Уголовно-правовая защита информации (36102)

Посмотреть архив целиком













КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему:

Уголовно-правовая защита информации


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение 3

Глава 1. Информация как предмет уголовно-правовой охраны 6

Глава 2. Понятие и виды преступлений в сфере охраняемой законом информации 16

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 41

Список использованной литературы 44




Введение


Современный период развития общества характеризуется тем, что информационные процессы стали необходимым атрибутом обеспечения деятельности государственных органов, предприятий и граждан. Информация овеществляется во всех факторах общественного производства и составляет практически начальный, "нулевой" цикл по отношению к любому производимому товару, выполняемой работе и оказываемой услуге. По своей значимости информационные ресурсы наряду с природными, финансовыми, трудовыми и иными составляют важнейший потенциал государства и общества.

Конституция Российской Федерации (далее - Конституция), провозглашая свободу информации (п.4 ст.29), тем не менее, указывает на то, что свобода эта не безгранична; в п.1 ст.23 предусмотрено право человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайны. Сбор информации о частной жизни, ее хранение, использование и распространение осуществляются только с согласия лица, которого эти сведения затрагивают, за исключением случаев, прямо указанных в законах (п.1 ст.24).

Таким образом, Конституция создает предпосылки для охраны информации.

Необходимость правовой охраны некоторых видов информации от несанкционированного доступа объясняется тем, что вместе с новыми информационными технологиями возникли и новые виды посягательств, ранее не известных отечественной юридической науке и практике. Например, незаконные получение и разглашение коммерчески значимой информации могут принести серьезный моральный и материальный ущерб как отдельным заинтересованным лицам, так и крупным организациям. Гораздо более серьезные последствия могут наступить от получения и разглашения сведений, содержащих сведения о частной жизни граждан или государственную тайну.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. (далее - УК) содержит целый ряд норм, предусматривающих ответственность за общественно опасные деяния в сфере охраняемой законом информации: ст. ст.137, 138, 155, 183, 272-274, 310 и др. Большинство этих норм являются новыми для уголовного законодательства РФ.

Статистические показатели отмечают неуклонный рост количества совершаемых преступлений рассматриваемой категории. Так, например, если в 1999 г. было выявлено 52 факта нарушений тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст.138 УК), то в 2000 г. уже 78. Значителен рост незаконных получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст.183 УК) 1 - 12 и 53 преступления соответственно. Тенденцию к стремительному росту имеют преступления в сфере компьютерной информации: общее количество зарегистрированных деяний, предусмотренных главой 28 УК, в 1999 г. составило 285, а в 2000 г. - 610.

Трудно переоценить важность точно формализованного представления о сущности и свойствах информации как феномена, по поводу которого осуществляются разнообразные, в том числе и криминальные деяния. Для правильного понимания этих деяний, квалификации их в качестве общественно опасных требуется привлечение совокупности норм российского законодательства, квалифицирующих подобные действия как незаконные, неправомерные. Без ясного понимания норм, регулирующих информационные правоотношения, правоохранительные органы не смогут правильно определить круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, и дать точную правовую оценку выявленным преступлениям в области информационных правоотношений.

Целями настоящей работы является: изучение механизма уголовно-правовой охраны общественных отношений, складывающихся по поводу соблюдения установленного порядка обращения с охраняемой законом информацией, выявление проблем защиты указанной информации и выработка направлений совершенствования законодательства.

Для достижения поставленных целей в работе определяется статус информации как предмета уголовно-правовой охраны, дается уголовно-правовая характеристика преступлениям, посягающим на охраняемую законом информацию.



Глава 1. Информация как предмет уголовно-правовой охраны


В обществе существует особый вид отношений - информационные отношения, которые возникают между людьми по поводу сбора, обработки, накопления, хранения и использования информации. Предметом информационных отношений является информация. Однако это понятие в уголовном праве имеет свои особенности.

Традиционно предмет преступления определяется как вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление, следовательно, предметом преступного воздействия являются "реальные, конкретные материальные объекты, на которые может быть оказано непосредственное воздействие, явления реальной действительности, например, действия, процессы, идеальные вещи"2. Информация не является вещью, в связи с чем возникает вопрос о том, можно ли признать ее предметом преступления или же предметом является только ее материальный носитель?

Для ответа на этот вопрос необходимо рассмотреть понятие материального носителя и определить общеправовой статус информации.

Понятие материального носителя в законодательстве является ограниченным в сравнении с его философским пониманием. Правовое понятие материального носителя неоднозначно. Оно зависит от тех целей, которые преследует законодатель при регулировании тех или иных отношений3. Как правило, под материальным носителем понимаются материальные объекты, в том числе физические поля, в которых информация находит свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов, создавая тем самым возможность для ее накопления, хранения, передачи и использования4 Однако в некоторых нормативно-правовых актах это понятие употребляется в более узком смысле. Так, Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" распространяется не только на конкретный класс информации - на документированную информацию, то есть уже полученную, объективированную и зафиксированную на материальном носителе. Одной из целей указанного Закона является "установление обязанности владельца информации предоставить ее для формирования информационных ресурсов в письменной или иной читаемой форме с указанием реквизитов, которые соответствуют стандарту и позволяют установить ее источник (автора), время создания, назначение, содержание и значение (ценность) для определенной системы знаний и отношений".. Физическое поле (пространство, в котором проявляются физические свойства материального объекта в результате его взаимодействия со средой) не является в данном случае материальным носителем. Документированная информация представляет собой такую организационную форму, которая определяется как единая совокупность: а) содержания информации, б) реквизитов, позволяющих установить источник, полноту информации, степень ее достоверности, принадлежность и другие параметры, в) материального носителя информации, на котором ее содержание и реквизиты закреплены5. Документированная информация приравнивается к понятию документа, которое может рассматриваться в широком и узком смысле. Обычно под документом в широком смысле слова понимается информация, зафиксированная вне памяти человека или ЭВМ любым способом на том или ином материальном носителе с целью обращения в информационной сфере6. Однако данное определение не включает в себя электронный документ, за которым признается юридическая сила, если он имеет электронную цифровую подпись (п.3 ст.5 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации"), и который также признается документированной информацией. Такое широкое понятие документа дается, например, в Федеральном законе от 29 декабря 1994 г. № 77-ФЗ "Об обязательном экземпляре документов"7, в Федеральном законе от 29 декабря 1994 г. № 78-ФЗ "О библиотечном деле"8. В узком смысле под документом понимают материальный объект, содержащий в зафиксированном виде информацию, оформленную установленным порядком и имеющий в соответствии с действующим законодательством правовое значение9.

В философии же материальным носителем информации считаются материальные объекты, включая человека. Даже тогда, когда информация "является стороной отражения сознанием человека объективного мира, она существует лишь в единстве с определенными нейрофизиологическими процессами, то есть имеет свой материальный носитель"10. Следовательно, все психические процессы (ощущение, восприятие, запоминание, мышление), а также речь имеют в своей основе нейрофизиологические механизмы. Необходимо учитывать особенности такого носителя информации как человек. Так, без его согласия из его памяти, как правило, никакая информация не может быть извлечена. Кроме того, "он может давать оценку важности имеющейся у него в памяти информации и в соответствии с этим обращаться с нею. Он может ранжировать и потребителя защищаемой информации, то есть знать, кому и какую информацию он может доверить. В то же время он может заблуждаться в отношении истинности потребителя защищаемой информации, или встать на путь сознательного несохранения доверенной ему по службе или работе секретной или конфиденциальной информации"11. Говорить о том, что человек - "материальный носитель" - не совсем корректно. Поэтому для обозначения носителей каких-либо сведений (включая человека) лучше использовать понятие "источник информации".

