Состояние услуг, как категории гражданского права на современном этапе (37124)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Санкт-Петербургский институт Внешнеэкономических связей, экономики и права

Юридический факультет












Курсовая работа

По предмету «Гражданское право»

«Состояние услуг как категории гражданского права на современном этапе»



Выполнила: Абрамян Г.








г. Ереван 2008 г.



Содержание


Введение

1. Услуги как объект гражданских прав

1.1 Понятие услуг, их характеристика и свойства

1.2 Отличие услуг от работы

2. Правовой режим услуг как объекта гражданских прав

2.1 Правовой режим услуг

2.2 Правовые проблемы и пути их решения

Заключение

Список литературы



Введение


Для курсовой работы была выбрана тема «Услуги как объект гражданских прав», так как считаю эта тема интересна и достойна внимания. В современном развивающемся мире ни одно государство, ни один человек не может обойтись без услуг.

В настоящее время тема развития и совершенствования услуг, их правовой базы обсуждается на мировом уровне. И в нашем отдельно взятом государстве этому аспекту жизни уделяется большое внимание.

Изменения в экономическом обороте, происходящие в последние годы в нашей стране, привели к существенному обновлению российского гражданского права. В правотворческой деятельности уделяется большое внимание категории услуг, в гражданском законодательстве появляются новые виды договоров об оказании услуг, ранее неизвестные отечественному правопорядку. Проявление аналогичной тенденции отмечается исследователями в зарубежных государствах, где в настоящее время стремительно растет доля услуг в имущественном обороте, вытесняя торговлю материальными вещами и технологией1.

Изучение услуг как объекта гражданских прав может проходить по двум направлениям. В одном случае возможно выявление общих, характерных черт услуг и конструирование общего понятия услуги из анализа системы всех существующих в настоящий момент в данной правовой системе поименованных договоров на оказание услуг, а также определения специфики и влияния элементов основных (самостоятельных) договоров в обязательствах по оказанию услуг, вытекающих из смешанных договоров. Опасность, которая подстерегает исследователя на этом пути, связана с огромным разнообразием отдельных видов услуг и соответствующих договорных моделей, в множестве которых сложно выявить какие-либо сущностные черты, одинаково применимые ко всем услугам. Другой путь возможного исследования и конструирования общего понятия услуг ориентирован на анализ доктринальных и позитивно-правовых построений, преимущественно посвященных общим вопросам обязательств по оказанию услуг, которые не растворяются в отдельных договорных видах. Очевидно, что в рамках заявленной темы второй из указанных ранее вариантов представляется наиболее адекватным для использования в настоящем исследовании и методологически более верным.

При написании данной курсовой работы использовались многие источники. Главными среди них, конечно же, являются нормативно-правовые акты (нормативно-правовая база). Среди основных нормативных источников особое значение имеют: Конституция РФ и Гражданский Кодекс (часть первая и вторая), так же при написании работы использовались нормативный акты, непосредственно относящиеся к рассматриваемой теме. Так же хочется отметить, что в работе можно будет увидеть фамилии многих известных ученых-цивилистов, в чьих работах не раз исследовались проблемы заявленной темы. Это работы таких ученых, как Кванина В.В., Шкатулла В.И., Сырых В.М.. Надо отметить, что это далеко не все ученые, занимавшиеся изучением услуг как объекта гражданских прав. Фамилии других не менее знаменитых ученых можно будет видеть на протяжении всей работы.

Целью данной работы является показать состояние услуг как категории гражданского права в данный момент, а также перспективы развития.

Отдельно хочется сказать о структуре работы. Работа состоит из двух глав, каждая из которых включает в себя по два параграфа. В первой главе содержится общая характеристика услуг как объекта гражданских прав, а также отличие услуг от работ. Во второй же части показаны особенности правового режима услуг, а так же отдельно рассмотрены проблемы правового регулирования услуг.


1. Услуги как объект гражданских прав


1.1 Понятие услуг, их характеристика и свойства


В последнее время в гражданском законодательстве появились новые виды договоров об оказании услуг, ранее неизвестные отечественной правовой системе. Аналогичная тенденция прослеживается и в зарубежных государствах, где стремительно растет доля услуг в имущественном обороте, вытесняя торговлю материальными вещами и технологией. Вместе с тем понятие "услуга" в российском праве имеет довольно размытые границы, толкуется учеными и практиками по-разному и обладает множеством смысловых оттенков.

Статья 128 ГК РФ закрепляет услуги в качестве объекта гражданских прав. Исходя из лексического толкования статьи, можно прийти к заключению, что работы и услуги составляют самостоятельную группу объектов гражданских прав наравне с имуществом, включающим в себя деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, и другими группами объектов. Таким образом, понятие "имущество" не охватывает собой работы и услуги, хотя договоры на оказание услуг относят к имущественным договорам.

В большинстве статей ГК услуга фигурирует в качестве объекта правоотношений, а точнее – как объект обязательства.

Согласно классическому определению обязательство есть правовая связь (правоотношение), в силу которой одно лицо (кредитор) имеет право требования, а другое лицо (должник) обязано совершить определенное действие или воздержаться от определенного поведения. Таким образом, обязательство сводится к правам и обязанностям сторон (содержание) и к тому, на что направлены эти права и обязанности (объект).

Как видно из определения, объект обязательства может выступать в двух формах: активной (собственно действие) и пассивной (воздержание от действий). Услуги относятся только к первой. Однако сказать, что услуга - это действие, значит сказать очень мало. Очевидно, она является специфическим действием. Следовательно, чтобы определить ее сущность, необходимо указать признаки этого действия, отделить его от действий другого вида.

Более высокий уровень поведения по отношению к действию - это операция. "Операция представляет собой комплекс действий, ориентированных на решение определенной задачи" (Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 13). Совокупность действий, последовательно сменяющих или дополняющих друг друга, - вот поведенческая характеристика услуги.

В то же время "действие", составляющее объект любого обязательства, совершаемого в активной форме, - операция, исполнения которой вправе требовать кредитор. Процесс систематического выполнения сходных услуг лицом, их оказывающим, образует деятельность исполнителя. Цель - систематическое получение доходов или иного личного удовлетворения. В отдельных случаях услугой может являться не только операция, но и деятельность. Подобная характеристика присуща долговременным и однообразным по содержанию услугам. Однако, по общему правилу, они выступают в имущественном обороте в качестве обособленных во временном отношении операций. Услуга характеризуется также рядом других свойств. Она, будучи объектом гражданских прав, гражданско-правовых сделок, должна отвечать требованиям фактической и юридической осуществимости.

