Комплексный анализ неотъемлемых прав человека на достойное существование (37408)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВА НА ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ

§1. Понятие и нормативная база права на достойный уровень жизни

§2. Механизм реализации и защиты права на достойный уровень жизни

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПРАВА НА ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ

§1. Проблемы реализации права на достойный уровень жизни в современной России

§2. Тенденции развития права на достойный уровень жизни в современной России

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК



ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования. В сложных условиях перехода к рынку, российский общественный организм характеризуется дезорганизацией экономики, падением жизненного уровня населения. Преодоление этих негативных процессов, решение сложных задач преобразования российского общества в огромной степени связано с ответственностью государства перед гражданином, защитой его права на достойный уровень жизни.

Растянутость перестроечных процессов во времени, ошибки тактического и стратегического плана привели к ситуации, при которой на фоне общего снижения уровня жизни всех слоев и групп населения, резко расширяется тот слой, уровень доходов и материальное положение, которого можно оценить не иначе как бедность. Учитывая специфику экономических, политических и социальных реалий, в которых существует российское общество, одной из самых насущных проблем, требующих неотложного и планомерного разрешения, следует признать проблему права на достойный уровень жизни каждого человека со стороны государства, поставившего своих граждан в сложное социальное положение.

Решение этой общей задачи требует принципиально новых подходов к решению многих конкретных проблем, остро заявивших о себе в последнее время.

Переход экономики к рынку сопряжен с рядом проблем. Одной, из которых является проблема адекватности законов рыночной экономики с возможностью реализации права на достойный уровень жизни человека.

Проблемы уровня жизни населения оказались самыми острыми и сложными за первые годы реформирования экономики. Уровень реальных доходов населения за этот период снизился примерно на 40%, возникла массовая бедность. Резко возросла дифференциация между доходами 10% наиболее и наименее обеспеченного населения. По сравнению с дореформенным периодом значительно снизилась покупательная способность заработной платы и пенсий. Минимальные размеры оплаты труда и пенсий, как важнейшие социальные нормативы, потеряли свое значение.

Государство, осуществляя комплекс мер помощи населения, берет на себя ответственность за состояние дел в обществе, за установление принципа справедливости, который в рыночных условиях уже не может выйти за пределы обеспечения каждому индивиду достойного уровня жизни.

В данном случае глубокой проработки требуют вопросы обоснования реализации права на достойный уровень жизни человека как элемента системы распределительных отношений в обществе. Реализация этого права должна осуществляется через систему социально-экономических нормативов.

Цель исследования – осуществить комплексный анализ права человека на достойное существование.

Задачи исследования:

определить понятие права на достойный уровень жизни,

исследовать механизм реализации права на достойный уровень жизни,

выявить проблемы реализации права на достойный уровень жизни

определить перспективы развития права на достойный уровень жизни.

Объект исследования – достойная жизнь.

Предмет исследования – право на достойный уровень жизни.



ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВА НА ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ


§1. Понятие и нормативная база права на достойный уровень жизни


Европейская социальная хартия является одним из наиболее важных документов Совета Европы в сфере обеспечения прав достойный уровень жизни человека, составляющих наряду с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ратифицирована Российской Федерацией в 1998 году) единый механизм защиты прав человека в Европе. Европейская Социальная Хартия закрепляет общие принципы политики Совета Европы в области социального прогресса.

Россия вступила в Совет Европы 28 февраля 1996 года. Подписание Российской Федерацией 14 сентября 2000 года Европейской социальной хартии (пересмотренной 3 мая 1996 года) и создание в 2001 году Межведомственной комиссии РФ по подготовке к ее ратификации наглядно продемонстрировали приверженность нашей страны общепризнанным принципам международного права.

Хартия носит декларативный характер: страны-участницы обязуются обеспечивать своему населению достойную жизнь. Значительная часть прав человека, закрепленных в хартии, прописана и в российском законодательстве (скажем, право на труд, на равные условия для мужчин и женщин, запрещение эксплуатации детей, возможность работать не в ущерб семейным обязанностям и так далее). Однако есть и такие требования, поручиться за исполнение которых Россия пока не в силах. В стране существуют серьезные социально-экономические проблемы, а ряд положений российского законодательства не соответствует положениям Хартии.

Ратификация Хартии способствовала бы более активному проведению в нашей стране социальной политики. Вопрос о присоединении к Хартии поставил перед нашими законодателями необходимость привести в соответствие с европейскими стандартами российское социально-трудовое законодательство, и, прежде всего, те его положения, которые обеспечивают правовую социальную защищенность граждан России1.

Сравнивая с основными нормами Европейской социальной хартии нормы российского законодательства, можно сказать, что многое уже сделано по приведению его в соответствие с европейскими стандартами.

Законодательство Российской Федерации в значительной части соответствует требованиям Социальной Хартии. Однако присоединение к этому документу обязывает государство не только закрепить соответствующие нормы в национальном законодательстве, но и обеспечить их практическую реализацию.

Предусмотренные Хартией механизмы международного контроля за обеспечением трудовых, социальных, семейных, образовательных, экологических, жилищных прав человека могут способствовать, в случае ее ратификации, преодолению существующего социального и экономического кризиса.

Несмотря на реальную активизацию государства в области реализации приоритетных национальных проектов, направленных на повышение качества жизни россиян, по-прежнему наиболее значимыми для России являются такие нарушения требований Хартии, как массовая безработица, невыплаты заработной платы, пенсий и детских пособий, неудовлетворительный уровень социального обеспечения, отсутствие государственных мер социальной и экономической защиты семьи, нарушения права работников на вознаграждение, обеспечивающее им и их семьям достойный уровень жизни, нарушения права пожилых людей на социальную защиту и достойную жизнь и права на доступное жилье для людей, не имеющих достаточных средств, а также пренебрежение правами мигрантов.

Недостаточное внимание государства к социальной молодежной политике, отсутствие ювенальной юстиции при широкомасштабном применении репрессивных мер по отношению к молодым правонарушителям, а также сверхвысокий уровень детской бездомности и подростковой безнадзорности делают невозможным выполнение требования Хартии об обеспечении специальной защиты детей и молодежи от физических и моральных опасностей и права детей на социальную и юридическую защиту.

Многочисленные нарушения происходят в сфере трудовых правоотношений, прежде всего в негосударственном секторе. Ограничивается деятельность независимых профсоюзов. Не соблюдается право инвалидов на труд и занятость.

Ратификация хартии, по идее, должна стать подтверждением намерений официальных лиц государства подписаться под всеми законодательными актами Совета Европы. Однако Европейскую социальную Хартию можно расценивать как один из самых сложных документов, действующих в рамках Совета Европы.

В отличие от Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которую Россия подписала в 1996-м и ратифицировала в 1998 году, Европейская социальная хартия подразумевает обязательства не только юридического, но и фактического порядка.

То есть уровень развития экономики государства должен позволять ему исполнять эти обязательства. С этим связано и то, что большинство положений Социальной хартии, цель которой - добиться соблюдения прав и свобод граждан стран Совета Европы, в основном опирается на национальные законодательства в области защиты материнства и детства, Трудовой кодекс и т.д. При этом ряд положений содержат в себе существенные оговорки.

Так, например, в статье 18 говорится о том, что «граждане любого государства - участника Хартии имеют право на любую приносящую доход работу на территории другого государства - участника Хартии на началах равенства с гражданами последнего» с оговоркой, что «если только ограничения не вызваны существенными экономическими и социальными причинами».

Думается, что Россия пока не готова к исполнению положений Европейской социальной хартии, так как уровень развития российской экономики, правовая культура, отношения между работодателями и работниками еще недостаточно адекватны ее уровню. Впрочем, на ратификацию Конвенции о правах человека понадобилось два года, в течение которых российское законодательство было адаптировано к европейским стандартам.

По большому счету, Социальная хартия - это политический документ, очерчивающий социальную идеологию Совета Европы. Она закрепляет базовые принципы демократического государства, многие из которых в принципе содержатся и в Конституции РФ. Однако формулировки, которые содержатся в хартии, еще более трудноисполнимые, чем те, что содержатся в Европейской конвенции по правам человека. Действие хартии можно объяснить юридическим термином «норма-принцип». Это не норма, которая имеет непосредственное действие.

Например, Конвенция по правам человека содержит нормы, которые гарантируют гражданам конкретные права. Здесь же речь идет скорее о принципах, которые должны реализовываться в национальном законодательстве и в практике его применения.

Например, в российской Конституции есть такой норма-принцип: цель, смысл и содержание деятельности всех государственных органов заключается в том, чтобы охранять права человека.

Если человек считает, что в какой-то ситуации какой-либо государственный орган не защищает ваши права, например, милиция, вы можете на основании этой конституционной нормы предъявить претензии. Но чтобы довести это дело до суда, нужно нарушение конкретного закона с его стороны.

Хартия может быть ратифицирована в ближайшее время, но это будет политическое решение, которое наложит большие обязанности на Российскую Федерацию как социальное государство. И будет означать его готовность выполнять эти обязательства.

Действующее российское законодательство позволяет выделить и другие виды достойного уровня жизни - социальное обслуживание, медицинская помощь, компенсации, льготы.

Таким образом, структура конституционного права на достойный уровень жизни как комплексного правомочия включает в себя следующие элементы:

1) право на пенсионное обеспечение;

2) право на социальные пособия и компенсации;

3) право на социальное обслуживание;

4) право на медицинскую помощь;

5) право на предоставление льгот.

В связи с этим обоснованным представляется утверждение Т.К. Мироновой о том, что корректнее было бы говорить о праве на различные виды достойного уровня жизни. В практическом аспекте право на достойный уровень не может быть единым как статутное право человека и гражданина. Говорить о таком праве можно лишь условно, в теоретическом плане2.

Факт закрепления права на достойный уровень жизни в Конституции РФ делает это право основным, получающим высшую юридическую защиту, подлежащим конституционному регулированию и конкретизации в других отраслях права, главным образом в трудовом, семейном праве и праве достойного уровня жизни.

Право на достойный уровень закрепляют конституции и уставы субъектов Российской Федерации. При этом большинство из них дублируют положения ст. 39 федеральной Конституции (например, ст. 42 Конституции Кабардино-Балкарской Республики, ст. 48 Конституции Республики Алтай, ст. 40 Конституции Республики Дагестан и др.).

Некоторые субъекты в конституциях и уставах не только провозглашают право на достойный уровень, но и устанавливают дополнительные гарантии этого права. Так, Устав (Основной Закон) Тульской области от 12 ноября 2001 г. в ст. 64 и 65 закрепляет, что в области обеспечивается право граждан на достойный уровень жизни и социальную защиту и создаются условия для укрепления семьи, рождения и воспитания детей, охраны материнства и отцовства, защиты прав детей.

А ст. 62 по сравнению с федеральным законодательством устанавливает гарантии соблюдения государственных минимальных социальных стандартов, предусмотренных законодательством3.

Думается, в конституциях и уставах субъектов РФ не должны повторяться правовые нормы, регулирующие те права граждан в сфере достойного уровня жизни, которые закреплены в Конституции РФ, и перспективой развития конституционного (уставного) законодательства субъектов должно стать установление гарантий реализации прав граждан в сфере достойного уровня жизни.

Закрепление права на достойный уровень жизни в Конституции РФ соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права. Так, Всеобщая декларация прав человека (1948 г.) в ст. 22 провозгласила право каждого как члена общества на достойный уровень жизни и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях. Статья 25 Декларации закрепляет, что каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинской уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) признал право каждого человека на достойный уровень жизни, включая социальное страхование, а также право каждого на достаточный уровень жизни для него и его семьи, включая достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г.4 и вступил в силу 3 января 1976 г. Россия как правопреемница СССР несет все юридические обязательства по данному Пакту.

Таким образом, право на достойный уровень признается одной из общечеловеческих ценностей в цивилизованном обществе, и соответствующие обязанности возлагаются на Российское государство в силу норм международного права.

