Германия в июне 1941 г. - жертва советской агрессии? (15267-1)

Посмотреть архив целиком

Германия в июне 1941 г. - жертва советской агрессии?

О разногласиях по поводу тезиса о превентивной войне

В споре о месте национал-социалистического прошлого в шкале исторического сознания немцев центральную роль играл Советский Союз. Работы таких видных историков как Эрнст Нольте, Клаус Хильдебранд, Иоахим Фест и других производили впечатление, что их авторы "проводя аналогию между массовыми истреблениями при Сталине и при Гитлере, хотели тем самым умалить преступления национал-социализма"{1}. Это не могло не вызвать бурной реакции. Допустимы ли такие аналогии - вот что оставалось предметом споров, а следовало бы задаться вопросом, ради чего они проводились. Никаких сомнений на этот счет не оставлял Михаэль Штюрмер. В своих передовицах во "Франкфурте альгемайне цайтунг" ("ФАЦ") он ратовал за достижение согласия на совсем иной принципиальной основе нежели та, которую имел в виду Кристиан Майер, вносивший свою лепту в полемику историков тем, что неизменно подчеркивал резкое обличение немецкой исторической наукой нацистских злодеяний{2}. Для Штюрмера же, напротив, важным было прежде всего новое, наступательное размежевание с советской системой; он говорил о крахе политики разрядки и призывал Запад к оказанию более интенсивного "культурного и политического воздействия на Центральную Европу", поскольку марксизм, по его словам, оказался "идеологией системного склероза"{3}. Перед лицом такого мессианского сознания умаление роли национал-социалистического прошлого было явлением функциональным, а может быть, даже неизбежным.

Вполне справедливы предостережения против стремления основывать национальную идентичность не на опыте национал-социалистического прошлого, а на "более позитивных" примерах идентификации. Ганс Моммзен в этой связи указал на то, что сознательный возврат к традиционным ценностям оживляет также уже преодоленные в сознании образы врагов{4}. И действительно, можно только поражаться, с каким легкомыслием Эрнст Нольте говорил об "азиатском деле", когда он пытался провести параллель между "Архипелагом ГУЛАГ" и Аушвицем. Моммзен поэтому счел себя обязанным сделать замечание, что снова пошли в ход словесные формулы обыденного расизма{5}. В рамках этих споров некоторые темы, считавшиеся в первые послевоенные годы слишком острыми, а затем в течение многих лет служившие предметом плодотворных научных дискуссий, опять приобрели актуальность{6}. В этом ряду вновь реанимированных сейчас тезисов находится и квалификация германского нападения на Советский Союз как превентивного удара. А ведь когда-то это было официальным нацистским оправданием операции "Барбаросса". Уже 22 июня 1941 г. Гитлер в своем обращении к населению пытался объяснить ему, почему сотрудничество с Советским Союзом было заменено военным положением. Он использовал все свое ораторское искусство, чтобы раздуть страх перед "еврейско-большевистским владычеством в Москве". Эта клика якобы стремилась к тому, чтобы "бросить в огонь пожара не только Германию, но и всю Европу"{7}. Потрясение от осознания того, что поход на Россию оказался совсем не военной "игрой на ящике с песком", как предсказывал Гитлер своему фельдмаршалу Кейтелю{8}, не проходило долгое время. Еще и сегодня раздаются голоса, упрямо утверждающие, несмотря на все данные исторической науки, свидетельствующие об обратном, что Гитлер 22 июня 1941 г. якобы предупредил действия сверхмощной и готовой к наступлению Красной Армии.

В спорах о прошлом Германии этот обновленный тезис о превентивной войне превратился в средство политической борьбы. Поначалу этому соблазну поддался некто Эрнст Топич, философ из Граца, выступивший, к удивлению многих читателей, в роли военного эксперта с книгой "Война Сталина"; однако он защищал настолько устаревшие и к тому же авантюрные позиции, что не оставалось никаких сомнений в том, что он не захотел считаться ни с какими результатами научных исследований. Уже по одной этой причине его работа не дала никаких новых научных положений о советской внешней и военной политике. Зато его книга оказала поддержку тем, кто до сих пор считает Гитлера прежде всего жертвой советской политики{9}.

Проблематичен и тот интерес, который привлекает к тезису о "превентивной войне" Гитлера такая уважаемая газета, как "ФАЦ", особенно с тех пор, как советский эмигрант Виктор Суворов высказал в британском военном журнале ту точку зрения, согласно которой Красная Армия хотела напасть на Германию летом 1941 г.{10} Хотя аргументация Суворова была настолько куцей, что критики даже поставили под сомнение "его способности как историка", Гюнтер Гилльэссен выразил в той же "ФАЦ" мнение, будто гипотеза о советском упреждающем ударе по Германии в 1941 г. приобрела некоторую убедительность. Кроме того, он высказал надежду на то, что доказательство наличия агрессивных намерений у Красной Армии освободило бы немцев от той "вины за нарушение мира", которую советский режим, ссылаясь на тяжелый ущерб, нанесенный Советам в войне, с тех самых пор пытается навязать Федеративной Республике{12}.

