Особенности практики применения наказаний в XV-XVIII вв. в Российской империи (37361)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/













Курсовая работа по

истории отечественного государства и права

Особенности практики применения наказаний в XV-XVIII вв. в Российской империи





студентки 2 курса:









Новосибирск, 2010 г.


ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

  1. СИСТЕМА НАКАЗАНИЙ В РУССКОМ ПРАВЕ XV-XVI ВВ.

    1. Понятие и причины возникновения телесных наказаний

    2. Система наказаний по Судебникам 1497 и 1550 гг

  1. СИСТЕМА НАКАЗАНИЙ В РУССКОМ ПРАВЕ XVII-XVIII ВВ.

    1. Система наказаний по Соборному Уложению 1649 г.

    2. Система наказаний по Воинским Артикулам 1715 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



ВВЕДЕНИЕ


Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в лишении или ограничении прав и свобод этого лица.0

Сейчас, в современном обществе происходит процесс гуманизации уголовной политики в сфере применения наказаний к лицам, совершившим преступления. Ушли в прошлое изощренные способы смертной казни. В цивилизованном мире огромное внимание уделяется достоинству личности. Тому является доказательством статья 21 Конституции Российской Федерации: «1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. 2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».0 Но, увы, так было не всегда. А как было? В своей работе я постараюсь ответить на этот вопрос.

Наказание как причиняемое виновному физическое или психическое страдание представляет крайнее разнообразие. История уголовного права дает печальную картину человеческой изобретательности, всецело направленной к изысканию средств и способов причинения наибольшего страдания людям, навлекшим на себя кару закона. К одним из таких изобретений, бесспорно, относится применение к виновным правонарушителям телесных наказаний.

Надо отметить, что взгляды на вопросы применения телесных наказаний в России менялись на всем протяжении развития ее истории. Причем даже в период перехода к абсолютной монархии, единство взглядов по этому поводу не было достигнуто.

Свои взгляды по этому вопросу высказывали и политики, и писатели, и деятели науки и искусства. Так, например, известный русский писатель Александр Николаевич Радищев ставил одной из своих общественных целей - выработать для России уголовный кодекс. В основание последнего он думал положить начало равенства всех перед законом, отмену телесного наказания и пыток.

Князь Михаил Михайлович Щербатов высказывался не так резко и считал телесные наказания допустимыми, но только в отношении лиц низших сословий в России и энергично протестовал против применения их к дворянству, "дабы сей корпус не подвержен был к пятну, чтобы с сим достоинством кто в оном пытанный или наказанный находился".0

Иные дореволюционные исследователи, обосновывая необходимость существования телесных наказаний, полагали, что телесное наказание является прекрасным средством возмездия, давая возможность соразмерить его с самыми разнообразными оттенками виновности.0

Предметом данного исследования являются: основные этапы развития системы наказаний в указанный период; особенности практики применения наказаний; законодательные акты, устанавливающие систему и виды наказаний.

Задачи работы предопределяются ее предметом. К ним относятся: во-первых, исследовать теоретическую базу и практику формирования системы наказаний до XVIII века; во-вторых, выделить основные исторические этапы этого процесса; в-третьих, проследить эволюцию и трансформацию самого института наказания в данный период. Методологическую основу работы составили исторический, сравнительно – правовой и системно – структурный методы познания.

В качестве теоретической базы исследования были использованы работы историков и юристов, среди которых: Владимирский-Буданов М.Ф., Евреинов Н., Исаев И.А., Сергеевский Н.Д., Таганцев Н.С., Тимофеев А.Г., Фельдштейн Г.С., Чистяков О.И.

Нормативной основой работы послужили следующие источники права: Судебник 1497 г., Соборное Уложение 1649 г., Воинские Артикулы 1715г.


  1. СИСТЕМА НАКАЗАНИЙ В РУССКОМ ПРАВЕ XV-XVI ВВ


1.1 Понятие и причины возникновения телесных наказаний


Телесное наказание является одним из самых старых наказаний, по своему сущностному назначению, сходному с лишением человека жизни. По выражению профессора Кистяковского, телесное наказание, будучи вызвано к жизни самыми грубыми, можно сказать, животными инстинктами первобытного человека, долго поддерживалось грубостью общественных отношений, рабским и низменным состоянием народных масс, господством привилегий, поддерживаемых исключительно физической силой, и наконец, нищенским экономическим положением и низким нравственным развитием большинства. Его происхождение столь же древнее, как и смертной казни, так как оно является таким же естественным выражением стремления отмстить человеку, причинившему нам боль, воздать оком за око и зубом за зуб. От частного мстителя оно перешло к общественному как средство воздаяния и надолго заняло одно из первенствующих мест в законодательствах средних веков и даже нового времени, идя об руку со смертною казнью.0

Обширность применения телесных наказаний объяснялась многообразием той роли, которую они играли в уголовном правосудии. Прежде всего, самые разнообразные телесные муки являлись простым дополнением или придатком смертной казни. Все виды квалифицированной смертной казни в сущности представляются соединением двух наказаний: лишения жизни и причинения телесного страдания. Далее, те же телесные страдания являлись необходимым судопроизводственным условием. Пытка была центральным пунктом розыскного процесса, наиболее надежным средством получения "лучшего доказательства всего света", "царицы доказательств" - собственного сознания. Пытка была телесным страданием, но применяемым в уголовном правосудии не ради возмездия за вину, а ради удостоверения и раскрытия вины и виновных. Затем, причинение телесного страдания входило в область уголовного правосудия и как полицейская предупредительная мера, как средство распознания лихого человека, бывшего в суде и приводе. Рваная ноздря, урезанный язык, выжженное на лице или на теле пятно или тавро - это были примитивные справки о судимости.