В настоящее время государственным ориентиром в области достойного уровня жизни является прожиточный минимум, установленный Федеральным законом от 24 октября 1997 г. "О прожиточном минимуме в Российской Федерации"5. Е.Г. Азарова и Т.К. Миронова отмечают, что при разработке методики подсчета этого минимума особо подчеркивалось, что он предназначен для кризисного периода после беспрецедентного повышения цен в связи с либерализацией Указом Президента РФ от 2 марта 1992 года N 2106.

Прожиточный минимум включает минимальный набор продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности.

Прожиточный минимум должен определяться ежеквартально в целом по России и в каждом субъекте РФ. В соответствии со ст. 2 указанного Закона прожиточный минимум в целом по Российской Федерации предназначается для оценки уровня жизни населения РФ при разработке и реализации социальной политики и федеральных социальных программ; обоснования установленных на федеральном уровне минимального размера оплаты труда, минимального размера пенсий по старости, а также для определения размеров стипендий, пособий и других социальных выплат; формирования федерального бюджета.

Прожиточный минимум в субъектах РФ предназначен для оценки уровня жизни населения субъекта РФ при разработке и реализации региональных социальных программ; оказания необходимой государственной социальной помощи малоимущим гражданам; формирования бюджетов субъектов РФ.

Несмотря на очевидность того, что МРОТ, минимальный размер пенсий, пособий, минимальная стипендия не могут быть ниже прожиточного минимума, поскольку в этом случае физическое выживание просто невозможно, суммы пенсий, пособий, стипендий, получаемые гражданами, значительно ниже прожиточного минимума. Соотношение минимального размера оплаты труда с прожиточным минимумом для трудоспособного населения в III квартале 2003 г. составило 19,4% (в III кв. 2001 г. - 18%); минимального размера выплат пенсионерам с их прожиточным минимумом - 40,7%; ежемесячного пособия на ребенка с прожиточным минимумом для детей - 3,4% (в 2001 г. - 4,8%)7.

В настоящее время провести аналогичный анализ не представляется возможным. Начиная с I квартала 2005 г. величина прожиточного минимума в целом по России не устанавливалась, хотя Закон "О прожиточном минимуме..." не отменен.

Означает ли это, что федеральные власти не желают ориентироваться даже на минимальные стандарты в области достойного уровня жизни и снимают с себя всю ответственность за социальное благополучие населения?

Это особенно тревожно в условиях вымирания населения России. Численность населения в Российской Федерации за последние 10 лет (с 1996 по 2006 г.) снизилась на 5,5 млн. человек. Возрастает количество лиц, не способных заработать себе на жизнь в силу возраста и состояния здоровья и нуждающихся в социальном обеспечении.

Учитывая комплексный характер права на достойный уровень жизни, представляется необходимым разработать и ввести в действие государственные социальные стандарты в каждой области достойного уровня жизни. Ориентирами в их разработке должны стать не только минимальные социальные гарантии (такие, как прожиточный минимум), но и средние социальные стандарты, позволяющие не только выживать, но и обеспечивать приемлемый уровень жизни.

В пенсионном обеспечении размер базовой части трудовой пенсии по старости должен быть не ниже прожиточного минимума, а общая сумма пенсии должна быть приближена к величине средней заработной платы по стране.

В обеспечении социальными пособиями необходимо выработать минимальные размеры каждого вида государственных пособий, но они должны быть не ниже прожиточного минимума для неработающих граждан и не ниже среднего заработка по месту работы для граждан, имеющих работу.

В области социального обслуживания ориентиром должен быть набор бесплатных для населения услуг, оказываемых учреждениями социального обслуживания.

В области здравоохранения необходимо разработать перечень видов медицинской помощи, предоставляемой бесплатно.

Не менее важно и то, что обо всех этих стандартах необходимо информировать население при помощи СМИ. Сделав область государственных стандартов в сфере достойного уровня жизни открытой для контроля со стороны населения, можно рассчитывать на действенность этих нормативов.

Идея формирования отрасли социального права привлекает достаточно серьезное внимание ученых. Вопросы, касающиеся социального права, рассматриваются, как правило, в рамках исследований по конституционному праву. Но они затрагивают проблемы права на достойный уровень.

В общественной практике все более широкое распространение получает концепция социального права, в силу которой в одних случаях понятие социального права отождествляется с понятием права на достойный уровень, а в других - право достойного уровня жизни рассматривается как составная часть социального права8.

Разведение смежных с правом достойного уровня жизни понятий, осознание их различной природы имеет не только теоретическое, но и важное методологическое и практическое значение. Поэтому наука права на достойный уровень не должна быть безучастной к происходящим процессам.

Вопрос о праве на достойный уровень жизни поднимался отечественными учеными еще в рамках советской правовой науки, но не находил положительного ответа: "Как представляется, найти убедительные аргументы в пользу выделения в правовой системе нашей страны особого социального права пока трудно. Концепцию такой отрасли права, которое бы включило все нормы, регулирующие социальные отношения, обосновать было бы очень сложно прежде всего потому, что предмет регулирования слишком разнороден и в настоящее время социальные отношения регулируются различными отраслями права".

Система реализации права на достойный уровень жизни является наиболее адекватным в условиях рыночной экономики механизмом защиты от социальных рисков. Цивилизованное общество созрело до понимания того, что любому члену общества в любой сфере общественных отношений может быть необходима поддержка. Такое понимание вполне соответствует ст. 7 Конституции Российской Федерации, поскольку создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, осуществляется посредством реализации гражданами всех прав (а не только социально-экономических). В целях обеспечения возможности реализации каждым человеком принадлежащих ему прав социальным государством устанавливаются гарантии социальной защиты.

Формирующийся массив законодательства убедительно показывает, насколько многогранна и многоаспектна палитра правовых норм, регулирующих отношения в области социальной защиты. Сегодня нет отрасли права, которая хотя бы в самой минимальной степени не затрагивала эти вопросы. Социальное государство как бы посылает "социальный импульс" всем отраслям права, что отражается в содержании их правовых норм.

Активный процесс развития законодательства в рассматриваемой плоскости общественных отношений является основой теоретических выводов ученых о формировании комплексной отрасли социального права. Сможет ли она охватить все правовые нормы, регулирующие отношения в реализации права на достойный уровень жизни? Ответ однозначен - нет. Ни одна комплексная отрасль права не в состоянии вобрать в себя и удерживать в более или менее структурированном виде близкие по содержанию, субъектному составу, иным параметрам нормы практически из всех отраслей отечественного права. Безусловно, останутся нормы, не входящие в комплексную отрасль социального права. Следовательно, задача объединения правовых норм не будет выполнена в полном объеме. И еще один негативный результат: в случае, если право достойного уровня жизни будет рассматриваться как составная часть комплексной отрасли социального права, роль самостоятельной отрасли (т.е. права на достойный уровень) будет существенно принижена. Она растворится в огромном массиве правовых норм разноотраслевого характера. Весьма сомнительно, что качество и эффективность правового регулирования при этом повысятся.

Следует признать, что проблема упорядочения правовых норм, регулирующих отношения в сфере социальной защиты, объективно существует. Весьма актуальной является необходимость совершенствования законодательства на основе единообразного определения субъектного состава, понятийного аппарата, терминологии, устойчивых юридических конструкций и т.п. во избежание несоответствия, несогласованности, противоречивости норм, регулирующих отношения по обеспечению социальной защищенности человека. Но решение этой задачи не может являться основой формирования новой отрасли отечественного права.

Вместе с тем следует учитывать, что в связи с формированием всеобъемлющей системы социальной защиты идет усложнение системы достойного уровня жизни и, соответственно, права на достойный уровень. Появляются новые особенности правового регулирования в этой сфере: расширяется круг субъектов, изменяется характер правоотношений, появляются новые социальные риски, идет становление различных уровней правового регулирования и т.д. Самое главное - происходит всестороннее интенсивное развитие социального страхования. На этот процесс уже обратили внимание ученые. Э.Г. Тучкова с уверенностью констатирует, что "российское право достойного уровня жизни как самостоятельная отрасль в общей системе права переживает на современном этапе свое второе рождение. Качественно новое содержание норм данной отрасли обусловлено возрождением страховых начал в социальном обеспечении"9.

Можно сказать, что отрасль как бы "находит себя" в новом качестве. Превалировавшее ранее государственное начало в условиях изменения экономических устоев общества уступает место общественной составляющей, отражающей заботу общества о своих членах в условиях становления рыночной экономики и гражданского общества. Это, прежде всего, стимулирует поступательное развитие социального страхования. Достойный уровень жизни (в узком смысле слова) сохраняется, но в большей степени, чем ранее, проявляются его негосударственные формы (например, на муниципальном и локальном уровнях правового регулирования). В целом происходит более четкая дифференциация между социальным страхованием и социальным обеспечением в зависимости от того, на какой основе (страховой или нестраховой) граждане осуществляют реализацию своих прав на получение материальных благ. Признаки данного процесса проявляются не только в законодательстве, но и в теоретических основах права на достойный уровень. Это свидетельствует о способности отрасли к дальнейшему развитию и является еще одним аргументом в пользу сохранения ее самостоятельности.

Таким образом, право человека на достойную жизнь определяется как право личности на попечение государства о том, чтобы каждый человек имел такой жизненный уровень, который необходим для поддержания здоровья его самого и его семьи. Всеобщая декларация прав человека в ст. 25 закрепляет определенные параметры жизненного уровня, которые наполняются содержанием в различных декларациях и конвенциях.


§2. Механизм реализации и защиты права на достойный уровень жизни


Актуальность категории социального государства вызвана причинами как теоретического, так и политико-социального свойства. Если социальное понимать как общественное, в этом смысле социальным может быть названо любое государство. Однако в данном случае под социальным государством будет пониматься государство, которому присущи особые юридические признаки.

Понятие "социальное государство" столь многогранно, что специалистам так и не удалось прийти к единому мнению. Тем не менее, резюмируя мнения российских и зарубежных ученых, а также обобщая практику конституционного закрепления принципа социального государства и его реализации в ряде стран мира, П.К. Гончаров констатирует, что "социальное государство представляет собой особый тип высокоразвитого государства, в котором обеспечивается высокий уровень социальной защищенности всех граждан посредством активной деятельности государства по регулированию социальной, экономической и других сфер жизнедеятельности общества, установлению в нем социальной справедливости и солидарности"10. Несколько иначе звучит определение социального государства в статье социолога: "Социальное государство - особый тип государства, возникший в результате широкого исторического компромисса разнонаправленных политических и социальных сил в интересах всех слоев общества, основанного на осознании зоны объективных общих интересов контрагентов социального противоборства и необходимости ее дальнейшего расширения с помощью активной, опирающейся на экономическую эффективность и политическую стабильность, социальной политики"11. М.В. Баглай полагает, что "социальное государство берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности"12. Как видим, исследователи усматривают особенности социального государства в том, что оно, регулируя экономическую и другие сферы общественной жизни, акцент делает на проведении социальной политики.

Идеология социального государства официально сформулирована в ст. 7 Конституции Российской Федерации 1993 г. В соответствии с ней Российская Федерация - это социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Но конституционное закрепление этого принципа не явилось гарантией его реализации на практике, что пришлось подтвердить Правительству Российской Федерации13.

В самом деле, данный принцип относится к конституционно-правовому статусу государства, что предполагает конституционные гарантии экономических и социальных прав и свобод человека и гражданина и соответствующие обязанности государства: а) охранять труд и здоровье людей; б) устанавливать минимальный гарантированный размер оплаты труда; в) обеспечивать государственную поддержку семье, материнству, отцовству и детству, инвалидам и пожилым гражданам; г) развивать систему социальных служб; д) устанавливать государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты14. Представляется, что подобное определение порождает неверные представления о сущности социального государства, ведь совершенно ясно, что содержание приведенного понятия не исчерпывается исполнением государством вышеперечисленных конституционных обязанностей.

О юридических индикаторах социального государства, выработанных российской правовой наукой, речь пойдет дальше. Сначала необходимо выяснить, в какой историко-политической обстановке происходило формирование понятия социального государства.

