Договоры об оказании фактических и юридических услуг (35602)

Посмотреть архив целиком



ВВЕДЕНИЕ


В связи с единством экономического пространства в России гарантируется свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться лишь в соответствии с федеральным законом при условии, что это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Следует отметить, что выделение в системе закрепленных в кодифицированном законе гражданско-правовых соглашений особого типа договора - возмездного оказания услуг - осуществлено в российском правоведении впервые. Корни этого явления уходят в классическое римское право, которому был известен договор найма услуг (locatio-conductio operarum). По такому договору одна сторона (нанявшийся) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя) определенные услуги, а наниматель принимал на себя обязательство платить за эти услуги условленное вознаграждение.

Формулируя приведенное определение договора возмездного оказания услуг, ГК раскрывает (путем включения в скобки) содержание словосочетания "оказать услуги". Для этого закон привлекает такие связанные между собой слова, как "совершить определенные действия" или "осуществить определенную деятельность". Иной, более узкий, но также не вполне определенный смысл придает понятию услуг Федеральный закон от 08.12.2003 N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности". В нем это понятие представлено лишь как предпринимательская деятельность, направленная на удовлетворение потребностей других лиц, за исключением деятельности, осуществляемой на основе трудовых правоотношений.

Тема данной курсовой работы посвящена договорам, оказывающим фактические и юридические услуги. К таким договорам относятся:

  1. Договор хранения

  2. Договор страхования

3.Агентский договор

4.Договор доверительного управления имуществом.

5.Коммерческая комиссия

6.Договор простого товарищества

Целью данной курсовой работы является изучение договоров об оказании фактических и юридических услуг, выявление их особенностей и тонкостей заключения.

Данная курсовая работа состоит из Введения, шести глав, Заключения и списка используемой литературы.


Договор хранения


В п. 1 статьи 886 ГК дается определение договора хранения, которое содержит в себе самые общие признаки данного договора. Исходя из этого определения основными, конструирующими договор хранения являются следующие признаки:

во-первых, передаваемым на хранение может быть только такое имущество, которое возможно передать хранителю для размещения в помещениях хранителя, на территории, находящейся в его пользовании и т.п.;

во-вторых, хранитель обязан сохранить переданное ему имущество. Сохранность зависит от свойств сохраняемого имущества и других обстоятельств и может заключаться в обеспечении либо только сохранения имущества, либо сохранности также и его свойств;

в-третьих, имущество, переданное на хранение, подлежит возврату поклажедателю. Поэтому объектом договора хранения могут быть обычно индивидуально-определенные вещи, или индивидуализируемые по какому-то признаку вещи, или совокупность (партия) вещей.

Наконец, по договору хранения к хранителю переходит только право владения имуществом. Переход к хранителю права пользования возможен, однако, лишь в случае включения этого условия в договор. Поклажедатель остается собственником (доверительным управляющим) переданного на хранение имущества.

Договор хранения является, по общему правилу, реальным договором; права и обязанности сторон возникают лишь по сдаче подлежащих хранению вещей хранителю. Обязанность профессионального хранителя принять на хранение имущество, если она не основана на законе или обязательном для хранителя предписании, возникает лишь в случаях, когда она прямо оговорена в договоре. Договор является в таких случаях консенсуальным.

Предполагается, что договор хранения безвозмездный. Даже в тех случаях, когда поклажедатель по безвозмездному договору возмещает хранителю необходимые для сохранения имущества расходы, договор не превращается в возмездный, поскольку хранитель восстанавливает лишь прежнее положение. Однако законом или договором может быть предусмотрена обязанность поклажедателя уплатить хранителю вознаграждение за хранение. Вознаграждение за хранение законом обычно предусмотрено для так называемых профессиональных хранителей, для которых хранение является одной из целей деятельности.

Договор хранения является односторонним. Однако и при безвозмездном характере договор хранения не является строго односторонним: сдавший вещи на хранение несет обязанности, предусмотренные настоящей главой.

Возмездный договор хранения принадлежит к числу двусторонних договоров.

Договор хранения может быть признан двусторонним, исходя из распределения прав и обязанностей субъектов. Поклажедатель в любое время вправе требовать от хранителя возврата переданного на хранение имущества; по возмездному договору он обязан уплатить хранителю вознаграждение за хранение, а при безвозмездном хранении - возместить расходы, необходимые для сохранения имущества, принять обратно переданное на хранение имущество и т.д. Хранитель обязан сохранить переданное ему на хранение имущество и возвратить его поклажедателю; по возмездному договору он вправе получить вознаграждение за хранение, а по безвозмездному договору вправе требовать возмещения необходимых для сохранения имущества расходов и т.п.

Объектом договора хранения является имущество. Под имуществом в первую очередь понимаются вещи, в том числе ценные бумаги (например, хранение последних в банке, ст. 921 ГК). Согласно закону объектом договора хранения могут быть вещи, определенные родовыми признаками (например, нефть, газ и продукты их переработки).

Существуют разновидности хранения, обусловленные характером вещей, особенностями хранения, зависящими от их свойств, порядком организации хранения и др. Соответственно, возникают и различия в правовом регулировании отдельных видов хранения, в ряде случаев фиксируемых в специальных обязательных для сторон правилах (правила хранения в морских портах, хранения пассажирского багажа на железнодорожном транспорте и др.).

Хранение как отношение, являющееся предметом самостоятельного правового регулирования, есть оказание услуги, которая выступает в качестве единственной или основной. Не составляет правоотношения по хранению обеспечение сохранности и целостности имущества в пределах другого обязательства, с иным основным содержанием купли-продажи, подряда, комиссии и др.

Профессиональным хранителем может быть юридическое лицо - коммерческая или некоммерческая организация. Для одних хранение является основной целью деятельности, для других - вспомогательной деятельностью (например, хранение ценностей клиентов в банковских сейфах, хранение одежды в театре).

Профессиональными хранителями являются, например: ломбарды, гостиницы, транспортные организации (железная дорога и др.), банки, холодильники.

В тех случаях, когда хранение осуществляет профессиональный хранитель, для которого хранение представляет одну из целей деятельности, предъявляются максимальные требования по сохранению имущества. Эти предприятия оказывают услуги по хранению возмездно и, соответственно, обязаны проводить целый комплекс действий и мер, применять специальные технические средства, способы, аппаратуру для создания условий, исключающих даже случайную утрату, порчу или недостачу имущества. Их обязательства предполагают сохранение внутренних и внешних свойств вещей. Из процесса хранения имущество должно выйти таким, каким оно было принято на хранение. Эти хранители обязаны совершать действия, направленные на то, чтобы свести к минимуму снижение свойств и качеств предметов хранения. Положение о таможенном режиме таможенного склада, утвержденное Приказом ГТК России от 24.07.2001 N 720 (в ред. 06.02.2003) <[1]>, предусматривает, что помещения, используемые в качестве таможенного склада, должны располагаться в наземных зданиях или сооружениях и отвечать техническим, санитарным, противопожарным и другим требованиям, установленным законодательством РФ. Помещения, используемые в качестве таможенного склада, должны быть оборудованы охранной и противопожарной сигнализациями, а также иметь систему и средства пожаротушения, соответствующие требованиям пожарной безопасности (п. 46).

Договор хранения, является сделкой юридических лиц между собой или с гражданами или сделкой граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом МРОТ (а в случаях, предусмотренных законом, - независимо от суммы сделки), должен совершаться в простой письменной форме в соответствии со ст. 161 ГК. Передача вещей на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (наводнение, пожар и т.п.) может быть доказана свидетельскими показаниями независимо от субъекта договора и стоимости переданных на хранение вещей.

Форма договора хранения - письменная

В первом случае она считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено одним из документов, таких как сохранная расписка, квитанция, свидетельство, а также каким-либо иным документом, подписанным хранителем (перечень открытый). Во втором случае к простой письменной форме договора приравнена выдача номерного жетона (номера) или иного знака, выступающего в том же качестве и подтверждающего заключение договора хранения.

