История Сибири в XVII-XIX вв. (57637)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


Введение

1. Русская экспансия в Южной Сибири

2. Сибирские пограничные линии

3. Артиллерия Сибири (на примере Кузнецка)

4. Казачество Западной Сибири

Заключение

Приложение 1

Список литературы



Введение


В древности и средневековье слово Сибирь по отношению к территориям Северной Азии не употреблялось. Новгородские летописцы после первого знакомства с зауральской территорией назвали ее Югрой. Сначала Югрой называли земли на восток от Печоры до Урала, а затем и зауральскую территорию. Термин Сибирь появляется в русских летописях только в XV веке. В 80-е годы XV века Сибирью называли области, находящиеся по нижнему течению Тобола и среднему течению Иртыша. Территории по Оби после слияния ее с Иртышом получили название Кон-да и Обдорь. Название Югра сохранилось за местностью между Уральскими горами и нижним течением Оби.

После разгрома Сибирского ханства в конце XVI века название Сибирь стало применяться по отношению ко всем территориям, постепенно присоединяемым к Российскому государству, начиная от Уральских гор до побережья Тихого океана. Долгое время такое понимание термина Сибирь удерживалось в исторической науке,

В настоящее время территория от Урала до Тихого океана делится на Западную Сибирь, Восточную Сибирь и Дальний Восток.



1. Русская экспансия в Южной Сибири


Сибирь — необъятный бело-зеленый континент за Уральским хребтом, поле для героических подвигов русских переселенцев. Тысячи верст за один исторический миг прошагали они на восток через таежные дебри до берегов Тихого океана. Именно тогда был заложен потенциал будущей великой Российской империи. Но как эта страна, населенная весьма воинственными аборигенами, оказалась в составе России, какие факторы являются главными в процессе присоединения Сибири, какие второстепенными? Ответить на эти вопросы пытаются все новые и новые поколения историков1.

До революции 1917 г. подавляющее большинство исследователей безусловно признавали главным военно-насильственный элемент. В роли организатора "завоевания" восточных территорий, естественно, выступало государство, либо самодеятельные вооруженные отряды. К такому выводу историков подталкивали вопиющие факты кровавых вооруженных столкновений между аборигенами и русскими колонистами. Концепция "завоевания" Сибири господствовала в литературе до Великой Отечественной войны. Ей отдал дань патриарх советского сибиреведения С. В. Бахрушин. Она прочно укоренилась и в массовом историческом сознании населения СССР.

После войны произошел коренной перелом в отечественной историографии, связанный с работами В. И.. Шункова, который взглянул несколько под иным углом зрения на историю сибирской колонизации. Он обнаружил, что огромную роль в освоении (именно освоении!) Сибири сыграли русские крестьяне. С тех пор идеи Шункова продолжали кристаллизоваться, пока не отлились в форме пятитомного фундаментального труда под общей редакцией А. П. Окладникова, где второй том был посвящен периоду феодализма.

После работ Шункова и официального пятитомника советские историки дружно бросились критиковать идеи своих дореволюционных предшественников, они отреклись от идеологически вредной концепции "завоевания" и присоединились к новой теории "присоединения" Сибири к России, предложенной Шунковым2.

Некоторые советские исследователи колонизационного процесса за Уралом пошли еще дальше, обнаружив, что эти присоединение являлось "преимущественно добровольным". Это был ловко срежиссированный ход развития отечественной историографии. Видимо, необольшевистские идеологи решили с патриотических позиций исторически обосновать существование "дружной семьи" народов СССР, отказавшись от прежних ленинских идей относительно прошлой имперской сущности России.

Между тем, точка зрения Шункова была более осторожной и взвешенной, чем ангажированные заявления его последователей. Некоторые диалектичные мысли Шункова до сих пор существуют исключительно в форме парадоксальных стереотипов, не наполненных реальным содержанием. В первую очередь это замечание относится к его размышлениям о двойственном характере присоединения Сибири. Он даже попытался сформулировать механизм решения сложнейшей задачи - квалификации процесса присоединения в связи с изучением земельных отношений русских переселенцев ж аборигенов, которые складывались не всегда гладко.

Особенно перспективной ему представлялась попытка "по некоторым итоговым данным выявить, как часты были столкновения между местным и русским населением в тот или иной отрезок времени". Историки не обратили внимание на это предложение известного ученого. Исключив термин "завоевание" из своего словаря, они сами загнали себя в ловушку, пытаться выбраться из которой считалось довольно неприличным.