Исследователи сходятся во мнении, что идея социальной государственности сформировалась в конце XIX - начале XX в. как результат социально-экономических процессов, происходящих в обществе. В середине XIX в. по территории многих стран прошла мощная волна революций и кризисов. Установки индивидуальной свободы и невмешательства государства в экономику перестали действовать, что грозило крахом существующим политическим режимам. В такой политической ситуации, когда налицо была опасность социального взрыва, правящей элите не оставалось другого выбора, как пойти на уступки и провозгласить новую миссию государства.

Термин "социальное государство" был введен в научный оборот немецким государствоведом и экономистом Лоренцем фон Штейном (1815 - 1890) в 1850 г. Большое влияние на его творчество оказала философия Гегеля. Социальное государство, по мнению Штейна, должно сознательно служить интересам народа. Уничтожить классы не представляется возможным; власть выражает интересы господствующего класса - класса имущих; класс же неимущих представляет потенциальную опасность для государства. Важнейшей задачей государства является "поднятие" низших классов. Следуя логике Штейна, вся система достойного уровня жизни существует для того, чтобы поддерживать баланс интересов между различными классами; как верно заметил Дж. Кеннеди, если свободное общество не сможет помочь многим бедным, оно не сможет защитить немногих богатых. Проблему предлагалось решить при помощи социальной мобильности как средства преодоления классовых различий и комплекса мер социального характера. Сущность социального государства Штейн определил так: оно "обязано поддерживать абсолютное равенство в правах для всех различных общественных классов, для отдельной самоопределяющейся личности благодаря своей власти. Оно обязано способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо в конечном счете развитие одного выступает условием развития другого и именно в этом смысле следует понимать социальное государство"15.

Говоря о зарождении данной концепции, нельзя не упомянуть труды других немецких ученых XIX в.: А. Вагнера (идея "государства культуры и всеобщего благоденствия"), Ф. Наумана, Ю. Оффнера. Очевидно, есть какая-то взаимосвязь между двумя событиями: оформлением доктрины социального государства в работах именно немецких исследователей и ее провозглашением впервые в Конституции Федеративной Республики Германии в 1949 г. Характерная особенность трактовки социальной государственности у немецких ученых заключается в их взгляде на нее сквозь призму увязывания деятельности государства по социальной защите граждан и рыночной экономики.

Значительный вклад в развитие теории и практики социального государства внес "Новый курс" Франклина Делано Рузвельта. Явившись средством преодоления кризисных явлений в экономике, он в то же время стал базой для изменения охранительной роли государства и установления этой концепции в США благодаря обширной, продуманной и эффективной программе реформ, включающей в себя огромный блок мер социального характера: борьбу с безработицей, законодательное закрепление права рабочих на коллективный договор и организацию профсоюзов, установление максимальной продолжительности рабочей недели, введение системы государственного социального страхования по старости и безработице и др. С этой позицией полностью согласен П.К. Гончаров: "Новый курс" представлял собой американский вариант интенсивного внедрения практики социального государства, предотвратил весьма вероятную социальную революцию, на многие десятилетия предопределил основные направления социальной политики американского государства"16.

Конкретной цели по установлению данной доктрины в США, как нам представляется, не было поставлено, так как меры противодействия кризису Рузвельт определял интуитивно, опираясь на реальные потребности общества, а не на теоретические постулаты. Но та политическая обстановка, в которой происходило социальное реформирование в эпоху мирового экономического кризиса, дает основания полагать, что единственной альтернативой разрушению капиталистического общества явилось перераспределение национального пирога в пользу малообеспеченных слоев и соответственно обеспечение гражданам достойного уровня жизни и гарантий социальной защиты. Целью любого государства является сохранение социально-политической стабильности. Ради этого оно идет на уступки обществу и, как результат, становится социальным. "Государство так же заинтересовано трансформироваться в социальное, как оно заинтересовано в своем самосохранении", - утверждает Л.Н. Кочетков.

Важнейшую роль в воплощении концепции в жизнь сыграло возникновение Советского государства, где была законодательно закреплена социальная направленность политики. За образец в данном случае не может быть взят политический режим как таковой, поскольку тоталитаризм идет вразрез с институтами демократии и гражданского общества, но, несмотря на это, комплекс мер социального характера выглядит в социалистических государствах весьма впечатляюще.

Катализатором процесса развития идеи социального государства за рубежом явился так называемый план Бевериджа 1942 г. Автор предусматривал "всеохватывающую политику социального прогресса", включающую гарантирование единого национального минимального дохода, достойный уровень жизни через расширение системы социального страхования и направленность на создание полной занятости. Таким образом, идея социальной государственности занимала умы ведущих ученых разных наций уже с конца XIX в., и разработанные теории адаптировались в конкретном политическом пространстве по-разному, с учетом национальных особенностей отдельных государств.

Когда доктрина социального государства приобрела концептуальное выражение (после Второй мировой войны), настал новый этап в ее развитии - конституционное закрепление. Этому типу государства присущи особые, специфические функции, которые заслуживают быть отображенными в тексте конституции. Как уже упоминалось, первой провозгласила себя социальным государством Федеративная Республика Германия, указав в ч. 1 ст. 20 Основного Закона: "Конституционное устройство в землях должно соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства..." Несколько позже, в 1978 г., в ч. 1 ст. 1 Конституции Испании было отмечено: "Испания конституируется в социальное и демократическое правовое государство, которое провозглашает высшими ценностями своего правопорядка свободу, справедливость, равенство и политический плюрализм"17. Так или иначе данное положение законодательно отображено в Конституциях Португалии, Греции, Турции, Дании, Швеции, Нидерландов и других стран.

Россия не отстала в этом смысле от европейских стран, определив себя в ст. 7 Конституции РФ 1993 г. как социальное государство. Но если оценивать реализацию данной концепции в нашей стране, например по модели П.К. Гончарова (т.е. на трех уровнях: на научном - как идею и ее развитие в целом ряде концепций, на нормативном - как конституционный принцип, на эмпирическом - как реальную практику деятельности государственных институтов по решению социальных проблем общества и социальных групп), то можно прийти к выводу, что формирование социального государства в России находится на самом раннем этапе: разработка концепции только начинается. Государственное управление в большинстве случаев осуществляется без реальной опоры на юридическую доктрину, нормативная база - неполная, определены лишь некоторые конституционные обязанности Российского государства в области социальной политики по отношению к его гражданам. О практической реализации вообще говорить не приходится, так как отсутствуют концептуальный и нормативный элементы.

В настоящее время большая часть развитых стран фактически являются социальными. Логично предположить, что материя социальности накладывается на их политические режимы по-разному, приобретая в разных государствах различные формы (как, например, практика "норвежского социализма"). Соответственно трудно найти универсальные компоненты данной концепции, определяющие ее сущность и содержание во всех социальных государствах. Удачной представляется их классификация, предложенная В.Е. Чиркиным.

Первое место в ряду положений, относящихся к концепции социального государства, по мнению ученого, занимает положение о социальной функции частной собственности, что совершенно справедливо, ведь "собственность является тем объектом, грамотное использование которого дает человеку возможность без вмешательства государства самостоятельно решать свои жизненные проблемы, не опускаться, но, наоборот, подниматься по социальной лестнице, пополнять свое благосостояние"18. Исторически именно она стала одним из факторов образования государственности, значение ее не уменьшается и теперь. Сигналом, свидетельствующим о становлении концепции социального государства, стало конституционное закрепление роли собственности: "собственность обязывает", "частная собственность должна служить общественным интересам, общей пользе". В тексте Конституции Российской Федерации словосочетание "общая польза" отсутствует. Между тем нагрузка на наше государство, несущее тяжелое бремя достойного уровня жизни, снизилась бы, если бы реализация рассматриваемой нами концепции была основана на том, что индивид сам в состоянии обеспечить себе достойный уровень жизни, пользуясь принадлежащими ему экономическими правами и гарантиями. Но такая трактовка сущности социального государства заставила бы резко изменить существующие механизмы обеспечения "достойного развития человека" и переключить внимание на экономическую сферу общественной жизни, а перераспределение национального богатства кругу представителей крупного капитала дается непросто.

Второе положение, связанное с концепцией социального государства, - социальное партнерство. Определение его дает ст. 23 Трудового кодекса РФ: это система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений. Проблема в том, что данные нормы относятся к сфере труда и не исчерпывают всего многообразия отношений, возникающих между гражданином и государством. В сфере конституционного права социальное партнерство должно осуществляться в следующих формах, как считает В.Е. Чиркин: соглашения работников и работодателей, представленных их организациями, по экономическим вопросам, политических партий - по принципиальным вопросам жизни общества, принцип и порядок мирного разрешения социальных конфликтов, участие различных слоев населения в решении общенациональных задач19.

Следующий постулат - социально-экономическое равноправие индивидов и их общностей. Социальные и экономические права человека также неотчуждаемы и естественны, как личные, принадлежащие каждому от рождения. Уравнять всех и во всем - это утопическая мысль, но вполне реально предоставить индивидам равные социально-экономические возможности в соответствии с их статусом в обществе. Это одна из целей социального государства.

Социальная справедливость - важнейший теоретический аспект концепции. Около трети рассматриваемых в Конституционном Суде жалоб относится, по существу, к вопросам ее обеспечения20. Практически это связано с решением вопросов инфраструктуры, установлением минимального размера оплаты труда, потребительской корзины: то ли минимум оказывается слишком мал, то ли корзина слишком "легкая". Между тем социальная справедливость - принцип, который социальное государство должно гарантировать. В.Е. Чиркин высказывает мысль, что данный тип государства выступает социально-политическим арбитром, так как регулирует экономическую, социальную, политическую и даже духовную сферы жизни общества.

При осуществлении этих позиций главным остается финансовый вопрос, поскольку без капиталовложений даже самая продуманная программа реформ начнет "буксовать". Ввиду этого невозможно существование социального государства без социально ориентированной экономики. Не умаляя значения вышеперечисленных принципов, автор полагает, что реализация концепции должна базироваться на формировании стабильной рыночной экономики, при которой граждане будут опираться на помощь государства не столько в смысле социальной поддержки в классическом ее понимании, сколько в создании условий для самостоятельного обеспечения гражданином своих потребностей. При воплощении в жизнь эта идея заставит направить государственные властные механизмы по другому руслу и позволит решить огромную массу задач в социальной сфере, но здесь есть проблема. Для граждан России остается доминирующей "установка "разочарованного патернализма": люди не могут и не решаются чего-то требовать от государства, но ждут от него "отеческой заботы" и, разумеется, жалуются на недостаточность таковой"21. Другими словами, ориентации власти на социальное государство недостаточно, только при наличии движущей силы снизу изменения в социальной политике государства будут достижимы.

Ошибочным является мнение, согласно которому государство, гарантируя гражданам социальные права и создавая условия для их свободного развития, делает это себе в ущерб. Опираясь на опыт зарубежных стран, отметим, что выбранный курс на социальную ориентацию экономики, осуществление принципов социального партнерства и справедливости спасли капиталистическое общество от разрушения (в эпоху мирового экономического кризиса) и определили дальнейший прогресс в развитии этих государств (как это было в послевоенной Германии).

Правоведы оценивают сегодняшнее состояние социального государства в России на уровне первой половины 20-х годов XX в. Разработанная в 2004 г. концепция социального государства не реализуется22. Мы предприняли попытку найти адекватное современности понятие социального государства, определить его содержание и конституционное закрепление. Связать же между собой доктринальную и нормативную составляющие концепции социального государства и осуществить ее на практике - задача государства.

Конституция Российской Федерации провозглашает Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие личности. Воплощение в жизнь данного конституционного принципа - основная конституционная обязанность государства. Однако ни для кого не секрет, что социальная государственность в России - это тот "конституционный идеал", который пока не может быть в полной мере реализован на практике.