Наконец, не менее многочисленны были случаи применения телесного наказания как самостоятельной карательной меры, и притом в различных типах. Во-первых, оно являлось в виде членовредительного или изувечивающего наказания, состоящего в отнятии какого-либо органа тела, лишении его способности действовать или в причинении неизгладимого повреждения. Во-вторых, в виде болезненного наказания, причиняющего тяжкую физическую боль, оставляющего расстройство здоровья, а иногда даже бывшего причиной смерти, и в-третьих, в виде наказания, рассчитанного не столько на физическое страдание, сколько на испытываемый преступником позор и унижение, на причинение нравственного страдания.

Надо отметить, что массовое возмущение против телесных наказаний в России, как впрочем и во всей Европе, поднялось довольно поздно. Критическая литература конца XVIII века в ее борьбе с непорядками уголовной юстиции поставила на первый план отмену пытки. Беккариа, Монтескье, Вольтер, Томазий, Зонненфельс с неоспоримой силой доказали прежде всего бесчеловечность этой меры, причиняющей жестокие мучения лицу, виновность которого не доказана, против коего возникло лишь предположение виновности. "Человека, - говорила Екатерина II в своем Наказе, повторяя слова Беккариа, - не можно почитать виновным прежде приговора судейского, и законы не могут его лишить защиты своей прежде, нежели доказано будет, что он нарушил оные. Чего ради какое право может кому дати власть налагати наказание на гражданина в то время, когда еще сомнительно, прав он или виноват".0 Не менее убедительно доказывала она бесполезность и вред этой меры для уголовного правосудия, для разыскания истины. "Обвиняемый, - продолжает Наказ, - терпящий пытку, не властен над собою в том, чтоб он мог говорить правду. Можно ли больше верить человеку, когда он бредит в горячке, нежели когда он при здравом рассудке и добром здоровье?.. И невинный закричит, что он виноват, лишь бы только мучить его перестали... Посему пытка есть надежное средство осудить невинного, имеющего слабое сложение, и оправдать беззаконного, на силу и крепость свою уповающего".0

С почвы литературной борьба против пытки переносится в законодательство, и начинается постепенная ее отмена (1754 г. - в Пруссии, 1770 г. - в Дании, 1772 г. - в Швеции, 1776 г. - в Австрии, 1780 г. - во Франции, 1801 г. - в Poccии и т.д.), и уже к первой четверти XIX столетия эта суровая мера, как говорил Указ императора Александра I (1801 г.), стыд и зазор человечеству наносящая, исчезла из уголовного процесса.

Провозглашенная и перешедшая в законодательства всех европейских государств, отмена квалифицированной смертной казни нанесла еще более сильный удар телесному наказанию. Затем, под влиянием тех же начал гуманности, того же признания и в преступнике человека исчезли наказания членовредительные и наиболее тяжкие кровавые формы наказаний болезненных. А затем был поставлен и принципиальный вопрос о целесообразности и допустимости вообще причинения телесной боли как особого вида наказания.

Доктрина XVIII века весьма колебалась в этом отношении: борьба против смертной казни, в особенности квалифицированной, борьба против пытки и изувечивающих наказаний лишала возможности поставить на очередь вопрос об отмене всяких телесных наказаний. Даже Монтескье и Беккариа не восставали против этих наказаний вообще. Глобиг и Густер находили, что в правомерности телесных наказаний нет сомнения, но они не должны быть жестоки; они допускали болезненные наказания до 200 ударов. Энгельгардт в своем опыте уголовного права, основанного на мировой мудрости и на началах естественного права, не отрицал необходимости даже членовредительных наказаний. Но доктрина XIX века подавляющим большинством дала на этот вопрос отрицательный ответ, энергично доказывая не только непригодность, но и прямой вред этой меры для уголовного правосудия. Результатом этого и явилось исчезновение телесного наказания из уголовных кодексов того времени.

Однако дискуссии на эту тему в научных и законодательных кругах продолжались еще довольно долго, что, безусловно, сказывалось и на законодательстве тех времен.


1.2 Система наказаний по Судебникам 1497 и 1550 гг.


Древнейшие памятники русского светского законодательства не упоминают о телесных наказаниях; в российскую судебную практику оно проникает посредством влияния греко-римских законов, и прежде всего в виде членовредительных наказаний.0

Впервые телесные наказания входят в систему карательных мер в эпоху Судебников. В Судебнике великокняжеском 1497 г. телесное наказание назначается всего в двух случаях наказание "кнутьем" - за первую татьбу и за порчу межевых знаков (статьи 10, 62).0 Наказание за кражу зависело от того, простой или квалифицированной была кража. Деление кражи на простую и квалифицированную известно еще со времен Русской Правды. Так, в ст. 38 Краткой и ст. 40 Пространной редакции потерпевшему предоставлялось право убить вора без суда и следствия при совершении кражи из закрытого помещения и ночью, тогда как простая кража влекла лишь денежный штраф.0

Обострение классовой борьбы, вызванное усилением закрепощения крестьянства и эксплуатации всего трудящегося населения, стремление господствующего класса к охране частной собственности вообще и, главным образом, собственности на землю приводит к установлению новых, более жестоких видов наказаний.

По Судебнику наказание имело цель не только покарать преступника и извлечь при этом имущественные выгоды, как было в первоначальный период развития феодальных отношений, но и устрашение масс.

В этот период начинает складываться получивший впоследствии широкое распространение принцип: "чтобы, смотря на то, другим неповадно было так делать".

Именно в целях устрашения населения расправы с участниками заговоров, восстаний и иными "коромольниками" совершались открыто, при массовом стечении народа и отличались особой жестокостью.

Особенностью Судебника является известная неопределённость в наказаниях.

