Вече Древней Руси (56846)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


Введение ……………………………………………………………. 3

Глава 1. Общая характеристика древнерусского института вече . 5

1. Происхождение вече ……………………………………………. –

2. Социальный состав вече ………………………………………. 13

Глава II. Вече в древнем Новгороде …………………………….. 18

Заключение ……………………………………………………….. 25

Список источников и литературы ………………………………. 27

Примечания ……………………………………………………….. 29



ВВЕДЕНИЕ


Изучение такого историко-правового института, как древнерусское вече, не потеряло актуальности до сих пор, несмотря на многие тома исследований, посвященных этому вопросу. При написании данной работы были изучены труды таких исследователей, как М. В. Владимирский-Буданов, 1 Б. Д. Греков,2 Ю. А. Дмитриев и Е. Ю. Дудкин,3 П. П. Епифанов,4 В. О. Ключевский,5 К. Конюхов,6 О. В. Мартышин,7 В. Т. Пашуто,8 А. Е. Пресняков,9 С. М. Соловьев,10 М. Н. Тихомиров,11 П. П. Толочко,12 И. Я. Фроянова и А. Ю. Дворниченко,13 В. Л. Янин.14 Дискуссии между этими учеными, отраженные в основной части работы, позволяют заключить, что вопрос о древнерусском вече далек от своего окончательного разрешения.

Кроме того, в последнее время предпринимаются попытки взглянуть на проблему с совершенно новых точек зрения. Например, К. А. Соловьевым в статье «Эволюция форм легитимации государственной власти в Древней и Средневековой Руси: Легитимная формула»15 поднят интересный вопрос о т. н. вечевой легитимности.

В связи с этим тема данной работы представляется весьма актуальной. Ее цель – всестороннее изучение института древнерусского вече. Для этого предлагаются следующие задачи:

1) дать общую характеристику древнерусского вече, его происхождения, географии, социального состава;

2) представить основные позиции историков по этим вопросам.

Работа по своей структуре состоит из введения, заключения, основной части из двух глав, заключения, списка источников и литератруы, научно-справочного аппарата. В структуре работы отдельной главой выделяется история новгородского вече как наиболее яркого примера древнерусской вечевой демократии.

В качестве источников использовались как сочинения византийских писателей,16 так и древнерусские летописные источники, в частности, Лаврентьевская летопись (летопись по Лаврентьевскому списку), представленная на сайте http://litopys.org.ua/lavrlet/lavr.htm на древнерусском языке с использованием соответствующих букв.17



ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ДРЕВНЕРУССКОГО ИНСТИТУТА ВЕЧЕ

1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВЕЧЕ


Большинство исследователей сходятся во мнении, что история вече уходит своими корнями в глубокую древность. Историки здесь опираются как на свидетельство Прокопия Кесарийского: "Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и потому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом";18 так и на различные русские источники, примером которых может служить Лаврентьевская летопись: "В лето 6684 [1176 г.] Новгородци во изначала, и смоляне, и кыяне, и полочане, и вся власти, Якож на думу; на вече сходятся; на что же старейшин сдумають, на том же пригороди стануть".19

Как считал В.И. Сергеевич, опиравшийся на уже цитировавшийся текст Лаврентьевской летописи: «по мнению начального летописца и позднейшего, жившего в конце XII века, вече было всегда».20 И продолжал, ссылаясь на легендарные известия начальной русской летописи (о хазарской дани, о переговорах древлян с Ольгой, о белгородском киселе и др.): «Вече как явление обычного права существует с незапамятных времен... Событием первостепенной важности, проложившим путь к новому порядку вещей, является татарское завоевание... Нашествие татар впервые познакомило русские княжения с властью, которой надо подчиняться безусловно. Почва для развития вечевой деятельности была уничтожена сразу».21

Рассмотрение летописей позволяет понять, что смысл слова "вече" мог расцениваться довольно различно в разных источниках. Интересно наблюдение А. Е. Преснякова о том, что вечем называли всякое сборище, а так как вечем западнорусские источники позднее называют копу, т.е. собрание для судебного дела жителей соседних деревень, "wiec" назывались и у поляков судебные собрания, то надо полагать, что вечами назывались и у нас собрания верви".22 Не совсем справедливо термин «вече» закрепился только лишь за собранием жителей главного города земли. а самом деле вече имело более широкое распространение.

