Славяне

Введение

Предки славян жили к востоку от германцев: от Эльбы и Одера до Донца, Оки и Верхней Волги; от Балтийского моря до Среднего и Нижнего течения Дуная и Черного моря.

Первые письменные свидетельства о славянах мы находим у греков, римлян, арабов. Античные авторы упоминают славян под именами антов, венедов, склавинов. Прокопий Кесарийский в работе «Война с готами» писал: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в демократии, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим...У тех и других один и тот же язык...».

Позднее Нестор пишет, что славяне издревле обитали в странах Дунайских и, вытесненные из Мизии болгарами, а из Паннонии1 волохами (доныне живущими в Венгрии), перешли в Россию, в Польшу и другие земли. Это известие о первобытном жилище наших предков взято у византийских летописцев, которые в VI веке узнали о славянах, проживавших на берегах Дуная. В другом месте Нестор упоминает, что св. апостол Андрей - проповедуя в Скифии2 имя Спасителя, поставив крест на горах киевских, еще не населенных, и предсказав будущую славу нашей древней столицы - доходил до Ильменя и нашел там славян; следовательно, они, по собственному Несторову сказанию, жили в России уже в первом столетии и гораздо прежде, нежели болгары утвердились в Мизии.

Но вероятно, что славяне, угнетенные ими, отчасти действительно возвратились из Мизии к своим северным единоземцам; вероятно и то, что волохи3, потомки древних готов4 и римских всельников Траянова5 времени в Дакии6, уступив эту землю готфам, гуннам7 и другим народам, искали убежища в горах и, видя наконец слабость аваров8, овладели Трансильванией и частью Венгрии, где славяне вынуждены были им покориться.

Может быть, еще за несколько веков до Рождества Христова под именем венедов9 известные на восточных берегах Балтийского моря, славяне в то же время обитали и внутри России; может быть, андрофаги, меланхлены, невры Геродотовы принадлежали к их многочисленным племенам. Самые древние жители Дакии, геты10, покоренные Траяном, могли быть нашими предками: это мнение тем вероятнее, что в русских сказках XII столетия упоминается о войнах Траяна в Дакии и что российские славяне начинали, кажется, свое летосчисление от времен этого императора.

Славянские племена

Поляне

Многие славяне, единоплеменные с ляхами, обитавшими на берегах Вислы, поселились на Днепре в Киевской губернии и назывались полянами11 от чистых полей своих. Это имя исчезло в древней России, но сделалось общим именем ляхов, основателей польского государства.

Радимичи и Вятичи

От этого же племени славян были два брата, Радим и Вятка, главами радимичей12 и вятичей13: первый избрал себе жилище на берегах Сажа, в Могилевской губернии, а второй на Оке, в Калужской, Тульской или Орловской.

Древляне, Дулебы, Бужане, Лутичи, Тивирцы, Северяне...

Древляне14, названные так от лесной земли своей, обитали в Волынской губернии; дулебы15 и бужане16 по реке Бугу, впадающему в Вислу; лутичи и тиверцы17 по Днестру до самого моря и Дуная, уже имея города на своей территории; белые хорваты в окрестностях Карпатских гор; северяне18, соседи полян, на берегах Десны, Семи и Сулы, в Черниговской и Полтавской губернии; в Минской и Витебской, между Припятью и Западной Двиной, дреговичи19; в Витебской, Псковской, Тверской и Смоленской, в верховьях Двины, Днепра и Волги, кривичи20; а на Двине, где в нее впадает река Полота, единоплеменные с ними полочане21; на берегах озера Ильмень собственно так называемые славяне, которые после Рождества Христова основали Новгород.

Основание Киева

К тому же времени летописец относит и начало Киева, рассказывая следующее: «Братья Кий, Щек и Хорив, с сестрой Лыбедью, жили между полянами на трех горах, из коих две слывут, по имени двух меньших братьев, Щековицею и Хоривицею; а старший жил там, где ныне (во время Нестора) Зборичев взвоз. Они были мужи знающие и разумные; ловили зверей в тогдашних густых лесах днепровских, построили город и назвали оный именем старшего брата т.е. Киевым. Некоторые считают Кия перевозчиком, так как в старину был на этом месте перевоз и назывался Киевым; но Кий начальствовал в роде своем: ходил, как сказывают, в Константинополь, и принял великую честь от греческого царя; на обратном пути, увидев берега Дуная, полюбил их, срубил городок и хотел обитать в нем; но жители дунайские не дали ему там утвердиться и доныне именуют это место городищем Киевцом. Он скончался в Киеве, вместе с двумя братьями и сестрой».

