Конгресс США (56051)

Посмотреть архив целиком

Конгресс США — высший представительный и зако­нодательный орган. Состоит из двух палат — па­латы представителей и сената.

Палата представителей является органом общенацио­нального представительства. 435 ее депутатов избираются на два года в первый вторник после первого понедельника но­ября каждого четного года. Между штатами депутатские ме­ста распределяются пропорционально численности населе­ния. Перераспределение мест осуществляется раз в десять лет по итогам переписи населения. Избирательные округа по выборам в палату представителей должны иметь равное, по возможности, число населения.

В настоящее время квота представительства составляет 520 тыс. человек. Наибольшее представительство имеют штаты Калифорния (45), Нью-Йорк (34), Техас (27), Пен­сильвания (23) и Иллинойс (22). Ряд штатов — Аляска, Вер­монт, Вайоминг, Делавэр, Южная и Северная Дакота — имеют по одному представителю. Это минимальная норма представительства по Конституции.

Помимо полноправных членов в палату избираются по одному делегату от Федерального округа Колумбия, о-ва Гу­ам, Виргинских о-вов, Восточного Самоа и Пуэрто-Рико. Они имеют право участвовать в работе палаты и ее комите­тов, но лишены права голоса.

Конституцией США установлены следующие требования к кандидатам: член палаты представителей должен достичь возраста 25 лет, быть гражданином США не менее семи лет и жителем того штата, от которого он избирается.

Верхняя палата — сенат.— является органом представи­тельства штатов. Независимо от численности населения каждый из 50 штатов представлен двумя депутатами. Сена­торы избираются на шесть лет в те же сроки, что и палата представителей. Но в отличие от последней каждые два года состав сената переизбирается только на одну треть. Это об­стоятельство придает сенату особый статус постоянно дейст­вующего органа. Особая роль сената определяется также тем, что за ним по Конституции закреплен ряд самостоя­тельных полномочий. “По совету и с согласия” сената заклю­чаются международные договоры. С одобрения сената прези­дент производит назначения на должности федеральных су­дей и должностных лиц федеральной администрации. Немалое значение имеет и небольшой, в сравнении с пала­той представителей, состав сената, что предопределяет его роль как элитарного института власти.

Конституцией США установлены следующие требования к кандидатам: сенатор должен достичь возраста 30 лет, быть гражданином США не менее 9 лет и жителем того штата, от которого он избирается.

Работа конгресса нового созыва начинается в полдень 3 января на следующий год после проведения выборов.

Заседает конгресс в Капитолии, г. Вашингтон, Федераль­ный округ Колумбия.

Роль конгресса в политическом механизме США определя­ется двумя конституционными факторами: федеративным ус­тройством США и механизмом “разделения властей”. Первый из них определяет предметы ведения конгресса. Второй — конкретные формы и объем реализации властных полномочий конгресса.

КОНГРЕСС США В СТРУКТУРЕ ФЕДЕРАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Со времени принятия Конституции США 1787 г. в струк­турно-функциональных характеристиках американской фе­дерации многое изменилось. Первоначально в состав США входили 13 штатов. В настоящее время число их возросло до 50. Изменился и реальный механизм федеративных отно­шений. Сейчас он имеет мало общего с той моделью, которая мыслилась авторам Конституции США два века назад.

В основе конституционной модели лежит принцип дуали­стического федерализма. Формально, если следовать логике Конституции, федеральные органы и органы штатов незави­симы. С момента избрания президента и конгресса США — институтов, формируемых на основе выборов, проводимых по штатам, — связь между ними обрывается. Каждый из уровней власти в пределах предоставленных Конституцией прав суверенен. Таким мыслился федерализм “Отцам-осно­вателям”. Но реальный механизм федерации далек от его первоосновы. Жизнь переплетает федерацию и штаты тыся­чами нитей, интегрируя их в единое целое.

Формально предметы ведения союза и штатов разграни­чены достаточно жестко. Конституционной линией, разде­лившей их, служит перечень вопросов, отнесенных к компе­тенции конгресса. В их число авторы Конституции ввели: ре­гулирование междуштатной и внешней торговли, чеканку монеты и определение ее стоимости, установление мер и ве­сов, учреждение федеральных органов власти, набор и содер­жание армии и военно-морского флота, ведение междуна­родных дел, организацию почтовых служб, регламентацию авторского права и вопросов предоставления гражданства, управление территориальными владениями США.

Этот перечень дополнен принципом “подразумеваемых” полномочий. Установленный последним пунктом 8-го разде­ла 1 статьи он наделяет конгресс “правом издавать все зако­ны, которые необходимы и уместны для приведения в дей­ствие вышеперечисленных полномочий и всех других полно­мочий, предоставленных настоящей Конституцией правительству Соединенных Штатов”.