Таким образом, в философии является общепризнанным положение, согласно которому информацию невозможно представить без какой-либо материальной основы, она является атрибутом (свойством) материи и неотделима от нее. Информация идеальна по содержанию и материальна по форме. Однако это положение не всегда учитывается при закреплении режима информации, что создает трудности при решении целого ряда проблем уголовного права. Например, в зависимости от того, будет ли признаваться информация имуществом или нет, будет решаться и вопрос о квалификации общественно опасных посягательств на нее. В российском же законодательстве правовой режим информации урегулирован недостаточно четко. Так, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК) (ст.128) считает информацию самостоятельным объектом гражданских прав наряду с имуществом, работами и услугами, результатами интеллектуальной деятельности и нематериальными благам. Следовательно, гражданское законодательство не признает информацию имуществом. Это связано с отрицанием цивилистами возможности распространения на информацию и информационные ресурсы как на нематериальные объекты института права вещной собственности. Российское гражданское законодательство предполагает, что информация и информационные ресурсы должны иметь специализированный режим в товарном обороте. Однако это общее положение не выдерживается уже в самом ГК. Если служебная и коммерческая тайны, как определенный вид информации, являются самостоятельным объектом прав (положения ст.128 ГК конкретизируются в ст.139 ГК), то такой вид информации, как личная и семейная тайна, считается одним из нематериальных благ (ст.150 ГК).

В Федеральном законе "Об информации, информатизации и защите информации" документированная информация признается элементом состава имущества, на которое распространяется право собственности. В данном случае имеется в виду конкретный документ или конкретные документы в отдельных информационных системах. Распространение на информацию режима вещной собственности находит свое отражение в ряде других нормативно-правовых актов (например, в Основах законодательства РФ об архивном фонде и архивах от 7 июля 1993 г. № 5341-112, в Федеральном законе 19 июля 1998 г. № 113-ФЗ "О гидрометеорологической службе"13, в Постановлении Правительства РФ от 29 сентября 1997 г. № 1252 "Об утверждении Порядка предоставления гражданам и юридическим лицам информации о лесном фонде, являющейся федеральной собственностью"14. Представляется недостаточно обоснованной позиция, высказываемая некоторыми авторами, что "в результате документирования происходит как бы материализация и овеществление сведений"15, в связи с чем они могут быть признаны имуществом. Так же как закрепление права на имущество в определенных документах не превращает его в предметно-натуральную категорию, так и фиксирование информации на определенном носителе не делает ее материальным объектом. Информация обладает рядом признаков (свойств), отличающих ее от вещных, материальных объектов: а) известная самостоятельность информации по отношению к своему носителю; б) возможность многократного использования одной и той же информации; в) ее неисчезаемость при потреблении; г) сохранение передаваемой информации у передающего субъекта16. И это отличие информации от материальных вещей находит свое отражение в ряде нормативно-правовых актов. Например, ст.10 Закона РФ "О государственной тайне" определяет порядок ограничения прав собственности на информацию в связи с ее засекречиванием. Между органом государства и собственником информации заключается договор о ее передаче. Однако, учитывая то обстоятельство, что у передающего субъекта эти сведения сохраняются, законодатель предусматривает для него обязанность по их нераспространению. В связи с этим несколько уязвимой представляется отсылка Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" к гражданскому законодательству по поводу регулирования права собственности на информацию (ч.1 ст.6), поскольку само гражданское законодательство не считает информацию имуществом и не распространяет на нее вещное право. Перечисленные же выше нормативно-правовые акты, регулирующие режим документированной информации как объекта собственности, являются, в основном актами административного законодательства, затрагивающими проблему собственности с точки зрения распределения сфер ведения Российской Федерации и ее субъектов или вопросы ответственности отдельных видов органов за использование государственных информационных ресурсов.

Часть 2 ст.1 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" предусматривает, что этот закон не затрагивает отношений, регулируемых Законом РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах"17. Не ясно, что имел в виду законодатель. Это может означать либо то, что оба эти закона имеют самостоятельные сферы действия, либо то, что Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации", не затрагивая отношений по созданию авторской продукции и ее использованию, которые регулируются авторским правом, тем не менее включает документированную информацию, содержащую авторское произведение, в информационные ресурсы страны. Наиболее обоснованным представляется второе толкование. Из положений Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" можно сделать вывод, что объектом регулирования данного нормативно-правового акта является смысл информации. Главное, чтобы форма представления подобной информации позволяла иным лицам ознакомиться с произведением (это может быть и устная форма).

В законодательстве и в юридической литературе существуют две крайности при рассмотрении информации и ее носителя. В ряде случаев признание неразрывной связи информации и материального носителя приводит к отождествлению идеальной информации с ее материальным носителем, в результате чего сама информация считается материальным объектом (в частности, имуществом). В других случаях, считается, что информация может существовать в идеальном виде, без материального носителя (например, при устном ее распространении). Этих двух крайностей следует избегать. Как уже не раз отмечалось, информация всегда имеет свою материальную основу, свой источник, без которого она не существует, но это не означает, что информация является вещью материального мира. Иногда бывает неважно, на каких именно носителях зафиксированы те или иные сведения, и здесь можно рассматривать информацию в качестве самостоятельной субстанции. "Самостоятельное рассмотрение информации и ее носителя, принятие их как объектов, независимых один от другого, необходимо тогда, когда речь идет о специфических условиях, возникающих из жизненных потребностей, в рамках соответствующих общественных отношений. В одних случаях потребности делают необходимым правовое регулирование информационной стороны объекта, а в других случаях - вещественной стороны того же объекта. На что будет направлена мысль законодателя, зависит от поставленной им цели"18.

Теория уголовного права также не избежала двух указанных крайностей при решении вопроса, что является предметом преступления: информация или ее носитель. Необходимо отметить, что положение, согласно которому предметом преступления могут быть только вещи материального мира, претерпело в последнее время ряд изменений. Так, предметом преступлений против собственности всегда считались вещи. Под вещью понимается материальный объект внешнего мира. Однако практически большинство ученых признают, что предметом мошенничества может быть право на какую-либо вещь (например, на квартиру) 19, а в ст.163 УК прямо указаны в качестве предмета вымогательства права на имущество, а также действия имущественного характера. Таким образом, предметом преступления признаются юридическая категория и услуги, то есть нематериальные объекты. Многие авторы предметом преступления признают и информацию20. Так, традиционно по предмету различают два вида шпионажа. Предметом первого вида шпионажа признают сведения, составляющие государственную тайну, предметом второго - иные сведения, используемые в ущерб внешней безопасности РФ. Кроме того, предметом выдачи государственной тайны (ст.275 УК) или ее разглашения (ст.283 УК) считают сведения, составляющие государственную тайну. Предметом преступления, предусмотренного ст.137 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни), являются самые различные сведения, составляющие его личную или семейную тайну. В данном случае информация признается предметом преступления. В связи с этим некоторые авторы, определяя понятие предмета в общем плане, включают в него интеллектуальные ценности21. По мнению И.А. Юрченко, эта позиция представляется не вполне обоснованной. Как правило, понятие предмета преступления связывается с двумя признаками: 1) это то, в связи с чем или по поводу чего совершается преступление; 2) это то, на что можно оказать непосредственное воздействие. Второй признак не менее важен, чем первый, поскольку именно с его помощью можно описать механизм совершения преступления. Даже если считать предметом интеллектуальные ценности, то следует признать, что воздействовать на них можно только через те материальные объекты, с которыми они связаны. Это же положение относится к информации. Преступное посягательство на нее можно совершить только путем воздействия на ее источник (носитель). Но это не означает, что предметом преступления следует признавать носитель информации, поскольку преступное посягательство совершается в связи с теми или иными сведениями, а не по поводу их носителя. Следовательно, двумя этими признаками, характеризующими тот или иной объект как предмет преступления, не обладает ни сама информация, поскольку на нее нельзя воздействовать непосредственно, ни носитель информации, поскольку не по поводу него совершается общественно опасное деяние. Оба эти признака в совокупности можно применить только по отношению к такой категории, как "информация, закрепленная на материальном носителе"22.