В настоящее время особую актуальность и практическую значимость приобретает исследование особенностей правовой природы соответствующих конституционных норм, основных форм и способов нормативного закрепления основных принципов социальной государственности, а также механизма их конкретизации в отраслевом законодательстве. Отсутствие в законе определенных стандартов социальной защищенности ставит перед правовой наукой задачу по выявлению четких критериев, позволяющих определить степень конституционности проводимых социально-правовых реформ.

Такая необходимость обусловлена тем, что, несмотря на декларируемые успехи социальных реформ, часть россиян уверена, что зачастую государственные интересы ставятся выше интересов рядовых граждан. Пытаясь разрешить социально-экономические проблемы, государство изредка все негативные последствия преобразований перекладывает на плечи граждан, не создавая необходимых условий для их защиты. Тем самым конституционные положения о высшей ценности человека и его прав и свобод для государства по большей части остаются декларативными. Как результат - в обществе проявляются такие тенденции, как недоверие государственным органам, социальная напряженность, политический и правовой нигилизм и другие. Указывая на многочисленные трудности социально-экономического развития страны, Президент в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию от 26 мая 2004 г. отметил, что "главный источник развития страны - это ее граждане. Для того чтобы страна стала сильной и богатой, необходимо сделать все для нормальной жизни каждого человека...". В связи с этим особое значение приобретает сегодня рассмотрение основ социальной защиты граждан, которые закрепляются в Конституции Российской Федерации и детализируются в текущем законодательстве.

Конституционные основы социальной защиты - это основополагающие начала (принципы), закрепленные в Конституции Российской Федерации, направляющие всю деятельность по социальной защите граждан. Этим фундаментальным принципам присущи следующие особенности. Во-первых, они выступают "высшим мерилом" правомерности социальной деятельности государства. Во-вторых, они структурируют и ориентируют всю систему социальной защиты на конкретных граждан. В-третьих, в них закрепляются основные государственные гарантии в социальной сфере.

Для уяснения правовой природы основ социальной защиты следует определиться с основным содержанием категории "социальная защита" и разграничить ее от смежных понятий "достойный уровень жизни" и "социальная гарантия".

Понятие "достойный уровень жизни" в юридической и экономической науке трактуется неоднозначно и до сих пор не является общепринятым. Сторонники экономической концепции включали в достойный уровень жизни все виды помощи членам общества за счет общественных фондов потребления23. Представители правовой концепции считали, что достойный уровень жизни касается только определенных граждан, нуждающихся в особой поддержке со стороны государства. В семантическом понимании достойный уровень жизни означает "предоставление достаточных материальных средств к жизни кому-либо со стороны общества".

С учетом провозглашенных в Основном законе страны приоритетов (высшей ценности человека, социального и правового государства, обязанности государственной защиты прав граждан) и современных тенденций развития российской государственности можно дать следующее определение. Достойный уровень жизни - это предоставление материальной поддержки отдельным категориям граждан, которые попали в трудную жизненную ситуацию на основе и в порядке, указанных в законе.

С социальным обеспечением тесно связано понятие "социальная гарантия". Большинство ученых под гарантиями понимают условия и средства, обеспечивающие фактическую реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод всех и каждого. Их предназначение состоит в том, что они направлены на обеспечение, соблюдение и защиту прав и свобод личности в целях беспрепятственного пользования ими. Иными словами, они помогают воплощению норм законодательства в реальной жизни. Гарантии - это условия стабильности общества и государства.

Социальные гарантии представляют собой часть общих гарантий прав и свобод, которые призваны обеспечить реализацию социальных прав (право на пенсию, право на достойный уровень и обслуживание, право на получение социальных пособий, право на охрану здоровья и др.). По своей сути социальные гарантии должны балансировать на тонкой грани между обеспечением интересов государства и его граждан.

Понятие "социальная защита", на наш взгляд, должно рассматриваться достаточно широко. Она включает в свое содержание не только основные положения права на достойный уровень, но и часть проблем трудового права (безработица, занятость, социальные гарантии в сфере труда), семейного права (государственная поддержка институтов семьи и брака), гражданского права (охрана и защита частной собственности)24. Только комплексный подход к данной правовой категории позволяет выявить ее сущность.

Действующее российское законодательство не содержит определения социальной защиты граждан. Вместе с тем законодатель достаточно часто использует категорию "социальная защита" применительно к различным категориям граждан (военнослужащим, инвалидам, ветеранам, спортсменам, детям-сиротам, лицам, борющимся с терроризмом и туберкулезом, и др.). Только однажды была сделана попытка дать определение социальной защиты применительно к инвалидам. Согласно ст. 2 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" социальная защита инвалидов - система гарантированных государством экономических, социальных и правовых мер, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления, замещения (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества. В других случаях законодательно определяются лица, подлежащие социальной защите, конкретные меры социальной защиты, случаи предоставления социальной защиты.

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что под социальной защитой понимается система гарантированных государством экономических, социальных и правовых мер, реализуемая путем деятельности соответствующих органов и граждан, уполномоченных государством на создание надлежащих условий, обеспечивающих материальную и иную поддержку в установленных законом случаях, с целью обеспечения достойной жизни и свободного развития граждан, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Категория "социальная защита" должна, на наш взгляд, включать в себя весь комплекс мер как охранительного, так и правозащитного характера. Тем самым в сфере социальной защиты меры охраны и меры защиты, традиционно рассматриваемые в юридической науке как самостоятельные категории, отождествляются. Это связано с тем, что социальная защита должна осуществляться не только тогда, когда гражданин попал в категорию граждан, имеющих право на социальную защиту, но и в случае заинтересованности государства в проведении превентивной работы, направленной на снижение категорий граждан, которые нуждаются в социальной помощи. Если обратиться к этимологическому значению понятия "защита", то мы увидим, что речь идет об охране и защите обиженного. В словаре русского языка сказано: "Защитить... охраняя, оградить от посягательств, от враждебных действий, от опасности. Защита обиженного...".

В настоящее время во всех развитых странах мира именно превентивный аспект социальной защиты играет первостепенную роль. Россия как часть мирового сообщества также включилась в активную работу по реформированию социальной сферы. Современные тенденции государственно-правового развития показывают, что, взяв курс на построение социального государства, Российская Федерация в качестве основных стратегических задач ставит усиление социальной защищенности граждан путем повышения благосостояния граждан, эффективное использование мер адресной социальной поддержки, увеличение занятости, реализацию социальных гарантий отдельным категориям граждан. Однако анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что законодатель пытается отказаться от использования категории "социальная защита", заменяя ее другим термином - "социальная поддержка". Так, например, уже отмеченный Закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" определяет, что социальная поддержка - это система мер, обеспечивающая социальные гарантии инвалидам, устанавливаемая законами и иными нормативными правовыми актами, за исключением пенсионного обеспечения. Федеральный закон от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" перечисляет все меры, которые включаются в содержание социальной поддержки ветеранов. Это: 1) пенсионное обеспечение, выплата пособий в соответствии с законодательством Российской Федерации; 2) получение ежемесячной денежной выплаты; 3) получение и содержание жилых помещений; 4) оплата коммунальных услуг; 5) медицинское, протезно-ортопедическое обслуживание.

Иногда категория "социальная поддержка" называется законодателем в качестве одной из гарантий государства. Часть 2 ст. 12 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации" гарантирует социальную поддержку безработным гражданам.

Все приведенные примеры свидетельствуют о разном подходе законодателя к реализации социальных задач российской государственности. В одних случаях депутаты предпочитают точно определить набор социальных возможностей, в других - о них стоит только догадываться, так как, по существу, эти полномочия делегируются Правительству Российской Федерации, которое стремится к "сверхэкономичному" расходованию бюджетных средств на социальные нужды.

На наш взгляд, сегодня в социальной защите нуждается большая часть населения страны. Этот вывод следует из тех задач, которые наметил Президент в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию Российской Федерации. В частности, борьба с бедностью - это одна из основных задач, которая поставлена Президентом России перед обновленным Правительством. Обеспечение достойной жизни всех россиян - задача, стоящая не только перед самими гражданами, но и перед государством, которому в ее решении отводится не последняя роль. Думается, что, несмотря на то что государство пытается сократить до минимума функции "опекуна" своих граждан и минимизировать расходы на социальную сферу, отказываться от активной деятельности в социальной сфере недопустимо. Следует учитывать тот факт, что большая часть населения до сих пор настороженно относится к реформам, так как, помня о "советских временах", уверена, что социальных благ, доступных каждому, было значительно больше. Кроме того, важно учитывать опыт не только тех стран, которые за основу взяли либеральную модель социальной защиты (США, Канада, Австралия), но и других. Например, шведскую модель социальной государственности, которая возводит заботу государства о своих гражданах в ранг национального культа, обещая обеспечить им "безопасность, надежность и защиту в угрожающих ситуациях, а также организацию и руководство защитой. Шведам нет необходимости зависеть от родни или благотворительности, а тем более от рынка. От колыбели до могилы о них будет заботиться государство".

В ст. 1, 2, 7, 17, 37 - 43, 45, 46 и других статьях Конституции Российской Федерации закрепляются следующие основы социальной защиты граждан: 1) создание условий для достойной жизни и свободного развития человека; 2) охрана труда и здоровья; 3) установление гарантированного минимального размера оплаты труда, пенсии, пособий и иных мер социальной защиты; 4) государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан; 5) государственное гарантирование достойного уровня жизни; 6) развитие системы социальных служб; 7) приоритет международных социальных стандартов; 8) гарантированная государственная защита социальных прав. Не умаляя значимости других конституционных положений, затрагивающих социальные права граждан и их защиту, отмечаем, что все вышеперечисленные конституционные положения являются наиболее значимыми, как для науки, так и для правоприменительной практики. Раскрывая содержание вышеперечисленных начал, можно увидеть сущность социальной защиты, а также проанализировать всю социальную политику, проводимую в России.

Современный этап развития российской государственности свидетельствует о том, что в России не только произошли существенные изменения в политической, экономической, правовой и других сферах, но и определились основные тенденции в социальной сфере. Среди них можно выделить следующие: отказ от чрезмерной государственной поддержки, обеспечение минимальных социальных потребностей граждан, исходя из имеющихся в распоряжении государства финансовых средств, ориентация на адресное оказание социальной помощи и другие. Однако провозглашенное в ч. 1 ст. 7 Конституции России положение о проведении социальной политики, направленной на создание достойных условий жизни и свободного развития человека, требует от государства активных действий в социальной сфере.

Вместе с тем следует отметить, что условия для "достойной жизни" и "свободного развития" гражданам России обеспечить государству не так уж просто. Это обусловлено рядом причин экономического, политического, социального и иного характера. В настоящее время почти четвертая часть граждан - это граждане, имеющие низкие доходы, причем большинство из них имеют постоянную работу. Кроме того, свободное развитие личности также ставится в зависимость от социальной среды проживания, уровня доходов семьи, места проживания (город или сельская местность) и других причин, которые зачастую влияют на формирование личности каждого гражданина и возможность ее самореализации в жизни.

Несмотря на это, целесообразно считаться с социальными ожиданиями общественного сознания и стремиться к формированию таких отношений, в которых государство не будет пассивным созерцателем, индифферентным к положению граждан. Стремление государства освободиться от функции непосредственного "опекуна" своих граждан, т.е. преодоление государственного патернализма в социальной сфере сегодня воспринимается гражданами как невозможность или отказ от реализации социальных прав. В настоящее время важно найти ту "золотую середину", которая, с одной стороны, позволяет гражданам выражать свое индивидуальное "я", т.е. быть полностью свободным в рамках закона, а с другой - почувствовать на себе действенность мер социальной поддержки. Реализация отдельных социальных прав требует от государства активных положительных действий, направленных на их успешное воплощение, а не минимальную экономически обеспеченную констатацию. Сегодня, по статистике ООН, по уровню жизни наша страна находится на 60-м месте (т.е. между Малайзией и Доминиканской Республикой). Конституционные основы уточняются и детализируются в законодательстве. Правовую основу социальной защиты граждан составляет целый комплекс нормативных правовых актов. Особенностью правового регулирования социальной защиты являются ее динамизм и изменяемость. Объясняется это тем, что российская система социальной защиты в последние годы реформируется. Реформа направлена на приближение России к международным стандартам в социальной сфере, на повышение эффективности и результативности самой защиты, а также на обеспечение финансовой основы для государственной социальной поддержки.