Последним "могиканином" в этом смысле долго оставался А. П. Уманский, употреблявший опальный термин еще много лет спустя после коренного изменения курса отечественной историографии. Он изучал весьма сомнительные, с точки зрения "добровольности присоединения", взаимоотношения русских и аборигенов Южной Сибири, причем резко осудил жестокие меры царского правительства против коренных сибиряков. Преимущественное внимание к русской крестьянской колонизации привело к известному перекосу в отечественной историографии в сторону бесконфликтности "присоединения" Сибири к России. Порою случались даже весьма анекдотичные случаи.

Например, внимание некоторых исследователей к разноплановой деятельности военно-служилых людей за Уралом воспринималось остальными историками довольно прохладно, если не сказать подозрительно, ибо именно казаки в первую очередь являлись главным инструментом военного насилия. Робкие попытки Н. И. Никитина реабилитировать сибирских служилых людей привели к тому, что Н. А. Миненко вообще отказала им в праве на существование, сблизив их с крестьянами, лишь на том основании, что некоторая часть служилых людей вышла из крестьянства. Другие исследователи колонизации упорно пытались доказать, что крестьяне часто шли впереди военных отрядов, прокладывая им дорогу среди неприятелей.

Короче говоря, советские историки под видом органичного отвращения к насилию и к его носителям свернули со столбовой дороги развития историографии и принялись петлять по сторонам, пытаясь замести следы насилия Русского государства в Азиатской России, затушевать сложную историческую реальность, подменив одностороннюю концепцию "завоевания" не менее односторонней, выхолощенной концепцией "преимущественно добровольного присоединения", противоречащей идеям самого автора — В. И. Шункова.

Впрочем, этап советской историографии нельзя назвать бесплодным. Именно в это время заново сформировалось мощное направление в отечественной историографии — сибирское крестьяноведение, которое, в сущности, исследовало с разных точек зрения процесс земледельческого освоения Сибири3.

Задача данной работы заключается отнюдь не в смене терминов или возвращении к старым азбучным истинам, наоборот, гораздо интереснее на основании новых данных построить более динамичную теорию колонизационного процесса с учетом огромного количества факторов, требующих адекватной интерпретации. Автор уже высказывал близкие идеи в собственной диссертации и публицистических работах, но до широкого их обсуждения и всесторонней критики специалистами руки пока не доходили.

Оценка присоединения Сибири к России обычно сводится к выявлению роли насилия, часто делается вывод о том, что благородная миссия русских крестьян обеспечивала преимущественно мирный и бескровный характер присоединения. При этом не учитываются два важнейших момента.

Первый — присоединение и колонизация не тождественны друг другу. Политический акт — "присоединение" являлся лишь прелюдией дальнейшего заселения и освоения новых территорий. Второе — отдельные части разные народы Сибири входили в состав России не одновременно.

Для того, чтобы получить объективную картину исторического процесса, именуемого "присоединением", необходимо абстрагироваться от второго акта драмы — собственно земледельческого или иного освоения и локализовать ее действие хронологически и территориально. Для примера мы попытаемся проанализировать военно-политическую историю региона Южной Сибири, где наблюдались различные модели вхождения новых земель в Российское государство4.

На самом западе Сибири в Тоболо-Ишимском междуречий присоединение новых земель, особенно в XVIII столетии, не сопровождалось насильственным захватом пастбищ у соседних кочевников киргиз-кайсаков (казахов), военно-инженерные средства использовались русским правительством вынужденно для присоединения временно пустующих земель. Движение Ишимской линии на юг вынуждалось необходимостью защиты российских подданных от набегов воинственных кочевников, которые постоянно терроризировали пограничное население5.

Кайсаки сдвинулись на свободные пастбища после откочевки калмыков на Волгу, они не являлись коренными жителями урало-сибирских степей, что признают даже добросовестные казахские историки. Новая граница между земледельцами и кочевниками сложилась вполне естественным путем.

Новая Ишимская линия почти не затронула новых кочевий киргиз-кайсаков, не говоря о старых, находившихся южнее Кокчетавских гор и на Сыр-Дарье. Линия оформила прежние аморфные очертания границы между двумя народами сохранившиеся до межевания в советское время, когда часть Сибирских земель (например, Сибирского казачьего войска) отошла к Казахстану.


Случайные файлы

Файл
91440.rtf
36002.rtf
ГОСТ 28574-90.doc
178836.rtf
109260.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.