Судебник устанавливает лишь вид наказания, но не уточняет его конкретное содержание. Говоря о смертной казни или продаже, он не уточняет, какие существуют виды смертной казни или размеры продажи, предоставляя это на рассмотрение судьи.

Вводимая Судебником неопределённость наказания, развивавшаяся и закреплявшаяся дальнейшим законодательством, облегчала господствующему классу возможность наиболее эффективной борьбы с неугодными ему элементами.

В Судебнике устанавливались следующие виды наказаний: 1) смертная казнь; 2) торговая казнь; 3) продажа; 4) возмещение убытков.

Смертная казнь устанавливалась за особо опасные преступления: убийство зависимым своего господина, крамолу, церковную и головную татьбу, подмет, поджог города (ст. 9), а также татьбу, разбой, душегубство, ябедничество или любое лихое дело, совершённое «ведомым лихим человеком» (статьи 8, 39), и за повторную кражу (ст. 11).0

В самом Судебнике не указываются способы осуществления смертной казни. Однако исследование документальных данных показывает, что способы осуществления смертной казни были чрезвычайно разнообразны. Большей частью смертная казнь осуществлялась через повешение или отсечение головы. Осуществляя расправу с восставшими устюжанами, Василий III "воеводу великого князя Глеба Обаленскаго убил, а десятинника владычня Иева Булатова повесил, и много устюжан сек и вешал". Участникам заговора против Ивана III "князь Василий, Иван Васильевич, головы ссекоша".0

Летописи того периода упоминают об осуществлении смертной казни через утопление. В январе 1498 г. Иван III велел "...казнити, потопити в Москве реке нощью..."0 "лихих баб", приходивших с зельем к великой княгине Софье - участнице заговора против Ивана III.

Помимо повешения, отсечения головы, утопления, являвшихся наиболее распространёнными видами смертной казни, практика того периода знала квалифицированную смертную казнь, то есть казнь, сопряжённую с особыми мучениями для преступника: с предварительным избиением кнутом, смертная казнь путём четвертования и т.п. Четвертованию, например, были подвергнуты наиболее деятельные заговорщики против Ивана III.

Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади. Как вид наказания она применялась до середины XIX в., но особенного развития достигла в XVII в. Кнут как орудие торговой казни представлял собой прикреплённый к деревянной рукоятке плетённый из кожи столбец, имеющий на конце кольцо. К этому кольцу прикреплялся сделанный из толстой сыромятной лошадиной или лосиной кожи ремень, согнутый вдоль наподобие желобка, заострённый на конце и в таком виде засушенный.Длина ремня была около метра. Зачастую кнут заканчивался не одним, а несколькими ремнями. Этот конец, твёрдый, как дерево или кость, сдирал не только кожу, но и мясо со спины истязаемого.

Историк XVIII в. Котошихин так описывает битьё кнутом: "Палач, встав сзади, наказывает; начинает бить по спине изредка, в час наносит ударов 30, 40, и как ударит по которому месту по спине, и на спине станет так, слово в слово, будто большой ремень вырезан ножом, мало не до костей".0 Назначалось это наказание или самостоятельно, или в соединении с другими, например, ссылкой виновного на окраины страны или с тюремным заключением. Наказываемый, обнаженный до пояса, привязывался и руками, и ногами и находился в полустоячем положении.0 Число ударов в законодательстве не определялось.

По свидетельству русских и иностранных очевидцев, наказание кнутом в большинстве случаев заканчивалось смертью. Факты применения битья кнутом как замаскированного вида смертной казни подтверждаются и отдельными сообщениями более позднего времени.

Установление Судебником торговой казни за преступления, направленные против феодальной собственности и особенно собственности на землю, показывает, как усиленно защищал господствующий класс основу своего господства. Судебник, как и Русская Правда, знает продажу, но она теперь отдельно применяется редко: обычно в сочетании со смертной или торговой казнью. Продажа означала денежный штраф за преступление и шла в пользу князя или лиц, осуществлявших правосудие. Размер продажи, как правило, устанавливался по усмотрению суда. Продажа могла означать в некоторых случаях и конфискацию всего имущества.

Чаще всего продажа являлась дополнительным наказанием и применялась в сочетании с торговой или смертной казнью (ст.8, ст.10, ст.13, ст.39). "...Того велети казнити смертною казнью а исцево велети доправити изъ его статка, а что ся у статка останеть, ино то боярину и диаку имати себе. А противень и продажа боярину и диаку делити..." (ст. 8).0 Но продажа могла быть и самостоятельным видом наказания за злостную невыплату долга, оскорбление словом или действием.

Денежное вознаграждение в пользу потерпевшего или родственников убитого взыскивалось с виновного одновременно с выплатой продажи. Если виновный не имел средств, чтобы выплатить требуемое истцом вознаграждение, он выдавался истцу "головою на продажю", т.е. в холопство до отработки долга (ст. 10).0

Помимо наказаний, указанных в Судебнике, практика знала и такие виды наказаний, как тюрьма, ссылка, пожизненное заключение, членовредительство разного рода.

Из членовредительских наказаний известны ослепление, отрезание языка за "дерзкие речи" и др.

Таким образом, все установленные Судебником виды наказаний, в том числе и имущественные наказания, были средством расправы господствующего класса с зависимым и закрепощённым населением, средством его дальнейшего закабаления.

телесный наказание



2. СИСТЕМА НАКАЗАНИЙ В РУССКОМ ПРАВЕ XVII-XVIII ВВ.


2.1 Система наказаний по Соборному Уложению 1649 г.