Хранитель не обязан проверять права предъявителя жетона или номера на получение вещи. Предполагается наличие такого права у предъявителя номера или жетона, в том числе у предъявителя, не являющегося поклажедателем. Однако при наличии соответствующих обстоятельств поклажедатель может доказывать выдачу вещи не управомоченному на получение вещи лицу по вине хранителя.

Возможность доказывания свидетельскими показаниями отсутствия тождества вещей, принятых на хранение и возвращаемых хранителем, относится ко всем видам хранения, в которых обеими или одной из сторон является гражданин.

В отношениях между организациями указанное тождество может доказываться лишь данными, индивидуализирующими сданные на хранение вещи (имущество), согласно установленным правилам. При хранении с обезличением вещей в таком же порядке, т.е. установленными документами, могут доказываться данные, относящиеся к роду, виду вещей, переданных на хранение и возвращаемых хранителем.

Независимо от формы договора хранения и даже при несоблюдении простой письменной формы договора закон предусматривает в случае спора о тождестве вещей, принятых на хранение, и вещей, возвращаемых хранителем, во всех случаях допустимость ссылки той или иной стороны на свидетельские показания.

Применение общих положений о хранении к отдельным его видам

Статья 905 ГК закрепляет распространение предусмотренных ГК общих норм о хранении на отдельные виды договора хранения, а также обязательства по хранению, возникающие из закона, только в тех случаях, когда общие нормы не противоречат специальным, т.е. тем, которые регулируют отдельные виды хранения.

Таким образом реализуется принцип приоритета специальных норм перед нормами общими.

Хранение в силу закона

В силу закона обязательство по хранению имущества может возникнуть:

во-первых, в качестве дополнительного к какому-либо другому гражданско-правовому обязательству. Например, в качестве дополнительных услуг договором транспортной экспедиции может быть предусмотрено осуществление таких необходимых для доставки груза операций, как хранение груза (ст. 801 ГК). В силу ст. 514 ГК, когда покупатель (получатель) в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором поставки отказывается от переданного поставщиком товара, он обязан обеспечить сохранность этого товара (ответственное хранение);

во-вторых, в виде самостоятельного обязательства. Например, нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу (см. ком. к ст. 227 ГК).

В ряде случаев обязанность по хранению имущества возникает не в силу гражданско-правового обязательства, а в силу других оснований, указанных в законе. Например, обязанность хранения имущества в силу закона возникает при передаче нотариусом наследственного имущества одному из присутствующих или постороннему лицу в связи с охраной наследства.

К обязательствам по хранению, возникшим в силу закона, применяются все правила ГК, регулирующие отношения по хранению, вытекающие из договора хранения.

Договор страхования


Страхование представляет собой отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплачиваемых страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков (ст. 2 Закона об организации страхового дела).

Таким образом, отношения являются страховыми при наличии в них четырех необходимых элементов:

интереса, подлежащего защите;

события, на случай наступления которого производится защита;

денежных фондов, которые служат для осуществления защиты;

платы за защиту (премии).

Отношения, в которых отсутствует хотя бы один из этих элементов, не могут быть признаны страховыми:

а) интерес, подлежащий страховой защите, не всегда должен быть связан с правами на что-либо и не обязательно, чтобы имелось нечто, что могло бы быть физически утрачено (ст. 931, 932 ГК). Страховой интерес имеется, если заинтересованное лицо получает определенные выгоды и преимущества от того, что предмет интереса существует и сохраняется в неизменном состоянии, т.е. если между заинтересованным лицом и предметом интереса имеются такие связи, что в результате воздействия опасности, от которой страхование производится, заинтересованному лицу причиняется вред.

Существование страхового интереса должно доказываться. Однако законодатель сохранил эту обязанность доказывания только для страхования имущества (ст. 930 ГК). Для остальных видов страхования существование страхового интереса признается на основании закона (ст. 32.9 Закона об организации страхового дела);

б) событие, на случай наступления которого производится страхование, должно обладать признаками вероятности и случайности (ст. 9 Закона об организации страхового дела). Наступление события признается случайным, если участники страховых отношений не знали и не должны были знать о его наступлении. Иными словами, вопрос о случайности - это вопрос об информированности.

Лицами, для которых событие должно быть случайным, являются страховщик и страхователь.

Наступление страхового случая и его случайный характер подлежат доказыванию;

в) имущество, составляющее страховые фонды (резервы), сформированные из части страховой премии, имеет особый правовой режим (ст. 26 Закона об организации страхового дела). Оно является объектом не только гражданских, но в большей степени финансовых прав и обязанностей. Участники страховых отношений, реализуя свои права и исполняя обязанности, должны помнить, что их права и обязанности носят не только гражданско-правовой, но и финансово-правовой характер;

г) относительно уплаты страховой премии

Страхование интересов должно осуществляться на основании договоров. Из этого правила, есть ряд исключений: взаимное страхование, которое может осуществляться на основании членства в обществе взаимного страхования (ст. 968 ГК); обязательное государственное страхование, которое может осуществляться непосредственно на основании законов и иных правовых актов (ст. 969 ГК); государственное пенсионное страхование, которое осуществляется на основании Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (в ред. от 31.12.2002) <2>. Для этих видов страхования правила гл. 48 ГК применяются, если специальными законами не предусмотрено иное.

Любые виды страховых интересов могут быть застрахованы по договорам только двух видов - имущественного страхования (ст. 929 ГК) или личного страхования (ст. 934 ГК). Это не означает, что не могут существовать смешанные договоры (п. 3 ст. 421 ГК). Однако правовое регулирование двух видов договоров страхования существенно различается, и поэтому части смешанного договора должны быть до такой степени обособлены, чтобы каждую из них можно было сопоставить с соответствующими правилами.

Одной из сторон договора страхования (страхователем) может быть дееспособное физическое лицо или юридическое лицо, а другой стороной (страховщиком) - организация, имеющая лицензию на занятия страховой деятельностью определенного вида.

Публичность договора личного страхования состоит, во-первых, в том, что страховщик, имеющий лицензию на проведение страхования определенного вида, обязан заключать договор с каждым, кто к нему обратится (ст. 426 ГК). Отказаться от заключения договора личного страхования страховщик может только в случае, если у него нет соответствующей лицензии или если соотношение между его собственными средствами и страховой суммой не позволяет ему принять на себя обязательство по выплате страховой суммы (п. 3.6 Условий лицензирования страхования).

Однако соблюдение этого соотношения можно обеспечить путем перестрахования. Следовательно, страховщик, отказывающийся заключить публичный договор из-за того, что указанное соотношение превышает допустимый уровень, должен доказать, что и договор перестрахования он не в состоянии заключить.

Во-вторых, если при заключении договоров личного страхования для определенной категории страхователей страховщик применяет определенные правила страхования (ст. 943 ГК) и страховые тарифы (п. 2 ст. 954 ГК), то он обязан применять те же правила и тарифы ко всем страхователям этой категории (п. 2 ст. 426 ГК), но это не означает, что данные правила и тарифы должны применяться ко всем страхователям вообще. Важно лишь, чтобы не оказывалось предпочтение одному страхователю перед другим, в частности, тарифы могут меняться в зависимости от объекта страхования и опасности, от которой страхование производится (п. 2 ст. 954 ГК).

Договор страхования является алеаторной (рисковой) сделкой и его надо отличать от условных сделок. В условных сделках права и обязанности сторон возникают при наступлении определенного события (ст. 157 ГК), а до наступления этого события права и обязанности не возникают, хотя сделка и совершена. В алеаторных сделках права и обязанности возникают при самом совершении сделки, но предмет какой-либо обязанности, т.е. действие, которое надлежит совершить обязанному лицу, зависит от наступления определенного события.

Положение о том, что обязанность страховщика платить возникает при наступлении страхового случая, считается общеизвестным. Именно в такой формулировке оно закреплено и в законе (п. 2 ст. 9 Закона об организации страхового дела). Однако не следует понимать это так, что при наступлении страхового случая у страховщика возникает новая обязанность, которой до этого не существовало. Уже при вступлении в силу договора страхования у страховщика возникает обязанность. Действие, которое страховщик обязан совершить во исполнение этой обязанности, - "платить при наступлении страхового случая". Во исполнение этой обязанности до наступления страхового случая он формирует и размещает страховые резервы, а после наступления страхового случая - платит. Иными словами, при наступлении страхового случая никакой новой обязанности у страховщика не возникает, он лишь должен продолжить исполнение уже существующей обязанности.

