Процесс задержания подозреваемого (36579)

Посмотреть архив целиком


Оглавление


Введение

1. Процессуальное положение лица, задержанного по подозрению в совершении преступления

2. Основания, цели, мотивы и условия задержания.

2.1 Основания задержания.

2.2 «Иные данные» как основания для задержания лица и их особенности

2.3 Мотивы, цели и условия задержания

3. Процессуальный порядок задержание подозреваемого

3.1 Процессуальное оформление задержания подозреваемого в совершении преступления

3.2 Освобождение задержанного подозреваемого в совершении преступления и его реабилитация

Заключение

Библиографический список

Литература



Введение


Проводимая судебно-правовая реформа в Российской Федерации призвана обеспечить демократизацию всей правовой системы, эффективное соблюдение прав человека. Одна из черт правового государства - и верховенство закона, недопустимость произвола и беззакония во взаимоотношениях органов государства, должностных лиц и личности, ограничение принуждения случаями, когда оно действительно необходимо для защиты интересов общества и граждан.

Применение мер уголовно-процессуального принуждения необходимо для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Среди них необходимо выделить ограничивающее личную свободу граждан - задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Применение указанной меры существенно ограничивает конституционные права, свободы и законные интересы гражданина, ставит под сомнение его честь, достоинство, влияет на дальнейшую судьбу, причиняет нравственные страдания в случае необоснованного или незаконного ее применения.

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, часто сопряжено со значительными трудностями, что объясняется недостаточной его правовой регламентацией.




1. Процессуальное положение лица, задержанного по подозрению в совершении преступления


Подозрение следователя о совершении преступления определенным лицом само по себе не свидетельствует о появлении в деле подозреваемого. То или иное лицо становится его участником, приобретает качества определенной процессуальной фигуры лишь в результате соответствующих процессуальных действий государственных органов, ведущих процесс.

В отличие от обвиняемого, применительно к которому УПК РФ употребляет термин «признается» (ч. 1 ст. 47 УПК РФ), ч. I ст. 46 УПК РФ употребляет термин «является». Тем самым подчеркивается, что права, предусмотренные данной статьей, лицо приобретает независимо от того, признано оно подозреваемым или нет. Заподозренное лицо, согласно смыслу закона, становится подозреваемым с момента фактического лишения его свободы передвижения (п. 15 ст. 5 УПК РФ), в частности, с момента «захвата» на месте совершения преступления независимо от срока его доставления в орган дознания, к следователю, прокурору.

Термин «подозреваемый» как «подозрение» может иметь несколько значений. Среди них можно выделить общеупотребительное (бытовое) и уголовно-процессуальное. Между аспектами понятий «подозрение» и «подозреваемый» нет «непреодолимой стены», в основе их лежит одно и то же смысловое слово (подозрение), которые лишь в праве обладают рядом дополнительных необходимых признаков.

Для применения задержания недостаточно чисто субъективного подозрения лица, ведущего расследование. Поэтому необходимо четко различать «подозреваемого» как участника уголовно-процессуальной деятельности от «лица, подозреваемого в совершении преступления», то есть лица, в отношении которого хотя и имеются определенные фактические данные, которые служат основанием для подозрения его в причастности к совершению преступления, но отсутствуют основания для задержания, возбуждения уголовного дела или избрания мер пресечения, предусмотренных законом.

В своих суждениях все авторы сходятся в том, что фактическое подозрение в отношении конкретного лица может сформироваться на основе доказательств, указывающих на вероятную виновность этого лица в совершении преступления, но не достаточных для предъявления обвинения. Необходимость же наделения заподозренного лица статусом подозреваемого вызвана потребностью привлечения его к расследованию, т.е. применением процессуальных мер, в той или иной степени ограничивающих его права и законные интересы.

Процессуалисты, предлагавшие дальнейшее расширение основания признания лица подозреваемым, упускали из виду то важнейшее обстоятельство, согласно которому подозреваемый в отличие от обвиняемого является кратковременным, эпизодическим, зачастую не обязательным участником уголовно-процессуальной деятельности. Исключительность процессуального положения подозреваемого в том и состоит, что он наделяется правами и несет определенные обязанности не столько в связи с наличием конкретных данных, сколько из-за необходимости кратковременного ограничения его личной свободы в связи с внезапно возникшими обстоятельствами и в интересах предварительного расследования.

Моментом появления у лица правового статуса подозреваемого должен быть признан момент официального объявления ему об этом. Именно с этого момента у лица появляется возможность реализации своих прав, а у следователя (дознавателя) - требовать исполнения обязанности. Именно с момента фактического задержания (ст. 91 УПК РФ) подозреваемый наделяется соответствующими правами для защиты своих интересов, на него возлагаются предусмотренные законом обязанности.

Подозреваемый отвечает признакам, характеризующим участников уголовно-процессуальной деятельности, которыми являются: осуществление уголовно-процессуальной деятельности; наличие определенных прав и обязанностей; вступление в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками процесса по своей инициативе или в силу требования закона. 91 Следовательно, нормативное закрепление понятия подозреваемого в Российском уголовном процессе связано прежде всего с определением места подозреваемого среди иных участников.