В Уложении уточнено понятие “преступления” как противление царской власти и правопорядку, установленного государством, и даны стадии преступления: умысел, покушение на преступление и совершение преступления. Впервые в истории русского законодательства дана классификация преступления (антигосударственные, против церкви, уголовные, гражданские правонарушения). По систематике преступлений и их правовой квалификации Соборное Уложение – несомненный шаг вперед. Из уголовных преступлений большее внимание уделено убийству. Санкция определялась в зависимости от наличия умысла или его отсутствия, социального положения преступника и потерпевшего и место совершения преступления (в церкви, в царском дворе или вне этих мест). Крупнейшими преступлениями считались разбой и татьба.

Уложение закрепило возникновение в законодательстве предшествующего периода понятие умысла, неосторожности, случайности, хотя еще не было четкого разграничения. Были введены обстоятельства, влияющие на определение степени виновности или на ее устранение: необходимая оборона, крайняя необходимость. Однако применение средств самообороны и ее последствия не ставились в связь со степенью опасности. Отягчающим вину обстоятельством признавалась повторность преступления. Смягчающими вину обстоятельствами являлись малый возраст, воровство вследствие “нужды” или “простого ума”. Уголовная ответственность распространена на всех, в том числе на холопов; согласно статье 79, господин отвечает за непредставление к суду своих холопов и крестьян-преступников даже в том случае, если наложит на них наказание сам.0 От уголовной ответственности освобождаются лица до 7 лет и “бесные” (сумасшедшие)0

Цели наказания по Соборному Уложению различны. Во-первых, не чужды цели, которыми руководствовалась власть времен Русской Правды - это возмездие и имущественные выгоды. Принцип наказания, который присущ Уложению 1649г. с большою основательностью есть возмездие, внешнее или материальное, т.е. воспроизведения в состав наказания состава преступления, или лишение преступника того блага, которого он лишил другого. Принцип материального соответствия наказанию преступления можно видеть в казни сожжением за поджог, в залитии горла расплавленным металлом за фальшивомонетчество. Тот же принцип материального возмездия появляется в направлении казни на тот орган, которым совершается преступление: за кражу - отсечение руки, за лжепресягу - урезание языка. Именно этим началом внешнего возмездия объясняется в некоторых случаях явное нарушение внутреннего соответствия между тяжестью преступления и тяжестью наказания.

Вторая цель наказания, унаследованная из Русской Правды это имущественные выгоды. Сюда нужно отнести только те виды наказания, которые избраны и установлены по имущественным соображениям, т.е. пеня, конфискация.

Этими двумя древнейшими целями отнюдь не исчерпываются карательные задачи: напротив, уголовное право по Соборному Уложению отличается от уголовного права Русской Правды и судебных грамот именно новыми карательными задачами чисто государственного характера. Эти задачи состоят в защите общества от преступников и преступлений. Существует мнение, что основной целью наказаний по Соборному Уложению должно быть признанно истребление преступников; но согласиться с этим можно было бы лишь тогда, когда бы за всякое преступление полагалась лишь смертная казнь, или вечное изгнание и заключение, однако было и много других разнообразных видов наказаний, которые отнюдь не вели к указанной цели.

Для системы наказаний были характерны следующие признаки:

а). Индивидуализация наказания. Жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние. Однако пережитки архаической системы наказаний сохранились в институте ответственности третьих лиц: помещик, убивший чужого крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина;

б). Сословный характер наказания. Этот признак выражался в том, что за одни и те же преступления разные субъекты несли разную ответственность (например, за аналогичное деяние боярин наказывался лишением чести, а простолюдин - кнутом);

в). Неопределенность в установлении наказания. Этот признак был связан с целью наказания - устрашением. В приговоре использовались формулировки: "как государь укажет", "по вине" или "наказать жестоко". Принцип неопределенности дополнялся принципом множественности наказания. За одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний - битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества. За кражу наказания устанавливались по нарастающей: за первую - битье кнутом, урезание уха, два года тюрьмы и ссылка; за вторую - битье кнутом, урезание уха и четыре года тюрьмы; за третью - смертная казнь.

Публичность наказаний имела социально-психологическое назначение, поскольку многие наказания (сожжение, утопление, колесование) служили как бы аналогами адских мук. В Соборном Уложении 1649 года применение смертной казни предусматривалось почти в шестидесяти случаях.

Система наказания в Уложении весьма жестока. Московское право не дает общей схемы наказаний. Однако в более древних памятниках этого периода, близких к эпохе Русской Правды, можно уловить разделение наказаний на личные и имущественные.

1) Личные наказания всех разрядов (направленные против свободы, жизни, здоровья и чести лица) были известны в московскую эпоху. Их развитие шло следующим путем:

- Изгнание имеет такое же значение, как и в земскую эпоху, то есть изгнание с той же земли, где жил преступник. Но в XVI в. в замен его приходит ссылка. В Уложении это наказание применяется лишь несколько раз за кражу и разбой (гл.XXI ст.9-10), за самовольный переход из городского состояния в крестьян или холопов (гл.XIX ст.13), за корчемство или употребление табака (гл.XXV ст. 3,17), за невнесение судебного дела в книги из корыстной цели (гл.X ст. 129).0 После Уложение применяет ссылки за непредумышленное убийство (1657г.), за ябедничество (1660 г.), за разбой при отсутствии собственного сознания и прочее. Таким образом лишь во второй половине XVII в. ссылка становится одним из самых употребляемых видов наказания. Ссылаемые лишь в особых случаях заключались на месте ссылки в тюрьму. Место ссылки в законе не определялось. Несамостоятельность этого вида и недостатки организации заставляли обращаться к другим видам наказаний. Разновидностью ссылки, применяемой к представителям аристократической верхушки, была опала: в начале XVI в. несколько сотен знатных родов подверглись опале по указу великого князя.

- Бесчестящие наказания впервые появились в Соборном Уложении, начиная с самых мягких (выговор в присутствии понятых) и кончая выдачей головой. Сюда входило отнятие чести, то есть лишение званий или понижение в чине (гл. X ст. 5).0 Исполняемое наказание регистрировалось в Разрядной книге.