К сожалению, ограниченные рамки статьи не позволяют остановиться на характеристике каждого из основных начал социальной защиты. Однако следует отметить, что основы социальной защиты, характеризуясь своей стабильностью и долговременностью, не должны уточняться в действующем законодательстве таким образом, чтобы утрачивалась их конституционная сущность. Анализ рассмотренных Конституционным Судом Российской Федерации дел по проблемам социальной защиты позволяет выделить следующие особенности законодательной регламентации социальной защиты.

Прерогатива законодателя по проведению мер социальной защиты в жизнь. Социальная защита связывается с надлежащей реализацией социальных прав, т.е. тех, которые гарантируются государством, посредством соответствующей конституциализации. Поэтому только закон определяет, кто и на каких условиях подлежит социальной защите, а также органы, имеющие соответствующие полномочия по реализации законодательно установленных мер социальной защиты. Указывая на специфику социальной поддержки граждан, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что государственная социальная поддержка реализуется посредством использования законодательных мер социальной защиты. В частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 2003 г. N 382-О "По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности положений статей 8, 15 и 17 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" суд констатировал, что использование тех или иных систем правового регулирования по оказанию государственной поддержки семьи, материнства и детства в качестве приоритетных в рамках единой государственной политики в области социально-экономического обеспечения является прерогативой законодателя. Таким образом, Конституционный Суд признал, что он не может осуществлять проверку конституционности норм, устанавливающих конкретные размеры пособий соответствующим категориям граждан. Иначе судебный орган предрешал бы вопрос о размерах пособий и иных форм достойного уровня жизни, что фактически означало бы оценку экономической целесообразности решений законодателя и нарушение конституционного принципа осуществления государственной власти на основе принципа разделения властей.

Исходя из указанного законодательного приоритета, на всей территории Российской Федерации должна обеспечиваться предсказуемость законодательной политики в социальной сфере. Социальная защита - это особая деятельность, которая ориентирована прежде всего на отдельные категории граждан. Их статус характеризуется тем, что в силу своих физиологических способностей, климатических или особых условий работы, состояния здоровья, возраста и др. особенностей они в условиях жесткой рыночной экономики нуждаются в государственной поддержке. Своевременная и прогнозируемая помощь позволяет таким категориям граждан не только планировать свое будущее, но и претворять в жизнь свои настоящие планы, не чувствуя свою "ущербность" в материальном плане. Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 января 2004 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан" указывалось, что право на достойный уровень (в частности, пенсионное обеспечение), исходя из содержания конституционных норм, предполагает правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения25. Это необходимо для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в действенности механизмов государственной защиты.

Предсказуемость действий законодателя в социальной сфере связывается с еще одним важным критерием конституционности законодательного регулирования социальной защиты - недопустимости внесения произвольных изменений. Недопустимы любые изменения в угоду политических амбиций или какой-либо имущественной выгоды. Представляется важным отметить, что реформирование действующей системы социальной защиты должно исходить из интересов граждан. Степень социальной защищенности должна изменяться таким образом, чтобы не снижался уровень социальных гарантий. В случае необходимости изменения действующей системы социальных гарантий или отмены каких-либо мер социальной защиты законодатель должен учитывать, что недопустима отмена мер социальной защиты без их равноценной замены26.

Конституционный Суд РФ, поддерживая проводимую сегодня реформу пенсионного законодательства, указал на то, что законодатель, внося изменения в пенсионное законодательство, не ухудшил положение пенсионеров. В частности, был не только пересмотрен принцип исчисления стажа для определения размера пенсии, но и сняты все ограничения на размер максимальной пенсии. Для отдельных категорий усилена защита их пенсионных прав. В своем решении суд указал, что, определяя правовые основания, условия назначения, порядок исчисления пенсий и их размеры, законодатель - исходя из экономических возможностей общества на данном этапе развития - должен стремиться к тому, чтобы постепенно повышать уровень пенсионного обеспечения, в первую очередь у тех, у кого пенсии ниже прожиточного минимума. Необходимо учитывать при этом, что установленные ранее меры достойного уровня жизни пенсионеров не могут быть отменены без равноценной замены27.

В тех случаях, когда принимается закон, ухудшающий положение граждан, законодатель обязан предусмотреть компенсаторный механизм, устраняющий все негативные последствия данного шага. Предсказуемость действий законодателя по социальной защите, разумные изменения действующего законодательства, в основе которых лежит благо граждан, создает уверенность граждан в действенности социальных норм, гарантирует неизменность официально признанного статуса, на основе правовой определенности, сохранения разумной стабильности правового регулирования, точности и конкретности правовых норм. Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал на то, что неопределенность содержания правовой нормы не может обеспечить ее единообразное понимание. Она создает возможность злоупотребления исполнительной властью своими полномочиями, порождает противоречивую правоприменительную практику, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к произволу и, следовательно, к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона; самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем28. Отсюда вытекает требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное применение и не исключает неограниченное усмотрение в правоприменительной практике и, следовательно, приводит к произволу.

2. Социальная защита должна осуществляться таким образом, чтобы был обеспечен принцип доверия граждан к закону и действиям государства. Доверие граждан к закону - это та основа, без которой не может существовать государство, провозгласившее себя правовым. В настоящее время авторитет закона, несмотря на усовершенствование законодательной техники, обновление состава Государственной Думы, оставляет желать лучшего. Особенно тщательно подготовленными, аргументированными и соотносимыми с реальной жизнью должны быть акты в сфере социальной защиты. Это связано с тем, что любые просчеты и недоработки законодателя негативно скажутся на положении социально уязвимых групп населения. Поэтому проводимая в стране отмена льгот должна быть не только экономически просчитана, но и политически прогнозируема. Думается, что любые оплошности законодателя будут подрывать авторитет государства, веру в справедливость власти и готовить почву для "социального взрыва". В решениях Конституционного Суда РФ неоднократно подтверждается правовая позиция, согласно которой изменение законодателем ранее установленных правил должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства. Кроме того, необходимо предоставлять гражданам возможность адаптироваться к вносимым изменениям посредством установления временного регулирования29.

3. Государство обязано обеспечить финансирование минимальных государственных социальных стандартов. Согласно ст. 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации минимальные государственные социальные стандарты - государственные услуги, предоставление которых гражданам гарантируется государством на определенном минимально допустимом уровне. Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" установлены минимальные государственные социальные стандарты основных показателей качества жизни детей, гарантирующих социально-экономические условия для реализации прав и законных интересов ребенка. Статья 8 указанного Закона предусматривает, что государственная политика в интересах детей осуществляется на основе государственных минимальных социальных стандартов основных показателей качества жизни детей, установленных законодательством Российской Федерации и являющихся составной частью государственных минимальных социальных стандартов. Государственные социальные стандарты основных показателей качества жизни детей определяются с учетом региональных различий в условиях их проживания. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством субъектов Российской Федерации могут устанавливать дополнительные социальные стандарты основных показателей качества жизни детей. Однако практика свидетельствует о том, что зачастую региональные органы власти пытаются обосновать снижение социальных гарантий на местах. В обоснование приводятся, как правило, доводы о том, что отсутствуют достаточное финансирование и денежные средства. Так, например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в своем Определении от 18 февраля 2003 г. N 58-Г03-3 подтвердила правомерность вынесенного нижестоящим судом решения. В частности, им было признано недействующим Постановление Главы Администрации Хабаровского края N 224 "Об установлении минимальных нормативов бюджетной обеспеченности расходов на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством)", которым с 1 июля 2001 г. установлены минимальные нормативы бюджетной обеспеченности расходов на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством) граждан, для южных районов края в размере 1300 рублей в месяц, для районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей в размере 1450 рублей в месяц на одного опекаемого. Коллегия указала на то, что издание указанного акта не только нарушило исполнение Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", но и затруднило опекунам защиту законных прав опекаемых ими детей. Осуществление государством конституционной обязанности по установлению гарантий социальной защиты предполагает учет особенностей положения определенных категорий граждан (детей-сирот, нетрудоспособных, малообеспеченных и др.), для которых государственная поддержка является необходимым источником средств к существованию. Правовые основания предоставления социальной помощи, круг лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры устанавливаются законом, в том числе исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально-экономического развития финансовых и иных средств и возможностей30. Социальная защита исходит из закона, поэтому только социально ориентированные, доступные и качественные законы помогут возвратить утраченный авторитет власти и построить гражданское общество.

Думается, что органы государственной власти должны разрабатывать такие социальные стандарты, которые ориентированы прежде всего на все категории граждан. Однако это не всегда так. Например, Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 августа 2005 г. N 541 "О федеральных стандартах оплаты жилого помещения и коммунальных услуг" установлены стандарты оплаты жилого помещения и коммунальных услуг. В частности, федеральный стандарт максимально допустимой доли собственных расходов граждан на оплату жилого помещения и коммунальных услуг в совокупном доходе семьи в размере не должен превышать 22%. Федеральный стандарт предельной стоимости предоставляемых жилищно-коммунальных услуг (содержание и текущий ремонт жилого помещения, теплоснабжение, горячее и холодное водоснабжение, водоотведение, электроснабжение и газоснабжение) на 1 кв. м общей площади жилья определяется ежегодно Правительством. Субъекты Федерации будут ориентироваться на эти стандарты. Практика показывает, что зачастую предел, установленный федеральным законодателем, берется за основу расчета стоимости ЖКХ. Поэтому часть населения, имеющая низкие зарплаты, автоматически не сможет получить субсидию при значительной стоимости жилья и коммунальных услуг. Тем самым исполнительная власть, повышая процентный порог для получения помощи в виде субсидий и переходя к 100%-ной оплате жилого помещения и коммунальных услуг, создает социальную напряженность в обществе. Думается, что данные положения идут вразрез с конституционными положениями о высшей ценности человека и его прав. В Государственной Думе находится законопроект "О минимальных государственных социальных стандартах", который, по мнению разработчиков, обеспечит единые для всей территории России требования к объему и качеству определенного вида бесплатных социальных услуг. На наш взгляд, принятие такого акта позволит осуществлять социальную защиту на должном уровне, гарантируя каждому гражданину реализацию своих социальных прав на минимальном уровне за счет государства. Вместе с тем согласовать все минимальные социальные стандарты (в сфере образования, социального обслуживания, медицинской помощи, заработной платы и др.) между различными ведомствами не так уж просто. Однако отсутствие у граждан хотя бы минимальных, но устойчивых и всеобщих гарантий лишает граждан уверенности в будущем и возможности решения своих повседневных проблем.

На мой взгляд, обеспечение права на достойное человеческое существование – это первостепенная функция и обязанность социального государства, которое обеспечивает человека условиями для достойной, комфортной жизни, в т.ч. обеспечение жильем, образованием, пенсией и др.

Все рассмотренные особенности конституционно-правового регулирования социальной защиты позволяют сделать вывод о том, что Российская Конституция заложила ту основу социальной действительности, развивая и совершенствуя которую можно добиться построения социальной государственности.

право жизнь достойный защита



ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПРАВА НА ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ


§1. Проблемы реализации права на достойный уровень жизни в современной России


Российская Федерация согласно ч. 1 ст. 7 Конституции РФ (1993 г.) является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Впервые в Основном Законе страны были провозглашены приоритеты общечеловеческих интересов над всеми другими ценностями государства и общества.

Думается, актуальность этих положений значительно возросла в Российской Федерации в настоящее время. С одной стороны, экономические и социальные проблемы как никогда выдвинулись на передний план общественной жизни. С другой стороны, в центре современной социально-экономической политики государства находится человек, который одновременно выступает как ее цель, предмет и субъект.

Провозглашение в Основном Законе страны приоритета общечеловеческих интересов над всеми другими ценностями государства и общества означает первенство по времени в осуществлении какой-либо деятельности либо вообще первенствующее положение. Вследствие этого социальные задачи, признаваемые сегодня обществом как наиболее настоятельные и неотложные, требуют первоочередного решения.

