Историческое развитие мировых систем (15284-1)

Посмотреть архив целиком

Историческое развитие мировых систем.

Введение.

Теория мировых систем, все еще оставаясь противоречивой в некоторых аспектах, тем не менее успешно объясняет многие закономерности макросоциологии современного мира. Выделение социальных структур, больших чем государства, с которыми они взаимодействуют, и их форм; социальных изменений в пределах государства являются лишь некоторыми нововведениями этой теории. Она также дает теоретическое обоснование систематических различий во многих одних и тех же социальных процессах, протекающих в различных странах. Тем не менее, до недавнего времени, примерно с 1500 г. н. э., теория мировых систем объясняла лишь социальные изменения, происходящие в современном мире (Wallerstein 1974, 1979, 1980, 1989; Chase-Dann 1989).

Последние драматичные изменения глобальных политических соглашениях повлекли за собой массу предположений на будущее (Wagar 1992) и вызвали непринужденные отклонения всех теорий с марксистскими корнями. Хорошее подтверждение теории мировых систем практическим опытом последних драматичных изменений дает основания предполагать, что вопросы по трансформации прошлых мировых систем, включая источники настоящих, могут пролить немного света на возможность и вероятность будущих трансформаций. Ключевыми вопросами являются: "Как зародились современные мировые системы?", "Как и почему более старые мировые системы дали развиться новым, современным?", "Существует ли какие-нибудь закономерности, шаблоны в развитии мировых систем?".

Подобные вопросы заставили некоторых ученых заново пересмотреть истоки системы (Abu-Lughod 1989; Frank 1990; Gills and Frank 1991; Wallerstein 1990). В течение одного и того же периода несколько археологов показали роль взаимодействия между обществами в социальных изменениях. Явственно избегая упрощенных рассеивающих подходов, они зачастую используют концепции и объяснения которые следуют из теории мировых систем или имеют с ней сильное сходство (Algaze 1993; Baugh 1984; Blanton and Feinman 1984; Hall and Chase-Dunn 1993; Kohl 1987a, 1987b; Pailes and Whitecotton 1979, 1986; Santley and Alexander 1992; Schortman and Urban 1992).

Все эти авторы делают акцент на отношения между обществами как на важнейший источник социальных изменений. То есть, они считают отношения между обществами наиважнейшим местом социальных изменений внутри общества. Теория мировых систем, в простейшем виде, представляет объяснение динамики социальных изменений как на уровне всей системы, так и на уровне отдельных ее составных частей (Walerstein 1974, 1979, 1984,1989; Chase-Dunn 1989). На протяжении последних пятисот лет государства являлись типичными учредительными членами мировых систем. Тем не менее, временный фокус делает проблематичным расширение теории мировых систем на докапиталистический период (до 1500 г. н. э.), так как более ранние мировые системы состояли из государств и различных типов негосударстаенных сообществ (см. Santley and Alexander 1992; Kohl 1987a).

В подходе теории мировых систем содержится нечто большее, чем просто смена предмета анализа. Понятие "общество" слишком часто используется для обозначения социальной структуры, которая явственно выделяется в общественном мире. Это далеко от истины. "Наделяя нации, общества и культуры качествами однородных и внешне связанных и характерных объектов, мы создаем модель мира, как чаши, в которой сущности крутятся вокруг друг друга, как миллиарды жестких круглых шаров" (Wolf 1982:6). Я бы сказал, общества – внутренне однородны, их границы – проницаемы, а членство – текучее. Они постоянно изменяются и переопределяются. (Wolf 1982:387). Процессы мировых систем являются основной причиной этих изменений. В самом деле, основным вкладом в подходе мировых систем к историческому развитию является то, что эта теория учитывает изменения в тех сущностях, которые мы обычно называем "обществами".

Для использования теории мировых систем в отношении докапиталистического периода, ней должны быть сделаны некоторые модификации, большей частью являющиеся трансформацией предположений в эмпирические, исторические вопросы (Abu-Lughod 1989; Chase-Dunn and Hall 1991, 1993). Например, Валлерштайн (Wallerstein) (1974, 1979; гл. 1) утверждает, что современная мировая система является уникальной в том, что это единственная система мировой экономики (политика конкуренции в отдельно взятой экономической системе), которая не переросла в мировую империю через завоевание одной из мощных стран. Современная мировая система несомненно вляется самой долгоживущей мировой экономикой, но существовали и другие, просуществовавшие по несколько веков (Wilkinson 1987, 1991; Chase-Dunn and Hall 1991, 1993). Помимо всего прочего, она предполагает, что отмеченная межгосударственная система капиталистической мировой экономики не такая уж и необычная вещь, как о ней иногда заявляют.