Получается, что в момент применения меры пресечения лицо вообще не имеет своего собственного «правового положения». В то же время меры пресечения должны применяться только после приобретения лицом того или иного процессуального положения, и только при тех условиях, которые установлены законом и соответствуют данному правовому статусу.

Анализируя ст. 46 УПК РФ, можно также заметить, что в ней содержатся только юридические основания для признания лица подозреваемым. В то же время в этой статье ничего не говориться о фактических основаниях. Статья 46 УПК РФ, как и ранее ст. 52 УПК РСФСР имеет отсылочный характер в силу того, что фактические основания для признания лица подозреваемым, которые ложатся в основу принятия указанных решений, оказываются «скрытыми» и остаются как бы в тени. Логически неверным было бы считать, что человека подозревают потому, что к нему применяли задержание, а не потому, что для принятия этих мер имеются фактические данные о его причастности к преступлению.

Само по себе подозрение в совершении преступления, высказанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, еще не является автоматическим основанием для рассмотрения определенного лица в качестве подозреваемого - особого участника процесса. Первый из них дает начало производства расследования преступления, указывает на наличие признаков преступления, а второй определяет определенное процессуальное положение подозреваемого, как участника предварительного расследования, данные об его причастности к совершенному преступлению. Следовательно, одновременно с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, дознаватель, следователь обязан вынести постановление о привлечении в качестве подозреваемого в котором он с возможной конкретностью для данного дела излагает суть подозрения.

Ознакомление подозреваемого с постановлением должно иметь место перед первым его допросом и возможным применением к нему меры пресечения или иной меры процессуального принуждения. На наш взгляд, указание прав и обязанностей подозреваемого можно предусмотреть в самом постановлении, копия которого немедленно вручается ему после вынесения.




2. Основания, цели, мотивы и условия задержания


2.1 Основания задержания


Задержание как процесс действия во всех случаях осуществляется только при условии предусмотренных законом оснований (ст. 91 УПК РФ). В качестве правовых оснований для задержания лица, на наш взгляд, следует расценивать те юридические факты, которые с точки зрения законодателя составляют гипотезу для реализации предоставленного (диспозицией нормы) властному органу превентивного процессуального принуждения.

Данные, полученные из источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, могут содержать различную информацию. Однако для того чтобы использовать их для установления оснований задержания, они должны служить в последующем и основаниями для подозрения лица в совершении преступления, наказуемого лишением свободы.

В действующем законодательстве не проводится никакой отличительной грани между основаниями для подозрения и основаниями для задержания.

Многие авторы указывали, что основание к задержанию - это предусмотренные в законе фактические данные, свидетельствующие о совершении лицом преступления, за которое определено наказание в виде лишения свободы.

В процессуальной литературе по вопросу, что же подразумевать под «фактическими данными», высказаны различные точки зрения. Некоторые авторы полагают, что в данном случае в качестве оснований могут использоваться «...любые фактические данные, которые стали известны из источников, указанных в законе», то есть доказательства.

В качестве оснований задержания должны выступать объективные данные о причастности лица к совершению преступления, те или иные процессуальные действия, производимые органами предварительного расследования. При установлении оснований задержания используются данные об обстоятельствах, указанных в ст. 91 УПК РФ, которые зафиксированы в приобщенных к уголовному делу документах. Задержание необходимо рассматривать как действие и об установлении фактических данных, отражающих именно тот результат, который сформулирован в ст. 91 УПК РФ и в этой связи приобретающий доказательственное значение.

Закон не указывает на «фактические данные, свидетельствующие о совершении лицом преступления» ввиду их бесконечного многообразия, а определяет лишь источники, из которых такие данные могут быть получены. Указание на данные, которые могут свидетельствовать о совершении лицом преступления, содержится только в ч. 2 ст. 91 УПК РФ. По смыслу ст. 91 УПК РФ для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, необходимо хотя бы одно из указанных в законе оснований.

Анализ ст. 91 УПК РФ позволяет утверждать, что прямого требования располагать доказательствами в качестве фактических оснований для задержания данная норма закона не содержит. В ней подразумевается иная процедура получения и закрепления фактических данных, чем та, которая предусмотрена для получения соответствующих видов доказательств (ст.ст. 74, 86-88 УПК РФ). Как видно, ни одно из перечисленных обстоятельств не отнесено законом к источникам доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК РФ), и это не случайно. Данные, которые могут быть получены из обстоятельств и источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, дают лишь основание подозревать лицо в совершении преступления, а также возможность сделать вероятный вывод об этом на момент принятия решения о задержании. Степень обоснованности и достоверность таких данных должна быть оценена и проверена, а причастность лица к совершению преступления должна подлежать установлению.

Следовательно, в ч. 1 ст. 91 УПК РФ сформулированы как обстоятельства, при возникновении которых задержание может быть осуществлено (п.1, ч. 1 ст. 91 УПК РФ), так и указаны источники фактических данных, из которых могут быть получены данные, дающие основание для подозрения о причастности лица к совершению преступления (п.п.2 и 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ). Представляется, что возникновению самостоятельных оснований для задержания, предусмотренных п.п.1-3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, должны предшествовать определенные данные, формулирующие основания подозрения. Совокупность последних дает возможность для принятия решения о задержании. «Самостоятельность» и «безусловность» оснований для задержания предопределяет также и наличие соответствующих правовых предпосылок, предусмотренных законом.