В страховании возможны ситуации наступления страхового случая до заключения договора страхования (ст. 261 КТМ), но обязанность страховщика возникает не при наступлении страхового случая, а при вступлении в силу договора страхования.

Страхование может быть обязательным или добровольным. Обязательным признается страхование, установленное в порядке, предусмотренном ст. 935 ГК.

Добровольным является страхование любого интереса и на любых условиях, если оно не относится к обязательному в смысле гл. 48 ГК.

Обязательное страхование, так же как и добровольное, производится по договорам, которые заключаются по правилам гл.48 Эта норма исключает возможность возникновения страховых отношений только по требованию закона без волеизъявления обеих сторон, кроме уже рассмотренных выше взаимного, пенсионного и обязательного государственного страхования и, возможно, других случаев, установленных в ст. 970 ГК.


Интересы, страхование которых не допускается


В статье 928 установлено одно из важных свойств, которым должен обладать интерес для того, чтобы он мог быть застрахован, - его правомерность.

Существование интереса связано, во-первых, с наличием определенных обстоятельств, в которых находится заинтересованное лицо, и, во-вторых, с тем, что в указанных обстоятельствах ему может быть причинен вред, т.е. что оно может быть лишено определенных выгод и преимуществ. Следовательно, интерес может считаться противоправным в одном из следующих двух случаев:

если сами указанные обстоятельства, в которых находится заинтересованное лицо, возникли противоправно (например, нельзя страховать на случай кражи оружия, если лицо владеет оружием незаконно);

если противоправным является получение заинтересованным лицом выгод и преимуществ (например, нельзя страховать упущенную выгоду от незаконной деятельности).

В отношении игр, лотерей и пари законодатель различает организаторов и участников этих мероприятий (ст. 1062, 1063 ГК). В комментируемой статье содержится запрет только в отношении страхования интересов участников игр. Возможность страхования интересов организаторов игр не ограничивается данной статьей, но зависит от правомерности деятельности организатора следующим образом:

если организатор игры действует без лицензии, то его интерес, состоящий в получении прибыли от проведения игры, противоречит п. 1 ст. 49 ГК и п. 1 ст. 1063 ГК, следовательно, он является противоправным и не подлежит страхованию;

если же организатор подобного мероприятия действует правомерно, имея надлежаще выданную лицензию, то его интерес не является противоправным и может быть застрахован;

возможность страхования интересов Российской Федерации, субъектов РФ или муниципальных образований, связанных с организацией игр, не ограничивается, так как деятельность этих субъектов по организации игр и лотерей не требует лицензирования.

Договоры страхования в большинстве своем заключаются на основании правил страхования, которые бывают достаточно сложны и объемны. По одним и тем же правилам в одном и том же договоре могут страховаться разные интересы.

В ст. 180 ГК установлено, что сделка признается недействительной в части только в том случае, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения в нее этой недействительной части. В договорах страхования бывает очень трудно установить, был бы договор заключен без включения в него недействительных условий или нет. Поэтому законодатель, как исключение из правила ст. 180 ГК, не требует таких доказательств, а императивно устанавливает, что включение в договор страхования условий, противоречащих закону, не влечет недействительности договора в целом, а делает его недействительным (более того, ничтожным) только в той части, которая этим правилам противоречит.[3]


Агентский договор


Понятие агентского договора как самостоятельного договора гражданского права введено в российское законодательство впервые. Обусловлено это нововведение тем, что известные российскому праву сходные договоры комиссии и поручения не опосредуют всего того многообразия отношений, которые возникают в условиях современной экономической деятельности.

Осуществление предпринимательства нередко требует от лица, которое действует в чужом интересе, совершения не только юридических, но и фактических действий, что невозможно при заключении договора комиссии или поручения в силу самого существа этих договоров. Услуги же, оказываемые по агентскому договору, как видно из его определения, могут носить комплексный характер, и с этой точки зрения этот тип договора становится наиболее привлекательным для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность через посредников.

По своей юридической природе данный договор консенсуальный, двусторонний и возмездный. В зависимости от того, что стороны определят своим соглашением, агент может действовать от своего имени, но за счет принципала (в этом случае агентский договор приобретает схожие черты с договором комиссии) либо от имени и за счет принципала (в этом случае он приближается к договору поручения).

В качестве агента в гражданском обороте выступают как физические, так и юридические лица. ГК не содержит на этот счет никаких ограничений. Однако поскольку агентирование чаще всего является одним из видов предпринимательской деятельности (ст. 2 ГК), заключение агентских договоров не может осуществляться физическими лицами - государственными служащими и теми юридическими лицами, уставы которых исключают представительские функции или же вообще не предусматривают права осуществления предпринимательской деятельности.

Для осуществления агентской деятельности лицо должно обладать полной дееспособностью, в противном случае оно не сможет совершать юридические действия, связанные с предпринимательством.

При совершении агентом действий права и обязанности могут возникнуть как у агента, так и у принципала. Определяющим здесь является то, от чьего имени выступает агент: если он действует от своего имени, он приобретает права и обязанности, если же он действует от имени принципала, права и обязанности возникают у принципала.

Закон не определяет конкретно форму агентского договора, т.е. предполагается, что он может заключаться как в устной, так и в письменной форме. Представляется, что если договор заключен в устной форме, то полномочия агента на совершение сделок носят общий характер и связывают принципала посредством действий, совершаемых агентом в пределах этих полномочий. Когда же договор заключается в письменной форме, то объем полномочий может быть неполным, т.е. предусматривать определенные ограничения.

Срок действия агентского договора определяется сторонами, в том числе и в случае заключения на неопределенный срок.

Поскольку агентский договор является новым видом договора в российском законодательстве, предусмотрено, что законом могут быть урегулированы особенности отдельных его видов. Из международной практики могли бы быть заимствованы такие виды агентских договоров, как:

агентский договор по продаже недвижимости на публичном аукционе (агент - аукционист);

агентский договор по передаче товаров с целью их продажи (агент - фактор);

агентский договор по ведению переговоров между двумя сторонами в целях заключения договора (агент - брокер);

агентский договор по продаже недвижимости (агент - риелтор).

Агентский договор является возмездным, поэтому сторонам при его заключении следует предусмотреть условие о размере и порядке выплаты вознаграждения.

Отсутствие в договоре статьи о вознаграждении не лишает агента права на его получение. Порядок определения размера вознаграждения и его выплаты будет определяться сторонами или в судебном порядке, исходя из условий договора и содержания п. 3 ст. 424 ГК.

Порядок уплаты вознаграждения предполагает установление периодичности его выплаты. В случае если эта периодичность не установлена соглашением сторон, вознаграждение уплачивается в течение недели после предоставления агентом отчета о проделанной работе (обязательное предоставление отчетов является неотъемлемой частью агентского соглашения, как это предусмотрено ст. 1008 ГК). Исключением из этого правила может явиться иной порядок, вытекающий из существа договора. Так, агентское соглашение может предусматривать совершение определенного однократного действия, и, соответственно, вознаграждение уплачивается по достижении необходимого результата (заключение договора сторонами при содействии агента-брокера). Закон предусматривает возможность применения к определению порядка выплаты вознаграждения обычаев делового оборота. Этот порядок, вероятно, будет применяться после того, как агентский договор получит широкое применение и в области предпринимательской деятельности сложится и расширится соответствующее правило поведения сторон

Агентский договор может носить характер так называемого исключительного договора. Это может означать, что, во-первых, принципал принимает на себя обязательство не заключать аналогичных договоров с агентами, действующими на данной территории. Таким образом, только одному агенту на строго определенной территории предоставляется право совершать определенные действия в пользу принципала. Во-вторых, принципал обязуется не совершать самостоятельно на данной территории тех действий, которые являются аналогичными предмету агентского договора. Включение в договор подобного условия защищает интересы агента, который получает, по сути, возможность осуществлять деятельность в условиях отсутствия конкуренции.