В процессе развития федеративных отношений данная норма сыграла едва ли не решающую роль в расширении прав конгресса. Свободное ее толкование Верховным судом США утвердило за ним исключительные права в области финансов и авторского права, позволило создать целостный свод уголовного законодательства, карающего за нарушения федерального права.

Но наиболее широкому толкованию подверглась норма о регулировании междуштатной торговли. Еще в 1824 г. в своем решении Верховный суд США подчеркнул: “Торговля... — это нечто большее, чем просто торговля. Это — движение товаров и отношения”. Позднее, в 1851 г. понятию междуштатной торговли было дано фактически всеобъемлющее значение. Оно, по мнению Верховного суда, должно было охватывать все вопросы, требующие “единого правового регулирования”. В настоящее время формула Конституции о регулировании междуштатной торговли лежит в основе массивного свода за­конодательства, охватывающего вопросы торгового и трудового права, охраны природы.

Принцип “подразумеваемых” полномочий позволил ут­вердить верховенство федерации и федерального законода­тельства во многих областях социально-экономической и политической жизни. Но пределы его применения не безгра­ничны. В конечном счете он должен опираться на “букву” Конституции, иметь хотя бы отдаленное отношение к тем полномочиям, которые перечислены в самом тексте Основ­ного закона. А тот пробел, который возникает в обосновании власти конгресса, восполняется доктриной “присущих” ему полномочий. Они, как утверждает Верховный суд США, не­отделимы от самого понятия государственного суверенитета.

Конституция США не ограничивается установлением сферы исключительного ведения конгресса. Во-первых, уста­навливается сфера “совпадающих” прав федерации и штатов. К их числу относятся законотворчество и правоприменение в области гражданских прав, налогообложения, регламента­ции деятельности корпораций, обеспечения “всеобщего бла­госостояния”. Указанные вопросы отнесены к ведению и со­юза, и штатов. Но паритетного их участия в этих вопросах нет, так как в соответствии с доктриной “преимущественных прав” конгресса действующим признается федеральное зако­нодательство, а не вступившее в противоречие с ним зако­нодательство штатов.

Далее, конституционный механизм разграничения пред­метов ведения дополняется перечнем тех вопросов, которые не подлежат регламентации со стороны федерации и штатов. И федерации, и штатам запрещается облагать налогом экспорт, жаловать дворянские титулы, допускать рабовладе­ние, нарушать соответствующие требования Билля о правах. Кроме того, федерации запрещается вводить прямые на­логи безотносительно к численности населения штатов, ус­танавливать дискриминационные косвенные налоги, предоставлять торговые привилегии, изменять границы штатов без их согласия.

Штаты, в свою очередь, не вправе заключать междуна­родные договоры и соглашения с другими штатами без согла­сия конгресса, чеканить монету, содержать войска в мирное время, принимать законы, нарушающие обязательства по договорам, а также федеральную Конституцию, законы и до­говоры, принятые или заключенные на ее основе.

В самом тексте Конституции сфера компетенции штатов не закрепляется. За органами власти штатов сохраняется “остаточная” компетенция, т.е. те вопросы, которые не отне­сены Основным законом и практикой его толкования к веде­нию федерации и не включены в число специальных огра­ничений и запрещений (X поправка к Конституции).

Формально в вопросы ведения штатов вмешиваться кон­гресс не вправе. В действительности же дело обстоит не совсем так. На территории штатов могут вводиться войска в случае внутренних беспорядков и необходимости защиты федерального законодательства от самих штатов. В феде­ральных судах может быть возбуждено уголовное преследо­вание должностных лиц штатов, виновных в нарушении федерального права. Но наиболее мощной остается “власть кошелька”.

Согласно Конституции, “конгресс имеет право устанав­ливать и взимать налоги с доходов, каким бы ни был ис­точник их поступлений” (XVI поправка). Используя это право, конгресс в 1986 г. с принятием закона о реформе налогового права лишил штаты целого ряда бюджетных ис­точников. Так, например, в 1987 г. налоговые поступления штатов с торгового оборота составили только 5,2 млрд долл., что было почти в 2 раза меньше той суммы (10,2 млрд долл.), которая была получена ими 1985 г. Увеличи­лась зависимость штатов от программ оказания помощи, которые принимает конгресс. Финансовая же помощь со стороны федерации сопровождается рядом условий, кото­рые позволяют конгрессу реально влиять на политику в штатах.


Случайные файлы

Файл
133038.rtf
AB.DOC
100506.rtf
79415.rtf
20453.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.