Термин «застигнут» подчеркивает внезапность появления этого основания, пресекающий неотложный характер действий по задержанию. Возможность его осуществления по данному основанию предполагает наличие следующих фактов: а) лицо застигнуто при совершении преступления; б) лицо застигнуто непосредственно после его совершения. Данное положение закона можно толковать и иначе: застигнуть при совершении преступления - это значит застигнуть и при приготовлении либо покушении на него. Эти действия образуют неоконченный состав преступления (ст.ст.29-30 УК РФ).

Отмечалось, что основанием для процессуального задержания лица, застигнутого при совершении преступления либо непосредственно после его совершения, должны служить лишь фактические данные об этом, а не факт его поимки, как это предусмотрено действующим законодательством. Такие данные могут быть получены как от представителей власти, общественности, захвативших заподозренного на месте совершения преступления с поличным, или непосредственно после его совершения и доставивших последнего в орган дознания или к следователю, но и рассматриваться как самостоятельное основание для задержания. В этой ситуации, по нашему мнению, лицо может быть задержано по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Эти данные можно рассматривать и как повод к возбуждению уголовного дела, как и сообщение о совершенном преступлении, полученное из иных источников (п. 3., ч. 1 ст. 140 УПК РФ).

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, лицо может быть задержано, когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как совершившее преступление. При анализе данного основания прежде всего необходимо уточнить, кого следует понимать под «очевидцами» преступления. Очевидец - это тот, кто «видел оком», человек, который сам, своими глазами наблюдал какое-нибудь событие. Под очевидцами закон имеет в виду лиц, которые, находясь в момент совершения преступления на месте происшествия или недалеко от него, лично могли наблюдать совершение преступных действий конкретным лицом и подтвердить причастность его к содеянному.

Когда очевидцы наблюдали событие преступления и указывали на него сотрудникам правоохранительных органов, осуществляющим задержание, то оно должно осуществляться по совокупности оснований, указанных в п.п.1 и 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ.

Результат, сформулированный в п.З ч. 1 ст. 91 УПК РФ, достигается посредством получения не прямых, а только косвенных доказательств, путем осуществления таких следственных действий, как обыск (в том числе и личный), выемка и освидетельствование, так и произведенные вне рамок следственных действий, когда обнаруживаются различные следы преступления. Для того, чтобы иметь основания для производства перечисленных следственных действий, объективно необходимо иметь фактические данные, указывающие на некоторую вероятность причастности конкретного лица к совершенному преступлению. Важно учитывать, что в законе говорится о «явных», а не о любых следах, которые удается обнаружить. Законодатель не указывает, что следует понимать под явными следами преступления. Определение, насколько данные следы являются явными, относится к субъективной оценке лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. При этом необходимо учитывать, что под явностью следов преступления следует понимать как их наглядность для всех (органа дознания, следователя, прокурора), так и их взаимосвязь между конкретным лицом и событием преступления. Явными следами преступления следует считать и те, которые обнаружены с помощью технических средств.

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, может осуществляться и по совокупности оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 91 УПК РФ. С учетом высказанных соображений можно заключить, что основанием для задержания должны являться фактические данные, формулирующие основание для подозрения о причастности заподозренного лица к совершению преступления, наказуемого по закону лишением свободы, которые могут быть получены из обстоятельств и источников, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Их объединяют один общий признак - очевидная обоснованность подозревать конкретное лицо в совершении преступления. Мы полагаем, что основания задержания подозреваемого, указанные в ст. 91 УПК РФ, представляют собой ситуации фактического задержания лица, которые следует относить к уголовно-процессуальной деятельности органов дознания и следствия в стадии предварительного расследования.


2.2 «Иные данные» как основания для задержания лица и их особенности


К «иным данным», дающим основания подозревать лицо в совершении преступления, относятся другие источники данных, не подпадающие под признаки, указанные в п.п. 1-3 ч. I ст. 91 УПК РФ. Основания задержания, указанные в ч. 2 ст. 91 УПК РФ, отличаются от перечисленных в ч. 1 этой же статьи степенью очевидности причастности лица к преступлению, а не своей формой. По процессуальной форме «иные данные» идентичны со сведениями о других основаниях задержания. Поскольку «иные данные» менее определены, закон связывает допустимость задержания по ним с наличием определенных условий, которые делают необходимым производство задержания, т.к. придают ему неотложный характер и усиливают степень вероятности данных о причастности лица к преступлению, и, таким образом, образуют самостоятельное основание для задержания.126

Сведения, предполагающие понимать под «иными данными» конкретные основания, могут быть получены из предусмотренных законом источников, содержаться в допросах потерпевших, свидетелей- неочевидцев о сходстве подозреваемого по приметам с разыскиваемым преступником, показаниях подозреваемых и обвиняемых о соучастниках преступления, материалах ревизий, а также в достоверных материалах, полученных оперативным путем.

