу Брячиславичу. Тем самым, Полоцкая земля после смерти Изяслава Владимировича фактически вышла из состава Древнерусского государства, превратившись в суверенное княжество. Интересно, что эта территориальная потеря была вполне лояльно воспринята киевским князем и его потомками. А вот попытка новгородского князя Ярослава Владимировича вопреки традиции прекратить в 1014 г. выплату дани в Киев вызвала немедленную ответную реакцию: Владимир Святославич, как мы помним, тут же начал готовиться к войне против сына с целью восстановить законный порядок управления государством. Однако, как неоднократно отмечалось, такой порядок существовал лишь до тех пор, пока был жив глава рода. После смерти отца, как правило, начиналась активная борьба между братьями за право владеть Киевом. Победивший в ней соответственно все княжения раздавал своим детям, «возрождая» лестничную систему. Так, В.О. Ключевский писал:

«Когда умирал отец, тогда, по-видимому, разрывались все политические связи между его сыновьями: политической зависимости младших областных князей от старшего их брата, садившегося после отца в Киеве, незаметно. Между отцом и детьми действовало семейное право, но между братьями не существовало, по-видимому, никакого установленного, признанного права…»

Причины этого некоторые ученые видят в особой роли киевского князя. К примеру, А.Е. Пресняков писал:

«старое семейное право покоилось на нераздельности житья и владения. С разделом разрушался семейный союз, и обычные понятия не знали преимуществ и прав старшего брата над другими. Понятия эти, господствуя в междукняжеских отношениях, становились в резкое противоречие с политической тенденцией киевских князей создать прочное подчинение Киеву подвластных областей. И первый, вытекавший из обстоятельств, выход из дилеммы стремление объединить в руках киевского князя все владения отца, «быть, владея, единому в Руси»».

После того, как киевский престол перешел к Ярославу Владимировичу, он сумел избавиться практически от всех своих братьев, сколько-нибудь серьезно претендовавших на власть. Есть достаточно весомые основания предполагать, что именно он был вольным или невольным убийцей Бориса, а возможно, и Глеба. И места заняли сыновья Ярослава. Перед смертью Ярослав завещал Киев старшему сыну Изяславу, который к тому же оставался князем новгородским. Святославу он дал Чернигов, Всеволоду Переяславль, Игорю Владимир, а Вячеславу Смоленск. Разделив города между сыновьями, Ярослав запретил им «преступати пределы братия, ни сгонити». Поддерживать установленный порядок должен был Изяслав как старший в роду. Тем самым формально закреплялся политический приоритет киевского князя.

Однако уже к концу XI в. наблюдалось значительное ослабление власти киевских князей. В связи с этим активизировалось киевское вече. Оно стало играть достаточно заметную роль в жизни не только города, но и государства в целом. В частности, известно, что вече изгоняло князей или приглашало их на престол. Так, в 1068 г., киевляне свергли Изяслава, проигравшего сражение с половцами, и посадили на его место Всеслава Брячиславича Полоцкого. Через полгода, после бегства Всеслава в Полоцк, киевское вече вновь попросило Изяслава вернуться на престол.

С 1072 г. прошло несколько княжеских «снемов» (съездов), на которых Ярославичи пытались договориться об основных принципах разделения власти и одновременно о взаимодействии в борьбе с общими противниками. В 1074 г. между братьями развернулась ожесточенная борьба за киевский престол. Старшинство перестало играть безусловно решающую роль в определении права на власть. Смена правителей в столице влекла за собой перемены власти на периферии Киевской Руси: каждый новый киевский князь направлял своих сыновей наместниками в другие города (прежде всего в Новгород). При этом в политической борьбе все чаще использовались половецкие отряды.