Расширение теории мировых систем на докапиталистический период делает осуществимым сравнительный подход.

Немного было выполнено подобных научных разработок: досовремення торговая система (Abu-Lughod 1989), кочево-оседлые отношения (Hall 1991a, 1991b; Frank 1992), очень малые безгосударственные и безклассовые мировые системы (Chase-Dunn, Clewett and Sundahl 1992) и Бронзовый Век (Frank 1993). И все же, тем не менее, эти усилия недостаточны для систематической теории развития (Sanderson 1990; гл. 10).

С точки зрения Сандерсона (Sonderson 1990), фундаментальной проблемой яаляется необходимость объяснения тех моделей социальных, культурных, политических и экономических изменений, которые протягиваются с первых оседлых поселений в мезолите, около двенадцати тысяч лет назад, и первых сельскохо-хозяйственных деревень, у которых пояаились излишки производства, примерно десять тысяч лет назад, до наших дней.

Мы предпочитаем называть эти модели изменений "историческим развитием", чтобы избежать недоразумений с определяющими теориями социальных изменений и придать большее значение нашему акценту на открыто-конечных процессах и процессах, зависящих от способа их прохождения. В этой статье мы предлагаем такую теорию. Мы начнем с обзора конкурирующих теорий, затем соберем элементы каждой из них в нашу теорию исторического развития мировых систем.

Конкурирующие теории развития мировых систем.

Самой большой теоретической проблемой является вывод логики системы. Многие теоретические подходы содержат в себе иногда в явном, а иногда в скрытом виде модель основополагающей логики, управляющей мировыми системами. Термины бывают самыми различными. Обычно ее называют методом производства или методом накопления. Другие раскрывают свои предположения насчет системы движущих сил в своих описаниях основных процессов, таких как формирование государства, циклы политической централизации и децентрализации или моделей социальной интеграции. Кроме описательного содержимого, которое дано к рассмотрению логики системы, существуют метатеоретические точки зрения относительно направления, в котором систематисемкая логика меняется или остается прежней. Некоторые утверждают, что все мировые системы имеют очень близкую системную логику, в то время как другие заявляют, что системние логики подвергаются фундаментальным изменениям. Существуют разногласия внутри "Школы Фундаментальных Трансформаций" ("Fundamental Transformation School") в определениях различных системних логик и в определении времени трансформаций.

Континуцианисты.

Сначала мы рассмотрим тех теоретиков, которые считают, что все мировые системы имеют очень схожую логику. Эта дискуссия является чем-то, усложненным различными предположениями, имевших успех по крайней мере в отношении бесструктурных межобщественных образований, которые должны были быть проанализированы как мировые системы. Достаточно очевидно, что гораздо легче предполагать, что логика системы фундаментально не меняется, если исключить действительно разноречивые случаи из рассмотрения. Вот пять теоретических предположений, которые утверждают, что при них нет существенных различий в логике системы:

геополитический подход;

накопительный подход;

подход рационального выбора или "формалистический";

культурная экология;

подход перенаселенности.

Другими словами, среди тех кто говорит, что ничего не меняется, существует пять различных мнений относительно того, что же все-таки остается неизменным.

Геополитика.

Геополитический подход выбирется теми, кто придает особое значение вселенской важности силовой политике и формированию государства. Это подход государство-военная-машина или "нео-реалистический" подход, который доминировал в прошлой политической науке. Этот поход сосредотачивает внимание на рождении и падении государств – колебаниях между межгосударственными системами и "всемирным государством". Ученый-политик Девид Уилкинсон (David Wilkinson) (1987, 1991, ожидаемые публикации) видит эти процессы проходящими в фундаментально схожих формах во всех эпохах, как в древних, так и в современных. Он остроумно замечает: "Бриллианты могут быть всегда, но дубинки – главные козыри". Социолог Рендл Коллинз (Randall Collins) (1978, 1992) геополитику и государственную законность Вебера в своем анализе как мировых систем, основанных на государстве, так и основанных на родственных отношениях. Коллинз использует идеи, появившиеся у него в процессе анализа аграрных государств и империй, для того чтобы понять процесс формирования союзов в мировых системах, основанных на родственных отношениях. Вопрос государственного контролирования больших территорий решен "технокой власти", ведомственным изобретением, которое позволяет государствам использовать власть более эффективно (Mann 1986). Пока что, в принципе, "техника власти" слдержит всевозможные политические и организационные нововведения, включая идиологию как форму религии; главное ее очарование заключается в военных технологиях и организации.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.