По нашему мнению, в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства «иными данными», т.к. законодательно они не перечислены, могут являться: данные осмотра места происшествия, указывающие на совершение преступления определенным лицом; показания свидетелей, потерпевшего, которые непосредственно сами не наблюдали события преступления, а также подозреваемого и обвиняемого о соучастниках преступления; обнаруженные на месте происшествия предметы с признаками, свидетельствующими о принадлежности их определенному лицу; наличие у лица примет, сходных с теми, на которые указал свидетель или потерпевший; результаты ОРД; заключение эксперта; вещественные доказательства, протоколы следственных действий и другие документы.

Под «иными данными» могут также пониматься также: попытка уничтожить или скрыть следы преступления; совпадение примет заподозренного с приметами, названными свидетелем или потерпевшим; сведения, не содержащиеся в материалах уголовного дела, почерпнутые из заявлений и писем граждан, сообщений фактические данные и сведения, полученные как из процессуальных источников, так и в ходе проведения ОРМ по выявлению и раскрытия преступлений.



2.3 Мотивы, цели и условия задержания


Общим понятием процессуальной формы охватываются такие более частные, базовые для статуса подозреваемого понятия, как порядок, основания, мотивы и условия применения задержания к лицу, подозреваемому в совершении преступления.

Отдельные авторы условие необходимое для производства задержания подразделяли на: 1) наличие подозрения о виновности этого лица; 2) наличие признаков преступления, а не любого аморального или противозаконного действия; 3) наличие признаков не любого преступления, а только такого, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Нельзя согласиться с мнением отдельных юристов о возможности задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы, т.к. в противном случае возникает явное несоответствие между применявшейся при расследовании мерой процессуального принуждения и назначенным судом наказанием.156

Случаи задержания возникают при сочетании двух условий: 1) необходимость немедленной изоляции подозреваемого из-за опасения, что оставленный на свободе, он скроется от дознания или предварительного следствия, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью; 2) невозможность немедленного применения меры пресечения-заключения под стражу ввиду отсутствия достаточных оснований, либо наличие объективных препятствий для ее надлежащего оформления (большая удаленность, ночное время, стихийные бедствия и т.д.). Если нет хотя бы одного условия, задержание не применяется.

Установление виновности лица в совершении преступления считается одной из общих целей предварительного расследования, но применение задержания с подобной целью необоснованно расширяет принуждение, ущемляя права и свободу личности. Разрешение вопроса о применении к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу как цели задержания также наносит ущерб социальной ценности свободы личности и, кроме того, практически лишает задержание, как меру процессуального принуждения, собственного значения.

Более значимой видится характеристика целей задержания по их содержанию, то есть по характеру воздействия на субъекта претерпевания. Ряд авторов включает в цель задержания также выяснение личности задержанного, воспрепятствование подозреваемому продолжать преступную деятельность, скрыться от следствия и суда.

Выяснение личности подозреваемого, в частности, является составной частью выяснения причастности задержанного к преступлению и не составляет отдельной цели задержания. Отсутствие сведений о личности подозреваемого может служить лишь поводом для предположения, что это лицо может скрыться от органов предварительного следствия. Что же касается воспрепятствованию подозреваемому продолжать преступную деятельность, скрыться от следствия и суда, то сведения о подобных намерениях традиционно относятся к мотивам.

Нельзя признать целью задержания обеспечение личной безопасности подозреваемого и удовлетворение чувства справедливости потерпевшего и других граждан.

Целью задержания, как и любой другой меры процессуального принуждения, является правомерное воздействие на субъекта в целях обеспечения исполнения процессуальных обязанностей и осуществления надлежащего выполнения задач уголовного судопроизводства (в том числе для предупреждения правонарушений и исключения возможности нанесения ущерба правосудию). На наш взгляд, целью задержания, при основаниях, указанных в части 1 ст. 91 УПК РФ, может являться выяснение причастности заподозренного к совершенному преступлению.

Чтобы право на задержание превратилось в обязанность, налицо должны быть мотивы, обусловливающие его необходимость в данном конкретном случае. Мотивы задержания определяются теми целями, которые преследует эта мера процессуального принуждения. Мотивы - это то, что свидетельствует о необходимости задержания. Они, бесспорно, предполагают целевую направленность действия. Цель- это идеальный, вызванный деятельностью мышления положительный результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия или деятельность. Это идеальный, внутренне побуждающий мотив. Хотя мотив и цель тесно связаны, они не совпадают между собой и должны различаться как самостоятельные понятия. Мотивн объясняет, для предупреждения каких действий подозреваемый подвергается краткосрочному ограничению свободы передвижения.