- Тюремное заключение упоминается еще в XI-XII вв., когда в темницы заключались еретики. Вначале тюремное заключение применялось лишь как предварительная мера, но с XVI в. (Судебник 1550г.) стало самостоятельным наказанием. В Уложении этот вид наказания упоминается более сорока раз и как мера предварительная, и как основное наказание. Срок наказания колебался от трех дней до пожизненного заключения. Тюрьмы были земляные, деревянные и каменные, монастырские и опальные (для политических заключенных). В монастырских тюрьмах, как и в других, осуществлялась охрана заключенных и их использование на тюремных работах, в политических тюрьмах полностью исключались любые контакты с заключенными. Тюремные сидельцы кормились либо за счет родственников, либо на подаяние, получаемое ими во время прохода под стражей по городу. Собранное подаяние делилось между всеми заключенными.

- Членовредительные наказания встречаются в трояком значении:

Во-первых, как отплата за содеянное. Так ст.10 главы ХХII Уложения говорит: «а буде кто, не бояся Бога и не опасаясь государския опалы и казни, учинит над кем-нибудь мучительное наругательство, отсечет руку или ногу, или ухо, или губы обрежет, или глаз выколет, а сыщется про то допряма, и за такое его наругательство самому ему учинить то же».0

Во-вторых, как средство предупреждения преступления уничтожением пригодных для того орудий. Таково в особенности часто встречавшееся в новоуказных статьях 1667 г. отсечение руки, носа, пальцев, причем отсечение отдельных членов назначалось или отдельно или совместно и в определенной законом постепенности; далее, сюда же относится отсечение языка, назначавшееся за разные "неистовые речи", "за царское бесчестие, кто говорит против него за очи бесчестные ложные слова", также за возмутительные речи и за религиозные преступления; способы и орудия, которыми выполнялись наказания, в древнейших памятниках не определялись.0 "Секли и резали руки, ноги, пальцы и языки как придется, как удобно или как вздумается исполнителям. Руки отсекались то по запястье, то поперек ладони; до которого места отсекались ноги - неизвестно; язык отрезали обыкновенно не весь, а часть его. Нередко бывали случаи, что лица с урезанными языками по излечении раны начинали снова говорить, и тогда им резали язык вторично. Для рвания ноздрей употреблялись особые железные щипцы; отсеченные члены иногда прибивались на стенах или на деревьях".0

В-третьих, как средство распознания лиц, уже изобличенных в преступном деянии. Такой мерой является клеймение, или пятнание, встречавшееся в русских памятниках уголовного права уже в XIV веке. Клеймение в эпоху Уложения производилось посредством раскаленного пятна, прикладываемого на щеку, а городовые сибирские клейма накладывались на спину. Такое же значение имело отчасти и отрезание ушей, как это видно из статьи 19 главы XXI Уложения, а впоследствии поротие ноздрей и рвание носа, хотя первоначально оно являлось как специальное наказание за употребление табака.

Членовредительные наказания, часто основанные на принципе талиона, включали отсечение руки (за кражу, должностной подлог, покушение на господина), урезание ушей, ноздрей и носов (за повторную татьбу, продажу табака), языка (за ложную присягу). Виновных в убийстве родителей разрывали клещами

- Болезненные наказания: Различалось 4 вида наказания кнутом: 1) простое; 2) нещадное и жестокое; 3) публичное на торгу, в торговые дни при многих людях; 4) имевшее последствием ссылку, иногда даже пожизненную.

Число ударов было значительно, так как, по свидетельству князя Щербатова, даже в XVIII веке кнут назначался без счету, иногда до 300 ударов и более.0 Убийцам известной любовницы Аракчеева Настасьи Минкиной было назначено одному 175, а другой, не достигшей 21 года, 125 ударов; так как, как указывал адмирал Мордвинов, для двадцати ударов потребен целый час, то при большом числе ударов наказание должно было длиться от восходящего до заходящего солнца, причем сменялось несколько палачей.0 Как велико было при этом физическое страдание, можно представить уже из того, что каждый удар пробивал кожу, которая отставала вместе с мясом, оттого смертельный исход наказания кнутом был явлением обычным. Иногда в приговоре прямо предписывалось: «забить до смерти».

Кроме кнута, как в Уложении, так и в актах того времени, встречаются и другие средства телесного наказания, например, прутья толщиною в мизинец, а позднее, в конце XVII века, плеть, но сам образ и порядок исполнения этого наказания не был определен законом, даже по большей части в законе не указывалось число ударов, различалось только наказание «простое» и «нещадное».

Битье батогом также бывало «простым» или «нещадным». Эта процедура называлась «правеж» и первоначально являлась средством принуждения к исполнению судебного решения по имущественным искам. Длительность правежа зависела от искомой суммы долга. На правеж ставился ответчик, либо его поручитель, либо зависимые от ответчика люди (крестьяне и холопы). Болезненные наказания явились первоначально, как альтернатива продажи (в случае несостоятельности) и уже потом получили самостоятельное значение. Они применяются ко всем преступлениям в сочетании с другими наказаниями (тюрьма, ссылка, изгнание).

- Смертная казнь. По Псковской Судной грамоте смертная казнь (без указания вида) назначалась за пять составов преступлений, по судебникам - в двенадцати случаях, по Уложению – в тридцати шести (но за счет расширения “жестоких и нещадных” наказаний – фактически в шестидесяти случаях). Она полагается за: богохульство и совращение в иную веру, все политические преступления и участие в них, составление фальшивых актов, фальшивомонетчество, умышленное убийство, неумышленное убийство в некоторых случаях (на государевом дворе, в присутствии суда), изнасилование, поджог. В месте с тем усложнились ее формы, из которых не все определены законом, но многие практикуются.