Существует мнение, что наличие предмета в качестве конструктивного признака состава преступления зависит от способа собирания и распространения информации23. В случае, когда происходит устное распространение сведений или собирание путем расспрашивания кого-либо, то предмета преступления нет, поскольку нет материального носителя информации. Однако, как уже неоднократно указывалось, информация не существует отдельно от своего носителя. И в философском плане даже человек является материальным носителем. Конечно, в области уголовного права человек не признается предметом, но тем не менее он является источником информации, он ее воспринимает, хранит в памяти, воспроизводит, и все эти процессы имеют материальную (нейрофизиологическую) основу24. Например, невозможно получить информацию непосредственно из мозга человека, для этого необходимо с ним взаимодействовать (путем расспрашивания) или воздействовать на него (путем подкупа, угроз, насилия и т.п.). Точно так же невозможно непосредственно получить действия имущественного характера (ст.163 УК), необходимо оказать воздействие на человека для того, чтобы он их совершил. Собирание или распространение информации устным путем можно представить как взаимодействие двух материальных объектов, при котором происходит передача сведений. Если при собирании используются незаконные способы воздействия (угрозы, насилие), то источник информации признается потерпевшим, а сама информация предметом преступления.

Таким образом, учитывая неразрывную связь информации с ее материальным носителем, стоит переставить акценты и считать предметом преступления информацию, зафиксированную на материальном носителе, а не материальный носитель с закрепленной на нем информацией.


Глава 2. Понятие и виды преступлений в сфере охраняемой законом информации


Одними из важнейших правовых средств обеспечения информационной безопасности России являются нормы уголовного законодательства, устанавливающие преступные деяния, посягающие на отношения в различных сферах информационной безопасности и определяющие санкции за их совершение.

УК насчитывает 15 статей, предусматривающих ответственность за совершение посягательств на охраняемую законом информацию, находящихся в различных разделах и главах его Особенной части.

В УК они структурированы следующим образом:

Раздел VII. Преступления против личности

Глава 19. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина:

Статья.137. Нарушение неприкосновенности частной жизни;

Статья.138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений.

Глава 20. Преступления против семьи и несовершеннолетних:

Статья.155. Разглашение тайны усыновления (удочерения).

Раздел VIII. Преступления в сфере экономики

Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности:

Статья.183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Статья.189. Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники

Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

Глава 28. Преступления в сфере компьютерной информации:

Статья.272. Неправомерный доступ к компьютерной информации

Статья.273. Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ

Статья.274. Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети

Раздел X. Преступления против государственной власти

Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства:

Статья.275. Государственная измена;

Статья.276. Шпионаж;

Статья.283. Разглашение государственной тайны;

Статья.284. Утрата документов, содержащих государственную тайну.

Глава 31. Преступления против правосудия:

Статья.310. Разглашение данных предварительного расследования;

Статья.311. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса.

Глава 32. Преступления против порядка управления:

Статья.320. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа.

Определяя непосредственные объекты указанных преступлений необходимо заметить, что доктрина уголовного права признает в качестве объекта преступного посягательства общественные отношения, блага и интересы, на которые посягает преступление.

Непосредственными объектами рассматриваемых деяний будут выступать общественные отношения, складывающиеся по поводу соблюдения установленного порядка обращения с охраняемой законом информацией.

Объективную сторону большинства рассматриваемых преступлений образуют два вида действий: сбор (похищение) или распространение (разглашение) сведений, содержащих какую-либо тайну. Статья 189 УК, среди прочих, признает преступным деянием незаконный экспорт технологий, научно-технической информации, в отношении которых установлен специальный экспортный контроль. Объективная сторона ст.284 УК может выражаться также преступным бездействием, связанным с нарушением лицом, имеющим допуск к государственной тайне, установленных правил обращения с содержащими государственную тайну документами, а равно с предметами, сведения о которых составляют государственную тайну.

Под сбором следует понимать действия, направленные на получение информации субъектом преступления любым незаконным способом. Термин "незаконность" в каждом конкретном случае может означать:

 отсутствие согласия обладателя информации на ее получение или разглашение третьими лицами (ст. ст.137, 155, ч.1 ст.183, ст.310 УК);

 прямое указание в нормах закона на недопустимость получения или распространения сведений, составляющих тайну третьими лицами (ст.138, ч.2 ст.183, ст. ст.275, 276, 283, 311, 320 УК).

Распространение означает сообщение кому-либо о сведениях, составляющих тайну, лицами, которым такие сведения стали известны как законным, так и незаконным путем.

Субъективная сторона рассматриваемой категории преступлений характеризуется умышленной формой вины. Ряд преступлений (ст. ст.137, 155, ч.2 ст.183, ст. ст.189, 320 УК) совершаются с прямым умыслом, поскольку диспозиции этих статей предусматривают совершение преступных действий при наличии корыстного или иного личного мотива, либо преступной цели. Преступление, предусмотренное ст.284 УК совершается только по неосторожности.

Субъект в большинстве составов преступлений (ч.2 ст.137, ст. ст.155, 189, 275, 276, 283, 284, 310, 311 УК) - специальный. Им может выступать должностное лицо, лицо, занимающее определенное служебное положение, а в ст. ст.275 и 276 УК одним из признаков, характеризующих субъекта преступления, является гражданство.

Таким образом, под преступлениями, посягающими на охраняемую законом информацию, следует понимать предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу соблюдения установленного порядка обращения с охраняемой законом информацией.

Рассмотрим обозначенные выше составы преступлений, относящиеся к главе 19 УК.

По смыслу диспозиции ст.137 УК, нарушение неприкосновенности частной жизни состоит в том, что виновный собирает или распространяет сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, без его согласия. Личную и семейную тайну составляют различного рода сведения, которые находятся за рамками публичного интереса и о которых лицо не желает сообщать другим лицам (сведения об отношениях в семье, о различных сторонах интимной жизни и т.п.).

Сбор может осуществляться любым способом, причем последний не влияет на квалификацию преступления. Последнее время особое раздражение у лиц, пользующихся популярностью, вызывает деятельность так называемых паппараци - фотографов, стремящихся отразить на фотопленке самые пикантные моменты из жизни известных людей. Их работа небезобидна, поскольку информация, добытая ими, может служить компрометирующим материалом, существенно влияющим на репутацию "разрабатываемого" человека. Наглядный пример тому, скандальная ситуация с бывшим Генеральным прокурором РФ Ю.И. Скуратовым.

Способами распространения сведений о частной жизни лица выступают публичное выступление или публичная демонстрация произведения, в том числе в средствах массовой информации.

Оконченным преступление считается с момента причинения вреда правам и законным интересам граждан.

С субъективной стороны преступление характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Виновный осознает, что он совершает преступление, предусмотренное ст.137 УК, предвидит неизбежность, а иногда - только возможность причинения ущерба правам и законным интересам потерпевшего, желает наступления этих последствий, сознательно допускает или безразлично относится к ним. Мотивом является корыстная или иная личная заинтересованность. Корыстная заинтересованность состоит в желании получить материальную выгоду. Иная личная заинтересованность может состоять в стремлении устранить претендента на вакантную должность, дискредитировать соперника или соперницу, отомстить обидчику, навредить недоброжелателю, стремление продвинуться по службе и т.п.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.