В ч. 2 ст. 92 УПК РФ осталось без изменения требование указывать в протоколе задержания мотивы задержания. В связи с чем, хотя в бланке протокола задержания (приложение 28 к УПК РФ) нет графы с указанием мотивов задержания, дознаватели, следователи, ссылаясь на требование ч. 3 ст. 474 Федерального закона РФ № 92-ФЗ от 04.07.2003 г., как показало проведенное нами исследование, продолжают делать ссылку на ч. 2 ст. 92 УПК РФ и указывают мотивы задержания. При этом на практике указываются следующее мотивы задержания: необходимость пресечения преступления; опасения, что заподозренное лицо, в случае оставления на свободе, будет продолжать преступные действия, помешает установлению его причастности к совершенному преступлению, примет меры к сокрытию следов преступления; установление следов преступления на подозреваемом, при нем или в его жилище и таким образом создание условий для быстрейшего выяснения обстоятельств дела и успешного закрепления необходимых доказательств; сведения о личности подозреваемого не гарантируют, что он не скроется от органов предварительного расследования и суда и др. Следовательно, к числу возможных мотивов задержания по существу относятся те же обстоятельства, которые в последующем могут составить основания применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу (ст.ст. 97,108 УПК РФ).

Вывод о наличии того или иного мотива задержания должен базироваться так же, как и при установлении оснований, на конкретных данных, зафиксированных в приобщенных к уголовному делу документах. Некоторые авторы полагали, что требование мотивированности относится не ко всем случаям задержания, а только к указанным в ч. 2 ст. 122 УПК РСФСР (ч. 2 ст. 91 УПК РФ). Соответственно, под мотивами задержания понимались обстоятельства, указывающие на то,, что подозреваемый пытался скрыться (покушался на побег) или не имеет постоянного места жительства, или не установлена его личность.

Мотивы неразрывно связаны как с целями задержания, так и с фактическими данными, которые положены в основу формирования его оснований. Представляется, что данное мнение о мотивах задержания, как о результатах логической правовой опенки выявленных фактических данных, имеет актуальное для уголовного процесса значение и связано с определением целей задержания. По нашему мнению, установление признаков преступных действий тождественно определению мотивов задержания. Установление признаков преступных действий определяет цели задержания.




3. Процессуальный порядок задержание подозреваемого


3.1 Процессуальное оформление задержания подозреваемого в совершении преступления


Дознаватель, следователь, закрепляя свое решение посредством составления протокола задержания подозреваемого, серьезно ограничивает одно из основополагающих прав гражданина - право на неприкосновенность личности.

В большинстве случаев, благодаря наличию в уголовном деле названного процессуального акта, можно практически определить, соблюдена ли (и на сколько полно) процессуальная форма. Кроме того, создаются необходимые условия для обеспечения процесса доказывания причастности подозреваемого к совершению преступления, обеспечивается своевременный прокурорский надзор, судебный и ведомственный контроль за законностью и обоснованностью задержания, гарантируется точность передачи установленных фактических данных.

Протокол задержания сохраняет свое доказательственное значение лишь как документ, удостоверяющий обстоятельства уголовно-процессуального задержания (время, место, основания, иные обстоятельства), его можно отнести к допустимым доказательствам - иным документам (п.6, ч.2, ст.ст. 74, 84 УПК РФ), т.к. изложенные в нем сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в п. 1 ч. 1 ст.73 УПК РФ. По смыслу действующего уголовно-процессуального закона, лицо становится подозреваемым не с момента его поимки (захвата), доставления в правоохранительные органы, а после составления лицом, уполномоченным на проведение предварительного следствия, протокола задержания подозреваемого (ст. 92 УПК РФ), т.е. не со времени физического, а с момента юридического (процессуального) задержания.

В протоколе задержания должно быть указано не только время составления протокола, но и время фактического задержания лица, который именно с момента фактического лишения свободы передвижения становится подозреваемым.

Протокол задержания необходимо составить в течение трех часов с момента доставления лица в орган дознания, к следователю или прокурору ( ч. 1 ст. 92 УПК РФ). При этом до составления протокола задержания необходимо как минимум получить заявление пострадавшего, осмотреть место совершения преступления, вынести постановление о возбуждении уголовного дела, добраться до прокурора, получить согласие на возбуждение уголовного дела, возвратиться к месту задержания. Установив такой порядок, законодатель явно не учел, что значительному числу следователей и дознавателей приходится получать согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, в том числе на не представляющие сложности, преступления совершенные в условиях очевидности, преодолевать десятки, а то и сотни километров, что за три часа сделать невозможно.

Производство задержания - это не только принятие решения, которое может быть оформлено постановлением, но и процессуальное действие, осуществление которого связано с определенной процессуальной процедурой, отражаемой в протоколе. Именно в силу специфики правовой природы задержание, в порядке ст. 91 УПК РФ, оформление его результатов в случае исполнения органом дознания соответствующего постановления следователя, необходимо фиксировать в протоколе задержания с указанием конкретного основания его производства. В других случаях нецелесообразно выносить постановление о задержании и, наряду с ним, составлять протокол задержания.

Возможность фиксации объяснений задержанного в протоколе задержания является одной из гарантий незамедлительной реализации его права давать объяснения, не дожидаясь допроса, который может быть отложен на срок до 24 часов с момента фактического задержания (п.2 ч.2 ст. 46 УПК РФ). Кроме того, давать показания право, а не обязанность подозреваемого. Сам допрос может не состояться, если подозреваемый откажется от дачи показаний. Одновременно окажется нереализованным и право давать объяснения, в которых задержанный мог бы выразить свое отношение по поводу обстоятельств задержания, не желая сообщать каких-либо сведений о конкретных фактах.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы. Федеральным законом от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» установлено, что РФ, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств. В нормах международного права предписывается невозможность произвольного ареста или задержания в случае уголовного преследования иначе, как на основаниях и в соответствии с установленной законом процедурой. Так, ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод прямо перечисляет случаи, когда возможны законное задержание и арест, а также правовые гарантии обжалования действий должностных лиц в случае нарушения прав граждан.