Исключительный характер агентского договора может быть направлен и на обеспечение интересов принципала. Это достигается путем включения в договор условия о невозможности заключения агентом аналогичных договоров с другими принципалами на данной территории.

В обоих случаях следует обратить внимание на то, что придать агентскому договору вышеупомянутый характер можно на строго определенной территории, т.е. сообщив ему территориальный характер.

Агентский договор не может носить исключительного характера в отношении определенной категории покупателей (заказчиков) или же покупателей (заказчиков), чье место нахождения или место жительства находится на определенной договором территории. Если стороны соглашением устанавливают подобное условие, оно признается ничтожным. Включение подобного правила обусловлено тем, что при продаже товаров (оказании услуг) стороны заключают публичный договор, который согласно установленному п. 1 ст. 426 ГК правилу должен быть доступен любому желающему лицу. Тот же п. 1 ст. 426 устанавливает, что исключение из этого правила может быть установлено законом и иными правовыми актами. Комментируемая же статья подобного исключения не предусматривает. Из этого следует, что, если публичный договор в силу закона или иного правового акта должен заключаться только с определенной категорией покупателей (заказчиков), осуществлять эту деятельность через агента не разрешается.

Агентский договор может предусматривать исполнение агентом разного рода действий в интересах принципала в течение длительного времени. Контроль за деятельностью агента принципал может осуществлять на основе отчетов, представляемых агентом в оговоренные в соглашении сроки. Если конкретные сроки представления отчетов не установлены, отчетность осуществляется агентом по мере совершения отдельных действий или же после окончания срока действия договора.

В отчете, представляемом агентом принципалу, должны содержаться: перечень действий, осуществленных во исполнение договора; перечень расходов, произведенных агентом во исполнение договора в интересах принципала.

Поскольку агент согласно п. 1 ст. 1005 ГК совершает действия за счет принципала, последний обязан оплачивать все расходы, связанные с исполнением договора. Сторонам во избежание споров следует предусмотреть особый порядок возмещения расходов, понесенных агентом. Если же такой порядок договором не предусмотрен, действует общее правило, установленное законом: агент обязан предоставить необходимые доказательства расходов (это могут быть чеки, квитанции, накладные и т.д.), которые были им произведены в ходе исполнения договора.

Отчет агента должен быть принят принципалом в течение определенного договором срока, т.е. принципал имеет возможность проанализировать представленный агентом отчет и выдвинуть имеющиеся у него возражения в случае несогласия с деятельностью агента. Срок принятия принципалом отчета агента устанавливается соглашением сторон. Если это условие договора сторонами не определено, действует 39-дневный срок, установленный законом. По истечении срока отчет считается принятым и агент получает право на вознаграждение и возмещение понесенных расходов.


Субагентский договор


При заключении агентского договора личность агента может иметь определяющее значение для принципала. В подобных случаях возможность передоверия исполнения договора третьему лицу не допускается. Это условие особо оговаривается соглашением сторон, и отступление от установленного правила рассматривается как нарушение обязательства агентом.

Если личность агента для принципала определяющего значения не имеет, агентский договор может быть исполнен третьим лицом, т.е. агент может заключать субагентский договор с другим лицом, которое и берет на себя исполнение обязательств по агентскому договору. Однако ответственность за исполнение договора несет агент, который становится ответственным за действия субагента перед принципалом.

Исходя из того что установленная норма является диспозитивной, агентский договор может прямо предусматривать обязанность агента заключить субагентское соглашение, причем стороны вправе согласовать конкретные условия этого нового соглашения.

Само собой разумеется, что поведение субагента подчиняется определенным правилам: в отличие от агента он не может действовать от имени принципала, т.е. при заключении сделок с третьими лицами он выступает от своего имени.

Исключением из данного правила являются случаи, когда субагент действует на основе передоверия в соответствии с п. 1 ст. 187 ГК. Непременным условием обладания правом на совершение субагентом действий от собственного имени является выдача принципалом агенту доверенности с правом передоверия.

Если у агента имеется подобная доверенность, он вправе передоверить исполнение договора субагенту. При заключении агентского договора стороны могут указать конкретную кандидатуру субагента. Если же они ее не указывают, у принципала сохраняется право на отвод субагента, предложенного агентом.

Порядок определения ответственности сторон в результате осуществления передоверия определяется в соответствии с установленным правилом ст. 976 ГК.


Прекращение агентского договора


Действие агентского договора прекращается одним из двух способов: 1) волеизъявлением сторон; 2) в силу предписаний закона.

Прекращение агентского договора, заключенного без указания срока окончания его действия, осуществляется действием сторон. Отношения агента и принципала основываются на взаимном согласии и могут прекращаться в том же порядке, в каком они были созданы, т.е. соглашением сторон. Форма соглашения о расторжении договора определяется в соответствии с установленным п. 1 ст. 452 ГК положением. Отношения также могут быть прекращены отзывом полномочий агента принципалом или же отказом агента. Это означает, что агентские отношения могут прекращаться и в одностороннем порядке. При этом последствия такого отказа от исполнения договора регулируются в соответствии с правилами, установленными ст. 453 ГК. Если агент действует от своего имени, т.е., по сути, на условиях комиссии, расторжение договора должно осуществляться с предварительным уведомлением другой стороны, как это предусмотрено ст. 1003 и 1004 ГК. Аналогичное правило действует и в том случае, когда агент исполняет функции коммерческого представителя (ст. 184 и 977 ГК).

При определенных обстоятельствах отношения принципала и агента прекращаются в силу предписаний закона. Это возможно в тех случаях, когда одна из сторон больше не может осуществлять свои обязанности по договору. Поскольку нередко агентские отношения носят личностный характер, смерть одной из сторон, признание ее недееспособной, ограниченно дееспособной или безвестно отсутствующей, равно как и признание несостоятельности одной из сторон, должны повлечь за собой прекращение агентского договора.

ГК предусматривает подобные ситуации только в отношении агентов - физических лиц, не затрагивая случаи, когда агентом является юридическое лицо, и не упоминая смерть, признание недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим или банкротом принципала.

Представляется, что этот пробел в законодательстве требует дополнительного урегулирования.

Применение к агентским отношениям правил о договорах поручения и комиссии.

Как отмечалось ранее, агентский договор представляет собой соглашение, имеющее схожие черты с договорами поручения и комиссии. Это позволило законодателю включить в данную главу комментируемую статью, носящую отсылочный характер, а именно позволяющую применять к агентским отношениям нормы, регулирующие комиссию (если агент действует от своего имени) или поручение (если агент действует от имени принципала).

Условие, которое должно быть соблюдено при применении положений гл. 49 и 51 ГК, - их непротиворечие положениям гл. 52 или существу агентского договора.

Договор поручения, например, может носить как возмездный, так и безвозмездный характер, в то время как агентский договор - возмездный. В отличие от договоров комиссии и поручения, агентский договор предусматривает обязательную отчетность лица, действующего в чужом интересе. Агентский договор может носить исключительный характер, в то время как договор комиссии и договор поручения не предусматривают подобных ограничений и т.д.

По своей сути агентский договор также отличается от договора комиссии и договора поручения. Агент более свободен в определении принципов своей деятельности: он может действовать и от своего имени, и от имени принципала, сфера его деятельности также весьма широка: он может совершать самые разнообразные по характеру действия, как фактические, так и юридические.


Договор доверительного управления имуществом


Доверительное управление может осуществляться в отношении различных категорий имущества - как движимого, так и недвижимого. ГК не содержит исчерпывающего перечня объектов, однако особо выделяет:

а) из объектов недвижимости - имущественные комплексы, в том числе предприятия;

б) из движимого имущества - ценные бумаги;

в) права (удостоверенные ценными бумагами, авторские права на произведения науки, искусства, литературы, право на фирменное наименование и др.).

Нематериальные блага объектом данного договора быть не могут.

Договор доверительного управления имуществом может быть индивидуальным, без объединения имущества данного учредителя в единый имущественный комплекс с имуществом других лиц, или предусматривать объединение имущества (например, в общий фонд банковского управления).