Нестор в своем повествовании основывается лишь на устных сказаниях: отдаленный многими веками от случаев, описанных здесь, мог ли он ручаться за истину предания, всегда обманчивого, всегда неверного в подробностях? Возможно, что Кий и его братья никогда в самом деле не существовали и что народный вымысел обратил названия мест, неизвестно от чего произошедшие, в названия людей. Имя Киева, горы Щековицы, уже забытой, и речки Лыбеди, впадающей в Днепр недалеко от новой Киевской крепости, могли подать мысль к сочинению басни о трех братьях и их сестре, чему можно найти многие примеры в греческих и северных повествователях, которые, желая питать народное любопытство, во времена невежества и легковерия, из географических названий составляли целые истории и биографии. Но два обстоятельства в этом известии Нестора достойны особого внимания: первое, что киевские славяне издревле имели сообщение с Царь-градом, и второе, что они построили городок на берегах Дуная еще задолго до походов россиян в Грецию. Дулебы, днепровские поляне, лутичи и тивирцы могли участвовать в войнах дунайских славян, столь ужасных для империи, и заимствовать там различные изобретения для гражданской жизни.

Укрепление славян

Летописец не объявляет времени, когда построены другие славянские, также весьма древние города: Изборск, Полоцк, Смоленск, Любеч, Чернигов; известно только, что первые три основаны кривичами и были уже в IX веке, а последние в самом начале X; но они могли существовать и гораздо раньше. Чернигов и Любеч принадлежали к области северян.

Соседи славян: Меря, Мурома, Мещера, Мордва, Чудь...

Кроме славянских народов, по сказанию Нестора, тогда в России жили и многие иноплеменные: меря22 вокруг Ростова и на озере Клещине или Переславском; мурома23 на Оке, где река впадает в Волгу; черемиса, мещера, мордва24 на юго-восток от мери; ливь25 в Ливонии, чудь26 в Эстонии и на восток к Ладожскому озеру; нарова там, где Нарва; ямь, или емь27, в Финляндии, весь на Белоозере; пермь в Пермской губернии; югра28, или нынешние березовские остяки, на Оби и Сосьве; печора29 на реке Печоре. Некоторые из этих народов уже исчезли в новейшие времена или смешались с россиянами; но другие существуют и говорят на столь схожих языках, что можно несомненно признать их, равно как и лапландцев, зырян30, обских остяков31, чуваш, вотяков32, народами единоплеменными и назвать вообще финскими. Уже Тацит, в первом столетии, говорит о соседствующих с венедами финнах, которые жили издревле в полунощной Европе. Лейбниц и новейшие шведские историки сходятся во мнении, что Норвегия и Швеция были некогда населены ими - даже сама Дания, по мнению Гроция.

Финны

От Балтийского моря до Ледовитого океана, от глубины европейского севера на восток до Сибири, Урала и Волги, расселились многочисленный племена финнов. Не известно, когда они поселились в России; мы не знаем также и никого, кто жил бы раньше их на севере и востоке России.

Этот народ, древний и многочисленный, занимавший и занимающий такое великое пространство в Европе и в Азии, не имел историка, ибо никогда не славился победами, не отнимал чужых земель, но всегда уступал свои: в Швеции и Норвегии готфам, а в России, может быть, славянам, и в одной нищете искал для себя безопасности: «не имея, - по словам Тацита, - ни домов, ни коней, ни оружия; питаясь травами, одеваясь кожами звериными, укрываясь от непогод под сплетенными ветвями».

В Тацитовом описании древних финнов можно узнать отчасти и нынешних, особенно лапландцев, которые от своих предков наследовали и бедность, и грубые нравы, и мирную беспечность невежества. «Не боясь ни хищности людей, ни гнева богов, - пишет Тацит, - они приобрели самое редкое в мире благо: счастливую от судьбы независимость!»

Но финны российские, по сказанию нашего летописца, уже не были такими грубыми, дикими людьми, какими описывает их римский историк; имели не только постоянные жилища, но и города: весь - Белоозеро, меря - Ростов, мурома - Муром. Летописец, упоминая об этих городах в известиях IX века, не знал, когда они построены. Древняя история скандинавов (датчан, норвежцев, шведов) часто говорит о двух особенных финских государствах, вольных и независимых: Кириаландии и Биармии. Первая от Финского залива простиралась до Белого моря, вмещала в себе нынешнюю Финляндию, Олонецкую и часть Архангельской губернии; граничила на востоке с Биармией, а на северо-западе с Квенландией, или Каянией.

Ее жители беспокоили набегами соседние земли и славились мнимым волшебством еще более, нежели храбростью. Биармией скандинавы называли всю обширную территорию от Северной Двины и Белого моря до реки Печоры, за которой они воображали Иотунгейм, отчизну ужасов природы и злого чародейства. Перми происходит от древней Биармии, которую составляли Архангельская, Вологодская, Вятская и Пермская губернии. Первое, действительно историческое свидетельство о Биармии можно найти в путешествии норвежского морехода Отера, который в IX веке окружил Норд-Кап, доплыл до самого устья Северной Двины, слышал от жителей многое об их стране и соседних землях, но говорит только, что народ биармский многочислен и говорит почти одним языком с финнами.


Случайные файлы

Файл
27008-1.rtf
33898.rtf
63656.rtf
50344.rtf
neardeltalec.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.