Подозреваемый имеет право не давать объяснения и показания, не отвечать на вопросы, ответы на которые могут быть позже использованы против него как доказательство причастности к совершению преступления. Защищаться от предъявленного подозрения - это право, а не обязанность подозреваемого. Он может активно защищаться, равно как и не принимать никаких мер для этого. Однако пассивная защита или нежелание вовсе защищаться не могут быть использованы против задержанного. Она не может служить доказательством его причастности к совершенному преступлению.

Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. Право на судебную защиту отнесено согласно ч. 3 ст. 56 Конституции РФ к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что обжаловано в суд может быть и задержание по подозрению в совершении преступления.260 Конституционный Суд РФ также признал положения статьи 220.1 УПК РСФСР, ограничивающие круг лиц, имеющих право на судебное обжалование, только лицами, содержащимися под стражей, не соответствующими Конституции РФ - 46 (ч. 1 и 2), ст. 19 (ч. 1), 21 (ч. 1), 22 (ч.1), 55 (ч. З).


3.2 Освобождение задержанного подозреваемого в совершении преступления и его реабилитация


Прокурор, следователь, дознаватель в порядке и при наличии условий, которые предусмотрены УПК РФ, обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного. Это диктуется интересами охраны прав личности, интересами престижа государственного органа, хотя и задержавшего гражданина в соответствии с достаточными основаниями для подозрения, но объективно разобравшегося и восстановившего справедливость (ч.2 ст. 10 УПК РФ). 266

Задержанный освобождается, если до истечения предусмотренного законом срока задержания установлено, что оно не причастно к преступлению (п. 1 ч. 1 ст. 94 УПК РФ). Это же основание применяется, когда в результате расследования выяснится, что отсутствует событие преступления, по подозрению в совершении! которого задержано лицо, или деяние, совершенное задержанным, не содержит состава преступления. В этих случаях, уголовное дело прекращается по реабилитирующим основаниям (ст. 212 УПК РФ), задержанный освобождается в связи с неподтверждением подозрения в совершении преступления. В постановлении о прекращении уголовного дела ( п.п.1,2 ч.1, ч.4 ст. 24, ч.1 ст. 27 УПК РФ, ч.2 ст. 212 УПК РФ) бывшего подозреваемого следует также письменно уведомить о прекращении и основаниях прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Если не подтвердилось подозрение в совершении преступления, дознаватель, следователь, может, не дожидаясь указаний прокурора, освободить задержанного по собственной инициативе.

Второй случай освобождения (п.2 ч. 1 ст. 94 УПК РФ) наблюдается, когда подозрение подтвердилось, однако в ходе расследования отсутствуют основания для применения к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под сражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ (ч. 2 ст. 94 УПК РФ).

Лицо, производящее дознание, следователь по общему правилу не должны применять в этом случае освобождение, если еще не истек 48 часовой срок задержания и не выяснена причастность задержанного к совершенному преступлению. Они обязаны в течение этого срока выяснить причастность задержанного к преступлению. Если подозрение не подтвердилось, то задержанный подлежит освобождению.

Третий случай освобождения - задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ (п.З ч.1 ст. 94 УПК РФ). Это означает, что отсутствуют основания для задержания, наличия одного из дополнительных условий при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления.

Основанием освобождения подозреваемого из-под стражи является постановление следователя, органа дознания или прокурора (ст. 91 УПК РФ). В первом случае, если уголовное дело расследуется в отношении конкретного лица, отсутствуют основания для привлечения подозреваемого в качестве обвиняемого, выносится постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного задержанного подозреваемого (п.1 ч.1 ст. 27 УПК РФ; ч.1 ст. 212 УПК РФ; ч.5 ст. 213 УПК РФ) или всего уголовного дела (ст.26 УПК РФ). Если задержанных было два и более человека и они подлежат освобождению и прекращению уголовного преследования, то уголовное дело подлежит прекращению (ч.4 ст. 24 УПК РФ). Это способствует усилению гарантий моральных интересов подозреваемого, его последующей реабилитации. Во втором случае может выноситься постановление следователя, органа дознания или прокурора об избрании к задержанному более мягкой меры пресечения (ст. 98 УПК РФ) или иной меры процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ). В третьем случае поводом к освобождению может быть определение или постановление прокурора, суда об удовлетворении жалобы задержанного на необоснованное или незаконное задержание. Дознаватель, следователь при установлении, что задержание было произведено с нарушением требований статьи 91 УПК РФ должен немедленно освободить подозреваемого.

Начальник места содержания подозреваемого обязан не позднее чем за двадцать четыре часа до истечения срока содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого уведомить об этом орган или лицо, в производстве которых находится уголовное дело, а также прокурора.