Часть 2 рассматриваемой статьи предусматривает квалифицированный состав, и в качестве обстоятельства, отягчающего совершение данного преступления, признает использование служебного положения. Субъектом данного деяния может быть как служащий государственного учреждения, объединения, предприятия или органа местного самоуправления, так и лицо, обладающее служебными полномочиями в общественной организации или иной негосударственной организации.

Неукоснительное выполнение и дальнейшее развитие в законодательстве норм Конституции, провозглашающих человека, его права и свободы высшей ценностью и устанавливающих право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, должны стать одним из главных приоритетов отечественного права.

Статья 138 УК направлена на защиту установленного ч.2 ст.23 Конституции РФ права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. При этом данный состав предусмотрел ответственность не только за нарушение названных прав граждан, но и за незаконное изготовление, приобретение и использование технических средств негласного получения информации.

Объективная сторона части 1 рассматриваемого преступления выражается в незаконном ознакомлении с перепиской, почтовыми и телеграфными сообщениями, прослушивании чужих телефонных переговоров, а также ознакомлении с информацией, поступившей по телексу, телефаксу и другим средствам коммуникации.

Часть 2 статьи предусматривает ответственность за совершение указанных в части 1 действий лицом с использованием служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

К техническим средствам, являющимся средствами совершения рассматриваемого преступления, можно отнести компьютерную технику, средства дистанционного акустического контроля, программные и аппаратные закладки, сканирующие устройства и др.

Производство, сбыт или приобретение с целью сбыта либо сбыт, а равно приобретение специальной аппаратуры в целях последующего сбыта является преступным. Ответственность за такие деяния установлена в ч.3 ст.138 УК.

Общее правило о сохранении в тайне почтово-телеграфной корреспонденции имеет три исключения. Разрешается вскрывать корреспонденцию в следующих случаях:

1) по распоряжению получателя;

2) по указанию руководителя предприятия связи (при нарушении оболочки, перевязи, печати и т.п.);

3) с санкции суда и при наличии достаточных на то оснований.

Нарушение тайны почтово-телеграфной корреспонденции возможно лишь в рамках уголовно-процессуальных, уголовно-исполнительных правоотношений и в оперативно-розыскной деятельности. Это, на наш взгляд, вполне допустимо, так как интересы борьбы с преступностью иногда выше, чем тайна переписки. Поэтому Конституция (ст.23) допускает наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее осмотр и выемку в интересах раскрытия преступлений по определению или постановлению суда.

Разглашение тайны корреспонденции влечет применение уголовно-правовых или дисциплинарных санкций. По ст.138 УК могут нести ответственность дознаватель, следователь, прокурор, оперативные работники, понятые, специалист, переводчик, эксперт, допущенные к участию в осмотре и выемке корреспонденции, а также работники учреждений связи. При наличии соответствующих признаков действия участников процесса, разгласивших сведения, ставшие им известными из уголовного дела, могут быть квалифицированы по ст.310 УК. Представляется, что частные лица, получившие доступ к уголовному делу, к которому приобщена личная переписка граждан, несут ответственность за разглашение тайны переписки, если они в порядке ст.161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК) были предупреждены следователем о необходимости сохранения тайны предварительного следствия. Однако непонятно, почему ст.138 УК вводит ответственность лишь за нарушение тайны переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а не всей почтово-телеграфной корреспонденции граждан (посылки, бандероли, денежные переводы) 25. Проблемной для квалификации представляется ситуация, при которой злоумышленники знакомятся с информацией, поступающей к абоненту по электронной почте. В данном случае возникает конкуренция ст. ст.138 и 272 УК. Представляется, что такие действия необходимо квалифицировать по ст.272 УК, что обуславливается спецификой объекта ее охраны - компьютерной информацией. Уголовный закон в этом отношении нуждается в совершенствовании.

Обратимся к главе 20 и ее "информационной норме" - ст.155 УК - разглашение тайны усыновления (удочерения). Данный состав является новым для уголовного законодательства России. Его появление вызвано тем, что в последние годы были выявлены различного рода злоупотребления, подлоги и другие антиобщественные действия в связи с решением вопроса об усыновлении (удочерении) детей.

Тайна усыновления должна сохраняться: в интересах ребенка, которому причинялась бы травма, если бы он узнал о своем происхождении не от усыновителей; в интересах усыновителей, которым в ряде случаев было бы трудно сохранять контакт с ребенком и добрые отношения в семье, если тайна усыновления будет разглашена; в интересах общества, заинтересованного в преобладании благополучных бесконфликтных семей; в интересах подлинных родителей усыновленного, которые по тем или иным причинам не состоянии его воспитывать.

Обязанность сохранять в тайне усыновление лежит на судьях, вынесших решение об усыновлении ребенка, и должностных лицах, осуществляющих государственную регистрацию усыновления, а также на лицах, иным образом уведомленных об усыновлении (ст.139 Семейного кодекса РФ). Эта формулировка закона нуждается в комментарии и совершенствовании. Кроме судей, тайну усыновления обязаны соблюдать: секретарь судебного заседания, другие работники суда; прокурор, если он участвовал в деле; другие участники процесса; представители органов опеки и попечительства, готовившие материал для суда, участвовавшие в суде и производившие государственную регистрацию усыновления; работники ЗАГСа при изменении фамилии, имени и отчества усыновляемого; руководитель и служащие воспитательных, лечебных и других подобных учреждений, где до усыновления находился ребенок. Все эти лица обязаны хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну и несут ответственность за ее разглашение по ст.155 УК26.

Но тайна усыновления может быть известна и другим лицам: родителям усыновляемого, поскольку, по общему правилу, необходимо их согласие на это; свидетелям, если они были вызваны в суд для решения вопроса об усыновлении; переводчику, если он участвовал в суде; другим гражданам (учителям, соседям, знакомым), узнавшим об усыновлении. Эти лица не обязаны хранить профессиональную тайну, поэтому их можно, конечно, порицать за неэтичный поступок, но привлекать к уголовной ответственности нельзя, за исключением случаев, когда они действовали из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан. В этой ситуации возможно применение ст.137 УК.

Особо стоит вопрос об ответственности усыновителей за разглашение тайны усыновления. Такие случаи редки, но возможны. Усыновитель может разгласить эту тайну, например, в пылу семейной ссоры или в ответ на настойчивые вопросы подростка, заподозрившего, что он происходит не от этих родителей. В такого рода случаях усыновитель может нести ответственность по ст.155 УК, если будет доказано, что он действовал из корыстных или иных низменных побуждений.

Глава 22 УК "Преступления в сфере экономической деятельности" содержит две нормы, устанавливающие ответственность за посягательства на охраняемую законом информацию - ст. ст.183 и 189.

В соответствии с Федеральным законом от 7 августа 2001 г. № 121-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем"27 редакция ст.183 УК была изменена.

В диспозиции ст.183 сведения, составляющие коммерческую тайну, системно объединены со сведениями, составляющими налоговую и банковскую тайну, хотя данные правовые институты в достаточной степени различаются. Но, тем не менее, законодатель посчитал, что с точки зрения уголовно-правового регулирования эти различия не имеют существенного значения.

В ч.1 ст.183 УК формулируется такой состав преступления, как собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом.

Объективная сторона преступления, охватываемого указанным выше составом, характеризуется умышленными действиями, заключающимися в собирании сведений, составляющих коммерческую тайну, путем трех в целом определенных законом способов - похищения документов, подкупа или угроз. Под "иным незаконным способом" следует понимать любой способ, запрещенный законодательством. Например, им может быть получение информации из каналов связи или технических средств с помощью специальной аппаратуры, правомерность которого достаточно жестко ограничена Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности"28.