По общему правилу услуга не имеет вещественного результата, как операция обладает свойством неосязаемости и этим кардинально отличается от наиболее распространенных объектов гражданских прав - вещей. Услуга проявляется в ее эффекте, который воспринимается зачастую на уровне чувств. Тут же проявляется другое ее свойство - трудность обособления и неотделимость от источника. Товар же, вещь может существовать отдельно от своего источника, т.е. производителя.

Любая услуга оказывается человеком. Когда определенная часть деятельности выполняется машиной, можно, казалось бы, говорить, что эффект услуги исходит от машины. Однако и в этом случае услуга неотделима от источника, она - определенный этап функционирования механизма, а как можно обособить деятельность от исполнителя? Раз услуга всегда выступает в "привязке" к конкретному человеку, а совершенно похожих людей не бывает, то свойство неотделимости порождает специфическую черту услуг - их эксклюзивность. Нормы права, регулирующие договоры на оказание тех или иных услуг, содержат обобщенные модели отдельных типов (видов) договоров. Услуга, оказываемая конкретным человеком или сообществом, индивидуализируется, становится в известной мере уникальной, эксклюзивной, хотя и продолжает относиться к конкретному виду деятельности.

Еще одно свойство услуги - синхронность оказания и получения. Получение (принятие) ее заказчиком и процесс оказания услуги исполнителем идут одновременно. При этом только эффект услуги может сохраняться какое-то, возможно непродолжительное, время. Трудно представить ситуацию, при которой услуга будет оказываться в одно время, а приниматься - в другое. Принять услугу до того момента, пока не начат процесс ее оказания, невозможно. Принять услугу после того, как она оказана, также не представляется возможным. Допустимо получение в отдельных случаях эффекта от услуги по истечении некоторого периода времени с момента завершения процесса ее оказания. Из указанного вытекает свойство несохраняемости услуг.

Свойство синхронности оказания и получения услуги в соединении с ее несохраняемостью можно объединить термином "моментальная потребляемость услуг". Такое свойство известно законодателю, иначе как можно объяснить включение в п. 2 ст. 167 ГК, посвященной последствиям недействительности сделок, правила, по которому при двусторонней реституции сторона, которой была оказана услуга по недействительной сделке, обязана возместить другой стороне ее стоимость в деньгах.

Все отмеченное приводит к выявлению одного из главных свойств услуги - неустойчивости ее качества. Качество - это то, что нельзя исчислить. Оно проявляется в особенностях, специфических чертах явления, и уровень качества есть ряд свойств, делающих явление ценным, значимым. Следовательно, уровень качества должен определяться набором признаков выполняемой операции. Здесь возникает сложность - как определить те признаки и требования, которым должна отвечать операция, чтобы быть доброкачественной услугой? Чаще всего определение происходит через сроки, соотношение себестоимости и конечной цены, количество обслуженных предметов, т.е. через количественные показатели.

Качество отдельных видов услуг можно определять методами экспертной и социологической оценки. Приемлема также оценка мастерства исполнителя, технологической дисциплины (соблюдение последовательности), завершенности операции (достигнута ли ее цель), качества обслуживания для потребительских услуг (этика общения, создание комфортной обстановки для потребителей, заказчиков услуг, учет их запросов).

Сложность определения критериев качества связана также с тем, что качество услуг неустойчиво, а потому в гражданском праве обычно устанавливаются нормы о том, что не должен совершать исполнитель услуг, в связи с чем в подзаконных актах закрепляются либо формальные критерии определения качества, либо употребляются юридические конструкции, в основе которых лежит негативное обязывание.

Вопрос о выделении эффективной, результативной деятельности затрагивает такую проблему: как отделить результат, получаемый от услуги, от результата работы. Вообще как разграничить услуги и работы? Различие между ними зафиксировано еще в римском праве. Работы принято отделять от услуг по критерию предоставления овеществленного результата: подрядчик, лицо, выполняющее работу, обязан не только осуществить предусмотренную соглашением сторон деятельность, но и сдать заказчику материальный результат. В то же время исполнитель услуг выполняет только определенную деятельность и не обязан предоставлять какой-либо вещественный результат. Разграничение по указанному признаку является, пожалуй, единственным бесспорным в цивилистической доктрине, которое нашло отражение в ГК. Лицо, выполняющее работу, обязано произвести спецификацию и сдать результат заказчику (п. 1 ст. 702 ГК). При недостижении результата работа не считается исполненной. Заказчик не вправе вмешиваться в деятельность лица, выполняющего работу (п. 1 ст. 715 ГК). Иначе говоря, заказчика интересует только доброкачественный результат.

Услуга же сводится к совершению ряда действий или осуществлению определенной деятельности (п. 1 ст. 779 ГК). Безусловно будет достигнут определенный результат, но не в форме вновь созданной или обработанной вещи. В данном случае, представляется, правильнее говорить об эффекте услуги, который можно воспринимать, в отдельных случаях - наблюдать, но не получать как вещь.

Поскольку для заказчика услуги важна операция, он может вмешиваться в осуществление деятельности исполнителя, чего нет в работах. Потребителю необходим эффект от услуги. Но существует немало договоров по оказанию услуг, в которых недостижение эффекта не влияет на исполнение обязательства. Таковы комиссия, поручение, оказание юридических, образовательных, медицинских услуг. Их стороны могут только желать достижения эффекта, а будет он достигнут или нет - от их воли зачастую не зависит. Исключение составляют услуги по перевозке, исполнение которых связывается с достижением нематериализованного эффекта - перемещением из одной точки пространства в другую предметов или людей.

Обособление услуг по указанному критерию им не исчерпывается. Напротив, требуется дальнейшая разработка, чтобы определить критерии разграничения договоров подряда и договоров по оказанию услуг. Услуги, сгруппированные по признаку отсутствия вещественного результата, можно условно обозначить как "чистые услуги". К ним относятся: перевозки, транспортная экспедиция, договор банковского счета, хранение, поручение, комиссия, агентирование, лечебно-профилактические и многие медицинские услуги, услуги в области культуры и образования, туристские, аудиторские, консультационные, информационные, ветеринарные услуги, услуги связи, доверительное управление имуществом.