Участившиеся усобицы серьезно ухудшили внутри- и особенно внешнеполитическое положение русских земель. Это заставило русских князей вновь заняться поисками политического компромисса. В 1097 г. в Любече состоялся княжеский съезд, на котором внуки Ярослава Святополк Изяславич, Владимир Всеволодович, Давыд Игоревич, Василько Ростиславич, а также Давыд и Олег Святославич установили новый принцип взаимоотношений между правителями русских земель:

«В лето 6605. Придоша Святополк, и Володимер, и Давыд Игоревич, и Василко Ростиславичь, и Давыд Святославичь, и брат его Олег, и сняшася Любячи на устроенье мира, и глаголаша к собе, рекуце: «Почто губим Русьскую землю, сами на ся котору деюще? А половци землю нашю несуть розно, и ради суть, оже межю нами рати. До ноне отселе имемся въ едино сердце, и блюдем Рускые земли; кождодадержитьотчинусвою: Святополк Кыев Изяславлю, Володимерь Всеволожю, Давыд и Олег и Ярослав мерь, Ростиславичема Перемышьль Володареви, Теребовль Василкови». На том целоваша кресть: «Да аще кто отселе на кого будеть, то на того будем вси и кресть честный». Рекоша вси: «Да будеть на нь хресть честный и вся земля Русьская». И целовавшеся поидоша в свояси».

С этого времени «отчина» (земля, в которой княжил отец) стала передаваться по наследству сыну. Тем самым отменялась «лестничная» система занятия престолов, основанная на представлении, что все члены великокняжеской семьи являются совместными владельцами Русской землей. На смену ей пришло династическое правление. Русские земли были распределены между отдельными ветвями потомков Ярославичей. В отличие от установлений Ярослава, теперь гарантом соблюдения новых норм отношений выступал не «старший», киевский, а все князья: «Да аще кто отселе на кого будеть, то на того будем вси и кресть честный».



Заключение


Ричард Пайпс, классический сторонник «Норманнской теории», утверждал, что варяги настолько пренебрежительно относились к славянам, что даже не удосужились оставить какой-нибудь закон о порядке передачи власти. В действительности же сам вариант развития древнерусского общества – экстенсивный, заставлял киевских князей оборонять рубежи братьям, которые в силу особенностей славянского способа производства, становились врагами. «Лестничный» принцип наследования породил борьбу за престол, что в дальнейшем породило феодальную раздробленность. Этому способствовала следующая внутриполитическая причина, суть которой состояла в том что единого русского государства не существовало уже при сыновьях Ярослава Мудрого, и единство поддерживалось скорее родственными связями и общими интересами в обороне от степных кочевников. Движение князей по городам по «Ряду Ярослава» создавало нестабильность. Решение Любечского съезда ликвидировало это сложившееся правило, окончательно раздробив государство. Потомков Яролслава интересовала не борьба за старшинство, а увеличение собственных владений за счет соседей.

Характер княжеской власти стал изменяться с начала XIII века, особенно после завоевания Руси монголами. Не вмешиваясь прямо в управление областями, монголы оказывали сильное косвенное влияние. С этого времени князья должны были получать разрешение на княжение у ханов Золотой Орды.

К концу ХШ - началу XIV веков произошло упрочение нового порядка наследования великокняжеского престола: старшинство в роду было заменено принципами первородства в семье. Постепенно князья превращались в собственников земли, перешедшей к ним от родителей.



Список литературы


  1. Гомола А.И. История государства и права России: Учеб. пособие для студ. сред. проф. учеб. заведений / А.И. Гомола, С.Г. Панцерная. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 192 с.

  2. Гумилев Л.Н. От Руси к России (ч. 1 гл. 1). Москва, Экопрос

  3. История государства и права России. Учебник / Под. ред. Ю.П. Титова. – М.; ООО «ТК Велби», 2003. – 544 с.

  4. Ключевский. История – первые 20 лекций. М. 2000. 189 с

  5. Ключевский В.О. – Курс русской истории. – М.: Издательский центр «Академия», 2001 451 с.

  6. Щепетев В.И. История государственного управления в России: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. – 512 с.

  7. Платонов О.А. Терновый венец России. Святая Русь. Открытие русской цивилизации. М., Энциклопедия русской цивилизации, 2001. 816 с.



Случайные файлы

Файл
98080.doc
175933.rtf
185540.rtf
36954.rtf
30681.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.