Именно указание на "иной незаконный способ" собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, приводит к коллизии гражданского и уголовного законодательства. Если за собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, в силу высокой степени общественной опасности этих способов противоправного действия должна наступать уголовная ответственность, то в случае "иного незаконного способа" собирания таких сведений становится неясным, нужно ли квалифицировать эти действия как уголовно наказуемые или допустимо рассматривать возникший спор в порядке гражданского судопроизводства29.

Решение вопроса возможно путем установления в УК ответственности за наиболее общественно опасные способы получения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, причем перечень этих способов должен быть исчерпывающим, что позволит избежать ошибок в квалификации таких деяний.

Иной незаконный способ собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, может выражаться, например, в использовании для этого компьютерной техники.

Так, Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила Свердловской области рассмотрел уголовное дело по обвинению Р. по ст. ст.159, 183, 272, 273 УК. В октябре-ноябре 1998 г. Р., пользуясь своим служебным положением, совершил изменение ведомости начисления заработной платы на предприятии так, что у работников, которым начислялось более ста рублей, списывалось по одному рублю, эти средства поступали на счет, откуда Р. их впоследствии и снял. Выполненные им изменения в бухгалтерской программе были квалифицированы по ст.273 УК, сбор сведений о счетах лиц, данные о которых были внесены в базу данных предприятия, - по ст.183 УК, модификация этих данных - по ст.272 УК, а получение начисленных денежных средств - по ст.159 УК.Р. был приговорен к 5 годам лишения свободы условно с лишением права заниматься профессиональной деятельностью программиста и оператора ЭВМ сроком на 2 года.

Часть 2 ст.183 УК формулирует следующий состав преступления:

"Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе".

Следует сразу обратить внимание на то, что термин "незаконные" здесь излишен, так как далее нормой устанавливается одно из основных условий криминализации данного деяния - отсутствие согласия владельца этих сведений. Остается также сожалеть, что законодатель использовал понятие "владелец", а не понятие "обладатель", как это было сделано в ст.139 ГК, т. к. последний термин более точно отражает сущность отношения лица к информации, составляющей коммерческую тайну.

Разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, представляет собой стремление виновного предать такие сведения огласке, так чтобы они стали известны неограниченному кругу посторонних лиц, либо возмездную передачу таких сведений другому лицу или группе лиц, не имеющих право на ознакомление с этими сведениями.

В 1999 г. на одном из крупнейших предприятий г. Воронежа АО "Воронежский дрожжевой завод" произошло событие, вызвавшее серьезный общественный резонанс. В период времени с июня по октябрь этого года, десятки акционеров указанного предприятия подверглись нападениям со стороны неизвестных злоумышленников. При этом в адрес держателей акций высказывались угрозы различного характера и предъявлялись требования продать принадлежащие им акции определенным лицам. Как позже было установлено следствием, причиной этих нападений послужило стремление третьих сил получить право собственности на контрольный пакет акций этого АО. Такое давление на акционеров стало возможным вследствие незаконного разглашения реестра держателей акций, содержащего в себе сведения, носящие характер коммерческой тайны. По данному факту было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.183 УК30.

Использование рассматриваемых сведений может заключаться в применении собранных сведений на производстве для принятия управленческих решений и т.д.

Часть 3 предусматривает ответственность за те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности.

Представляется не совсем оправданным то, что законодатель, определив состав ч.3 ст.183 УК как материальный по признаку причинения крупного ущерба, не раскрывает его содержания, предоставляя такую возможность правоприменителю. Это существенно усложняет квалификацию такого рода деяний, потому как непонятно, из чего должен исходить правоприменитель, определяя размер причиненного ущерба, тем более что оценить коммерческую конфиденциальную информацию в материальном выражении можно только субъективно, а каких-либо четких правовых положений, определяющих порядок такой оценки, на настоящий момент не существует. Можно предположить, что к крупному ущербу можно отнести, в частности, случаи причинения материального ущерба, существенно отразившегося на финансовом состоянии фирмы, банка иной коммерческой структуры, однако не повлекшего банкротства, иных тяжких последствий. В противном случае такие деяния должны квалифицироваться по ч.4 рассматриваемой статьи.

При оценке действий, совершенных из "корыстной заинтересованности", следует установить то, что мотивом совершения преступления стало стремление к обогащению, за счет собирания, разглашения или использования указанных сведений.

Так, СУ при МВД Республики Башкортостан 23 июня 1999 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.158 УК по факту несанкционированного доступа к сети Интернет. Злоумышленники сканировали удаленные компьютеры, незаконно копировали пароли и учетные имена (т.е. информацию, составляющую коммерческую тайну) зарегистрированных пользователей сети, а затем использовали их при работе в Интернет, выдавая себя за зарегистрированных пользователей, причиняя им материальный ущерб. В ходе следствия М. и Н. было предъявлено обвинение, их действия были квалифицированы по ст. ст.183 и 272 УК. Несанкционированное копирование учетных имен и паролей для доступа было квалифицировано по ст.183 УК. То, что рассматриваемые деяния не были квалифицированы по ст.165 УК представляется упущением следствия.

Часть 4 предусматривает ответственность за деяния, предусмотренные частями второй или третьей рассматриваемой статьи, повлекшие тяжкие последствия. Под тяжкими последствиями можно понимать банкротство организации, фирмы в результате преступных действий виновных, либо, например ситуации, когда представители организованных преступных групп, получив незаконным путем конфиденциальную коммерческую информацию о клиенте банка, совершают в отношении него вымогательство или иное тяжкое преступление.

Субъектом преступления (за исключением ч.2) является физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Субъект ч.2 - специальный - лицо, которому сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну, стали известны по службе или работе, при чем лицо осознает, что эти сведения составляют одну из перечисленных видов тайн.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Формулировка статьи исключает уголовное преследование лиц, разгласивших конфиденциальные сведения либо иным способом допустивших ознакомление с ними в результате неосторожности.

Статья 189 УК предусматривает ответственность за незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники.

Целью статьи является охрана порядка осуществления экспорта объектов интеллектуальной собственности и услуг, имеющих стратегическое значение для поддержания обороноспособности страны и международной безопасности, а также охрана жизни и здоровья населения.

Основным нормативным документом, регламентирующим внешнеторговую деятельность, является Закон Российской Федерации от 13 октября 1995 г. "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности"31.

Перечни технологий, видов информации и услуг, а также соответствующего вооружения и техники, экспорт которых запрещен, устанавливаются рядом нормативных актов, к числу которых относят: Указы Президента Российской Федерации: от 14 февраля 1996 г. "Об утверждении Списка ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий, подпадающих под экспортный контроль"32, от 21 февраля 1996 г. "О контроле за экспортом из Российской Федерации оборудования и материалов двойного назначения и соответствующих технологий, применяемых в ядерных целях, экспорт которых контролируется"33, от 26 августа 1996 г. "О контроле за экспортом из Российской Федерации товаров и технологий двойного назначения"34 с утвержденным списком таких товаров и технологий и др.

Объективная сторона данного преступления выражается в незаконном экспорте технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники и в отношении которых установлен специальный экспортный контроль.

Под экспортом понимают любые виды вывоза технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, с таможенной территории Российской Федерации за границу без обязательства об обратном ввозе.

Технология - вся совокупность специальной информации, которая требуется для разработки, производства и использования (применения) любого вида оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники.

Научно-техническая информация включает в себя материальные носители информации о любых стадиях разработки оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники.

Преступление окончено с момента совершения общественно опасных действий, наступления преступных последствий не требуется.

Субъектом данного преступления являются лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, руководители юридических лиц, которые в силу своего должностного (служебного) положения обладают соответствующей информацией, принимают окончательное решение об экспорте.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, лицо знает об имеющемся запрете на экспорт технологии и услуг данной категории, знает о содержании и характере экспортируемых материалов, но умышленно совершает ряд действий, направленных на экспорт технологий, информации, умышленно уклоняясь от прохождения специального экспортного контроля.