Сегодня государство может больше внимания уделять проблемам социальной сферы, отдельного человека, отдельной семьи, в связи с чем государственные (национальные) проекты, сформулированные Президентом и Правительством страны в качестве особой концепции развития современной России, играют первоочередную роль в реформе социальной сферы.

Представляется, что Основной Закон государства в этом случае выступает гарантией в реализации государственных программ, так как провозглашенные в Конституции РФ принципы и приоритеты социальной направленности лежат в основе государственной социальной политики. Основная обязанность государства, по Конституции РФ (1993 г.) - признание, соблюдение и защита прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Вследствие этого представляется спорной позиция О.А. Снежко31, который к приоритетам государственной политики относит не права, а конституционные обязанности граждан.

Появление в России в XXI в. самой идеи о выделении тех сфер в жизни российского общества, на которые следует обратить особое внимание, обусловлено готовностью современных общественных институтов и властных структур соединить свои умения для достижения благополучия населения в масштабах всей страны.

Представляется, что в современной России сложились благоприятные условия для реализации государственных (национальных) программ, выдвинутых Президентом и Правительством страны:

во-первых, у государства имеются достаточные финансовые ресурсы, которые в значительном объеме могут быть направлены на решение социальных задач без угрозы инфляции;

во-вторых, укрепление государственной власти, в частности, новая система избрания руководителей субъектов Федерации, создали новые административные возможности, с помощью которых сегодня легче обеспечить согласованные действия всех ветвей и уровней государственной власти, что представляется абсолютно необходимым для успеха решений таких масштабных проектов;

в-третьих, государство перешло к многолетнему циклу бюджетного планирования, что позволяет расширить горизонты экономического планирования, вследствие чего социально-экономические программы получают не только необходимые гарантии и масштабные задачи, но и большую четкость и детализацию;

в-четвертых, основные политические силы страны сходятся в том, что именно на обозначенных приоритетах должны сосредоточиваться усилия государства.

Социально-экономическая политика Российского государства на современном этапе - это не "абстрактное раздумывание", а реальные конкретные действия, связанные с прогнозированием на среднесрочную и долгосрочную перспективу реализации приоритетных государственных (национальных) проектов в сфере здравоохранения, образования, обеспечения жильем населения, развития агропромышленного комплекса страны.

Однако следует обратить внимание, что при реализации приоритетных направлений социально-экономической политики, выраженных в государственных программах, имеющих целью обеспечение доступности и бесплатности для всех граждан базовых социальных услуг, прежде всего качественного образования и здравоохранения; перераспределение социальных расходов государства в пользу самых уязвленных групп населения; снижение социального неравенства; предоставление гражданам возможности получения дополнительного объема социальных услуг за счет собственных доходов, государство сталкивается с рядом проблем.

Представляется, что эффективность правовых программ меняется вместе с ее "жизненным циклом". Так, в процессе правотворчества, т.е. создания программы, можно говорить лишь о прогнозируемой, потенциальной эффективности, а в процессе реализации ее правовых предписаний становится ясной ее действительная, реальная эффективность. Следует согласиться с мнением Е.Ю. Жаровой32, что действительная эффективность правовой программы ниже той, к которой стремится правотворческий орган. Это связано с проблемами, возникающими в процессе разработки, принятия и реализации правовой программы.

В частности, недофинансирование, разворовывание средств, увеличение финансирования бюджетной сферы без проведения соответствующих структурных реформ, недостаточное и не всегда качественное отражение конкретных мер на законодательном уровне при разработке национальных проектов, что приводит к росту числа "мертвых законов". По мнению большинства ученых33, развитие национальных программ должно найти отражение в новом законодательстве, учитывающем опыт прошлых реформ, а также закрепляющем развитие демократических институтов, усиление роли общественного мнения, преодоление закрытости власти.

Тормозом при реализации государственной программы "Развитие агропромышленного комплекса" является:

- повышение цен на нефтепродукты, средства химизации и другие материально-технические ресурсы в период сезонных полевых работ;

- залоговое обеспечение привлекаемых кредитов (особенно на селе);

- правовая и землеустроительная неупорядоченность землепользования;

- непредоставление льготных тарифов на железнодорожные перевозки.

К числу самых острых проблем реализации нового жилищного проекта "Доступное и комфортное жилье - гражданам России", по нашему мнению, можно отнести:

- нехватку и возросшую дороговизну строительных материалов;

- финансовые ограничения, связанные с недостаточностью бюджетного финансирования на федеральном уровне;

- низкие денежные возможности основной массы российского населения, нуждающегося в жилье;

- недоразвитость ипотеки и системы гарантирования банковских кредитов в России;

- рост цен на жилье.

К проблемам, связанным с образованием, можно отнести:

- проблему получения качественного образования (особенно на селе);

- экономию бюджетных средств на содержание образовательных учреждений;

- неполноту нормативной правовой базы в области образования;

- систематическое неисполнение норм законодательства в области образования.

Представляется, что это далеко не полный перечень основных проблем, с которыми приходится сталкиваться государству при реализации национальных проектов.

Для России, вступившей в XXI в., законодательными приоритетами становятся национальные интересы, которые нашли свое отражение в действующей Конституции РФ. Государственные социально-экономические программы являются важнейшей частью реформы социальной и экономической сферы, связанной с переходом общества к жизни в условиях демократии, гласности, рыночной экономики и социально-правового государства.

Как считает Д.А. Медведев, концепция национальных проектов стимулировала инициативу в регионах. Значительная часть тех идей, которые заложены в национальных проектах, начала осуществляться и стала стимулом для региональных инициатив по улучшению ситуации в сфере образования, здравоохранения, жилищного строительства и агропромышленного комплекса.



§2. Тенденции развития права на достойный уровень жизни в современной России


На современном этапе социальная функция государства в России претерпевает значительные изменения. Но аналогичные изменения происходят во всем мире. Еще совсем недавно основной целью социального государства было обеспечение публично-властными структурами права на достойный уровень жизни для каждого гражданина, а мера свободы, которую может обеспечить государство посредством выплаты пособий по безработице, пенсий, дотаций и т.п., являлась основным критерием степени "социальности" государства. Именно этот критерий определял парадигму социальной функции патерналистского социального государства. Сегодня происходит смена основного критерия: вместо меры свободы, обеспеченной через патронаж органов публичной власти, - скорость и степень "включения" гражданина в трудовую деятельность (речь идет исключительно о полностью или частично трудоспособных гражданах). Именно этот критерий определяет степень "социальности" современного неопатерналистского социального государства.

Значимы изменения и в субъектном составе социальной функции, так как происходит активная ее приватизация. Принцип активизации включения трудоспособных реципиентов в трудовую сферу является основополагающим принципом модифицированной социальной функции и определяет изменение вектора развития социальной функции современного государства, что позволяет позиционировать ее новую концепцию.

Сегодня четко вырисовывается контур нового неопатерналистского социального государства, осуществляющего социальную функцию на базе иных, нежели у патерналистского социального государства, принципов. Неопатерналистское социальное государство - это новый исторический этап развития социального государства, следующий за патерналистским социальным государством. Социальное государство - это вовсе не этап развития правового государства, а именно этап развития государственно-организованного общества в целом. И мы не можем согласиться с мнением ряда авторов, которые считают, что социальное и правовое государство как "атрибуты государства приобретают ясный смысл только в альтернативном, а не кумулятивном режиме употребления"34, и толкуют о "фундаментальных противоречиях между правовым и социальным началом его бытия"35. Такой атрибут государства, как социальная функция, является имманентным атрибутом любого типа государства, развивающегося в рамках индустриального или постиндустриального общества. Не только государство (публичная власть и ее структуры) обязано осуществлять социальную функцию, это обязанность всего современного государственно-организованного общества. Причем основным актором осуществления социальной функции в современном государстве могут быть либо публичная власть, либо структуры гражданского общества. Возможен и такой вариант - оба эти соактора реализуют социальную функцию субсидиарно.

Таким образом, идея модификации социальной функции не является исключительной прерогативой современной России, это общемировая тенденция, обусловленная объективно. В последнее время практически во всех современных государствах весьма существенно проявляется тенденция сокращения бюджетных расходов на социальные нужды. Все без исключения социальные государства приступили к подобного рода модификации еще в 80 - 90-х годах XX в. Сегодня и Россия вынуждена пойти по новому пути развития социальной функции. И Президент РФ, и Правительство РФ уделяют особое внимание развитию социальной функции государства. Но она по необходимости осуществляется в рамках современных условий, данных объективно. С одной стороны, Федеральная программа по увеличению рождаемости и попытка стабилизации демографической ситуации, Федеральная программа "Семью для каждого ребенка", а с другой - "монетизация льгот", которую можно считать модифицированным способом оказания социальной помощи определенным группам населения. "Монетизация льгот" - уступка необходимости, это тот самый вынужденный рациональный подход к реализации социальной функции государства. (Хотя проведение этой реформы, на наш взгляд, должно было происходить с большей степенью дифференциации реципиентов.) Некоторые политики оценивают данную ситуацию весьма пессимистично: "Реформа льгот - лишь "первый звоночек" в реализации нашим правительством гораздо более впечатляющего и ужасающего проекта "монетизации прав человека". Речь идет о запланированных и отчасти уже начатых реформах образования, здравоохранения, науки, культуры. Доведение до логического конца политики коммерциализации этих сфер ставит под вопрос конституционные права граждан России и установленные Основным Законом принципы социального государства"36. Конечно, можно публично сожалеть о том, что социальная функция государства изменяет методы своего осуществления, используя создавшуюся ситуацию для приобретения определенных преференций в предстоящей предвыборной борьбе, но более продуктивный путь - беспристрастно проанализировать мировой опыт, выявить критерии современной социальной функции, основные направления ее развития, новые методы ее осуществления.

В современной России социальная функция реализуется в основном через государственно-организованную деятельность, которая осуществляется путем оказания социальной услуги и административной услуги. Социальную услугу могут оказывать органы, учреждения и предприятия публично-властные (так, например, образовательную услугу может оказать государственное образовательное учреждение - государственный вуз) и структуры гражданского общества (ту же образовательную услугу может оказать и негосударственный вуз). А вот административную услугу (например, перераспределение доходов путем финансирования льгот и компенсационных выплат из государственного бюджета) оказывают публично-властные структуры, этот аспект решения социальных проблем находится исключительно в их компетенции.

Таким образом, выявляются различия между социальной услугой и административной услугой, хотя и то и другое является государственно-организованной деятельностью. Социальные услуги оказывают и институты гражданского общества, и органы публичной власти одновременно, по сути, являясь соакторами осуществления социальной деятельности.

Социальная функция, независимо от того, реализуется она через социальную услугу или через административную услугу, осуществляется в той или иной форме на любом этапе его развития.

Необходимо остановиться на структуре социальной функции государства. Это образование, здравоохранение, художественная культура, пенсионное обеспечение. В структуре социальной функции государства по акторам можно выделить следующие элементы: граждан (налогоплательщиков); местные органы публичной власти; региональные органы публичной власти; центральные органы публичной власти и государство в целом.

В сфере образования авторами реализации социальной функции в виде образовательной услуги могут быть граждане, местные органы публичной власти, региональные органы публичной власти, центральные органы публичной власти. Так, имеют место частные дошкольные учреждения, частные школы, частные колледжи, организованные гражданами (налогоплательщиками). Причем в этом случае граждане могут быть одновременно и учредителями вышеуказанных учреждений, и получателями образовательной услуги одновременно. Местные органы публичной власти также могут стать (и становятся) учредителями образовательных учреждений. Муниципальные дошкольные учреждения, муниципальные школы - это традиционная норма российской жизни. Региональные органы публичной власти также могут стать учредителями образовательных учреждений и оказывать образовательные услуги населению. Центральные органы публичной власти также становятся либо учредителями от лица государства (ГОУ ВПО Ивановский государственный университет), либо от собственного лица (ГОУ ВПО Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации). Учреждать и финансировать профессиональные отраслевые колледжи могут совместно и органы государственной власти, и заинтересованные корпорации, что, в частности, уже давно имеет место в Великобритании. В последнем случае структуры публичной власти и структуры гражданского общества выступают в роли соакторов осуществления образовательной услуги.