С одной стороны, недопустимо причислять какие-либо разновидности работ к услугам, с другой - в практике существует ряд договоров на выполнение таких операций, которые с некоторой оговоркой могут быть отнесены к услугам.

Работа – это, как правило, необратимая либо трудно обратимая спецификация. Другое дело, спецификация обратимая. Работа характеризуется достижением вещественного результата, в обратимой спецификации он фактически есть, т.е. формально это работа. Однако если ее результат может легко (быстро) исчезнуть или тем более объект может вернуться к первоначальному состоянию, существовавшему до переработки или изготовления, то будет ли операция, совершенная для достижения такого результата, полноценной работой? Речь не идет о каких-то случайных исключениях, казуистике, - таковы услуги салонов красоты, парикмахерских и т.п. Результат этих "работ" начинает уничтожаться сразу же после их производства. Поэтому из-за специфической "дефектности" результата данные операции можно отнести к услугам. Основополагающим критерием, позволяющим произвести некоторое обособление названных услуг, является достижение неустойчивого вещественного результата. В силу его слабой сохранности подобная деятельность может быть отнесена к услугам.

Сюда же примыкают договоры по выполнению ремонтных работ. Из двух легальных признаков работы (п. 1 ст. 703 ГК): изготовление и переработка (обработка), к ремонту относится последняя. На ремонт зданий и помещений распространяются положения о строительном подряде (ст. ст. 740 - 757 ГК).

Однако деятельность по ремонту оборудования, бытовой техники, инструментов, ювелирных изделий можно отнести к оказанию услуг. Аргументация - примерно та же, что в случае с обратимой спецификацией. Фактически производство такого ремонта имеет материальный результат, формально это работа, но результат этот не совместим и не соизмерим с результатом спецификации, он зачастую столь незначителен, что с большим трудом можно говорить о переработке или обработке. В таком случае эти операции могут иметь два режима правового регулирования: один как работы, второй как услуги. Применение того или иного режима зависит от превалирования модели работы или "чистой услуги" в конкретной операции.

Подводя итог, можно сказать, что наряду с "чистыми услугами" выделяются "так называемые услуги", поскольку четкого термина для подобных услуг – полуработ цивилистика не выработала. В "так называемых услугах" можно увидеть, за редким исключением, все свойства, характерные для "чистых услуг". Поскольку при оказании первых вещественный результат неустойчив, для них является типичным отсутствие признака неосязаемости, а в некоторых случаях – моментальной потребляемости.

Договоры по оказанию "так называемых услуг" опосредуют поддержание известного качественного состояния вещей, а также внешнего вида людей или животных. Качественный уровень может изменяться, но данные услуги способствуют сохранению или восстановлению некоего усредненного качества. Оценка его в большинстве случаев субъективна, поэтому о сдаче законченного вещественного результата в соответствии с четкими требованиями нормативных актов говорить не приходится. Договоры на оказание таких услуг распространены в потребительской сфере. Все они возмездные, отличаются указанной выше спецификой, не позволяющей отнести их исключительно к работам, и характеризуются повышенной ответственностью исполнителя.

Вместе с указанными группами операций - услуг можно выделить еще одну. Это услуги из смешанных договоров. Их специфический признак: услуги оказываются на основе договора, включающего элементы различных договоров. Легальное определение смешанного договора приводится в п. 3 ст. 421 ГК.

Смешанный договор, если нет законодательного запрета, допускает применение к нему норм, регулирующих различные виды (типы) договоров. Объем правового регулирования соотносится с величиной влияния элемента или модели "чистого", поименованного договора на смешанный.

Раз объект обязательства из смешанного договора един, то в нем, наряду с операцией - услугой, могут содержаться действия, связанные с передачей имущества в собственность (медицинские услуги по протезированию) или в пользование. Объект подобных обязательств можно назвать комплекс - объектом, а обязательства относительно него могут одновременно относиться как к обязательствам по оказанию услуг, так и к другим группам обязательств.

Чем больший объем в объекте обязательства из смешанного договора занимает услуга, тем легче назвать соответствующее действие - объект обязательства услугой.

Специфической особенностью услуг, оказываемых из смешанных договоров, является возможность возникновения устойчивого овеществленного результата, что следует из самой природы смешанного договора, поскольку объект обязательств из подобных договоров может включать в себя действия, направленные на изготовление или переработку вещи. Появление овеществленного результата из смешанного договора, по которому среди прочего оказываются услуги, не приводит к смешению работ и услуг: законченный результат здесь есть следствие работы. Если выполняемые услуги и способствовали его появлению, то он, тем не менее, возникает не напрямую из услуг.


1.2 Отличие услуг от работы


В научной литературе непрерывно ведутся дискуссии о том, какова природа понятий "работы", "услуги", в чем их сходство и различие и как законодатель должен отражать их специфику в целях урегулирования соответствующих отношений. С принятием нового Гражданского кодекса РФ интерес к данной проблеме не ослаб, а, наоборот, усилился. И связано это, наряду с общими причинами, с важностью данных категорий, а также с тем, что в Кодексе была сформирована специальная Глава 39 "Возмездное оказание услуг". В этой главе приведен лишь примерный перечень услуг, в связи с чем наметившаяся тенденция к расширению этого перечня должна сопровождаться оценкой природы данного института в целом в сопоставлении с другими смежными институтами.

Законодатель включил в число объектов гражданских прав работы и услуги (ст. 128 ГК). Термины "работы", "услуги" использованы в Кодексе в целом ряде глав и норм (ст. ст. 1, 2, гл. гл. 37 - 39 и др.). Тем не менее, в самих законодательных актах определение данных понятий отсутствует, в связи с чем приходится использовать метод филологического толкования для установления их научного значения и смысла.

Филологически понятие "работы" толкуется многозначно. Одно из толкований исходит из смыслового поля: занятие, труд, деятельность2. Взятое в этом значении понятие "работы" охватывает, включает в себя все виды предметно-практической деятельности, в том числе и услуги.