ГК не содержит нормы (запретительной или разрешительной), непосредственно регулирующей доверительное управление вещами, определяемыми родовыми признаками (исключение составляют денежные средства, которые подчиняются особым требованиям). Тем не менее такое имущество может быть объектом данного договора, хотя бы в силу подзаконных актов (примером являются драгоценные металлы и природные драгоценные камни) (Приказ ЦБР от 02.07.97 N 02-287 "Об утверждении Инструкции "О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации" (в ред. от 23.03.2001) <4>).

Денежные средства не могут быть самостоятельным объектом управления, за исключением случаев, предусмотренных законодательством. Например, доверительное управление денежными средствами как самостоятельным объектом разрешено кредитным организациям, которые вправе осуществлять доверительное управление денежными средствами по договору с физическими и юридическими лицами в соответствии со ст. 5 Закона о банках.

Закон о рынке ценных бумаг также устанавливает изъятия из положения п. 2 комментируемой статьи. В ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг предусмотрено доверительное управление денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги, а также денежными средствами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами.

Статья 13 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" <5> предусматривает, что в доверительное управление открытым и интервальным паевыми инвестиционными фондами учредители доверительного управления могут передавать только денежные средства. Федеральный закон от 24.07.2002 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" (в ред. от 10.11.2003) <6> предусматривает такой объект доверительного управления, как "средства пенсионных накоплений", которые формируются из поступивших в Пенсионный фонд РФ сумм страховых взносов на финансирование накопительной части трудовой пенсии, чистого финансового результата, который получен от их временного размещения Пенсионным фондом РФ, а также средств, поступивших в Пенсионный фонд РФ от управляющих компаний.


Учредитель управления


Доверительное управление имуществом может быть учреждено только собственником данного имущества. Собственность возможна как единоличная, так и общая. Например, супруги могут передать в доверительное управление принадлежащий им на праве общей совместной собственности жилой дом. Общий фонд банковского управления (ОФБУ) управляет имуществом, переданным разными лицами и объединенным на праве общей собственности.

Учредителем имеет право выступать также Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования, действующие в лице соответствующих органов государственного управления (местного самоуправления). Напомню, что по смыслу ст. 1013 ГК учредителем не может быть обладатель права хозяйственного ведения или оперативного управления.

Иное юридическое или физическое лицо - несобственник - может выступать учредителем только по прямому указанию закона (орган опеки и попечительства согласно ст. 38, 42, 43 ГК; исполнитель завещания (душеприказчик) - ст. 1026 ГК и по другим основаниям, предусмотренным действующим законодательством).

Учредителем может выступать орган государственной власти, уполномоченный передать в доверительное управление государственное или муниципальное имущество. В качестве примера можно привести Постановление Правительства РФ от 11.12.96 N 1485 "О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)" (в ред. от 19.08.97) <7>.


Доверительный управляющий


По самому общему правилу в качестве доверительного управляющего может выступать как физическое, так и юридическое лицо, российское и иностранное. Однако российское законодательство, предъявляет к лицам, которые могут быть доверительными управляющими, более жесткие требования, нежели к учредителям. Конкретные модели доверительного управления подчиняются в отношении управляющего дополнительным ограничениям, установленным нормативными правовыми актами. Доверительным управляющим не имеют права выступать: коммерческое унитарное предприятие, учреждение, государственный орган, орган местного самоуправления и т.д. Доверительное управление средствами Пенсионного фонда РФ разрешено только управляющим компаниям, имеющим лицензию на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами.

Однако главным функциональным критерием является управление чужой собственностью в интересах третьих лиц, недопустимость совмещения в одном лице доверительного управляющего и выгодоприобретателя. Данное положение ГК призвано препятствовать неосновательному обогащению доверительного управляющего и поэтому может рассматриваться как одно из средств защиты имущественных интересов выгодоприобретателя. Интересы выгодоприобретателей обычно определяются договором, но могут также устанавливаться законом или иным нормативным правовым актом. Например, доверительный управляющий в процессе исполнения им своих обязанностей по договору доверительного управления ценными бумагами не вправе совершать следующие сделки: приобретать за счет находящихся в его управлении денежных средств ценные бумаги, находящиеся в его собственности, в собственности его учредителя; отчуждать находящиеся в его управлении ценные бумаги в свою собственность, в собственность своих учредителей; закладывать находящиеся в его управлении ценные бумаги в обеспечение исполнения своих собственных обязательств.

Существенные условия договора доверительного управления имуществом

В договоре должны быть указаны:

а) состав имущества, передаваемого в доверительное управление;

б) наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя);

в) размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором;

г) срок действия договора.

Названные существенные условия договора непосредственно определены в ГК. Вместе с тем такие условия могут содержаться и в иных нормативных правовых актах.

В Постановлении Правительства РФ от 11.12.96 N 1485 обязательным условиям договора доверительного управления посвящена специальная глава, в которой они подробно регламентированы.

Одним из существенных условий договора является его срок. С одной стороны, договор доверительного управления имуществом не может быть заключен для совершения однократной сделки (например, приобретения пакета ценных бумаг). С другой стороны, срок действия договора не должен превышать 5 лет. Причем для доверительного управления отдельными видами имущества нормативными правовыми актами устанавливаются и иные предельные договорные сроки. Например, вышеназванный договор доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности вступал в силу с даты его подписания сторонами и действовал в течение срока, установленного договором, но не более 3 лет.

Важность достаточно длительного срока существования правовых отношений по доверительному управлению учитывается посредством закрепления возможности пролонгировать данный договор на прежних условиях. Так, при отсутствии заявления одной из сторон о прекращении договора по окончании срока его действия он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, которые были предусмотрены договором.


Форма договора доверительного управления имуществом


Договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме. Закон не требует, чтобы письменная форма договора обязательно находила закрепление в виде единого письменного документа.

Достаточно, чтобы учредитель управления и доверительный управляющий обменялись документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК). Оферта (предложение заключить договор) и акцепт должны соответствовать правилам п. 2 и 3 ст. 434, ст. 435, 436 и п. 3 ст. 438 ГК. Например, для заключения договора доверительного управления кредитная организация может опубликовать общие условия (публичная оферта).

Специальные требования к форме договора доверительного управления недвижимостью. Она должна соответствовать форме договора продажи недвижимости. Договор доверительного управления недвижимым имуществом должен иметь письменную форму и быть составлен в виде одного документа (ст. 550 ГК). Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности. Форма договора доверительного управления недвижимостью должна соответствовать положениям, содержащимся в гл. 30 ГК, а также Закону о регистрации прав на недвижимость. Статья 30 названного Закона устанавливает, что любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения, в том числе на основании договоров или решения суда.

Из этого правила существует два исключения. Как и в случае с договором купли-продажи, государственной регистрации подлежат сами договоры доверительного управления жилым помещением (ст. 558 ГК) и договоры доверительного управления предприятием (ст. 560 ГК). Такие договоры вступают в силу с даты государственной регистрации в специализированном учреждении юстиции (п. 3 ст. 433 ГК).

В соответствии со ст. 22 Закона о регистрации прав на недвижимость государственная регистрация прав на земельные участки и объекты недвижимого имущества, входящие в состав предприятия как имущественного комплекса, и сделок с ними осуществляется в учреждении юстиции по регистрации прав в месте нахождения данных объектов. Государственная регистрация прав на предприятие как имущественный комплекс и сделок с ним в целом проводится в учреждении юстиции по регистрации прав в месте регистрации предприятия как юридического лица. Зарегистрированное право на предприятие как имущественный комплекс является основанием для внесения записей о праве на каждый объект недвижимого имущества, входящий в состав данного предприятия, в Единый государственный реестр прав в месте нахождения объекта.

Необходимо указать, что несоблюдение как формы договора доверительного управления имуществом, так и требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.


Права и обязанности доверительного управляющего


Управляющий действует в пределах доверительных обязательств, которые предусматриваются для него договором или нормативным правовым актом. Эти обязательства включают несколько важных характеристик.