В сложившихся к принятию в 2001 г. УПК РФ правилах возмещения вреда (ущерба), причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, каждый, в том числе незаконно задержанный, имел право на обращения с претензиями на действия сотрудников правоохранительных органов. Был установлен порядок их рассмотрения и принятия решения, который предусматривал для разбирательства исковых требований по правилам гражданского судопроизводства на общих основаниях.

Пострадавший от незаконных действий мог воспользоваться такого рода «льготным» порядком при следующих условиях: 1) вред должен быть результатом незаконного действия (в том числе решения). При причинении его законными действиями (решениями) возмещение возможно лишь в случаях, прямо оговоренных в законодательстве (ч. 3 ст. 1064 Гражданского Кодекса РФ (далее по тексту ГК РФ); 2) причиненный вред должен быть результатом не любых незаконных действий, а лишь таких, которые конкретно названы в законе: незаконного осуждения; незаконного привлечения к уголовной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу (ареста) или подписки о невыезде. Только такие незаконные действия могут служить материально-правовым основанием для применения «льготного» порядка возмещения вреда.

Норма, разъясняющая понятие реабилитации, включена в перечень разъяснений, используемых в УПК РФ (п.34 ст. 5). Исходя из указанных положений можно сделать вывод, что возмещение причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием вреда является элементом реабилитации, ее неотъемлемой частью. Однако в законе указывается и определение понятия «реабилитированный», которое вступает в противоречие с предыдущим (п. 35 ст. 5 УПК РФ). Надо полагать, что лицо обретает статус реабилитированного тогда, когда в отношении него процесс реабилитации завершен полностью, с учетом всех его элементов. Поэтому, опираясь на положение п. 34 ст. 5 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что лицо, только имеющее право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, и не реализовавшее его, является не реабилитированным, а реабилитируемым, т.е. только находящимся в процессе

Считать нереабилитированным лицо, которое не желает воспользоваться своим правом на возмещение ущерба, законодатель не может.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подозреваемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п.п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п.п. 1 и 4-8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (п.З ч.2 ст. 133 УПК РФ).

В силу презумпции невиновности возникает необходимость полной реабилитации подозреваемого, т.е. официальное признание его непричастности к совершению преступления. В этом случае необходимо не только освободить задержанного, но и официально удостоверить непричастность этого лица к совершению преступления, необоснованность выдвинутого в отношении его подозрения, принять все меры к восстановлению чести и достоинства, а также возмещению нанесенного ему ущерба.

Нередко вопрос о причастности или непричастности к совершению преступления лица, задержанного, а затем освобожденного, может быть решен только в процессе или по окончании предварительного расследования.




Заключение


Подозрение, как общее условие для применения задержания, является утверждением органов дознания и предварительного следствия, их вывод о возможной причастности конкретного лица к совершению преступления, основанным на неполных знаниях о расследуемом преступлении и лице, его совершившем. Подозрение имеет также ориентирующий характер в виде сведений, дающих основания для производства следственных (процессуальных) действий, оперативно-розыскных мер. Оно предшествует появлению обвинения и носит по отношению к нему вспомогательный характер.

Задержание заподозренного лица заключается в кратковременном лишении свободы передвижения лица, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, с целью выяснения его причастности к совершению преступления, обоснованности выдвинутого подозрения и разрешения вопроса о признании его подозреваемым, а также возможности применении меры пресечения до предъявления обвинения или освобождения и снятия подозрения.

Задержание имеет характер неотложной меры принуждения, представляющей собой кратковременное заключение под стражу лица, заподозренного в совершении преступления. Неотложность этой меры объясняется тем, что она применяется без предварительной санкции прокурора или суда, на кратковременный срок, в течение которого выясняются обоснованность подозрения и необходимость применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу.

Задержание должно отвечать строжайшему соблюдению законности, быть обусловленным и мотивированным, проводиться с максимальной безопасностью для всех участников и граждан, случайно оказавшихся на месте проведения операции, и с оптимальной затратой сил, средств и времени. Оно должно отвечать принципу гуманности по отношению к задерживаемому – вред, причиненный ему задержанием, должен быть по возможности минимальным.

Операция по задержанию в организационном отношении завершается конвоированием задержанных в отдел милиции, а в процессуальном – производством тщательного личного обыска и составлением протокола задержания и личного обыска.

Подозреваемый имеет право на защиту. Подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается; давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора; участвовать при рассмотрении судьей жалоб в установленном порядке.

Подозреваемый с момента задержания вправе иметь свидания с защитником, родственниками и иными лицами.




Библиографический список


Нормативные акты

1.Конституция Российской Федерации, 1993 // ИПС Гарант, 2007

2. Уголовный кодекс Российской Федерации, 1996// ИПС Гарант, 2007.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, 2001// ИПС Гарант, 2007.

4. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, 1997г.// ИПС Гарант, 2007.

5. Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995г. // ИПС Гарант, 2007.

6. Закон «Об учреждениях и органах исполняющих наказание в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г. // ИПС Гарант, 2007.

7. «Положение о следственном изоляторе УИС Министерства юстиции Российской Федерации» утверждено Приказом Министерства юстиции РФ от 25 января 1999г. № 20// ИПС Гарант, 2007.

