Крестовые походы (55894)

Посмотреть архив целиком

Вас шлет Господь, чтоб пали в прах...

Из песни времен крестовых походов

1. ЭПОХА КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ


В истории классического западноевропейского средневековья нет, вероятно, эпохи, более захватывающей воображение своей гранди­озностью, размахом и величием, чем эпоха крестовых походов, продолжавшаяся с кон­ца XI до самого конца XIII века. Это бы­ло время масштабных военных экспедиций западных держав и католической церкви на Ближний Восток, ставивших своей офици­альной целью освобождение Святой Земли от неверных — мусульман и завладение об­щехристианскими святынями, отданными якобы на поругание Исламу.

Следует отметить, что, однако, ни сами участники этих походов, ни современные со­бытиям авторы не называли подобные экс­педиции крестовыми походами. Да, соби­раясь в Святую Землю, за море они, по тер­минологии того времени, принимали крест. Но совершали они, по их мнению, хождения, паломничества и т.п. Сам термин крестовые походы возник, как считается, лишь в последней трети XVII века, поя­вившись в названии первого научного труда по этой теме — сочинении придворного историка Людови­ка XIV Луи Мэмбура под названием История кре­стовых походов.

Итак, что же привело к началу столь масштаб­ных, мировых по меркам того времени, экспедиций европейцев на Ближний Восток? Что заставляло на протяжении почти двухсот лет десятки тысяч лю­дей отправляться, зачастую оставив хозяйство, роди­ну и т.д., в мало известные многим из них, но силь­но манящие земли знойной Палестины?

Говоря о крестоносном движении, его характер часто определяют как военно-колонизационный, и в этом, безусловно, заключается большая доля правды, если речь идет о европейских феодалах, а также отчасти и крестьянах, участвовавших в похо­дах. Однако стойкость этого движения, особенно на первых порах, нельзя объяснить только стремлени­ем приобрести новые земли на Востоке и интереса­ми международной политики. Чтобы понять причи­ны крестовых походов, нужно обратиться ко всем основным моментам переживавшейся в то время Европой и Византией истории.

Жизнь европейцев в конце Х — начале XI сто­летия была связана с большими испытаниями. Ру­беж тысячелетий как всякая крупная дата прочно утвердил в настроениях большей части общества мысль о близящемся конце света, пророчества о на­ступлении которого то и дело будоражили сознание людей. И действительно, казалось, что природа, словно повинуясь начертанному свыше плану, явля­ет все признаки этого. На протяжении всего XI ве­ка территории Франции, Германии, Англии неодно­кратно подвергались различным стихийным бедст­виям, их население терзали бесконечные эпидемии инфекционных болезней. Под считано, что с 970 по 1040 год 48 лет, то есть больше половины, были не­урожайными. Практически непосредственно перед началом походов Европу потрясли так называемые семь тощих лет, когда на ее территорию обруши­лись наводнения, заморозки и — как следствие это­го — голод. В прирейнских областях Германии и Франции в июне выпадал снег, полностью губя уро­жаи зерновых. Как свидетельствуют авторы сред­невековых хроник, среди местных жителей тут и там отмечались случаи людоедства, пойманных на месте преступления власти вешали, но ночью на ме­сто казни приходили другие, снимали трупы с висе­лицы и поедали их. Сокрушительные удары наносили повторявшиеся каждые два-четыре года эпидемии чумы, после которых во многих городах и деревнях Запада оставалось не более трети жителей. Повсе­местным явлением стал побег крестьян из поражен­ных голодовками и эпидемиями районов. Понятно, что среди подвергавшихся таким напастям крестьян и бедных горожан апокалипсические настроения не исчезали и усиливались с каждым годом, а стремле­ние вырваться из этого ада, усугублявшееся к тому же не уменьшавшимся гнетом и произволом со сто­роны своих сеньоров, пусть даже в неизведанные зе­мли Востока, неизбежно должно было найти себе выход. Искренность их порыва, звавшего в Святую Землю не только в поисках материального благопо­лучия, но и ради достижения идеальной цели — возвращения Гроба Господня христианам, не подле­жит сомнению.

Иные цели преследовало шедшее в крестовые походы западноевропейское рыцарство. Можно ут­верждать, что практически с самого начала в их ус­тремлениях превалировало желание приобрести но­вые земли, новых подданных, новые богатства, а же­лание отвоевать христианские святыни, как прави­ло, отходило на второй план, уступая место непри­крытому стремлению к наживе и политической вы­годе. Тяга крупных и мелких европейских феодалов к новым землям была вполне понятна. В Европе того времени существовал такой порядок наследо­вания (майорат), при котором вся земля передава­лась старшему сыну. Остальные же пополняли ря­ды безземельного рыцарства, которое, по понятным причинам, не всегда могло найти себе применения на родине. Ситуацию осложняло еще и то, что в са­мой Европе уже не было возможности для внутрен­ней колонизации, ибо бесхозных земель попросту не было. Окраинные государства типа Германии и ис­панских королевств еще могли как-то попытаться удовлетворить свои интересы за счет колонизации приграничных регионов (земель славян и прибал­тийских народов, арабских территорий на Пирене­ях); у остальных такой возможности не было. Кста­ти говоря, крестовые походы как экспедиции против неверных начались несколько раньше и в ином месте — на Пиренейском полуострове против суще­ствовавшего там арабского государства, представляя собой как бы своеобразную репетицию того массо­вого движения на нехристианский Восток, которое мы видим в конце этого столетия.

