Кальвинисты во Франции при Людовике XIII и Людовике XIV (57770)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение ………………………………………………………………… 3

Глава 1. Усиление нажима на кальвинистов в 20-е – 60-е гг. XVII в. 4

Глава 2. Положение французских кальвинистов в царствование Людовика XIV …………………………………………………………... 7

Глава 3. Отношение общества к отмене Нантского эдикта ………… 18

Глава 4. Эмиграция французских кальвинистов в германские земли 20

Заключение …………………………………………………………….. 23

Список источников и литературы ……………………………………. 25

Примечания ……………………………………………………………. 26



Введение


Столько крови стоила католической Европе XVI и XVII
вв. система охраны государством чистоты и единства веры! Еще в конце XVII в., когда многие умы выработали план других отношений церкви к государству, сильнейший государь Западной Европы возобновил ужасы полного проявления старой
системы. Мы говорим о политике Людовика XIV относительно гугенотов.

Особенно интересно изучение этой ситуации в рамках эмиграции французских кальвинистов в Прусиию. Цель данной работы – изучение и анализ положения французских кальвинистов в условиях усиления абсолютистской власти во Франции.

В связи с поставленной целью задачи формулируются следующим образом:

1) проанализировать эволюцию отношения властей к протестантам с Алесского эдикта до отмены Нантского;

2) оценить шаги католического духовенства по искоренению «ереси» и давлению на королевскую власть;

3) изучить отношение Людовика XIV «к гугенотской проблеме»;

4) охарактеризовать отношение французского общества к отмене Нантского эдикта.


Глава 1. Усиление нажима на кальвинистов

в 20-е – 60-е гг. XVII в.


20-е годы XVII века прежде отмечены завершением Религиозных войн. французские кальвинисты – гугеноты - были сторонниками швейцарского церковного реформатора Жана Кальвина, выступавшего, как и Мартин Лютер в Германии, против догматов Католической церкви. Большинство протестантов являлись выходцами из «третьего сословия» – провинциальной буржуазии и ремесленничества, но примыкала к ним и часть дворянства юга и юго-запада Франции, недовольная централистской политикой королевской власти.

У военных чиновников и юристов из окружения Людовика XIII (многие из которых – Католики) не вызывает сомнения тот факт, что протестанты хотят создать во Франции государство в государстве со своими начальниками, структурой и политикой. Уже в 1610 году насчитывается около 200 крепостей протестантов, возглавляемых комендантами. Каждый такой город – крепость располагает военным корпусом, в котором командиры выполняют приказы аристократов - гугенотов. А по необходимости города, участвующие в движении R.P.R. (Religion Pretendue Reformee), согласно католической терминологии, могут выставить против короля свои гарнизоны, дворянские формирования и народное ополчение в количестве 25 тысяч человек, что намного превышает численность регулярных королевских войск.1

Крепость Ла-Рошель, насчитывающая 20 тысяч жителей, выглядит настоящей столицей протестантов и является последним оплотом гугенотов в самом сердце монархии. Таким образом, королевское государство оказывается в состоянии войны с государством протестантским, отдельные права и свободы которого (как, например, права на политическое собрание, на укрепление своих городов, на существование своих гарнизонов) были признаны в секретных статьях и приложениях к Нантскому эдикту, подписанному весной 1598 года.

Начиная с 1621 года на юго-западе королевства и в Лангедоке проходят многочисленные военные кампании. Большая часть из них возглавляется Людовиком XIII, который лично участвует в сражениях. Окончание Религиозных войн связано со знаменитым историческим эпизодом – взятием Ла-Рошели 29 октября 1628 года после 11 месяцев осады крепости. Военными операциями руководит сам Ришелье. По его приказу строится впечатляющая по тем временам плотина, чтобы изолировать город со стороны моря.2

Капитуляция крепости гугенотов, часто называемой "столицей ереси", сопровождается интенсивной кампанией по прославлению Людовика XIII Справедливого, как короля карающего и прощающего. Доказательство тому - торжественный въезд короля - победителя в Париж 23 декабря 1628 года: поздравительные речи, триумфальные арки, военные концерты, несмолкаемые овации и салюты следуют в этот день один за другим.

Подписанный 28 июня 1629 года Алесский эдикт выражает королевскую волю к милосердию и прощению после тревожного десятилетия. Этот документ действительно сохраняет все религиозные и юридические положения Нантского эдикта и принцип "сосуществования" в частности. Однако аннулируются все секретные статьи и приложения Нантского эдикта 1598 года, касающиеся политических привилегий протестантов. Любое политическое собрание впредь запрещено. Ришелье аннулирует военные статьи Нантского эдикта и ведет политику систематического разрушения крепостных стен гугенотских городов.