Качество образовательной услуги различается в государственных и негосударственных учреждениях. Для современной российской действительности характерны следующие моменты: на уровне дошкольного воспитания и школьного образования частная услуга в подавляющем большинстве случаев преобладает по качеству над муниципальной и государственной услугой. А вот на уровне начального профессионально-технического обучения и колледжей она сегодня только начинает претерпевать изменения в сторону смещения ролевой активности в пользу частных и корпоративных структур. На уровне высшего профессионального образования частная услуга иногда уступает государственной, но, видимо, это всего лишь вопрос времени. И в ближайшее десятилетие (если не в более короткие сроки) ситуация изменится и в сфере высшего образования.

Таким образом, образовательная услуга не является сферой исключительно публично-властных структур. Она может оказываться, и ее оказывают и частные лица, и корпорации.

В сфере здравоохранения можно проследить аналогичную ситуацию. Здесь также в роли акторов осуществления социальной услуги выступают и граждане, и местные органы публичной власти, и региональные и центральные органы публичной власти. Муниципальные лечебные и поликлинические учреждения, аналогичные учреждения публичной власти на региональном и центральном уровнях - это традиционные, привычные с советских времен учреждения. Но сегодня в России медицинская услуга даже более активно, чем образовательная, осваивается частными лицами, как отдельными гражданами, так и частными корпорациями: медицинская услуга также не является исключительной прерогативой публичной власти.

Все они выступают в роли соакторов реализации социальной функции в аспекте художественной культуры. На практике сосуществуют государственные, муниципальные и частные музеи, государственные, муниципальные и частные галереи, государственные, муниципальные и частные филармонии и т.д. и т.п.

Но, пожалуй, наиболее волнующим и актуальным аспектом проявления социальной функции государства практически для всех социальных групп современного российского государственно-организованного общества является пенсионное обеспечение. Трудно определить наиболее важный аспект данной проблемы - они все равновелико важны. Но, по нашему мнению, наиболее существенным моментом является институциональное изменение пенсионной системы. Отметим следующее: пенсионную услугу может оказывать не только государство в целом или органы местной, региональной и (или) центральной власти. Пенсионная услуга не является исключительной прерогативой государственных структур, она может оказываться и корпорациями, и частными структурами, что и имеет место в ряде государств. Соакторство в сфере пенсионной услуги особенно свойственно корпоративному типу социального государства (Германия, Япония), где уже достаточно длительный срок сосуществуют, дополняя друг друга, государственные и корпоративные пенсии.

Для современной России неотъемлемым элементом социальной функции является система государственных гарантий права граждан на пенсионное обеспечение. Ее можно определить как систему законодательно гарантируемых государством параметров жизнеобеспечения всех и особенно наиболее незащищенных слоев населения. Но в современных условиях пенсия слабо зависит от трудового вклада. Совсем не учитывает вклад страховой, т.е. продолжительность и объем уплаченных в Пенсионный фонд взносов. На размер пенсионных выплат сильнее всего влияет стаж работы, а слабее всего - заработная плата, и общий уровень пенсий остается при этом сравнительно низким. Как отмечают некоторые исследователи, "нынешняя пенсионная система не несет в себе экономических стимулов к регулярной уплате пенсионных взносов с реальной заработной платы. Более того, общий низкий уровень слабо дифференцированных пенсионных выплат превращает всю эту систему из вида социального страхования в разновидность социальной помощи". И в России могут иметь место частные, корпоративные пенсионные услуги, наравне с государственными, но на сегодняшний день система профессиональных страховых пенсий у нас не развита, хотя российские этнокультурные традиции вполне позволяют часть пенсионных гарантий переложить с государственных органов непосредственно на плечи частных производственных корпораций.

Идея неопатерналистского социального государства должна консолидировать весь накопленный опыт социальной деятельности: в нее включаются и обязанности государства по социальной защите, и обязанности гражданина активно и продуктивно трудиться.

Следует отметить, что приватизация социальной функции не может быть полной, всеохватывающей. Потребности тех групп населения, которые по каким-либо причинам не могут работать, должны удовлетворяться в обязательном порядке либо органами публичной власти, либо иными акторами, но под обязательным и постоянным контролем органов публичной власти и с их субсидиарным финансированием в случае необходимости, а соответствующие группы населения должны иметь государственные гарантии социальной помощи.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключении автор считает необходимым остановиться на основных выводах и результатах исследования. Наиболее существенные результаты исследования состоят в следующем.

Право на достойный уровень жизни человека весьма востребовано в современном мире. Оно выступает и как важнейшая конституционная цель развития государства и как один из основных признаков социального государства. Понятие «достойная жизнь» воспринимается зачастую больше как морально-нравственная категория, а не нормативно-правовая, и каждый при определении ее содержания вкладывает в него свое субъективное восприятие составляющих ее элементов, исходя из своего социального происхождения, социального положения, интеллектуального развития и жизненных установок.

Общепризнанно, что каждый имеет право на жизнь, достойную его как человека, как члена общества, как гражданина государства. Человеку свойственно стремление к справедливой и достойной жизни. Конкретное содержание жизни каждого человека зависит от различных факторов и обстоятельств, которые принято разделять на личные и публичные возможности, т.е. зависящие и не зависящие от воли человека. Если человек физически здоров и крепок, дееспособен в юридическом и фактическом смысле, то он самостоятельно наполняет свою жизнь соответствующим содержанием, отвечающим его представлениям о достойной жизни. Если же он, по каким-либо причинам, относится к категории социально незащищенных, то заботу об обеспечении достойного уровня жизни человека принимает на себя государство. В этом случае содержание жизни человека, определение ее качества переходит из сферы личного в сферу публичного, в социальную обязанность государства. Таким образом, если человеческое достоинство – это категория личных, индивидуальных прав и свобод, неотъемлемых и принадлежащих ему от рождения, то достойный уровень жизни человека – категория социальная, которая может быть наполнена через деятельность государства и через определенные юридические гарантии государства. Социальное государство обязано создавать условия, обеспечивающие каждому достойный уровень жизни.

Право человека на достойную жизнь определяется как право личности на попечение государства о том, чтобы каждый человек имел такой жизненный уровень, который необходим для поддержания здоровья его самого и его семьи. Всеобщая декларация прав человека в ст. 25 закрепляет определенные параметры жизненного уровня, которые наполняются содержанием в различных декларациях и конвенциях.

Из обязанности государства обеспечить достойный уровень жизни вытекают многие права, отдельно непредусмотренные российским законодательством, но признанные мировым сообществом. Это право на достаточное питание или свободу от голода; аренду жилища; право быть свободным от нищеты и социальной изоляции. В реальной жизни 40 % населения России находится за чертой бедности, а 10 % вообще в нищете. В Москве, например, разрыв между крайними децильными группами населения - 40 раз. Низкие доходы граждан привели к тому, что за последние 7 лет естественная убыль населения составила 7 млн. человек. По прогнозу до2025 года продолжится снижение численности населения страны, ухудшится его половозрастная структура. Снижаются качественные параметры физического и психического здоровья населения, интеллектуально-профессионального потенциала людей и даже морально-нравственных характеристик. Число беременных женщин, болеющих анемией, увеличилось в 3,2 раза. Больные матери рожают больных детей, бедные семьи воспроизводят бедных. Из смысла статей закона о прожиточном минимуме можно вывести право на минимум жизненных условий, который гарантирует государство. В соответствии с этим государство обязано обеспечить каждому гражданину минимальный стандарт достойной жизни. Минимальный размер оплаты труда, который гарантирует Российское государство, не позволяет быть свободным от нищеты. Установленный минимум заработной платы в 4330 рублей не способен выполнить роль социальной гарантии, поскольку размер прожиточного минимума трудоспособного населения РФ составляет 5024 рубля. Специфика регулирования минимальной заработной платы в России определяется жесткой привязкой ее размера к прожиточному минимуму, который во всех регионах разный. Было бы целесообразно создать специальные органы в региональных органах власти, занимающиеся вопросами заработной платы и уровня жизни, укомплектовав их специалистами соответствующего профиля и включив в их состав представителей профсоюзов и работодателей. За рубежом подобные органы (комитеты по заработной плате) функционируют очень эффективно.



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


1. Официальные документы

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.).

2. Международный пакт от 16.12.1966 «Об экономических, социальных и культурных правах».

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ETS N 5) [рус., англ.] (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. и доп. от 19.03.1985).

4. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (с изм. и доп. от 15 ноября 1997 г., 27 июня 1998 г., 2 января 2000 г., 22 августа, 28 декабря 2004 г., 3 июня, 18, 29 декабря 2006 г.).

5. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (УК РФ) (с изм. и доп. от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г.).

6. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) (части первая, вторая, третья и четвертая) (с изм. и доп. от 26 января, 20 февраля, 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля, 15 мая, 26 ноября 2001 г., 21 марта, 14, 26 ноября 2002 г., 10 января, 26 марта, 11 ноября, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2, 29, 30 декабря 2004 г., 21 марта, 9 мая, 2, 18, 21 июля 2005 г., 3, 10 января, 2 февраля, 3, 30 июня, 27 июля, 3 ноября, 4, 18, 29, 30 декабря 2006 г., 26 января, 5 февраля 2007 г.).

7. Налоговый кодекс Российской Федерации (НК РФ) (с изм. и доп. от 30 марта, 9 июля 1999 г., 2 января, 5 августа, 29 декабря 2000 г., 24 марта, 30 мая, 6, 7, 8 августа, 27, 29 ноября, 28, 29, 30, 31 декабря 2001 г., 29 мая, 24, 25 июля, 24, 27, 31 декабря 2002 г., 6, 22, 28 мая, 6, 23, 30 июня, 7 июля, 11 ноября, 8, 23 декабря 2003 г., 5 апреля, 29, 30 июня, 20, 28, 29 июля, 18, 20, 22 августа, 4 октября, 2, 29 ноября, 28, 29, 30 декабря 2004 г., 18 мая, 3, 6, 18, 29, 30 июня, 1, 18, 21, 22 июля, 20 октября, 4 ноября, 5, 6, 20, 31 декабря 2005 г., 10 января, 2, 28 февраля, 13 марта, 3, 30 июня, 18, 26, 27 июля, 16 октября, 3, 10 ноября, 4, 5, 18, 29, 30 декабря 2006 г., 23 марта 2007 г.).

8. Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ (с изменениями от 30 июня 2003 г., 29 июня, 3 октября, 21, 29 декабря 2004 г., 7 марта, 21, 22 июля, 31 декабря 2005 г., 17 апреля, 3, 30 июня, 27 июля, 16 октября, 4, 18, 29 декабря 2006 г., 28 февраля 2007 г.).

9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (КоАП РФ) (с изм. и доп. от 25 апреля, 25 июля, 30, 31 октября, 31 декабря 2002 г., 30 июня, 4 июля, 11 ноября, 8, 23 декабря 2003 г., 9 мая, 26, 28 июля, 20 августа, 25 октября, 28, 30 декабря 2004 г., 7, 21 марта, 22 апреля, 9 мая, 18 июня, 2, 21, 22 июля, 27 сентября, 5, 19, 26, 27, 31 декабря 2005 г., 5 января, 2 февраля, 3, 16 марта, 15, 29 апреля, 8 мая, 3 июня, 3, 26, 27 июля, 16 октября, 3, 5 ноября, 4, 18, 29, 30 декабря 2006 г., 9 февраля 2007 г.).

10. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (ТК РФ) (с изм. и доп. от 24, 25 июля 2002 г., 30 июня 2003 г., 27 апреля, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г., 30 июня, 18, 30 декабря 2006 г.).

11. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (АПК РФ) (с изм. и доп. от 28 июля, 2 ноября 2004 г., 31 марта, 27 декабря 2005 г.).

12. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ (ЖК РФ) (с изм. и доп. от 31 декабря 2005 г.) (с изм. и доп. от 31 декабря 2005 г., 18, 29 декабря 2006 г., 18 октября 2007 г.).

13. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (ГПК РФ) (с изм. и доп. от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г., 5 декабря 2006 г.).

14. Всеобщая декларация прав человека (Принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН).

15. Европейская социальная хартия (ETS N 35) (Вместе со «сферой действия социальной хартии в отношении лиц, находящихся под ее защитой») (Принята в г. Турине 18.10.1961).

16. Хартия основных прав Европейского союза (Принята в г. Ницце 07.12.2000).

17. Стогкольмская декларация (Извлечение) (Принята в г. Стокгольме 16.06.1972 на Конференции ООН по проблемам окружающей человека среды).

18. Европейский кодекс социального обеспечения (ETS N 48) (Принят в г. Страсбурге 16.04.1964).

19. Концепция формирования правовых основ и механизмов реализации социального государства в странах содружества. (Принята в г. Санкт-Петербурге 31.05.2007 Постановлением 28-6 на 28-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ)

2. Литература

20. Азарова Е.Г., Миронова Т.К. Концепция развития законодательства о социальном обеспечении // Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004. С. 598 - 599.

21. Аронов А.В. Социальные обязательства государства и механизм их ресурсного обеспечения налоговой системой. М.: РАГС, 2003. С. 58.

22. Алейников Б.Н. Социальное государство и собственность // Государство и право. 2008. N 1. С. 8.

23. Андреева Е.М. Социальная функция демократического государства (конституционно-правовой аспект): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 23 - 24.

24. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М.: Издательская группа "Норма-Инфра-М", 2007. С. 118 - 119.

25. Бакланова Екатерина Владимировна. Сущность и критерии достойной жизни человека и общества как цели социального государства : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.01 Москва, 2007. 174 с.

26. Бочкарева С.В. Правовая культура и правовая политика: На примере законодательства Республики Мордовия. Дис. ... канд. юрид. наук. Саранск, 2004. С. 18.

27. Бочаров М.П. От социальных ценностей к социальному государству. М.: Луч, 2007. С. 164.

28. Гончаров П.К. Социальное государство: сущность и принципы // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. "Политология". 2007. N 2. С. 51.

29. Зорькин В.Д. Социальное государство в России: проблемы реализации // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. N 1. С. 48.

30. Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право достойного уровня жизни России: Учебник. М., 2004. С. 76.

31. Защита прав человека в условиях перехода к рынку: Материалы "Круглого стола" // Государство и право. 2003. N 6. С. 23.

32. Григорянц Г.Н., Замараева З.П. Социальная защита населения в России: становление и развитие. М., 2004. С. 21 - 22.

33. Конституция РФ: проблемный комментарий / Отв. ред. В.А. Четвернин. М., 2008. С. 57.

34. Калашников С.В. Становление социального государства в России. М., 2003. С. 83.

35. Кочеткова Л.Н. Социальное государство: европейская теория и российская практика // Власть. 2008. N 4. С. 41.

36. Конституции государств Европы: В 3 томах. Т. 1 - 2. М.: Норма, 2003.

37. Кобец Н.Г. Социальное право: понятие, предмет, функции, система и принципы // Правовые вопросы российской государственности: Сборник научных трудов / Под общ. ред. Г.В. Мальцева, В.А. Зайцева. М., 2006. С. 144, 146 - 147.

38. Коробов Г.А. Государственная система социальной защиты личности при переходе к рыночной экономике: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 51 - 52.

39. Коган Л.Н., Данова О.В. Культура в условиях НТР. Саратов, 1987. С. 14 – 15.

40. Ледях И.А. Социальное государство и права человека (из опыта западных стран) // Социальное государство и защита прав человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2007. С. 25.

41. Лушникова М.В. Право достойного уровня жизни: Общая часть: Учебное пособие. Ярославль, 2007. С. 8.

42. Лепихов М.И. Право и социальная защита населения (социальное право). М., 2008. С. 9 – 10.

43. Малахов В.П. Право в его универсальности, особенности и конкретности. Монография. М., 2005. С. 290.

36. Малахов В.П. Философия права. М., 2002. С. 410.

37. Миронов Б.Н. Социальная история России периода Империи (XVIII - начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т. 2. СПб., 2003. С. 323.

38. Миронова Т.К. Социальная защита в России (правовые вопросы). Монография. М., 2004. С. 138.

39. Миронова Т.К. Развитие законодательства о социальном обеспечении: новые подходы // Государство и право. 2008. N 2. С. 43.

40. Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция идей, сущность и перспективы становления в современной России. Политические процессы в России в сравнительном измерении. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1997. С. 82.

42. Макаров В.Ф. Конституционно-правовые основы социальной политики Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 20.

43. Право достойного уровня жизни России: Учебник / Под ред. К.Н. Гусова. М., 2004. С. 16.

44. Постников В.Г. Становление социального государства, его конституционно-правовые и политические характеристики // Журнал российского права. 2005. N 1. С. 34.

45. Российская Федерация. Национальный доклад к Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития // Общество и экономика. 2006. N 5.

46. Ракитский Б.В. Роль государства в социальной политике. Особенности государства как субъекта социальной политики и его конституционные обязанности в этой сфере // Социальная политика. М., 2007. С. 93.

47. Российская газета. 1997. 29 октября; 2000. 30 мая; 2004. 31 августа.

48. Соловьева С.Д. Правовое регулирование социальной защиты населения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 50, 54 - 55.

49. Социальная политика: Учебник / Под общ. ред. Н.А. Волгина. М.: Экзамен, 2008. С. 93.

44. Соловьева Е.В. Достойный уровень жизни семей с детьми как элемент социальной защиты населения России в переходный к рыночной экономике период: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 17 - 18.

45. Тучкова Э.Г. Достойный уровень жизни в России на рубеже третьего тысячелетия и теоретические проблемы права на достойный уровень // Государство и право на рубеже веков. С. 165.

46. Трудовое и социальное право России: Учебное пособие / Под ред. Л.Н. Анисимова. М., 2007. С. 22, 24.

47. Фетюхин М.И. Социальное право: Курс лекций. Волгоград, 2007. С. 9, 67, 72.

48. Федорова М.Ю. Право достойного уровня жизни: Учебное пособие: В 2-х ч. Ч. 1. Новосибирск: СибАГС, 2007. С. 19.

49. Файнбург З.И. К вопросу о понятии культуры и периодизации ее исторического развития // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Общественные науки. 1976. N 3. С. 38 – 39.

50. Федянина М.М. Проблемы социальной защиты населения в социальной политике современного Российского государства: политико-правовой и организационный аспекты: Автореф. дис. ... канд. политич. наук. М., 2007. С. 18 - 19.

51. Храмцов А.Ф. Социальное государство. Практики формирования и функционирования в Европе и России // Социологические исследования. 2007. N 2. С. 23.

52. Хачатуров Р.И. Формирование правовой культуры в условиях становления гражданского общества в России: Политико-правовое исследование. Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2005. С. 63.

53. Чиркин В.Е. Социальное государство: юридические индикаторы // Российский юридический журнал. 2007. N 4. С. 54.

54. Чепурин, Владимир Владимирович Право человека на достойную жизнь и состояние его осуществления в современном российском обществе : Теоретико-правовой анализ : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 Владимир, 2005

55. Шубина О.Б. Правовая культура как элемент культуры общества: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 66.

Размещено на Allbest.ru


1 Горшкова С.А. Что дает России присоединение к Европейской социальной хартии // Академический юридический журнал. - 2007. - № 1.

2 Миронова Т.К. Социальная защита в России (правовые вопросы). Монография. М., 2004. С. 138.

3 Тульские известия. 2001. 20 ноября.

4 Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

5 Российская газета. 1997. 29 октября; 2000. 30 мая; 2004. 31 августа.

6 Азарова Е.Г., Миронова Т.К. Концепция развития законодательства о социальном обеспечении // Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004. С. 598 - 599.

7 Григорянц Г.Н., Замараева З.П. Социальная защита населения в России: становление и развитие. М., 2004. С. 21 - 22.

8 Тучкова Э.Г. Достойный уровень жизни в России на рубеже третьего тысячелетия и теоретические проблемы права на достойный уровень // Государство и право на рубеже веков: Материалы Всероссийской конференции 2 - 4 февраля 2000 г. / Институт государства и права РАН. М., 2001. С. 166.

9 Тучкова Э.Г. Достойный уровень жизни в России на рубеже третьего тысячелетия и теоретические проблемы права на достойный уровень // Государство и право на рубеже веков. С. 165.

10 Гончаров П.К. Социальное государство: сущность и принципы // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. "Политология". 2007. N 2. С. 51.

11 Храмцов А.Ф. Социальное государство. Практики формирования и функционирования в Европе и России // Социологические исследования. 2007. N 2. С. 23.

12 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М.: Издательская группа "Норма-Инфра-М", 2007. С. 118 - 119.

13 Российская Федерация. Национальный доклад к Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития // Общество и экономика. 2006. N 5.

14 http://www.lawmix.ru/termins.php?id=3413.

15 Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция идей, сущность и перспективы становления в современной России. Политические процессы в России в сравнительном измерении. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1997. С. 82.

16 Кочеткова Л.Н. Социальное государство: европейская теория и российская практика // Власть. 2008. N 4. С. 41.

17 Конституции государств Европы: В 3 томах. Т. 1 - 2. М.: Норма, 2003.

18 Алейников Б.Н. Социальное государство и собственность // Государство и право. 2008. N 1. С. 8.

19 Чиркин В.Е. Социальное государство: юридические индикаторы // Российский юридический журнал. 2007. N 4. С. 54.

20 Зорькин В.Д. Социальное государство в России: проблемы реализации // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. N 1. С. 48.

21 Заостровцев А.П. Конституционная экономика, общественный договор и российское общество // Общественные науки и современность. 2008. N 1. С. 59.

22 Основные проблемы социального развития России-78 // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2004. N 15.

23 Иванкина Т.В. Проблемы правового регулирования распределения общественных фондов потребления. Л.: Изд-во ЛГУ, 1979. С. 102.

24 Право достойного уровня жизни. Учебник / Под ред. проф. К.Н. Гусова. М.: 2007.

25 Российская газета. 2004. 4 февр.

26 Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 423-О "По запросу Конституционного суда Республики Татарстан о проверке конституционности подпункта 9 пункта 1 статьи 14 Федерального закона "О ветеранах" // Российская газета. 2004. 27 янв.

27 Постановление Конституционного Суда РФ от 29 января 2004 г. N 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами депутатов Государственной Думы // Российская газета. 2004. 4 февр.

28 Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 87 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и Постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 2001 г. N 538 "О деятельности негосударственных организаций..." // Российская газета. 2004. 14 апр.

29 Постановление Конституционного Суда РФ от 24 мая 2001 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" в связи с жалобами граждан А.С. Стах и Г.И. Хваловой" // Российская газета. 2001. 16 июня.

30 Определение Конституционного Суда РФ от 10 октября 2002 г. N 258-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 2.

31 Снежко О.А. Защита прав граждан - основная обязанность Российского государства // Право и политика. 2005. N 10.

32 Жарова Е.Ю. Пути повышения эффективности правовых программ // Адвокатская практика. 2006. N 3.

33 Привалов А. О национальных проектах // Эксперт. 2006. N 9.

34 Королев С.В. Конституционно-правовое регулирование бюджетного федерализма: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2005. С. 26.

35 Увачев В.А. Социально-правовое государство и гражданское общество постиндустриальной эпохи: правовые основы функционирования и взаимодействия (на примере стран Западной Европы и США): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 10.

36 Лужков Ю. Развитие капитализма в России. 100 лет спустя: спор с правительством о социальной политике. М., 2005. С. 36.


Случайные файлы

Файл
69120.rtf
185903.doc
175869.rtf
153415.rtf
166293.rtf