Уголовно-правовая охрана сведений, содержащих государственную тайну, закреплена в некоторых нормах главы 29 УК “Преступления против конституционного строя и безопасности государства”. К преступлениям, посягающим на данный вид информации с ограниченным доступом, относятся следующие составы:

 государственная измена (ст.275 УК);

 шпионаж (ст.276 УК);

 разглашение государственной тайны (ст.283 УК);

 утрата документов, содержащих государственную тайну (ст.284 УК).

Все вышеперечисленные составы взаимосвязаны между собой и имеют сходную конструкцию. Об этом говорит также то, что формами государственной измены являются шпионаж и выдача государственной тайны, которые в зависимости от субъекта, субъективной стороны и других обстоятельств выступают в качестве самостоятельных составов.

Шпионаж как способ совершения преступления предусмотрен двумя составами: это либо одна из форм государственной измены (ст.275 УК), в случае если это деяние совершено гражданином России, либо специальный состав преступления - при совершении иностранцем или лицом без гражданства (ст.276 УК). По своей сути шпионаж может заключаться в следующем:

1) в передаче, а равно собирании, похищении или хранении в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну;

2) в передаче или собирании по заданию иностранной разведки иных (не составляющих государственную тайну) сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Передача сведений может осуществляться устно, письменно, с помощью шифров и кодов, лично, через посредников, с использованием почтовой, радио, телефонной, телеграфной, компьютерной связи, тайников и т.п.

Собирание осуществляется путем выведывания (опроса), наведения справок, сбора образцов, наблюдения, обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств, исследования предметов и документов (включая их фотографирование, снятие копий, изготовление выписок, чертежей, схем и зарисовок), контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, съема информации с технических каналов связи, извлечения сведений из ЭВМ и т.д.

Наглядным примером профессионализма сотрудников ФСБ России является недавнее задержание 25-летнего двойного агента спецслужб Литвы и США под псевдонимом "Студент". Шпионская деятельность последнего была пресечена при попытке неправомерного доступа в файлы компьютерной системы ФСБ, содержащей сведения об обеспечении информационной безопасности Российской Федерации35.

Представляется, что как шпионаж не должны расцениваться действия лиц, получающих интересующую информацию путем обработки сообщений средств массовой информации.

Похищение сведений состоит в неправомерном изъятии у собственников или владельцев, пользователей материальных носителей информации: документов, фото-, кино-, видео-, аудиоматериалов, машинных носителей и т.д., содержащих сведения, составляющие государственную тайну, а также предметов (изделий, приборов, оружия, веществ), сведения о которых составляют государственную тайну.

Хранение сведений представляет собой сбережение лицом у себя, у других лиц либо в специально подготовленных местах, хранилищах, помещениях и т.д. материальных носителей с информацией, составляющей государственную тайну, которые могут быть до этого похищены, изготовлены самим лицом (например, в виде копий, отчетов, сообщений и т.п.) или добыты каким-либо иным путем (например, получены от третьих лиц).

Выдача государственной тайны иностранному государству, иностранной организации или их представителям, как и шпионаж, совершенный гражданином Российской Федерации, является одной из форм государственной измены (ст.275 УК).

20 ноября 1997 г. следственным отделением Управления ФСБ РФ по Тихоокеанскому флоту было возбуждено уголовное дело в отношении капитана 2 ранга Пасько Г.М. по признакам преступления, предусмотренного ст.275 УК. Пасько Г.М. обвинялся в том, что он в период 1996-1997 г. г. неоднократно, как по поручению организаций - японской телерадиокорпорации "NHK" и японской газеты "Асахи Симбун", так и по собственной инициативе собирал различными способами в воинских частях, отделах и управлениях флота, хранил с целью передачи названным представителям иностранных организаций и передал за материальное вознаграждение документы и сведения, составляющие государственную тайну36.

Выдача государственной тайны состоит в сообщении лицом сведений, составляющих государственную тайну, иностранным организациям или их представителям любым способом. Принято считать, что выдача государственной тайны отличается от шпионажа способом завладения лицом сообщаемыми сведениями. При выдаче он не собирает и не похищает их, а становится их обладателем при каких-либо других обстоятельствах (узнает по службе или работе, из случайного разговора, находит и т.п.).

В рамках иного оказания помощи могут быть совершены такие действия как разглашение государственной тайны по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей, но без передачи или выдачи им (например, в средствах массовой информации в целях компрометации Российской Федерации), уничтожение носителей государственной тайны, повреждение и фальсификация компьютерной информации, содержащей такую тайну, и т.п.

Разглашение государственной тайны (ст.283 УК), состоит в предании ее гласности лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, если составляющие тайну сведения стали достоянием других лиц, при отсутствии признаков государственной измены.

Это преступление может совершить лишь лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, стали известны по службе или работе, либо были доверены при тех или иных обстоятельствах, например, в ходе предварительного следствия, судебного процесса и т.п. Так, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 г. разъясняется, что за разглашение государственной тайны должны нести ответственность также и те, кому указанные сведения были доверены, и при обстоятельствах, не связанных с их службой или работой.

Утрата документов, содержащих государственную тайну, заключается в нарушении лицом, имеющим доступ к государственной тайне, установленных правил обращения с содержащими государственную тайну документами, а равно с предметами, сведения о которых составляют государственную тайну, если это повлекло по неосторожности их утрату и наступление тяжких последствий. Обязательным признаком является наступление тяжких последствий, т. к. в противном случае уголовная ответственность не наступит. К тяжким последствиям относятся случаи, когда утраченные документы стали достоянием иностранной разведки, когда утраченный предмет представлял огромную научную и техническую ценность и т.п.

Исходя из вышеизложенного, можно с большой долей уверенности утверждать, что закон РФ "О государственной тайне", ряд статей Уголовного кодекса РФ и другие нормативно-правовые акты позволяют говорить о наличии сформулированной законодательной базы, направленной на защиту государственной тайны.

Совершенно очевидно, что по степени значимости служебную тайну нельзя сравнивать с государственной, т. к. последняя, несомненно, важнее. Однако в существующем перечне конфиденциальной информации служебная тайна занимает, на наш взгляд, одно из первых мест, потому что от обеспечения ее безопасности зависит нормальная деятельность органов государственной власти, в частности, правоохранительных органов.

В действующем УК не содержится нормы, прямо устанавливающей ответственность за противоправное распространение информации, составляющей служебную тайну. Однако ответственность за разглашение сведений, составляющих определенные виды служебной тайны, предусмотрена ст. ст.310, 311, 320 УК.

Указанные составы преступлений разграничиваются в зависимости от предмета преступления (разглашаемых сведений) и субъектов общественно опасных деяний.

Предметом преступления, предусмотренного ст.310 УК, являются документированные данные предварительного следствия, ставшие известными участнику уголовного процесса. Субъектом данного преступления может быть понятой, свидетель, потерпевший, защитник и любой другой участник уголовного процесса, достигший 16 лет и предупрежденный следователем о необходимости хранить в тайне известные ему сведения по делу.

Преступления, предусмотренные ст. ст.311 и 320 УК, имеют своими предметами сведения о мерах безопасности применяемых:

  • в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст.311);

  • в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст.320 УК).