Во-первых, управляющий обязан осуществлять правомочия собственника (владение, пользование, распоряжение) только в предоставленном ему объеме (его право не абсолютно). Распоряжаться недвижимостью (продавать, сдавать в аренду, в безвозмездное пользование, передавать в залог и т.п.) он может лишь в случаях, предусмотренных договором.

Во-вторых, принимая имущество в доверительное управление, управляющий не приобретает права собственности. Имущество, переданное в доверительное управление, не может быть использовано управляющим в собственных интересах. Он не вправе получать от имущества какой-либо выгоды, плодов, преимуществ, которые вправе получать выгодоприобретатель по данному договору. Пунктом 3 ст. 1015 ГК установлено, что доверительный управляющий не может быть выгодоприобретателем по договору доверительного управления.

В-третьих, доверительный управляющий обязан действовать исключительно в интересах выгодоприобретателей (собственника или указанного им третьего лица).

После заключения договора управляющий вправе потребовать от учредителя управления реальной передачи ему имущества (ст. 398 ГК), а применительно к недвижимости - передачи и участия в государственной регистрации такой передачи (ст. 398, 551 и 1017 ГК).

После передачи имущества в доверительное управление бремя его содержания продолжает нести собственник имущества (ст. 210 ГК). Он же несет риск приращения и уменьшения такого имущества. Возникшие из действий управляющего расходы должны исполняться за счет имущества собственника. Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, а также по общему правилу риск случайной гибели или случайного повреждения имущества (ст. 211 ГК).

Управляющий как законный владелец переданного ему имущества использует любые вещно-правовые способы защиты своих прав против любых третьих лиц, включая учредителя управления, собственника имущества и выгодоприобретателя (ст. 305 ГК). В частности, в пределах действия договора он может предъявить иск о признании своего права на имущество, об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск), об устранении всяких нарушений своего права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с потерей владения (негаторный иск).

Общей обязанностью управляющего является проявление должной заботливости об интересах учредителя управления и выгодоприобретателя и своевременное представление им отчета о своей деятельности.


Передача доверительного управления имуществом


Закон устанавливает общее правило о личном осуществлении доверительным управляющим юридических и фактических действий в отношении имущества, переданного ему в управление. Надлежащее управление имуществом в значительной степени зависит от личности, профессиональных качеств и добросовестности доверительного управляющего, поскольку он определяет, какой способ действий является наилучшим с точки зрения интересов лиц, назначенных выгодоприобретателями.

ГК предусматривает три исключения из вышеназванного правила. Передача доверительного управления третьему лицу возможна управляющим в силу полномочий, полученных им по договору, письменного согласия учредителя или в силу обстоятельств для обеспечения интересов учредителя. Перечень исключений является исчерпывающим.

Доверительный управляющий после передачи управления продолжает нести ответственность за действия поверенного. Поверенный совершает юридические и фактические действия с перешедшим к нему имуществом от имени доверительного управляющего, а не от своего имени либо имени учредителя управления.


Ответственность доверительного управляющего


Доверительный управляющий, не исполнивший или ненадлежащим образом исполнивший обязательства по управлению переданным ему имуществом, несет ответственность как перед учредителем управления, так и перед выгодоприобретателем. Ответственность доверительного управляющего перед учредителем управления и выгодоприобретателем по общему правилу не зависит от вины. Надлежащее исполнение последним своих обязанностей означает проявление должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления: доверительный управляющий должен действовать добросовестно и тем способом, который является наилучшим с точки зрения интересов названных лиц. В противном случае он должен возместить убытки в полном объеме учредителю управления и в виде упущенной выгоды - выгодоприобретателю. Размер причиненных убытков определяется по правилам ст. 15 и 393 ГК.

Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Управляющий также вправе доказать, что убытки наступили не только вследствие непреодолимой силы, но и действий учредителя управления и (или) выгодоприобретателя, что соответствует положениям ст. 404 ГК "Вина кредитора".

Доверительный управляющий отвечает своим личным имуществом по сделкам с третьими лицами, если при совершении указанных сделок он (или его поверенный) превышает предоставленные ему полномочия либо действует с нарушением установленных для него ограничений. Однако, если третьи лица не знали и не должны были знать о превышении управляющим (его поверенным) полномочий или об установленных для него ограничениях, возникшие обязательства исполняются в порядке, предусмотренном п. 3 комментируемой статьи.

Если доверительный управляющий действовал в пределах предоставленных ему полномочий, долги по обязательствам перед третьими лицами должны погашаться по общему правилу за счет имущества, переданного в управление. Однако при недостаточности указанного имущества возможна субсидиарная ответственность управляющего его личным имуществом, а при его недостаточности - субсидиарная ответственность учредителя управления. Последний вправе потребовать в порядке регресса возмещения понесенных им убытков от доверительного управляющего.

В договоре доверительного управления может быть предусмотрено обеспечение возмещения убытков, которые могут понести учредитель или выгодоприобретатель вследствие ненадлежащих действий управляющего. Таким обеспечением является предоставление доверительным управляющим залога. На имущество, являющееся предметом такого залога, распространяются общие правила о залоге (§ 3 гл. 23 ГК).


Вознаграждение доверительному управляющему


Договор доверительного управления предполагается возмездным. Предусматривается также возмещение доверительному управляющему понесенных им расходов.

В российском праве подход к вознаграждению доверительного управляющего коренным образом отличается от классического траста. Доверительный собственник осуществляет свои функции безвозмездно, если иное не установлено в учредительном акте, однако во всех случаях он может требовать возмещения понесенных им расходов и убытков от бенефициара.

Система выплаты вознаграждения и возмещения расходов управляющего, ориентирована в первую очередь на доверительные отношения в области предпринимательства.

Прекращение договора доверительного управления имуществом

Основания прекращения договора доверительного управления имуществом.

Таким основанием является смерть гражданина или ликвидация юридического лица - выгодоприобретателей по договору. Однако договором могут быть предусмотрены и иные условия его прекращения. Договор может быть оставлен в силе по соглашению сторон (например, в соответствии с условиями договора выгодоприобретателем станет наследник умершего).

Если выгодоприобретатель откажется от получения выгод по договору, то это также ведет к его прекращению, если иное не предусмотрено в самом договоре.

Договор доверительного управления подчиняется общему правилу о личном осуществлении управляющим - физическим или юридическим лицом юридических и фактических действий в отношении имущества, переданного ему в управление. Результат управления имуществом зависит от личных и профессиональных качеств доверительного управляющего. Поэтому смерть гражданина, являющегося доверительным управляющим, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также признание индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) влекут за собой прекращение договора. К аналогичным последствиям приводит и ликвидация юридического лица - управляющего, в том числе в случае его банкротства (ст. 419 ГК).

Основанием для прекращения договора является также предусмотренный комментируемой статьей отказ от исполнения данного договора. Он соответствует общим требованиям, которые предъявляются к отказу от исполнения договора п. 3 ст. 450 ГК. Договор доверительного управления прекращается в случае:

а) отказа доверительного управляющего или учредителя управления от исполнения договора в связи с невозможностью для доверительного управляющего осуществлять свои обязанности лично. При этом последний не вправе требовать выплаты ему вознаграждения за весь срок;

б) отказа учредителя управления от исполнения договора по иным обстоятельствам, нежели невозможность исполнения договора доверительным управляющим лично. В этом случае управляющий вправе при расторжении договора потребовать выплаты всей суммы причитающегося ему вознаграждения.

К прекращению договора может привести также признание несостоятельным (банкротом) гражданина-предпринимателя или ликвидация юридического лица, являющихся учредителями управления.