Наиболее распространенными видами смертной казни были повешение и отсечение головы. В документах XV в. упоминается утопление в реке. К квалифицированным видам смертной казни относились: четвертование, сожжение в срубе, железной клетке или открытом костре, копчение на медленном огне. Законодательно сожжение было закреплено Соборным Уложением и практиковалось до конца XVIII в. (по делам религиозным и к поджигателям).

В практике употреблялись, и другие формы из разряда простой (расстрел, отравление) и квалифицированной смертной казни (колесование, рассечение на части, перетирание тонкими веревками, посажение на кол, распятие на кресте). Уже в первой половине XVI в. в приговорах судов упоминается о таком виде казни, как залитие горла расплавленным металлом (фальшивомонетчикам). Уложение установило для женщин-мужеубийц особый вид казни – закапывание живой по горло в землю (обычно смерть наступала через два-три дня). “Лихие люди” подвергались казни независимо от состава совершенного ими преступления.

Приговоренный к смерти преступник сажался в особую избу на шесть недель для покаяния и потом подвергался казни (гл. XXI ст. 34. "А которые тати и разбойники доведутся казнити смертью, и их для покаяния посадити в тюрьме и в и(ы)збу на шесть недель, и как им отойдут урочные дни, и таких татей и разбойников казнити"). Приговоренный к смерти не имел права доноса; ему ни в чем не верили (гл. XXI ст. 93. "А на которых людей языки учнут говорить с первые и з другие пытки, а с третьие пытки тех языков доведется казнить, и те языки, идучи к казни, учнут с тех людей на кого они говорили, зговаривать, и тому их зговору не верить"). Беременная женщина не наказывалась и содержалась под стражей в тюрьме до рождения ребенка (гл. XXII ст.15 "А которая жонка приговорена, будет к смертной казни, а в те поры она будет беременна, и тоя жонки, покаместа она родит, смертно не казнити, а казнити ея в те поры, как она родит, а до тех мест держати ея в тюрьме, или за крепкими приставы, чтобы она не ушла") 0.

Необходимо отметить, что исполнители казней выбирались из вольных людей, содержались они правительством (гл. XXI ст. 96 “А в палачи на Москве прибирати из вольных людей, и быть им в палачах с поруками, и государево им жалование давать из Государевой казны из Разбойного приказу”), но тюрьмы строились и содержались на общественный счет.

2) Имущественные наказания были следующих видов: штраф, пеня, конфискация.

- Посягавшие на имущество, честь и здоровье частных лиц наказывались штрафом. Штрафы разных размеров и видов применялись Русской Правдой. Там они были компенсационной (за ущерб) мерой, а с XIV в. стали средством для искупления вины. Убытки истца возмещались из имущества преступника (татя, разбойника и их соучастников). Размеры платы за бесчестье были дифференцированы: было бесчестье простое, двойное и тройное. К этому добавлялась сложная шкала штрафных санкций за каждый вид телесного повреждения.

- Пеня, прежде означавшая то же, что и древняя продажа, делается самостоятельным видом наказания по уничтожению продажи и применяется главным образом к преступлениям против порядка государственного управления. Одинаковое значение с этим видом наказания имеет заповедь, то есть денежный штраф за проступки против полицейских распоряжений правительства (Глава XX. статьи 1-2).0 Другой вид заповеди – это добавочное денежное наказание за общие преступления.

- Конфискация – наиболее тяжелое имущественное наказание (“разграбление” по Русской Правде). Судебники ввели конфискацию в качестве дополнительного наказания для “лихих людей” и за злоупотребления по должности. Порядок конфискации регламентирован в Соборном Уложении: конфискации подвергалось как движимое, так и не движимое имущество, имущество жены политического преступника и его взрослого сына. Все поступало в государственную казну (судебники предусматривали передачу части конфискованного имущества судьям).

Соборное Уложение предусматривало конфискацию в отношении обвиненных в государственных преступлениях (Глава II, ст. 5)0, в разбое, укрывательстве разбойников, нарушении правил продажи табака, дезертирстве со службы.


    1. Система наказаний по Воинским Артикулам 1715 г.


По моему мнению, в этом периоде будет весьма целесообразно рассмотреть систему наказания и по Воинским Артикулам. Именно в этом законодательном акте закреплены многие новые для того времени виды наказаний.

Основной целью наказания по Артикулам являлось устрашение, что явствовало из специальных оговорок типа: «дабы через то страх подать и оных от таких непристойностей удержать». Устрашение сочеталось с публичностью наказаний. Казнь проводилась в людном месте, о ней предварительно объявлялось. Процедура казни превращалась в особый спектакль, где каждому была отведена определенная роль. Демонстративность казни характерна для эпохи абсолютизма: власть демонстрирует свое всесилие над индивидом, его телом. Верховная власть не признает автономной личности, для нее люди делятся на подданных, солдат, преступников и т.п. Она стремится регламентировать, определить, «установить порядок». Исполнение наказания в данном случае – только часть этих функций, ритуал осуществления власти.

Архаический элемент мести, возмездия становится дополнительным по отношению к устрашению. Преступнику отсекали орган, посредством которого он совершил преступные действия.

Изоляция, исключение из общества преступника становится определенно выраженной целью наказания. При этом предотвращается повторное совершение преступлений данным лицом, его вредоносное влияние на окружающих, а сам он используется для участия в принудительных (каторжных) работах. Труд преступников использовали при строительстве Санкт-Петербурга, гаваней, дорог, каналов, при работе в рудниках и мануфактурах.