Правовые источники и механизмы применения мер безопасности в отношении категорий лиц, перечисленных в диспозициях ст. ст.311 и 320 УК, различны. Так, в соответствии с ФЗ от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" (с изм. и доп. от 21 июля 1998 г., 6 января 1999 г., 29 февраля 2000 г., 18 июня 2001 г) 37 к лицам, подлежащим государственной защите, относятся:

1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели;

2) прокуроры;

3) следователи;

4) лица, производящие дознание;

5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность;

6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров;

7) сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы;

8) военнослужащие внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, принимавшие непосредственное участие в пресечении действий вооруженных преступников, незаконных вооруженных формирований и иных организованных преступных групп;

9) сотрудники органов контрразведки;

10) сотрудники федеральных органов налоговой полиции;

11) судебные исполнители;

12) работники контрольных органов Президента Российской Федерации, глав администраций субъектов Российской Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;

13) сотрудники федеральных органов государственной охраны;

14) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов Российской Федерации и финансовых органов субъектов Российской Федерации, органов государственного контроля в сфере торговли, качества товаров (услуг) и защиты прав потребителей, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;

15) близкие указанных лиц.

В целях обеспечения защиты жизни и здоровья указанных лиц, сохранности их имущества органами, обеспечивающими безопасность, могут применяться с учетом конкретных обстоятельств следующие меры безопасности:

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности;

3) временное помещение в безопасное место;

4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах;

5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы;

6) переселение на другое место жительства;

7) замена документов, изменение внешности.

По решению органа, обеспечивающего безопасность, может быть наложен временный запрет на выдачу данных о личности защищаемых лиц, их месте жительства и иных сведений о них из адресных бюро, паспортных служб, органов милиции, уполномоченных осуществлять контрольные, надзорные и разрешительные функции в области обеспечения безопасности дорожного движения, справочных служб автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондов за исключением случаев, когда такие сведения выясняются в установленном порядке в связи с производством по уголовному делу.

Что касается потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а также их близких (родственников и близких лиц), то меры безопасности в отношении указанных лиц предусмотрены УПК.

Так, в соответствии с ч.3 ст.11 УПК при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц следующие меры:

В протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, следователь вправе не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу (ч.9 ст.166 УПК);

Контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц указанных лиц, при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении них, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения (ч.2 ст.186 УПК);

Предъявление лица для опознания может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч.8 ст. 193 УПК);

Проведение закрытого судебного разбирательства (п.4. ч.2 ст.241 УПК)

Суд вправе провести допрос свидетеля без оглашения подлинных данных о его личности в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч.5 ст.278 УПК).

Субъектыпо рассматриваемым составам преступлений - специальные. В соответствии со ст. 19 Закона "О государственной защите…" ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности несут:

Должностные лица органов, обеспечивающих безопасность судей, народных заседателей, присяжных заседателей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов;

Должностные лица предприятий, учреждений и организаций, в адрес которых направлены решения органов, обеспечивающих безопасность. Таковыми могут быть работники адресных столов, паспортных служб, подразделений ГАИ, справочных служб автоматической телефонной связи, информационно-справочных фондов и т.п. 38 Что касается преступления, предусмотренного ст.311 УК, совершаемого в отношении потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а также их близких, то его субъектом может выступать следователь, лицо, производящее дознание и иные лица, которым сведения о мерах безопасности были доверены или стали известными в связи со служебной деятельностью.

Квалифицирующие признаки составов ст. ст.311 и 320 УК идентичны. Части вторые обеих статей предусматривают ответственность за совершение деяний, предусмотренных частями первыми рассматриваемых норм, повлекших тяжкие последствия. Данное понятие является оценочным. Таковыми могут быть признаны убийство должностного лица, потерпевшего, его представителя, свидетеля, иных участников уголовного судопроизводства, в отношении которых предпринимались меры безопасности, либо покушение на убийство, причинение им тяжкого вреда здоровью, уничтожение имущества, убийство или причинение тяжкого вреда работникам органов, осуществляющих личную охрану или охрану имущества, существенные материальные затраты на изменение мер безопасности в результате утечки информации.

Если разглашение информации о мерах безопасности привело к наступлению тяжких последствий для работников охраны, органов, обеспечивающих безопасность других лиц, субъектом данного преступления, согласно ст. 19 упомянутого закона, может быть и само лицо, в отношении которого применялись меры безопасности39.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключение курсовой работы представляется возможным сформулировать несколько выводов, логически завершающих данное исследование.

Существует множество точек зрения на содержание понятия “информация”, высказанных известными учеными в различных областях науки, однако при их изучении становится ясно, что единого, универсального трактования этого определения нет. Легальное толкование указанного термина приводится в Федеральном законе РФ от 20 февраля 1995 г. “Об информации, информатизации и защите информации”, в соответствии с которым информация - это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Информация имеет невещественную природу и материализует себя посредством существующих материальных носителей.

В современном обществе информация, как и любой другой объект права, нуждается в защите от каких бы то ни было посягательств на нее. В связи с этим появляется такое понятие, как “безопасность информации”, взгляд на которое осуществляется с двух позиций. С одной стороны безопасность информации определяется как состояние защищенности последней от неправомерных действий с ней и воздействий на нее. С другой стороны безопасность информации характеризуется по смыслу ее содержания - отсутствие в ней скрытых воздействий на психику человека или на иную информацию. Существует также более широкое понятие, определяемое как информационная безопасность, под которой, согласно ст.2 Федерального закона “Об участии в международном информационном обмене”, понимается состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование, использование и развитие в интересах граждан, организаций, государства.

Все многообразие информации в зависимости от ее правового режима можно классифицировать на общедоступную информацию и информацию с ограниченным доступом. Последняя включает в себя конфиденциальные сведения и государственную тайну.

Основой конфиденциальных сведений является тайна – сфера объективной реальности, скрытая от нашего восприятия либо понимания.

В любом цивилизованном обществе тайны занимают определенное место и проявляют себя как объективное социальное и правовое явление. При этом институты тайн выступают не только как механизмы ограничения доступа к информации, но и как отражение тех объективных процессов, которые протекают в обществе и государстве.

В соответствии с существующим законодательством выделяются государственная тайна, профессиональные и служебные тайны, коммерческая тайна, личная тайна.

Законодательство, регламентирующее обозначенные виды тайн, насчитывает по разным оценкам от 70 до 500 нормативных актов. Это свидетельствует об отсутствии четкой единой законодательной базы регулирующей данную сферу. Большинство существующих документов нуждаются в существенной доработке, а некоторые разновидности информации с ограниченным доступом требуют законодательного определения во вновь принимаемых законах и подзаконных актах.

Институт уголовно-правовой охраны информации с ограниченным доступом в отношении определенных видов тайн (например, государственной тайны), действует достаточно эффективно. В большинстве же случаев механизмы уголовно-правовой защиты тайн дают сбои. Нерешенными в полном объеме остаются вопросы уголовно-правовой защиты коммерческой и банковской тайн.

Отдельные разновидности информации с ограниченным доступом вообще не защищены уголовным законом; в частности отсутствует ответственность за нарушение режимов медицинской, журналистской тайн, тайны органов ЗАГС.

Формирование нормативной базы, в том числе и уголовно-правовой, обеспечивающей защиту информации с ограниченным доступом должно опираться на положительный опыт зарубежных государств в сфере противодействия посягательствам на такого рода сведения.

Создание эффективной системы обеспечения безопасности информации, защищающей информационную среду общества в интересах граждан, организаций, государства является комплексной проблемой, требующей незамедлительного решения.



Список использованной литературы


  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. - М., 1993.

  2. О государственной тайне: федер, закон: [принят Гос. думой 21 июня 1991 г. № 5485-1 (с изменениями)] // Бюллетень текущего законодательства. - 1993. - Вып.5. Ч.1.

  3. Об информации, информатизации и защите информации: федер, закон: [принят Гос. думой 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ] // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 8. - Ст.609.

  4. Об оперативно-розыскной деятельности: федер, закон: [принят Гос. думой 5 июля 1995 г]. // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3349.

  5. Об участии в международном информационном обмене: федер, закон: [принят Гос. думой 4 июля 1996 г. № 85-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 28. - Ст.3347.