Между тем этой статье Гилльэссена была дана серьезная отповедь. Критиковавшие его вновь доказали, что операция "Барбаросса" не была реакцией Гитлера на какое-то развертывание советских вооруженных сил, а являла собой идеологически мотивированную и заранее спланированную истребительную войну против СССР{13}.

Дело, может быть, и обошлось бы этими стычками историков, если бы Йоахим Гоффман не пришел к выводу в 4-м томе труда, изданного Военно-историческим научно-исследовательским институтом во Фрейбурге под названием "Германский рейх и вторая мировая война", что тезис о превентивной войне вполне оправдан. Он подкрепил эту точку зрения еще раз в своем "Письме читателю"{14}.

Авторы, разделяющие мнение Гоффмана, исходят, как правило, из представления о том, что СССР до второй мировой войны и перед ее началом занимал доминирующую политическую и военную позицию в международной системе{15}. По существу, они опираются на три аргумента. Во-первых, Сталин летом 1939 г. имел полную свободу действий; он решил пойти на сотрудничество с Гитлером якобы для того, чтобы втянуть "капиталистическую державу" в войну. Топич здесь доходит до того, что называет Гитлера орудием исполнения планов сталинской мировой державы. Во-вторых, переговоры советского народного комиссара иностранных дел Молотова с германским правительством в ноябре 1940 г. характеризуются как пример того, что Советский Союз преследовал в отношении Запада почти не ограниченные экспансионистские интересы. Топич вновь подчеркнул в своем "Письме читателю", что Сталин хотел захватить всю континентальную Европу и что именно поэтому Молотов выдвинул очень большие территориальные претензии, тем самым сознательно провоцируя нападение Германии на Советский Союз. С помощью наступательной стратегии Красной Армии предстояло разгромить Германию на ее собственной территории. В-третьих, утверждают, что Красная Армия если не в 1941-м, то уж не позднее 1942 г., готовилась напасть на Германию. Из этого делают вывод, что Гитлер летом 1941 г. получил единственную возможность упредить Сталина.

Ввиду столь серьезных заявлений следует прежде всего задать вопрос о том, пришли ли эти авторы к указанной точке зрения в результате углубленного анализа фактических данных. Просмотр использованной ими литературы показывает, что это далеко не так. Гоффман опирается преимущественно на высказывания советских военнопленных, не принимая в расчет весьма сомнительное качество таких источников. Суворов же вообще не показывает никаких новых материалов, а выборочно (и к тому же неверно!) цитирует давно известные мемуары. Еще хуже то, что эти авторы не принимали во внимание значительные новые работы{16} или же лишь в некоторых случаях привлекали авторитетные исследования, но вовсе не учли результатов научного поиска таких ученых, как Андреас Хильгрубер или Джон Эриксон. А ведь именно монография Эриксона, столь часто цитируемая Гоффманом, относится к тем публикациям, в которых тезису о советских агрессивных намерениях в 1941 г. противопоставляется огромный и весьма убедительный материал{17}.

Методической небрежностью отличается и анализ советской внешней политики. В отличие от предположений Гоффмана в мемуарах советника в германском посольстве в Москве Густава Хильгера указывается, что советская дипломатия в первую очередь руководствовалась серьезными соображениями обеспечения безопасности страны{18}. Наукой с выходом в свет "Справочника по Восточной Европе" ("Остэуропа хандбух"), в котором исследована внешняя политика СССР на всех ее этапах до 1941 г., было еще раз всесторонне показано, что центральную роль в ней всегда играли интересы безопасности. Заслуга этой публикации состоит также и в том, что в ней выявлены внутренние предпосылки для такой внешней политики. Там, помимо всего прочего показана взаимосвязь сталинской внешней политики с советскими методами индустриализации, раскрыты те жертвы, которые понесли экономика, общество и государство в результате постановки нереальных целей при планировании, все новых волн "чисток" и связанной с ними массовой ликвидации специалистов, а также в результате экономического хаоса и недостаточной производительности труда. Эти удары, отбросившие страну назад, должны были непременно сказаться и на оборонных возможностях Советского Союза. СССР хотя и смог добиться в течение 3-го пятилетнего плана (1938-1942) высоких достижений в отдельных областях производства вооружений, однако не сумел устранить типичные побочные явления сталинской индустриализации такие, как "узкие места" на производстве, стагнация и дезорганизация в некоторых отраслях хозяйства. Это в свою очередь вело к задержке оснащения вооруженных сил, в частности, транспортными средствами, радиоаппаратурой, боеприпасами, способствовало пренебрежительному отношению к развитию инфраструктуры{19}.


Случайные файлы

Файл
154292.rtf
139028.rtf
181616.rtf
23181-1.rtf
10506.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.