Договор комиссии


В ГК договор комиссии по существу определяется так же, как в ГК РСФСР и в п. 1 ст. 119 Основ гражданского законодательства. ГК исходит из того, что комиссия - это договор, содержание которого состоит в следующем: 1) одна сторона (комиссионер) выполняет поручение другой стороны (комитента), но выступает в гражданском обороте от своего имени; 2) комиссионер выполняет юридические действия, т.е. заключает одну или несколько сделок; 3) за услуги комиссионера выплачивается вознаграждение, т.е. такой договор всегда является возмездным; 4) по сделке, совершенной комиссионером с третьими лицами, права и обязанности приобретает сам комиссионер. Таким образом, хотя участники комиссионного правоотношения связаны единым обязательством, в нем различают внутренние и внешние отношения. Внутренние отношения комитента и комиссионера напоминают отношения между доверителем и поверенным в договоре поручения. Во внешних отношениях комиссионер действует от собственного имени, как если бы ему принадлежали осуществляемые права (например, право собственности на передаваемую по договору комиссии вещь, которую он передает покупателю по договору купли-продажи).

Договор комиссии оформляет одну из основных разновидностей обязательств по оказанию юридических услуг. Его предметом является совершение определенных юридических действий - сделок, стороной которых становится комиссионер, а не комитент, поскольку первый совершает эти действия от своего имени, приобретая права и обязанности в отношениях с третьими лицами. При этом комиссионер действует не за свой счет, а за счет комитента. В этом состоит основное отличие договора комиссии от договора поручения (см. ст. 971) и агентского договора (см. ст. 1005). Если договор поручения и в определенных случаях агентский договор представляют собой прямое представительство, то комиссия осуществляется на основе так называемого косвенного представительства. При этом следует иметь в виду, что комиссионер вправе совершать далеко не любые юридические действия в интересах комитента. Так, например, комиссионеру не может поручаться исполнение юридических действий, вытекающих из правоотношений комитента, регулируемых налоговым законодательством РФ и законодательством РФ о труде.

В соответствии с принципами действующего договорного права (ст. 1 ГК) стороны равноправны и свободны в формировании условий договора и, следовательно, в определении объема и содержания своих прав и обязанностей. Так, комиссионное обязательство может устанавливаться на определенный срок и без указания срока его действия, с указанием или без указания территории его исполнения, с обязательством комитента не предоставить третьим лицам право совершать в его интересах и за его счет сделки, совершение которых поручено комиссионеру, или без такого обязательства, с условием или без условия относительно ассортимента товаров, являющихся предметом комиссии. Определяя содержание комиссионного обязательства, стороны, однако, не вправе нарушать закон или нормы иных правовых актов.

Отдельные виды договора комиссии могут быть предусмотрены законом или иными правовыми актами. Развитый торговый оборот невозможен без использования различных разновидностей договора комиссии. Во внешнеторговой практике широко используются, например, договоры комиссии, по которым комиссионер получает от комитента "эксклюзивное" право продажи его товаров на определенной территории. В соответствии с такой разновидностью договора комиссии, как договор консигнации, комитент-изготовитель передает товары на склад комиссионера-консигнатора, обязанного затем реализовать этот товар от своего имени.

Комиссионная торговля на товарных биржах должна осуществляться с учетом правил, содержащихся в Законе о биржах.

Обязательные условия договора комиссии по продаже заложенных в обеспечение кредита акций, принадлежащих Российской Федерации, были установлены, например, приложением N 3 к Указу Президента РФ от 31.08.95 N 889 "О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности" (в ред. от 21.10.2002) <8>.

Договор комиссии конструируется как консенсуальная сделка.

В отличие от ГК РСФСР здесь отсутствует правило, относящееся к форме договора. Это означает, что если иное не предусмотрено конкретными законами или иными правовыми актами, то на договор комиссии распространяются общие правила о форме сделок.


Комиссионное вознаграждение


Чаще всего участниками гражданского оборота заключаются возмездные договоры (п. 1 ст. 423 ГК). К таким договорам относится и комиссия. Основная обязанность комитента - уплатить комиссионеру вознаграждение, составляющее цену договора, величина которой определяется его условиями. Помимо основной цены может быть предусмотрено дополнительное вознаграждение, которое выплачивается комиссионеру в случае принятия им на себя особого ручательства за третье лицо (делькредере).

На условиях делькредере обычно даются поручения по реализации товаров на внешних рынках в целях уменьшения предпринимательского риска. При этом комиссионер несет ответственность за любое нарушение со стороны третьего лица, за исключением случаев, когда такое нарушение обусловлено поведением комитента. Делькредере является разновидностью поручительства (см. ст. 361 ГК).

Размеры и способы комиссионного вознаграждения, как правило, обусловливаются в самом договоре комиссии. Обычным является установление вознаграждения в форме определенного процента цены сделки, заключенной с третьими лицами. Размер вознаграждения может быть установлен также в твердой (фиксированной) сумме, не зависящей от цены совершенной комиссионером сделки, каким-либо способом, согласованным сторонами. Договор комиссии является, безусловно, возмездным. Исключение из этого правила может вытекать из условий самого договора, если в нем предусмотрено, что комиссионер оказывает услуги безвозмездно. Тогда безвозмездность договора комиссии квалифицируется как признак договора дарения, поскольку обещание освободить кого-либо от имущественной обязанности признается договором дарения (п. 2 ст. 572 ГК). В этом случае заключенный договор комиссии следует рассматривать как смешанный, содержащий элементы договора дарения. Очевидно, что договор комиссии с таким условием не может быть заключен между юридическими лицами.

Комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение сделки, а также сохраняет право на комиссионное вознаграждение и на возмещение понесенных расходов, если договор комиссии не был исполнен не по вине комиссионера, а по причинам, зависящим от комитента. Здесь полностью воспроизводится предписание, содержавшееся в абз. 2 п. 1 ст. 119 Основ гражданского законодательства. В данном случае можно говорить о прекращении обязательства невозможностью исполнения, вызванной виновными действиями кредитора. Согласно п. 2 ст. 416 ГК в данном случае кредитор не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству. Кроме того, должник на общих основаниях вправе требовать от кредитора возмещения понесенных им убытков (см. ст. 15 ГК).


Исполнение комиссионного поручения


Комиссионер выполняет договор в соответствии с указаниями комитента, но когда таких указаний нет - в соответствии с обычаями делового оборота или иными, обычно предъявляемыми требованиями. Появление этой нормы продиктовано необходимостью наиболее адекватной регламентации правоотношений сторон по договору в условиях перехода к рыночным отношениям. Теперь отсутствие указаний комитента в договоре не в состоянии парализовать выполнение комиссионером своего обязательства. Подобное отсутствие восполняется обычаями делового оборота, под которыми в соответствии со ст. 5 ГК понимаются "сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством".

ГК выделил "обычаи делового оборота", рассчитанные исключительно на предпринимательские отношения. При этом следует иметь в виду, что обычаи делового оборота не могут быть применены в том случае, если они противоречат обязательным для участников отношения положениям законодательства или договора.

ГК по-иному регламентируется порядок распределения выгоды, полученной комиссионером при совершении сделки на условиях более выгодных, чем те, которые указаны комитентом. Если ранее выгода полностью поступала комитету, то согласно комментируемой статье дополнительная выгода, полученная комиссионером по сравнению с ожидавшейся и указанной комитентом, при отсутствии специальной договоренности на этот счет в договоре делится между комиссионером и комитентом поровну.

Появление этого новшества объясняется тем, что в условиях рыночных отношений комиссионные поручения выполняют, как правило, предприниматели. Предпринимательская же деятельность, по определению, является "самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг" (п. 1 ст. 2 ГК). Таким образом, переход к комитенту всей прибыли, полученной комиссионером в результате добросовестного выполнения поручения, т.е. на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны в договоре с комитентом, не соответствовал бы современным условиям коммерческого оборота и нарушал интересы предпринимателя. Кроме того, появление указанной выгоды обычно связано не только с действиями комиссионера, но и со сложившейся конъюнктурой спроса и предложения, в частности относительно товаров, отчуждаемых или приобретаемых комитентом.


Прекращение договора комиссии


Договор комиссии прекращается вследствие:

отказа комитента от исполнения договора;

отказа комиссионера от исполнения договора в случаях, предусмотренных законом или договором;

смерти комиссионера, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;

признания индивидуального предпринимателя, являющегося комиссионером, несостоятельным (банкротом).