Смертная казнь по Артикулам была предусмотрена в ста двадцати двух случаях, причем в шестидесяти двух из них – с обозначением вида. К простой смертной казни относились: отсечение головы (упоминалось 8 раз), повешение (33 раза) и расстрел (аркебузирование – 7 раз). К квалифицированным видам казни относились: четвертование (поочередно отсекались конечности, потом голова; иногда конечности отрывались щипцами - упоминалось 6 раз); колесование (по телу прокатывали окованное колесо, дробя тело – упоминалось в 5 случаях); закапывание в землю заживо (зарывали до плеч, осужденный умирал от жажды), залитие горла металлом, сожжение (на костре или в срубе – упоминалось 3 раза); повешение за ребро на железном крюке.

Телесные наказания подразделялись на членовредительные, клеймение и болезненные. К членовредительным относились: урезание языка или прожигание его каленым железом, отсечение руки или пальцев, отсечение носа и ушей, вырывание ноздрей. Клеймение заключалось в наложении каленым железом особых знаков на тело преступника (лоб, щеки, руки, спину). К болезненным наказаниям относились: битье кнутом (до 50 ударов и «нещадное»), батогами и плетью (число ударов не регламентировалось), «кошками», линьками, шпицрутенами (толстыми прутьями при прогоне через строй три, шесть или двенадцать раз, упоминалось в 39 случаях), розгами. К болезненным наказаниям относились также заковывание в железо, ношение на себе седла и ружья, посажение на деревянную лошадь, хождение босиком по деревянным кольям.

Каторжные работы назначались в виде ссылки на работу по строительству гаваней, крепостей, на работу в рудники и мануфактуры навечно или на определенный срок. К каторге приравнивалась ссылка на галеры гребцом.

Расширяется применение тюремного заключения, иногда сопровождающееся заковыванием в железо. Более мягкой формой заключения являлся арест у профоса (до двух недель).

Лишение чести и достоинства осуществлялось в виде позорящих наказаний и в виде особой процедуры – шельмования. Процедура шельмования включала следующие действия: имя преступника прибивалось к виселице, палач над коленопреклоненным преступником ломал шпагу, и его объявляли вором (шельмой). Преступник предавался церковной анафеме и объявлялся вне закона, отлучался от церкви и ее обрядов, отлучался от таинств, брака и возможности принесения присяги. Он фактически исключался из общества. Это наказание предусматривалось в 11 случаях. Близким к шельмованию видом наказания была политическая смерть, заключавшаяся в конфискации имущества, лишении чести, всех прав, состояния и службы.

К позорящим наказаниям относились: повешение за ноги после смерти, удар профоса по щеке, написание имени на виселице, раздевание женщин донага, положение тела на колесо.0



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В целом, на основании вышеизложенного в настоящей работе, можно сделать следующие выводы.

В российском законодательстве XVXVIII веков впервые были определены цели и задачи наказания, которые заключались в возмездии за содеянное, устрашении правонарушителя и народа, ограждении общества от преступника, предупреждении преступлений путем ликвидации субъекта, приведения его в физическую непригодность или возникновение у него страха перед наказанием. Законодатель пытался создать устрашающую совокупность наказаний, с помощью которых оградить интересы царствующего дома, державы, войска от разного рода посягательств. Интересы личности физические и экономические, отходили на второй план. Многие наказания были однородными, так как между ними практически не содержалось существенных различий (например, содержание в душной и грязной тюрьме через несколько месяцев приводило к смерти даже здоровых людей, что, в принципе, было равносильно смертной казни). Отсутствие элементарных правил и норм обращения с осужденными приводило к произволу со стороны лиц исполняющих наказание.

Смертная казнь в то время получает широкое применение. Она была предусмотрена за совершение большого спектра правонарушений. Зачастую уголовное наказание походило на расправу над осужденным, нежели на какое-либо государственное принуждение. При этом следует учесть, что сама по себе строгость уголовного закона в силу исторических причин не повлекла массовых казней во времена правления Петра Великого. В то время шло интенсивное строительство городов, страна участвовала в нескольких войнах, а смертные приговоры зачастую заменялись принудительным трудом на возведении всякого рода сооружений и гражданских объектах («извлечение выгод из преступника»). Устанавливая наказания, законодательство петровского периода, преследовало цели привлечение осужденных на многочисленные государственные стройки и т.д.

В законодательстве данного периода была предусмотрена возможность применения большого количества калечащих наказаний, уродовавших осужденных физически, а так же телесных наказаний. Много говорили о спасительном страхе, внушаемом тяжкими телесными наказаниями, всякая попытка их смягчения встречала крики ужаса за погибшую общественную безопасность.0 Но чем более падала вера в устрашительность розги, тем сильнее обрисовывался весь вред этого наказания с точки зрения пенитенциарной. Наказание тем ощутительнее, чем выше нравственный уровень наказываемого, так что для лиц, давно утративших сознание стыда и позора, репрессивная сила легких телесных наказаний сводится к нулю. Высеченный теряет способность сознавать позор - теряет сознание своего личного достоинства, а поднятие этого сознания составляет одну из задач правоохранительной деятельности государствам. Следует отметить, что уничтожение членовредительных наказаний завершилось Указом от 27 сентября 1801 г., отменившим пытку; как сказано в Указе: "чтобы само название пытки, стыд и укоризну человечеству наносящее, изглажено было навсегда из памяти народной".0

Однако уже в то время в законе появляются такие виды наказаний, которые в общих чертах напоминают цивилизованные формы уголовной репрессии (ссылка, изгнание со службы, публичное извинение, политическая смерть, тюремное заключение).

Все недостатки карательной системы государства были, в первую очередь, обусловлены эпохой становления российской империи, реформированием государства, заменой «стрелецкой» армии на регулярную, ломкой патриархального уклада жизни России. Дальнейшая история развития института уголовного наказания свидетельствует о постепенном смягчении как системы наказаний в целом, так и отдельных видов наказаний.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г.// Российская газета. – 1993. – 25 дек. (№237)

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: с изм. и доп.