8. «Правила внутреннего распорядка СИЗО УИС МЮ РФ» приняты приказом МЮ РФ № 148 от 12 мая 2000 года.




Литература


  1. Задержание подозреваемого : : монография / О. И. Цоколова.- М.: Гос. учреждение "Всерос. науч.-исслед. ин-т МВД России" (ВНИИ МВД) , 2004 – 95с.

  2. Задержание заподозренного лица / В.Ю. Мельников.- Ростов н/Д : ИнфоСервис , 2003 - 222с.

  3. Уголовный процесс (общая часть) : учеб. пособие / А. И. Киселев.- Новосибирск: СибАГС , 2006 - 324 с.

  4. Уголовно-процессуальное право : учебное пособие / В. И. Качалов, О. В.- Москва : Изд-во МГИУ , 2007 - 387 с.

  5. Уголовно-процессуальное право: текст лекций / А. С. Железняк.- Москва: Изд-во МГИУ , 2007 - 199 с.

  6. Уголовный процесс: курс лекций / А. Г. Стовповой.- Санкт-Петербург : Изд-во Санкт-Петербургского гос. ун-та экономики и финансов , 2007 - 334 с.

  7. Российский уголовный процесс: учебное пособие / В. О. Белоносов, И. В. Чернышева.- Москва : Дашков и К°, 2007 – 478с.

  8. Процессуальные гарантии прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве: монография / Н. П. Печников.- Тамбов: Изд-во ТГТУ , 2007 - 119 с

  9. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / А. П. Рыжаков. - Изд. 5-е, перераб. и доп.- Москва: Экзамен , 2007 – 942с

  10. Уголовный процесс: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности 030501 "Юриспруденция": для курсантов и слушателей образовательных учреждений высшего профессионального образования МВД России по специальности "Юриспруденция" / [Абдрахманов Р. С. и др.] ; под ред. А. П. Гуськовой, А. В. Ендольцевой.- Москва : ЮНИТИ: Закон и право , 2007 - 639 с.

  11. Возникновение, становление и развитие понятия "уголовное преследование" в российском уголовном судопроизводстве : : учебное пособие / Р. В. Мазюк .- Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2007 - 78с.

  12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации : : постатейный / А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский ; под общ. ред. А. В. Смирнова. - 3-е изд., перераб. и доп..- Москва: КноРус, 2007 - 979 с.

  13. Уголовный процесс: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению "Юриспруденция" и специальности "Юриспруденция" / А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский ; под общ. ред. А. В. Смирнова. - 3-е изд., перераб. и доп. - Москва : Кнорус , 2007 - 691 с.

  14. Справочник подозреваемого в уголовном преступлении: [кассационное производство, основные этапы работы, нормативный материал, апелляция, досудебное производство]/ Ю. А. Лукаш Москва: Дело и Сервис, 2007 - 415с.

  15. Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве: монография / В. Л. Будников, И. В. Зверев ; М-во образования и науки Российской Федерации, Волгоградский гос. ун-т, Урюпинский фил. - Волгоград: Станица-2 , 2006 - 151 с.

  16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту: [монография] / Н. П. Печнико.- Тамбов : Изд-во ТГТУ , 2006 – 78с.

  17. Производство следственных действий, ограничивающих право граждан на личную неприкосновенность / А. В. Писарев - Омск : Омская акад. МВД России , 2006 - 74 с.

  18. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 030500 - "Юриспруденция" / [Белова Г. Д. и др. ; отв. ред. Ю. К. Якимович]. - Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс , 2007 - 888 с.

  19. Осуществление защиты по уголовным делам: [учебное пособие] / В. П. Проценко. - Краснодар : КубГАУ , 2006 - 145,

  20. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного Суда РФ : [практическое пособие] / [Ворожцов Сергей Алексеевич и др.] ; под ред. В. П. Верина .-Москва : Юрайт , 2007 – 588с

  21. Уголовный процесс: конспект лекций / [авт.-сост. Троицкая Н. В.].- Москва : А-Приор, 2007 - 192 с.

  22. Реабилитация в уголовном процессе России: (понятие, виды, основания) / Д. В. Татьянин Москва : Юрлитинформ , 2007 – 138с.

  23. Российский уголовный процесс: учебно-методическое пособие : в 2 частях Ч. 1 / В. А. Дубривный [и др. - Саратов : Сарат. гос. акад. права , 2006 - 90 с.

  24. Применение мер пресечения в уголовном судопроизводстве : : практическое пособие / И. Л. Трунов, Л. К. Айвар.- Москва: Эксмо, 2007 - 640 с.

  25. Задержание подозреваемых на автотранспорте: учебно-практическое пособие / Ю. В. Кочки. - 3-е изд., перераб. .- Челябинск: Челябинский юридический ин-т МВД России , 2006 - 64 с.

  26. Меры пресечения в российском уголовном процессе: учебное пособие / Н. Г Нарбикова. - Оренбург: ОГАУ, 2006 - 139 с.



Случайные файлы

Файл
168446.rtf
85450.rtf
148196.rtf
16228-1.rtf
157087.rtf