При определении услуг акцент делается на то, что это действие, приносящее пользу, помощь другому3. Ясно, что в подобном контексте данные понятия связаны между собой так, что полезная для другого услуга выступает частным случаем (обратной стороной) работы. Если же речь идет о договорных работах и услугах, то есть тех, которые производятся и оказываются для других лиц - заказчиков, то, по мнению М. И. Брагинского, различие между понятиями "работа" и "услуга" не прослеживается и само их разграничение оказывается в значительной мере бесперспективным. Но, тем не менее, в гражданском законодательстве применяются они в разных значениях и с разным смыслом. В силу многозначности их содержания законодатель воспользовался этим при регулировании всего многообразия общественных отношений, которые складываются при выполнении работ и оказании услуг. Взятые в таком значении, они предстают теперь уже разными понятиями. И здесь важно учесть то обстоятельство, что упоминаемые в ст. 128 ГК РФ работы и услуги как объекты гражданских прав должны охватывать все возможные виды работ и услуг, опосредуемые законодательством. Для выполнения такой нагрузки соответствующие понятия должны иметь в известной мере общий (абстрактный) характер.

Понятием "работы" охватываются все виды подрядных работ, в том числе и деятельность, осуществляемая по договорам на выполнение проектных и изыскательских работ (гл. 37 ГК) и по договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (гл. 38 ГК). Понятие услуг включает в себя также транспортные услуги, экспедиционные услуги (гл. гл. 40, 41 ГК), возмездное оказание услуг (гл. 39 ГК). Однако, к этой группе не следует относить услуги, связанные с займом, кредитованием, банковскими операциями, комиссионной торговлей, хранением, поручением, страхованием и др., так как объекты, по поводу которых они формируются, в ст. 128 ГК уже указаны. Это могут быть вещи, деньги, иное имущество, имущественные права, ценные бумаги.

Особенность подрядной деятельности заключается в том, что ее результатом является имущество, могущее обращаться на рынке товаров (исключая объекты, изъятые из гражданского оборота). Поэтому на первый взгляд могло бы показаться, что законодатель, относя в ст. 128 ГК работы к объектам гражданских прав, допустил некоторую избыточность. Действительно, результаты работ рассматриваются как вещи, а они-то уж прочно и навсегда "прописаны" в законе как объекты гражданских прав. Однако, подобные колебания беспочвенны. Без понятия "работы" нельзя представить развивающийся объект подрядных отношений и, следовательно, саму подрядную деятельность. По характеру правового регулирования она существенно отличается от купли-продажи готовых товаров. Поэтому именно "работы" как "созидательную" стадию в развивающемся объекте подрядного отношения законодатель и выделил в качестве объекта гражданских прав.

Подобный объект характерен также для проектно-изыскательских, научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, хотя эти виды деятельности и имеют определенные особенности. Речь идет о том, что начальная, промежуточная и конечная стадии развития объекта имеют идеальную форму. Задание заказчика, исполнение задания и передаваемая заказчику документация (проектная, технологическая, конструкторская, отчет о НИР и т.п.) есть не что иное, как новое знание, информация, которые могут впоследствии найти то или иное воплощение в конкретном материальном объекте. Результатом данных работ является идеальный объект, выраженный с помощью определенных знаковых систем (языковых, графических и т.п.) на материальном носителе и способный обращаться как товар. Товарные качества таковой объект приобретает не потому, что информация зафиксирована на определенном носителе, а потому, что она обладает стоимостью. Овеществленный результат подрядных работ, как и всякий товар, одновременно имеет и стоимость, и потребительную стоимость, тогда как идеальный результат (интеллектуальный продукт) обладает лишь стоимостью. Овеществленный результат образуется лишь вследствие практического воплощения, освоения интеллектуального продукта. Важно подчеркнуть, что овеществленный и идеальный результаты вышеназванной деятельности в принципе имеют самостоятельный оборот на рынке товаров.

Все сказанное позволяет рассматривать "работы" именно как имущественные объекты гражданских прав. Имущественную характеристику они приобретают вследствие товарности их результатов, способных становиться предметом (объектом) купли-продажи и иных сделок.

К объектам гражданских прав согласно ст. 128 ГК отнесены также услуги: транспортные, экспедиционные, иные (возмездное оказание услуг). Особенностью транспортных и экспедиционных услуг как объектов гражданских прав является оказание их в сфере предметно-практической деятельности при отсутствии результата в виде вещи, товара, пригодного к продаже. Не создавая нового вещного результата, транспортная услуга, тем не менее, имеет своим следствием некоторые изменения в вещно-предметном мире: грузы, пассажиры, почта и багаж перемещаются в пространстве. Потребительная стоимость услуги определяется ее ценностью для грузовладельца, пассажира, отправителя почты и багажа. Стоимость же подобной услуги проявляется в затратах общественно необходимого труда на перевозку (экспедирование) соответствующих объектов. Величину стоимости возможно установить на основе транспортных тарифов, цен на транспортно-экспедиционное обслуживание. При грузовых перевозках стоимость находит прямое выражение в повышении цены перевозимых товаров. Наличие стоимости и потребительной стоимости услуги позволяет, на наш взгляд, относить услуги, как и работы, к имущественной группе объектов гражданских прав.

Как справедливо отмечает Д. Степанов, по общему правилу услуга не имеет вещественного результата, как операция обладает свойством неосязаемости и этим кардинально отличается от наиболее распространенных объектов гражданских прав - вещей. Услуга проявляется в ее эффекте, который воспринимается зачастую на уровне чувств. Тут же проявляется другое ее свойство - трудность обособления и неотделимость от источника. Товар же, вещь может существовать отдельно от своего источника, т.е. производителя.

Еще одно свойство услуги - синхронность оказания и получения. Получение (принятие) ее заказчиком и процесс оказания услуги исполнителем обычно совмещены во времени. При этом только эффект услуги может сохраняться какое-то, возможно непродолжительное, время. Трудно представить ситуацию, при которой услуга будет оказываться в одно время, а приниматься - в другое. Принять услугу до того момента, пока не начат процесс ее оказания, невозможно. Принять услугу после того, как она оказана, также не представляется возможным. Допустимо получение в отдельных случаях эффекта от услуги по истечении некоторого периода времени с момента завершения процесса ее оказания. Из указанного вытекает свойство несохраняемости услуг.