Помимо расчета на новые земельные приобре­тения, многих рыцарей манила в Палестину и воз­можность избавиться от долговых обязательств пе­ред ростовщиками. Привлекали их и рассказы бы­вавших там паломников о сказочных богатствах, благодатном климате и т.п.

Крупных европейских феодалов — графов, гер­цогов — вело желание освободиться от сковываю­щих рамок вассальных отношений, связывавших их в Европе с королями, и стремление основать по евро­пейскому образцу свои собственные государства, где они могли бы стать полноправными властителями (ожидания некоторых из них, особенно после пер­вого и четвертого походов, действительно оправда­лись).

Однако не одни феодалы и крестьяне стреми­лись на Восток в поисках счастья. Богатые земли привлекали и пристальное внимание крупных тор­говых городов Средиземноморья, в первую очередь республик Италии, давно установивших достаточно тесные контакты с арабскими купцами и имевших даже торговые привилегии в ряде регионов восточ­ного Средиземноморья. Это были Венеция, Генуя и Пиза. Завоевания турок-сельджуков нанесли серь­езный удар по их роли посредников в торговле ме­жду Востоком и Западом, поэтому они надеялись приобрести собственные фактории в этих землях. Купеческие республики Италии стремились осла­бить и своего главного реального торгового сопер­ника — Византию, которая хотя и ослабла к концу XI века, но все еще контролировала значительную часть торговли в восточной части Средиземного мо­ря. Вытеснить же империю с рынков можно было только с помощью вооруженной силы, что и показа­ла в дальнейшем история крестоносного движения (особенно в IV походе). Этим и определялся боль­шой интерес, который буквально с самого начала проявляли к этой акции итальянские города. Их правители осознавали, что реально только они (в силу своего финансового могущества) в южной Ев­ропе могут сыграть весомую роль в снабжении крестоносного воинства оружием, продовольствием, транспортом, организовав доставку участников по­ходов на Ближний Восток морем, а не сушей. Их расчеты, равно как и затраты, многократно оправда­лись.

Решающую роль в идеологической подготовке и организации крестовых походов сыграло римское папство. Именно ему принадлежит формулировка официальной идеи освобождения Гроба Господня как программного лозунга и знамени этого предпри­ятия. Во многом успех первых походов, активность европейского общества объясняются активной дея­тельностью римских пап, освободившихся от бреме­ни светской власти, до начала 80-х годов XI века сковывавшей действия епископов Вечного города. Благодаря самостоятельности папского престола, достигнутой усилиями Григория VII и затем Инно­кентия III, росту его влияния на королевские дома Европы, на континенте удалось создать атмосферу единого порыва, объединившего на первых порах различные социальные слои западноевропейского общества, способствовавшего достижению целей, которые преследовали сами папы. А цели эти были явно далеки от христианских добродетелей, пред­ставляя собой воплощение той агрессивности папст­ва, которую оно проявляло в это время в отноше­нии некатолического мира. Не следует забывать, что прошло всего сорок лет с момента так называ­емого Великого раскола в христианстве в 1054 го­ду, давшего начало двум большим церквам — рим­ско-католической на Западе и греко-кафолической на Востоке. Римские папы, относясь к восточным христианам как к раскольникам и подчас даже как к еретикам, стремились всеми силами физически подчинить себе восточную церковь и территориаль­но, и организационно, и духовно. Подобная экспан­сия укладывалась в общую теорию, которой придер­живался Рим. Согласно учению о главенстве рим­ских пап, именно они должны были являться выс­шими руководителями всего христианского мира, включая, разумеется, и византийские земли. Поэто­му, говоря о необходимости формального объедине­ния, они всегда лелеяли в душе план подчинения восточной церкви, от которого в принципе не отка­зались и по сей день. Кроме того, папство стреми­лось установить господство и над мусульманским миром, создав на Востоке новые христианские владения, подвластные папскому престолу. Агитируя в пользу крестовых походов, римские епископы стре­мились решить еще одну, уже чисто внутриевропейскую задачу — освобождение Европы от того со­циально опасного балласта в лице бродячих рыца­рей, маргинальных слоев города, который к тому времени был весьма значителен. Характерно, что проповедники папских идей этого не скрывали. Так, главный идеолог Второго похода, знаменитый дея­тель монашеского движения, выдающийся богослов Бернард Клервоский открыто писал об этом в сво­их трактатах. Кроме того, уже в ходе походов вы­яснилось, что призывы к пожертвованию на походы (их сбором занималась, главным образом, церковь) дают вполне ощутимые материальные плоды — многие участники крестовых походов, уходя на Вос­ток, отписывали церкви свои земли, дарили ценные подарки, принося немалый доход. Характерно, что даже после окончания крестоносного движения церковь продолжала собирать средства на освобож­дение Святой Земли, используя их на свое усмотре­ние.


Случайные файлы

Файл
19015.rtf
26303.rtf
83539.rtf
15538-1.rtf
88536.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.