Сборники документов

  1. Российское законодательство XXX веков: в 9 т. –М.: Юридическая литература, 1985 г. – Том 2. – 519 с.

  2. Российское законодательство XXX веков: в 9 т. –М.: Юридическая литература, 1988 г. – Том 3. – 511 с.

  3. Соборное Уложение 1649 года: текст и комментарии. – Л., 1987. – 360 с.

  4. Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. – М., 1997. – 468 с.

  5. Веселовский, С.Б. Владимир Гусев - составитель Судебника 1497 г. / С.Б. Веселовский //"Исторические записки".–1939. № 5

  6. Владимирский–Буданов, М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995.- 640с.

  7. Евреинов, Н. История телесных наказаний в России / Н. Евреинов. – СПб.: Издательство В.К. Ильинчика, 1913. – 214 с.

  8. Исаев, И.А. История государства и права России: Учебник для юридических вузов / И.А. Исаев.- 3-е изд. перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1996.- 526 с.

  9. Пресняков, А.Е. Образование Великорусского государства / А.Е. Пресняков. –М.: Богородский печатник, 1999.– 496 с.

  10. Рогов, В.А. Телесные наказания в русском праве периода становления и развития сословного представительства / В.А. Рогов // Сословно-представительные монархии: государственность-право-идеология. Сборник научных трудов.- М.:РИО ВЮЗИ, 1987.- 55–92 с.

  11. Сергеевский, Н.Д. Наказание в русском праве XVII века / Н.Д. Сергеевский.- СПб.: А.Ф. Цинзерлинг, 1887. – 314 с.

  12. Таганцев, Н.С. Курс уголовного права / Н.С. Таганцев.-С.-Петербург, 1902 г.-456 с.

  13. Тимофеев, А.Г. История телесных наказаний в русском праве / А.Г. Тимофеев.- 2-е изд., перераб. и доп. - СПб.: Тип. В. Безобразова и Комп., 1904. – 328 с.

  14. Фельдштейн, Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн.– Ярославль: Типография Губернского Правления, 1909 г. – 693 с.

Размещено на Allbest.ru


0 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63-ФЗ: с изм. и доп. Статья 43

0 Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г.// Российская газета. – 1993. – 25 дек. (№237)

0 Фельдштейн, Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн.– Ярославль: Типография Губернского Правления, 1909 г.- С. 268

0 Тимофеев, А.Г. История телесных наказаний в русском праве / А.Г. Тимофеев.- 2-е изд., перераб. и доп. - СПб.: Тип. В. Безобразова и Комп., 1904.. - С. 212

0 Фельдштейн, Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн.– Ярославль: Типография Губернского Правления, 1909 г.- С. 197.

0 Рогов, В.А. Телесные наказания в русском праве периода становления и развития сословного представительства / В.А. Рогов // Сословно-представительные монархии: государственность-право-идеология. Сборник научных трудов.- М.:РИО ВЮЗИ, 1987 - С. 91.

0 Там же. - С. 92.

0 Таганцев, Н.С. Курс уголовного права / Н.С. Таганцев.- С.-Петербург, 1902 г. - С. 534.

0 Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. – М., 1997.

0 Российское законодательство XXX веков: в 9 т. –М.: Юридическая литература, 1985 г. – Том 2. - С. 73.

0 Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. – М., 1997.

0 Пресняков, А.Е. Образование Великорусского государства / А.Е. Пресняков. –М.: Богородский печатник, 1999.– С. 393.

0 Веселовский, С.Б. Владимир Гусев - составитель Судебника 1497 г. / С.Б. Веселовский //"Исторические записки", 1939, № 5, С. 46.

0 Сергеевский, Н.Д. Наказание в русском праве XVII века / Н.Д. Сергеевский.- СПб.: А. Ф. Цинзерлинг, 1887. - С. 159.

0 Таганцев, Н.С. Курс уголовного права / Н.С. Таганцев .- С.-Петербург, 1902 г.- С. 632.

0 Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. – М., 1997.

0 Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. – М., 1997.

0 Соборное Уложение 1649 года: текст и комментарии. – Л., 1987.

0 Владимирский–Буданов, М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995.- С. 349

0 Соборное Уложение 1649 года: текст и комментарии. – Л., 1987.

0 Там же.

0 Соборное Уложение 1649 года: текст и комментарии. – Л., 1987.

0 Исаев, И.А. История государства и права России: Учебник для юридических вузов/ И.А. Исаев.- 3-е изд. перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1996. - С. 222.

0 Исаев, И.А. История государства и права России: Учебник для юридических вузов/ И.А. Исаев.- 3-е изд. перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1996. - С. 222.

0 Фельдштейн, Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн.– Ярославль: Типография Губернского Правления, 1909 г.- С. 108.

0 Фельдштейн, Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн.– Ярославль: Типография Губернского Правления, 1909 г.- С. 108.

0 Владимирский - Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. / М.Ф. Владимирский - Буданов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. С. 390.

0 Соборное Уложение 1649 года: текст и комментарии. – Л., 1987.

0 Соборное Уложение 1649 года: текст и комментарии. – Л., 1987.

0 Исаев, И.А. История государства и права России: учебное пособие / И. А. Исаев.- М.: Проспект, 2006. – С. 101.

0 Евреинов, Н. История телесных наказаний в России / Н. Евреинов. – СПб.: Издательство В.К. Ильинчика, 1913. - С. 35

0 Исаев, И.А. История государства и права России: Учебник для юридических вузов / И.А. Исаев.- 3-е изд. перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1996. – С. 446


Случайные файлы

Файл
29512.rtf
31565.rtf
10096.rtf
12765.rtf
recenziya.doc