Свойство синхронности оказания и получения услуги в соединении с ее несохраняемостью можно объединить термином "моментальная потребляемость услуг". Такое свойство известно законодателю, иначе как можно объяснить включение в п. 2 ст. 167 ГК, посвященной последствиям недействительности сделок, правила, по которому при двусторонней реституции сторона, которой была оказана услуга по недействительной сделке, обязана возместить другой стороне ее стоимость в деньгах. Все отмеченное приводит к выявлению одного из главных свойств услуги - неустойчивости ее качества4.

Исходя из всего вышеизложенного – как отличить результат деятельности, полученный от услуги от результата работы и как разграничить услуги и работы?

Различие между ними следующее:

  • подрядчик, лицо, выполняющее работу, обязан не только осуществить предусмотренную соглашением сторон деятельность, но и сдать заказчику материальный результат;

  • исполнитель услуг выполняет только определенную деятельность и не обязан предоставлять какой-либо вещественный результат.

Разграничение по указанному признаку является, бесспорным, единственным и отражается в ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 ГК РФ установлено, что лицо, которое выполняет работу, обязано произвести спецификацию и сдать результат заказчику. При не достижении результата работа не считается исполненной. На основании пункта 1 статьи 715 ГК РФ заказчик не вправе вмешиваться в деятельность лица, выполняющего работу, его интересует доброкачественный результат. Услуга же сводится к совершению ряда действий или осуществлению определенной деятельности (п.1 ст.779 ГК). Так же будет определенный результат от услуги, но не в форме вновь созданной или обработанной вещи. Можно говорить об эффекте услуги, который можно воспринимать, в отдельных случаях - наблюдать, но не получать как вещь.

Поскольку для заказчика услуги важна операция, он может вмешиваться в осуществление деятельности исполнителя, чего нет в работах. Потребителю необходим эффект от услуги. Но существует немало договоров по оказанию услуг, в которых не достижение эффекта не влияет на исполнение обязательства (комиссия, поручение, оказание юридических, образовательных, медицинских услуг). Их стороны могут только желать достижения эффекта, а будет, достигнут он или нет - от их воли зачастую не зависит. Исключение составляют услуги по перевозке, исполнение которых связывается с достижением не материализованного эффекта – перемещением из одной точки пространства в другую предметов или людей.

Работа же характеризуется достижением вещественного результата.


2. Правовой режим услуг как объекта гражданских прав


2.1 Правовой режим услуг

услуга гражданское право

В гл. 6 "Общие положения" ГК РФ сосредоточены те правила о том или ином благе, которые имеют правовое значение для различных по своей правовой природе правоотношений. Например, деление вещей на недвижимые и движимые, закрепленное в ст. 130 ГК РФ, порождает определенные правовые последствия в правоотношениях собственности, купли-продажи, аренды, ренты, подряда и др.

В связи с этим цель закрепления в ГК РФ правил об объектах гражданских прав видится в установлении определенного правового режима в отношении конкретных благ, на что справедливо указывается в цивилистической литературе.

"Правовой режим" – довольно универсальный термин. В разных отраслях права он используется в отношении различных правовых явлений: режима наибольшего благоприятствования, таможенного режима, колонии общего режима, режима труда и отдыха и т.д. В юридических словарях термин "правовой режим" определяется, как правило, через совокупность правовых норм.

В гражданском праве данный термин чаще всего употребляется применительно к объектам гражданских прав: правовому режиму недвижимости, правовому режиму имущества супругов и т.д. Цель закрепления особых правил в отношении объектов гражданских прав может быть раскрыта через семантическое значение слова "режим": "установленный порядок чего-то", т.е. правовой режим объекта – это порядок его использования, определенный правовыми нормами.

Таким образом, под правовым режимом конкретного объекта гражданских прав понимается совокупность правовых норм, устанавливающих порядок использования этого блага для участников гражданских правоотношений.

Представляется, что порядок использования блага не может ограничиваться только "возможностью или невозможностью совершения с ними определенных действий (сделок), влекущих известный юридический (гражданско-правовой) результат". Порядок использования, кроме юридических действий (сделок), может включать в себя совершение и действий фактического характера, имеющих определенное правовое значение.

Правила в отношении конкретного блага устанавливаются исходя из свойств самого блага, которым придается правовое значение. Следовательно, правовой режим конкретного блага составляют только те нормы, в которых установлены определенные юридические последствия в зависимости от юридически значимых свойств того или иного блага.

Структура правового режима конкретного блага может быть определена и по аналогии со структурой норм об объектах гражданских прав в ГК РФ. В гл. 6 ГК РФ устанавливается общий правовой режим для отдельных благ безотносительно к видам правоотношения, в которых они могут участвовать. Специальный правовой режим этих благ определяется нормами, содержащимися в различных главах ГК РФ, посвященных конкретным видам гражданских правоотношений. Соответственно, в правовом режиме любого блага, признанного объектом гражданских прав, можно выделить общий и специальный правовой режим. При этом как общий, так и специальный правовой режим составляют нормы, содержащиеся не только в ГК РФ, но и в других законах и иных правовых актах.

По этому принципу может быть выстроен и правовой режим услуги. Формирование общего правового режима услуг видится в качестве первоочередной задачи цивилистов, так как только на его базе могут разрабатываться специальные режимы для отдельных видов услуг, нуждающихся в особом правовом регулировании.

В действующем законодательстве наиболее общие положения об услугах сконцентрированы в гл. 39 ГК РФ "Возмездное оказание услуг". Однако действие норм, содержащихся в ней, распространяется не на все виды услуг, а только на те, которые не получили специального регулирования в рамках отдельных глав ГК РФ. Представляется, что правила, составляющие общий правовой режим услуг, должны быть закреплены в подразд. 3 "Объекты гражданских прав" разд. I ч. 1 ГК РФ.

В первую очередь требуется закрепить определение услуг: услугами признаются действия услугодателя по сохранению или изменению состояния невещественных благ (имущественных прав, информации, нематериальных благ), совершаемые в пользу услугополучателя.