Глава 2. Положение французских кальвинистов в царствование Людовика XIV


Царствование Людовика XIV, чье заявление - "государство - это я" достаточно выразительно говорит об утвердившейся во Франции классической форме абсолютизма. Его торжество сопровождается огромным ростом влияния на политику государства католической церкви. Духовенство оставалось первым в государстве сословием, самым могущественным в политическом отношении и самым богатым. Оно использует оказавшуюся в его руках неограниченную власть в области идеологии для подавления любой склонности к свободомыслию и расправы с "вероотступниками". Масштабы преследований, которым подвергаются протестанты, все больше возрастают и с ними обращаются все более жестоко.

В 1673 году итальянский авантюрист Жан Батист Прими Висконти характеризует в своих мемуарах Людовика XIV как правителя, желающего "все знать и уметь": король обращается с вопросами к министрам, чтобы лучше разбираться в государственных делах, к председателю парламента, чтобы научиться управлять, к судьям, чтобы не упустить ни одной мелочи, и к дамам, чтобы не отстать в галантных науках. На поверхностный взгляд время Людовика XIV представляется эпохой "короля – государства", воплощающего могущество этого государства. Ведь политическая власть находится в руках монарха: начиная с 1673 года парламенту запрещается представлять свои замечания до подписания эдиктов и указов его величеством. Дворцовый церемониал, разворачивающийся вокруг фигуры короля, постепенно усложняется и переносится сначала в Фонтенбло, в Париж, затем в Версаль.

Итак, энергичное намерение Ришелье принудить всех французских подданных к исполнению их долга, дало свои долгожданные результаты. В то время уже не было ни предприимчивых гугенотов, ни значимых лиц судейского звания, ни таких мятежных принцев, с которыми нужно было бы бороться. Кроме того Людовик XIV замечал со всех сторон нечто в роде безмолвного согласия общественного мнения на усиление королевской власти. Фронда действительно была чем‑то в роде усиленной работы, посредством которой Франция подготовила чудесное царствование Людовика. К тому же король, по словам Сен‑Симона "был окружен выдающимися людьми всякого рода". Талантливые полководцы, министры Тюренн, Конде, Ле Теллье, Лионн, Кольбер составляли для него такую свиту, которая не имела ничего себе подобного в Европе.

Сен‑Симон также заметил, что начиная с царствования Людовика XIV уже не говорилось о пользе государства, об интересах государства, о чести государства, а говорилось только о пользе короля, об интересах короля, о чести короля. "Богу угодно, чтоб всяких, родившийся подданным, повиновался без всяких рассуждений… Нет другого более твердо установленного христианством правила, чем такая смиренная покорность подданных тем, которые поставлены во главе их". (Мемуары Людовика XIV). Впоследствии понятие о всемогуществе короля господствовало в сознании людей до такой степени, что заключения в тюрьму без суда и следствия на основании только lettre de cachet никогда никого не удивляли и не вызывали жалоб даже со стороны жертв такого личного произвола. Личные прихоти короля превратились в государственные интересы, и ни для чьих человеческих прав не было никакого обеспечения.

С таким монархическим режимом было несовместимо существование парламента, имевшего право вносить королевские повеления в свои протоколы и предъявлять против них протесты, и даже было несовместимо существование Генеральных Штатов. Произошло упразднение Генеральных Штатов и превращение парламентов в простые судебные органы. В 1665 году Людовик XIV заменил название парламентов "верховные палаты" названием "высшие палаты". Когда парижский парламент обнаружил в 1666 году намерение обсуждать эдикты, внесенные в его протоколы в присутствии короля, старший президент получил приказание немедленно созвать палаты и повторить им формальное запрещение короля. А в 1673 году король приказал вносить все королевские распоряжения в протоколы и немедленно приводить их в исполнение, и только после этого дозволял их обсуждать.

Король был единственным собственником всей территории и народного богатства: имения его подданных были в сущности имениями короля. По словам Вольтера, французский король мог тратить деньги своих подданных. Кроме всего этого король считал себя Божьим уполномоченным. "Тот, – говорил он, – кто дал человечеству королей, желал, чтобы их утверждали, как его наместников, предоставляя одному себе право обсуждать их поведение". Это была та самая теория, которую отстаивала католическая церковь и в особенности галликанская. Ведь сказал же апостол Павел: "Omnis potestas a Deo" (Всякая власть исходит от Бога). В качестве наместников Христа папы предъявляли свои права на верховную власть над королями, на что короли отвечали, что они также получили свою власть от Бога.


Случайные файлы

Файл
bezothod.doc
30587.rtf
175307.rtf
150161.rtf
4836-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.