Борис Федорович Поршнев (56717)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение …………………………………………………………………………. 3

Глава 1. Исторические взгляды Б. Ф. Поршнева ……………………………… 6

Глава 2. Наука о человечестве Б. Ф. Поршнева ……………………………… 16

Глава 3. Общество, культура, религия в исторических построениях Б. Ф. Поршнева ……………………………………………………………………….. 21

Заключение ……………………………………………………………………... 25

Список источников и литературы …………………………………………….. 26

Примечания …………………………………………………………………….. 28

Приложение …………………………………………………………………….. 31





Введение


Имя профессора Бориса Федоровича Поршнева хорошо известно ученому миру и в нашей стране, и за рубежом. Историк и философ, антрополог и экономист, психолог и физиолог – круг его интересов поистине необозрим.

Универсализм Поршнева совершенно беспрецедентен для науки XX века по своим масштабам. Век специализаций, дробления, появления и выделения новых наук не может привести много имен энциклопедических знаний и всеобъемлющих интересов. Поэтому нам кажется интересным обратиться к фигуре Б. Ф. Поршнева, который с высоты (и ширины) своих разнообразных знаний делал мог делать обобщающие выводы о развитии человечества.

Углубление ученого в узкую отрасль, несомненно, позволяет ему добиться высочайших результатов в своем поле деятельности. Однако замечено, что многие открытия делаются на стыке наук. Кроме того, обобщения глобального масштаба требуют широты сфер деятельности. Поэтому «распыление» ученого по различным сферам знания имеет свои преимущества.

Обобщения знатока ряда дисциплин могут привести к великим открытиям – а могут остаться непонятыми современниками. Так случилось, к примеру, с Л. Н. Гумилевым. Точно в такой же ситуации, пожалуй, оказался и Б. Ф. Поршнев, с той лишь разницей, что наследие Л. Н. Гумилева признано и у него нашлось немало продолжателей дела, а вот многие выводы Б. Ф. Поршнева до сих пор остаются лишь достоянием «истории науки». (Кстати, как будет показано ниже, Б. Ф. Поршнев совершенно на основании иных данных, чем Л. Н. Гумилев, используя иные методы, приходит порой к тем же выводам – например, в отношении распространения двух потоков агрессии – крестоносцев и татаро-монгол – в XIII веке и, в связи с этим, историческом выборе Руси).

Нам кажется интересным и важным более подробно остановиться на научной деятельности этого незаурядного человека, тем более что постепенно многое из того, над чем он работал, признается наукой. Уже никого не удивит такая дисциплина, как историческая психология, оформляется как отдельная наука т. н. человековедение – наука, комплексно изучающая человека со всех точек зрения – от антропологической до философской и социальной.

Цель данной работы – проанализировать взгляды Б. Ф. Поршнева, определить его вклад в историческую науку.

Задачи таковы:

1) изучить и проанализировать основные сочинения Б. Ф. Поршнева;

2) определить новаторские выводы ученого.

В работе мы опирались на сочинения Б. Ф. Поршнева. Конечно, все их охватить не было возможности, ведь перу ученого принадлежит более 200 научных работ. Прежде всего надо назвать такие монографии, как «Народные восстания во Франции перед Фрондой (1623—1648)»1 (вышедшая в 1948 г., она была удостоена Государственной премии в 1950 г.), «Очерк политической экономии феодализма» (1956),2 «Феодализм и народные массы» (1964),3 «Социальная психология и история» (1966),4 «Франция, Английская революция и европейская политика в середине XVII в.» (1970)5 и многие другие. Полный список использованной в данном реферате трудов Б. Ф. Поршнева приводится в конце работы.

Кроме того, большое значение имеют те немногочисленные статьи, которые были написаны о Б. Ф. Поршневе, в частности, предисловие Н. Момджян и С. А. Токарева в книге Б. Ф. Поршнева «О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии»6 и статья О. Т. Вите «Б. Ф. Поршнев: опыт создания синтетической науки об общественном человеке и человеческом обществе» в журнале «Полития».7

В статье Н. Момджян и С. А. Токарева высоко оценивается общий вклад Б. Ф. Поршнева в науку, прежде всего историческую, однако его обобщающие выводы о развитии человечества, философо-антропологические и историко-психологические наблюдения осторожно характеризуют как, несомненно, весьма спорные, но интересные: «В интересной и весьма ценной работе Б. Ф. Поршнева имеется немало спорных положений. Читатель с самого начала должен быть готов к критическому восприятию оригинального исследования. Как это нередко бывает в научном творчестве, автор, увлекшись новой и очень важной гипотезой, проявляет порой склонность к чрезмерной абсолютизации той или иной идеи, к превращению ее в исходную, решающую в понимании рассматриваемого круга вопросов… Делая такое предупреждение, мы твердо уверены в том, что все сказанное Б. Ф. Поршневым, несомненно, принесет пользу науке, заставив ученых пересмотреть, перепроверить, а может быть, вооружившись новыми данными, опровергнуть выдвигаемые им гипотезы».8

Зато О. Т. Вите более подробно рассматривает вклад Б. Ф. Поршнева в развитие науки именно в «спорных» работах, высоко оценивая передовые наблюдения ученого.