Для формирования общего правового режима услуг принципиальное значение имеет вопрос об их результате. Представляется, что любые услуги направлены на получение некоего результата. Суть этого действия, как было обосновано выше, заключается преимущественно в изменении состояния того невещественного блага, которое является объектом воздействия. Следовательно, результат данного действия выражается в фиксации измененного состояния. Способ и форма фиксации зависят от вида услуги. Допускается, в частности, и наличие отделимого результата услуг, например, документа или иного носителя информации.

Результатом услуги можно признать выраженное в том или ином виде сохраненное или измененное состояние невещественного блага, достигнутое в процессе оказания соответствующей услуги. При этом результат услуг, как правило, нематериален (невещественен) по своей природе.

Признание невещественности результата услуг не противоречит ранее сделанному выводу о том, что наличие или отсутствие овеществленного результата не может признаваться приемлемым критерием разграничения работ и услуг. Данный признак вторичен по отношению к предлагаемому в данной работе критерию – невещественности объекта воздействия при оказании услуг, так как вытекает из последнего.

При характеристике услуг в качестве одного из их признаков в литературе указывается на негарантированность их результата.

Возмездность признается одним из важнейших признаков услуги, получившим закрепление в действующем гражданском законодательстве (гл. 39 ГК РФ "Возмездное оказание услуг"). Большинство современных цивилистов считает принципиально невозможным существование безвозмездных обязательств об оказании услуг, хотя договор поручения, в частности, может быть и безвозмездным.

В действующем законодательстве не предусматривается возможность требования исполнения в натуре даже возмездного обязательства об оказании услуг. Исполнитель вправе в одностороннем порядке отказаться от его исполнения, полностью возместив заказчику убытки (п. 2 ст. 782 ГК РФ). Закрепление в нормах о возмездном оказании услуг права услугодателя на односторонний отказ от исполнения обязательства имеет принципиальное значение, так как, по справедливому утверждению М.И. Брагинского, "среди мер, предназначенных специально для обеспечения реального исполнения, можно назвать, прежде всего, общее правило о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств". Представляется, что, устанавливая для исполнителя (услугодателя) возможность в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства, законодатель сознательно, в качестве исключения из общего правила, лишил заказчика (услугополучателя) права требовать реального исполнения обязательства возмездного оказания услуг. Следовательно, применение ст. 577 ГК РФ противоречило бы самой сущности обязательства об оказании услуг.

Активно обсуждается в литературе вопрос о возмездности услуг, оказываемых государственными (муниципальными) учреждениями гражданам бесплатно. Речь идет преимущественно о медицинских и образовательных услугах. А.В. Тихомиров настаивает на универсально возмездном характере медицинских услуг: "...подзаконные нормативные акты выделяют платные медицинские услуги, предполагая порядок непосредственной их оплаты. В остальных же случаях медицинские услуги являются бесплатными для населения, но возмездными для медицинского учреждения, их оказывающего". Согласен с ним и В.А. Белов, отмечая, что "медицинская организация получает плату за оказанные ею услуги. Другое дело, что деньги поступают не непосредственно от пациента, а от страховой организации".

В ст. 423 ГК РФ "Возмездный и безвозмездный договоры" не содержится указания на то, от кого именно должна поступить плата или иное встречное предоставление. Поэтому предлагаемое А.В. Тихомировым и В.А. Беловым понимание возмездности не противоречит буквальному толкованию нормы ст. 423 ГК РФ. Однако оно противоречит доктринальному толкованию. Большинство цивилистов при определении возмездности указывает, что обязанность по встречному предоставлению возлагается на контрагента по договору.

Признание бесплатных медицинских и образовательных услуг возмездными само по себе не решает проблемы отнесения их к сфере гражданско-правового регулирования. Так, Д.В. Мурзин квалифицирует бесплатные медицинские и образовательные услуги как возмездные, но при этом указывает, что их возмездность обеспечивается посредством налогового механизма. Поэтому он считает, что "эти сферы должны, соответственно, относиться не к частному, а публичному праву (возможно, эти услуги могло бы вобрать в себя право социального обеспечения)".

Полагаю, что включение таких услуг в предмет гражданско-правового регулирования не может зависеть только от формального признака - их возмездности. Более логична и последовательна позиция тех авторов, которые относят или не относят правоотношения по оказанию медицинских или образовательных услуг к гражданско-правовым независимо от их возмездности. Аргументы в пользу гражданско-правового регулирования отношений по оказанию медицинских и образовательных услуг были высказаны в предыдущей главе, поэтому здесь остается лишь отметить принципиальную возможность гражданско-правового регулирования не только возмездных, но и безвозмездных медицинских и образовательных услуг.

Следовательно, возмездность не может быть признана существенным признаком услуги как объекта гражданских прав. В предмет гражданско-правового регулирования подлежат включению не только возмездные отношения по оказанию услуг, но и безвозмездные.

Разнообразие услуг обусловливает существование двух опасностей при правовом регулировании отношений по их оказанию. Первая опасность заключается в излишнем обобщении нормативных положений об услугах. Именно в этом заключается основной недостаток действующей гл. 39 ГК РФ. Следует признать, что попытка создания единой модели договора об оказании услуг вряд ли может быть оценена как успешная с точки зрения ее применения на практике. Тем не менее, выделение и законодательное закрепление наиболее существенных положений об услугах, универсальных для всех видов услуг, несомненно, требуется.

Вторая опасность состоит в другой крайности – излишней дифференциации правового регулирования. Стремление к регулированию услуг на уровне их отдельных видов можно охарактеризовать как стремление "объять необъятное". Представляется целесообразным объединить наиболее распространенные виды услуг в рамках определенного типа. Это позволило бы по аналогии с другими главами ГК РФ выделить общие положения, характерные для всех договоров об оказании услуг данного типа, а также регламентировать наиболее важные их виды. От выбора оптимального критерия классификации услуг на типы будет зависеть и эффективность правового регулирования отношений по оказанию услуг конкретного типа.

Исходя из вышенаписанного, хотелось бы отметить: услуги в современном законодательстве – далеко не самая сильная сторона. Глава 39 Гражданского кодекса – не в полной мере отражает все аспекты правового регулирования разных видов услуг. Для того, чтобы добиться лучшего результата – надо больше внимания уделять различным видам договора услуг, но не переходить в крайности.

О том, как можно добиться лучших результатов при регулировании услуг можно прочитать в следующей главе работы.