  6. Российская федерация. Президент. (1991–1999; Б.Н. Ельцин). Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне: указ Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 1203 // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 49. - Ст.4775.

  7. Российская федерация. Президент. (1991–1999; Б.Н. Ельцин). Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера: указ Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 10. - Ст.1127.

  8. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Официальный текст. - М.: Юристъ, 2008.

  9. Уголовный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой 13 июня 1996 г.]: офиц. текст: по состоянию на 15 авг. 2007 г. – М.: "Проспект", 2002. – 160 с.

Нормативный материал

Специальная литература

  1. Алферов А.П. Информационная безопасность телекоммуникационной инфраструктуры стран СНГ / Алферов А.П. Вестник связи. - 1999. - №4. - С.32.

  2. Ананченко И. Фрикеры - телефонные шалуны / И. Ананченко Магия ПК. - 1999. - № 2. - С.34.

  3. Барсуков В.С. Обеспечение информационной безопасности/ В.С. Барсуков - М., 1996.

  4. Батурин Ю.М. Компьютерное право: краткий реестр проблем / Ю.М. Батурин /Советское государство и право. - 1988. - № 8. - С.76.

  5. Батурин Ю.М. Проблемы компьютерного права/ Ю.М. Батурин - М.: Юрид. лит., 1991.

  6. Батурин Ю.М., Жодзишский А.М. Компьютерная преступность и компьютерная безопасность/ Ю.М. Батурин. - М.: Юрид. лит., 1991.

  7. Бачило И.Л. Информация - объект права /И.Л. Бачило НТИ. Сер.1. - 1999. - №8. - С.64.

  8. Безруков Н.Н. Компьютерная вирусология/Н.Н. Безруков. - Киев, 1991.

  9. Белая книга Российских спецслужб: Научно-редакционный Совет / Подберезкин А.И. (председатель Совета), Алаев Е.И. и др. - М.: Духовное наследие, Обозреватель, 1995.

  10. Борьба с компьютерной преступностью за рубежом. Научно-аналитический обзор. - М., 1995.

  11. Букреев К.Н. Социальные аспекты информационной безопасности // Информационное общество/ К.Н. Букреев - 1998. - № 1. - С.12.

  12. Вехов В.Б. Информационные компьютерные преступления/ В.Б. Вехов В.Б. . - М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

  13. Воронова Н. Что понимать под "неприкосновенностью частной жизни" // Российская юстиция. - 2000. - № 3. - С.17.

  14. Вус M. A., Нестеров Ю.М. Информационное общество. Информационное право. Информационная безопасность / М.А. Вус: Актуальные проблемы безопасности информационного пространства. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПб., 5-8 окт. 1999 г. / Под общ. ред.В.П. Сальникова. - СПб., 1999. - С.62.

  15. Иванченко Р.Б. Уголовно-правовая защита информации: Учебное пособие. / Р.Б. Иванченко - Воронеж: ВИ МВД России, 2002.

  16. Компьютерные преступления: способы совершения и раскрытия. /В.Б. Вехов; Под ред. Б.П. Смагоринского. - М., 1996.

  17. Копылов В.А. Информационное право: Учебное пособие. / В.А. Копылов - М.: Юристъ, 1997.

  18. Крылов В.В. Информационные компьютерные преступления. /В.В. Крылов - М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

  19. Крылов В.В. Информационные преступления - новый криминалистический объект / В.В. Крылов // Законность. - 1997. - №4. - С.17.

  20. Крылов В.В. Информация как элемент криминальной деятельности/ В.В. Крылов // Российская юстиция. - 2000. - №5. - С.35.

  21. Правовая информатика: Учебное пособие по курсу/ Б.В. Андреев. - М., 1998.

  22. Смирнова Т.Г. Совершенствование законодательства в области борьбы с преступлениями в сфере компьютерной информации. Научно-аналитический обзор/Т.Г. Смирнова. - М.: Академия управления МВД РФ, 1997.

  23. Туманова Л.В., Снытников А.А. Обеспечение и защита права на информацию/ Л.В. Туманова. - М., 2001.

  24. Уголовное право России. Особенная часть. Учебное пособие /. Б.В. Здравомыслов. - М., 1996.

  25. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / А.И. Рарог. - М., ИМПЭ. 1996.

  26. Уголовное право. Особенная часть: Учебное пособие / Отв. ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. - М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1998.

  27. Фатьянов А. Тайна как социальное и правовое явление. Ее виды /А Фатьянов // Государство и право. - 1998. - № 6. - С.26.

  28. Шиверский А.А. Защита информации: проблемы теории и практики. / А.А. Шиверский - М.: Юристъ, 1996.

1 Федеральным законом от 7 августа 2001 г. № 121-ФЗ в ст. 183 УК внесены изменения.

2 Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. - М., 1980. - С.98.

3 Юрченко И.А. Информация конфиденциального характера как предмет уголовно-правовой охраны. Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2000. - С. 34.

4 См., например, ст. 2 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» // Бюллетень текущего законодательства. - 1993. - Вып. 5. Ч.1.

. Комментарий к Федеральному закону «Об информации, информатизации и защите информации». - М., 1996. - С. 23-24.

5 Там же. - С. 15.

6 Соснина Т.Г., Гончуков П.Н. Словарь трактовок понятия «информация». - Самара, 1997. - С. 36.

7 Российская газета. - 1995. 17 января.

8 Там же.

9 Першиков В.И., Савинков В.М. Толковый словарь по информатике. - М., 1995. - С. 90.

10 Урсул А.Д. Проблемы информации в современной науке. - М., 1997. - С. 37.

11 Шиверский А.А. Защита информации: проблемы теории и практики. - М., 1996. - С. 14.

12 Российская газета. - 1993. 10 августа.

13 Российская газета. - 1998. 30 июля.

14 Собрание законодательства РФ. - 1997. - №40. - Ст. 4608.

15 Копылов В.А. Информационное право: Учебное пособие. - М., 1997. - С.63.

16 Венгеров А.Б. Право и информация в условиях автоматизации управления. - М., 1978. - С. 19.

17 Российская газета. - 1993. 3 августа.

18 Кантарджиев А. Проблемы правового режима информации // Право и проблемы информации / Под ред. Д. Докова. - София, 1981. - С. 59.

19 См., например: Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. - М., 1998. - С. 243; Уголовное право России. Том 2. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. - М., 1998. - С. 192.

20 См., например: Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. - С. 324; Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. - М., 1998. - С. 173, 333.

21 Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. - М., 1997. - С. 77.

22 Юрченко И.А. Указ. соч. - С. 38

23 Уголовное право РФ. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. - М., 1999. - С. 108-109.

24 Психология: Учебник / Под ред. А.А. Крылова. - М., 1999. - С. 32-66.

25 Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). - М., 1998. - С.83.

26 Там же. - С. 226.

27 Российская газета. - 2001. 8 августа.

28 Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 33. - Ст. 3349.

29 Гончаров Д. О банковской и коммерческой тайне // Законность. - 1999. - №12. С.34.

30 По материалам ГУВД Воронежской области.

31 Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 42. - Ст. 3923.

32 Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 8. - Ст. 742.

33 Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 9. - Ст. 802.

34 Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 36. - Ст. 4197.

35 Овчаренко Е. Наши чекисты сделали шпиону CHECK OUT // Комсомольская правда. - 2000. - №115.

36 Ним Н. Дело Григория Пасько // Индекс/Досье на цензуру. - 1998. - №3. - С.22.

37 Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 17. - Ст. 1455.

38 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина. - М., 2001. - С. 1016.

39 Там же. - С. 1017.



Случайные файлы

Файл
macroekonomika.DOC
143823.doc
139262.rtf
143189.rtf
124335.rtf