Глава 1. Исторические взгляды Б. Ф. Поршнева


Б. Ф. Поршнев (1905 – 1972) родился в Ленинграде, окончил факультет общественных наук МГУ и аспирантуру Института истории PАНИОН. В 1940 г. он защитил докторскую диссертацию по истории, а в 1966 г. – докторскую диссертацию по философии. С 1943 г. Б. Ф. Поршнев работал в Институте истории АН СССР (с 1968 г. – Институт всеобщей истории) старшим научным сотрудником, заведующим сектором новой истории, а затем сектором истории развития общественной мысли. Наряду с научной деятельностью Б. Ф. Поршнев вел большую педагогическую и научно-редакционную работу.

Обширные исследования Б. Ф. Поршнева в области истории сочетались с разработкой проблем антропологии, философии и социальной психологии и были направлены на разработку комплексного подхода к изучению человека в общественно-историческом процессе. Работы Б. Ф. Поршнева были переведены на многие иностранные языки. Он имел звание почетного доктора Клермон-Ферранского университета.

Выше уже говорилось, что исследования Бориса Поршнева затрагивали едва ли не все направления общественных наук, а также некоторые смежные направления наук естественных. Исследования во всех этих областях рассматривались Поршневым в качестве тесно связанных друг с другом аспектов становления единой синтетической науки – «об общественном человеке или человеческом обществе». Универсализм Поршнева совершенно беспрецедентен для науки XX в. по своим масштабам и одновременно предполагает опору на самые точные эмпирические факты в соответствии с самыми строгими научными критериями, сформированными в этом веке.

В одну из статей, посвященных так называемому «снежному человеку», Поршнев включил краткий автобиографический очерк. В нем он пишет, что с молодости стремился получить образование во многих различных областях знаний. Многостороннее образование помогало, пишет Поршнев, работая в отдельных областях науки «видеть то, что не надлежит видеть», что другие не замечали.

По своим убеждениям Б. Ф. Поршнев являлся марксистом, причем, по мнению О. Т. Вите – ортодоксальным, сознательным, последовательным и убежденным, но при этом антидогматическим марксистом.9 Он брал на себя смелость самостоятельно, не дожидаясь санкции Политбюро, решать, что является марксизмом, не отказывался от своих взглядов под влиянием политической конъюнктуры или смены научных пристрастий новых идеологических начальников, по отношению к которым он допускал разве что стилистические уступки. Поэтому он так и не смог сделать научную карьеру, адекватную масштабам своей творческой личности, так и не увидел опубликованным главный труд жизни: подготовленный в 1968 г. набор книги «О начале человеческой истории» был рассыпан.

Вместе с тем, марксизм не был в его исследованиях шелухой, которую теперь, после крушения власти КПСС, можно легко отбросить. Марксизм присутствует в его исследованиях как ключевая научная парадигма, как фундамент, как универсальная методология. Вне марксизма, по мнению О. Т. Вите, научное наследие Поршнева рассыпается, т. е. с его точки зрения теряет самое ценное – общую связь, целостность.10

История – одна из немногих наук, где Поршнев пользуется безусловным авторитетом и уважением большинства специалистов, даже несогласных с ним по многим конкретным вопросам.

Важным вкладом Б. Ф. Поршнева в историческую науку является обоснование им единства исторического процесса одновременно в синхроническом и диахроническом плане.

Синхроническое единство он доказал на целом ряде специальных исследований, обнаруживавших связь событий, происходивших в одно время в различных странах, которые, как многим историкам казалось, даже не слишком подозревали о существовании друг друга. Единство истории в диахроническом плане тогда было отстаивать существенно проще, чем сегодня (марксизм, формационная теория). Однако одно дело абстрактно провозглашать верность формационному подходу, обеспечивающему единство поступательного развития человечества, другое – продемонстрировать конкретные механизмы такого единства.

Поршнев исследовал две связанные проблемы (или трудности). Во-первых, роль классовой борьбы и социальных революций, как механизмов поступательного развития человечества. Во-вторых, особенности тех синхронических связей, которые позволяют говорить о переходе именно человечества, а не изолированных стран.


Случайные файлы

Файл
dega_mone.doc
задача 76.doc
159003.rtf
8819.rtf
14.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.