2.2 Правовые проблемы и пути их решения


Первая проблема в изучении услуг носит скорее цивилистический, научный характер. Изучение услуг как объекта гражданских прав может проходить по двум направлениям. В одном случае возможно выявление общих, характерных черт услуг и конструирование общего понятия услуги из анализа системы всех существующих в настоящий момент в данной правовой системе поименованных договоров на оказание услуг, а также определения специфики и влияния элементов основных (самостоятельных) договоров в обязательствах по оказанию услуг, вытекающих из смешанных договоров. Опасность, которая подстерегает исследователя на этом пути, связана с огромным разнообразием отдельных видов услуг и соответствующих договорных моделей, в множестве которых сложно выявить какие-либо сущностные черты, одинаково применимые ко всем услугам. Другой путь возможного исследования и конструирования общего понятия услуг ориентирован на анализ доктринальных и позитивно-правовых построений, преимущественно посвященных общим вопросам обязательств по оказанию услуг, которые не растворяются в отдельных договорных видах. Применительно к данной работе второй путь является более правильным при определении общего понятия услуги.

Второй проблемой, с которой сталкиваются ученые (юристы, да и просто люди) при изучении услуг – это их схожесть с понятием «работа». В гражданском кодексе нет конкретного определения понятию «услуги» и «работы». По-мнению некоторых ученых – это является вполне обоснованным, так как эти понятия охватывают очень большой объем и нельзя сформулировать их однозначно. Конечно, с одной стороны, эта точка зрения является вполне обоснованной, но не стоит забывать, что все-таки некоторая определенность в праве необходима. В налоговом кодексе можно найти определение услуги и работы как объектов налогооблажения:

«4. Работой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц.

5. Услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.»5

Мы считаем возможным внести поправку в статью 128 Гражданского Кодекса поправку, которая будет включать в себя определение услуги и работы согласно Налоговому Кодексу.

Следующей проблемой хотелось бы выделить несовершенность рынка оказания услуг кабельного телевидения. Рассматривая сущность договора предоставления услуг кабельного телевидения, можно увидеть, что договор является смешанным, поскольку содержит элементы договора бытового подряда, которые заключаются в том, что кабельный оператор перед непосредственным оказанием услуг телевидения абоненту должен выполнить работы по подключению его абонентского оборудования к сети кабельного телевидения. Работы, как известно, имеют под собой всегда материальный результат. Отметим, что договор предоставления услуг кабельного телевидения относится к числу публичных договоров. Хотя глава 39 ГК РФ не содержит прямого указания на публичный характер отдельных видов договоров оказания услуг, пункт 1 статьи 426 ГК, а также статья 45 ФЗ «О связи» прямо называет публичным договором - договор об оказании услуг связи. Следовательно, режим публичного договора должен распространяться и на договор предоставления услуг кабельного телевидения, являющийся разновидностью договора оказания услуг связи. Анализ всего законодательства РФ о связи показывает, что с усложнением системы отношений в области связи, постепенно обновлялась и нормативная база. Так, на смену Федеральному закону «О связи» №15-ФЗ от 16.02.1995 г.,[6] Федеральному закону «О почтовой связи» №129-ФЗ от 09.08.1995 г.[7] пришли новые законы. Это свидетельствует о динамичном развитии отношений в области связи, и как следствие, построение новой нормативной модели правового регулирования отношений, складывающихся при оказании услуг в этой сфере.

Кроме того, были приняты соответствующие правила предоставления услуг телеграфной, телефонной, почтовой связи (последние также успели поменяться дважды), которыми регламентируются взаимоотношения пользователей услугами связи и операторов связи при заключении и исполнении договора об оказании услуг связи. На сегодня же, правила предоставления услуг кабельного телевидения, которые бы определяли порядок заключения, исполнения и расторжения договора предоставления услуг кабельного телевидения, ответственность сторон, в действующем законодательстве РФ пока отсутствуют

Не принят и ФЗ «О кабельном телевидении», который бы устанавливал правовые основы деятельности в области кабельного телевидения, особенности деятельности кабельных операторов.

Необходимость принятия данных нормативных актов вызвана специфическим характером отношений в сфере предоставления услуг кабельного телевидения.

Анализируя положения действующего Федерального закона «О связи», а на сегодня это практически единственный специальный нормативный акт, которым руководствуются в своей деятельности операторы кабельного телевидения, можно утверждать, что и он не устанавливает все особенности деятельности кабельных операторов по предоставлению услуг телевидения.

Проект Закона «О кабельном телевидении» уже существует, более того, в Москве уже принят подобный закон. Поэтому считаю необходимым принять этот закон.

Следующая проблема связана с оказанием медицинских услуг. Существенным недостатком законодательства в области правового регулирования оказания медицинских услуг является недостаточно четко решенный вопрос об ответственности сторон по договору возмездного оказания медицинских услуг.

В ст.781 ГК РФ, именуемой "Оплата услуг", решается ряд вопросов, связанных с ответственностью сторон. Так, если неисполнение договора связано с виновным поведением заказчика, то услуги подлежат оплате в полном объеме, при условии, что иное не предусмотрено законом или договором. Не вызывает сомнения, что законодатель имеет в виду совершение заказчиком виновных действий или бездействий, в результате которых исполнитель лишен возможности надлежащим образом исполнить обязательство. На наш взгляд, нет оснований ограничиваться только взысканием полной стоимости предусмотренных договором услуг. Если возникшие у исполнителя по вине заказчика убытки выходят за пределы стоимости услуг, они должны быть взысканы в полном объеме.

В п.3 ст.781 ГК РФ установлено, что на заказчика возлагается обязанность возместить исполнителю фактически понесенные им расходы (прямые убытки), даже если невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, то есть при отсутствии вины заказчика. Представляется, что выражение "обстоятельства, за которые ни одна из сторон не отвечает", можно толковать расширительно, имея в виду, что таким обстоятельством может быть и непреодолимая сила. В соответствии со ст.16 ГК РФ расходы представляют собой разновидность убытков, а взыскание убытков рассматривается в качестве основной формы гражданско-правовой ответственности. Таким образом, в п.3 ст.781 ГК РФ закреплена "суперповышенная" ответственность заказчика в виде возмещения убытков, не устраняемая не только его невиновностью, но и любыми иными обстоятельствами,

за которые ни одна из сторон не отвечает. Такая позиция законодателя противоречит общим принципам гражданско-правовой ответственности, предполагающим в качестве основания для ее наступления вину, и уж тем более никак не согласуется с законодательством о защите прав потребителя и не имеет каких-либо заслуживающих внимания оправданий.