То, что вече существовало непрерывно вплоть до монголо-татарского нашествия (кроме Новгорода и Пскова, где вече функционировало до присоединения к Москве) не вызывает сомнений у большинства историков, хотя есть и исключения. Б. Д. Греков писал о молчании вече в Х – XII вв.: "….в Киевском государстве, как таковом, вече, строго говоря, не функционировало. Рассвет вечевой деятельности падает уже на время феодальной раздробленности. Только в конце периода Киевского государства можно наблюдать в некоторых городах вечевые собрания, свидетельствующие о росте городов, готовых выйти из-под власти киевского великого князя. …в литературе по вопросу о вече далеко не всегда различаются два периода в истории нашей страны: период Киевского государства, когда вече молчит, и период феодальной раздробленности, когда оно говорит, и даже достаточно громко".23

Безусловно, с переменами, происходившими в социальной структуре восточнославянского общества, менялась и сущность самого учреждения коллективной власти. Раннее, "племенное" вече эпохи первобытного строя или военной демократии, видимо, серьезно отличалось от "волостного" вече второй половины XI – XII вв. Но говорить об исчезновении вече представляется не совсем правильным. Эта точка зрения вызывает серьезные сомнения, так как такое утверждение не только не логично, но и попросту не подтверждается фактическим материалом. В летописях присутствуют упоминания о вече именно на тот период, который обозначил Греков.

При рассмотрении различных летописных документов оказывается, что круг вопросов решаемых вече довольно широк. Прежде всего, это вопросы войны и мира, судьбы княжеского стола и княжеской администрации. Кроме того, на вече рассматривались проблемы, связанные с денежными сборами среди горожан, распоряжением городскими финансами и земельными ресурсами. О последнем, в частности, говорит новгородская грамота середины XII в.:"Се яз князь великий Изеслав Мстиславич по благословению епискупа Ниффонта испрошал семь у Новагорода святому Пантелемону землю село Витославиццы и смерды и поля Ушково и до прости".

Согласно довольно выводу Фроянова, "испросить" пожалование монастырю "у Новагорода" Изяслав мог только на вече".24 Круг вопросов, решавшихся на вече, практически совпадал со сферой тех проблем, которые князь обсуждал со своей дружиной. Следовательно, все они - князь, дружина и вече - могли совместно (или напротив, порознь и совершенно по-разному) решать одни и те же задачи. При этом, несомненно, рано или поздно должны были возникать конфликты. Как показывают приведенные примеры, князь далеко не всегда мог действовать по своему усмотрению. Часто ему приходилось сталкиваться не только со своим ближайшем окружением, но и с горожанами (независимо от того, сколь широкие городские слои имеются в виду в данном случае). Фроянов пишет: "Летописные данные, относящиеся к XI веку, рисуют вече как верховный демократический орган власти, развивавшийся наряду с княжеской властью. Оно ведало вопросами войны и мира, санкционировало сборы средств для военных предприятий, меняло князей. Столь важная компетенция вечевых собраний еще более отчетливо выступает на фоне источников, освещающих события XII века. … В письменных памятниках вече выступает в качестве распорядителя государственных финансов и земельных фондов... Кроме земли, вече... распоряжается смердами... Заключение международных договоров вече тоже держало под присмотром». В преамбуле соглашения Новгорода с Готским берегом и немецкими городами значится: "се яз князь Ярослав Володимеричь, сгадав с посадникомь с Мирошкою, и с тысяцкым Яковомь, и с всеми новгородъци, потвердихом мира старого с послом Арбудомь, и со всеми немецкыми сыны, и с гты, и с всемь латиньским языком". Со "всеми новгородци" Ярослав общался, надо думать не в приватной беседе за чашкой вина, а на вече. Фраза "вси новгородци" достаточно красноречива: она с предельной ясностью определяет участников сходки, не оставляя ни малейших сомнений в том, что мы имеем дело с массовым собранием горожан, где вероятно присутствовали делегаты от новгородских пригородов и сельской округи".25

В то же время не лишены оснований и наблюдения А. Е. Преснякова, утверждавшего: "Если правы историки права, что вече, а не князь должно быть признано носителем верховной власти древнерусской политии-волости, то, с другой стороны, элементарные нити древнерусской волостной администрации сходились в руках князя, а не вече или каких-либо его органов. В этом оригинальная черта древнерусской государственности". А потому, считает исследователь, "видна, как и зависимость князя от вече, так и малая дееспособность вече без князя... Известные нам проявления силы и значения вече носят всецело характер выступлений его в чрезвычайных случаях. Властно вмешивается оно своими требованиями и протестами в княжное управление, но не берет его в свои руки".26

Еще один интересный вопрос, поднятый К. А. Соловьевым в статье «Эволюция форм легитимации государственной власти в Древней и Средневековой Руси: Легитимная формула»27 – вечевая легитимность. При выделении княжеской легитимности в рамках договорной системы, возникает закономерный вопрос: в какой мере можно говорить о легитимности веча?


Случайные файлы

Файл
138044.rtf
168682.rtf
13973.rtf
30065-1.rtf
168776.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.