Ситуация несколько сглаживается лишь тем, что норма п.3 ст.781 ГК РФ является диспозитивной, а следовательно, иное может быть предусмотрено законом или договором. Во всяком случае, специальным законом, регулирующим последствия невозможности исполнения медицинских услуг, возникшей не по вине сторон, должно быть обязательно предусмотрено иное правило. Что касается последствий невозможности исполнения обязательства по договору возмездного оказания услуг по вине исполнителя, то в гл.39 ГК РФ они не определены.

Следовательно, вопрос об ответственности исполнителя должен решаться с учетом общих и специальных правил, определенных действующим законодательством, регулирующим предоставление услуг потребителям, в частности потребителям медицинских услуг.

Подводя итог, хочется отметить несколько пунктов:

  1. Необходимо внести изменения в ст. 128 ГК, дополнив её определением работ и услуг;

  2. Внести изменения в п. 2 ст. 779, дополнив перечень услуг услугами кабельного телевидения и косметическими услугами.

  3. Издать ряд нормативных актов, регулирующих оказание отдельных видов услуг (Закон «О кабельном телевидении», «О косметических услугах»).


Заключение


В окончании работы хотелось бы сказать несколько слов по раскрытой теме.

Несмотря на немалый объем, работа включила в себя лишь малую толику исследований по вопросам услуг. В настоящее время много людей, как ученых-цивилистов, так и просто значимых людей, говорят о необходимости развития данного аспекта права.

Рассмотрение информации в качестве объекта воздействия при оказании услуг возможно лишь при признании ее невещественным благом. Однако вопрос об отнесении информации к числу нематериальных (невещественных) благ является дискуссионным.

Наличие тесной связи информации с ее материальным носителем позволяет ряду авторов причислять ее к материальным благам. Так, А.А. Снытников считает необходимым признать информацию, при ее участии в гражданско-правовых отношениях, в качестве материального блага. Разделяет его позицию и Е.Н. Насонова, которая также предлагает признавать информацию объектом гражданских прав только "в случаях, при которых сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах находят свое отображение на материальных объектах в виде символов, образов, сигналов и технических решений".

Невещественный характер информации нашел отражение и в ее определении, которое содержится в ст. 2 Федерального закона от 29 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации": "Информация - сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления ". Данное определение может быть использовано и для целей настоящего исследования, так как в ГК РФ понятие информации как объекта гражданских прав отсутствует.

Информация перечислена в ст. 128 ГК РФ наряду с другими объектами гражданских прав. Тем не менее, в цивилистической литературе получила распространение идея о том, что информация является составляющей ряда объектов гражданских прав. Так, А.А. Ефремов предложил термин "объект гражданского права, имеющий информационное (или преимущественно информационное) содержание", для обозначения тех объектов гражданских прав, источником ценности которых является информация. К таковым он относит конфиденциальную информацию, объекты интеллектуальной собственности, деньги, ценные бумаги, а также такие нематериальные блага, как имя, изображение, честь, достоинство, деловая репутация. А.В. Трофименко в своих рассуждениях пошел дальше, рассматривая все нематериальные объекты как объекты информационной природы. При таком подходе размывается сущность информации как объекта гражданских прав, что ведет к смешению правового режима информации с правовыми режимами иных благ, признаваемых объектами гражданских прав.

Информационные услуги рассматриваются Е.Н. Шабловой как самостоятельные по отношению к услугам консультирования и маркетинговым услугам. Такой подход в полной мере соответствует действующему законодательству, так как в ст. 779 ГК РФ информационные услуги перечисляются наряду с аудиторскими и консультационными. Однако и консультационные, и аудиторские, и маркетинговые услуги могут быть объединены по признаку объекта воздействия, в качестве которого во всех перечисленных услугах выступает информация.

В своей работе я постаралась показать как можно больше точек зрения на различные аспекты услуг как гражданско-правовой категории, несколько коснулась дискуссий, которые ведутся относительно данной темы, а так же закрепление услуг в современном законодательстве.





Список литературы



  1. Конституция России. М. 1993 г.

  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая, вторая и третья) (с изм. и доп. от 02.10.2007)

  3. ФЗ от 21.07.2005 N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2008)

  4. ФЗ Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”

  5. ФЗ от 16 июля 1998 № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в РФ” (с изм. от 24.07.2007)

  6. ФЗ от 7 августа 2001 №119-ФЗ “Об аудиторской деятельности” (с изм. от 03.11.2006)

  7. ФЗ от 22 августа1996 №125-ФЗ “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” (с изм. от 01.12.2007)

  8. Гражданское право. /Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М.: 2005. Ч.2. С.538.

  9. Ломакина И.Г. Права потребителя-пациента и их защита при некачественном оказании медицинской услуги. Медицина и право./ Материалы конференции - М. 1999. С. 136.

  10. Маркина А. Проблемы правового регулирования предоставления услуг кабельного телевидения. Законодательство и практика масс-медиа. - 2004. - № 3.

  11. Шевчук С.С. Правовое регулирование оказания медицинских услуг: проблемы совершенствования. // "Журнал российского права", 2001, N 2

  12. Кабалкин А.Ю. Услуги в гражданском праве Российской Федерации.// Сб. М. 1995. С. 37.



Размещено на Allbest.ru

1 Фолсом Р.Х., Гордон М.У., Спаногл Дж. А. Международные сделки: Краткий курс / Пер. с англ. М.: Издательская корпорация «Логос», 1996, с.18; М.И. Кулагин Избранные труды. М.: «Статут» (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997, с.259,278.

2 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М.: Советская энциклопедия, 1973. С. 586.

3 См.: Ожегов В. И. Указ. соч. С. 771.

4 См.: Пункт 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 24 января 2000 г. № 51 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.

5 Налоговый Кодекс РФ от 31.07.1998 N 146-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями), ст. 38


Случайные файлы

Файл
128148.doc
5377-1.rtf
269095.rtf
130981.rtf
117317.rtf