В случае объявления комиссионера несостоятельным (банкротом) его права и обязанности по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение указаний последнего, переходят к комитенту. (см.ст.1002 ГК РФ).


Субкомиссия


Как правило, поручение, данное комитентом, комиссионер выполняет самостоятельно. Однако в некоторых случаях торговые предприятия - посредники, реализующие или приобретающие товары для клиентов, прибегают к услугам вторых посредников - субкомиссионеров. предоставляет право в целях исполнения комиссионного обязательства заключать договор субкомиссии с другим лицом, если иное не предусмотрено договором комиссии. По существу, речь идет о возможности возложения исполнения данного договора на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК). Фактически договор субкомиссии становится новым договором комиссии, сторонами по которому являются комиссионер, приобретающий в отношении субкомиссионера права и обязанности комитета, и субкомиссионер, приобретающий права и обязанности комиссионера. Вместе с тем следует иметь в виду, что некоторые положения о договоре комиссии не применимы к договору субкомиссии. Так, согласно ст. 996 ГК вещи, поступившие комиссионеру от комитента или приобретенные для него, являются собственностью комитента. И хотя отношения между комиссионером и субкомиссионером строятся по тем же принципам, что и отношения комитента и комиссионера, это не означает, что право собственности на товары переходит от комитента к комиссионеру. Поэтому в случае заключения договора субкомиссии товар по-прежнему остается собственностью комитента.

Если в результате исполнения поручения возникает дополнительная выгода (см. ст. 992), то она должна быть разделена между комитентом и комиссионером поровну. Эти правила применимы и к договору субкомиссии. При этом дополнительная выгода делится на три равные части: между комитентом, комиссионером и субкомиссионером. Полученная выгода может делиться и другим способом. При этом иные правила ее распределения как между комитентом и комиссионером, так и между комиссионером и субкомиссионером должны быть установлены соответственно договорами комиссии и субкомиссии.

Заключение нового договора - договора субкомиссии - возможно только в том случае, если иное не предусмотрено самим договором комиссии. При этом комиссионер остается ответственным перед комитентом за исполнение договора субкомиссионером.

Комитенту запрещается без согласия комиссионера вступать в непосредственные отношения с субкомиссионером до прекращения договора комиссии. Этот запрет - следствие того, что во внешних правоотношениях комиссионер действует от своего имени, как если бы осуществляемые права принадлежали ему самому (см. коммент. к п. 1 ст. 990), однако соглашением сторон, зафиксированным в договоре комиссии, может быть установлен иной порядок отношений между комитентом, комиссионером и субкомиссионером. Ведь возможна ситуация, когда таких взаимоотношений не избежать, например приобретенный субкомиссионером товар отгружается продавцом непосредственно в адрес комитента. Если такие условия могут возникнуть, они должны быть предусмотрены договором субкомиссии или дополнительным соглашением к нему. Последовательность действий сторон в этом случае такова:

комитент предоставляет комиссионеру письмо с указанием адреса, по которому должен быть отгружен товар;

комиссионер предоставляет аналогичное письмо субкомиссионеру;

субкомиссионер дает соответствующее распоряжение поставщику товара.

Основания для прекращения договора субкомиссии те же, что и для договора комиссии, они перечислены в ст. 1002 ГК.


Договор простого товарищества


Для образования простого товарищества необходимо соблюсти следующее условие - заключить договор, который устанавливает обязанности сторон друг перед другом в отношении того, чтобы: а) соединить свои вклады; б) совместно действовать для извлечения прибыли или достижения иной, не противоречащей закону цели.

Элементы, которые законом положены в основу понятия простого товарищества, отличают его от других видов объединения лиц. Договор простого товарищества, договор о совместной деятельности, названный подобным образом законом, не признается таковым, если в нем отсутствует хотя бы один из вышеперечисленных элементов.

Так как закон квалифицирует простое товарищество в качестве соглашения, следует признать, что только договор может быть его единственным основанием. Как и всякий договор, простое товарищество возникает в силу общего согласия всех его участников. Это общее согласие необходимо не только для образования товарищества, но и для всякого последующего изменения в содержании уже возникшего договора (для принятия новых членов, для изменения цели товарищества, для увеличения или уменьшения общего имущества и т.д.), за исключением тех случаев, когда в договор об образовании простого товарищества не включена специальная оговорка о разрешении этих вопросов иным способом.

Этот договор является консенсуальным, так как признается заключенным лишь в момент достижения соглашения, в соответствии с которым каждый участник вносит определенные имущественные взносы и совершает необходимые совместные действия. Поскольку все участники данного договора имеют права и обязанности, можно было бы признать данный договор взаимным. Однако он не является таковым в обычном смысле этого слова: права и обязанности участников не противостоят друг другу, а направлены на достижение единой цели. Не является данный договор и возмездным, так как участники не представляют друг другу встречное удовлетворение, а действуют сообща для достижения единой определенной договором цели.

В отличие от других видов товарищеских объединений, признаваемых ГК, простое товарищество не образует юридического лица. Вместе с тем его нельзя рассматривать в качестве механического соединения лиц. Участники, входящие в его состав, связаны между собой как общей целью, так и общностью имущества, образующего капитал товарищества. Такая связь придает простому товариществу значение единого целого.

К товариществу как к договору применимы соответственно все общие положения ГК как о сделках, так и относящиеся к обязательствам вообще и, прежде всего, к обязательствам, вытекающим из договоров.

Не признавая простое товарищество юридическим лицом, закон не предоставил ему и права действовать от общего имени (право на фирменное наименование). Поэтому в отношениях с третьими лицами оно рассматривается как группа отдельных лиц, действующих под своими именами или через уполномоченных, представляющих их как индивидуально-определенных лиц. С этой точки зрения присвоение себе простым товариществом символического наименования не имеет юридического значения.

Участниками договора простого товарищества могут быть как физические, так и юридические лица. Законом не установлена ни их специальная дееспособность, ни специальная правоспособность. Следовательно, участником данного договора может быть дееспособный гражданин или любая организация. В качестве участников простого товарищества не могут выступать лица недееспособные или ограниченные в своей дееспособности не только непосредственно, но и через своих законных представителей. Объясняется это тем, что простое товарищество основано на личных отношениях, а исполнение подобного договора через представителя недопустимо.

Участниками договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только физические лица - индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. К числу его участников не относятся лица, состоящие на государственной службе.

Указание закона на то, что по договору простого товарищества обязываются "двое или несколько лиц (товарищей)", означает, что количество участников этого договора является неограниченным.

ГК не предписывает особой формы для заключения данного договора. Это означает, что договор подчиняется действию общего правила ст. 158 ГК, если его участниками являются физические лица. Если же участниками простого товарищества являются юридические лица или юридические лица и граждане, равно как если общее имущество простого товарищества превышает не менее чем в 10 раз установленный законом МРОТ, то, согласно подп. 1, 2 п. 1 ст. 161 ГК, такие договоры должны заключаться в простой письменной форме. Участники могут самостоятельно определить форму договора простого товарищества, предусмотрев не только письменную форму, но и нотариальное удостоверение. В любом случае письменная форма договора необходима, если ведение дел товарищества возлагается на уполномоченных.


Вклады товарищей


В качестве общего правила вкладом признается все, что вносится каждым товарищем в общее дело. Однако сам факт внесения средств в общее дело еще не означает, что данные средства признаются вкладом. Необходимо, чтобы внесение средств являлось исполнением участником данного им другим участникам товарищества обязательства соединить свои вклады (п. 1 ст. 1041 ГК), т.е. чтобы вносимые средства отвечали по своему существу средствам, обусловленным в договоре в качестве вклада. Вкладом могут быть:

1) наличные деньги;

2) любое иное имущество, имеющее ценность в гражданском обороте, т.е. прежде всего вещи, из него не изъятые;

3) профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи; это - вклад особого рода. Простое участие в ведении дел товарищества наравне с прочими участниками не может считаться вкладом, поскольку подобное участие предусмотрено законом в качестве обязанности каждого участника товарищества (п. 1 ст. 1041, ст. 1044 ГК), если иное не установлено особым соглашением участников. Под вкладом подобного рода следует понимать такую деятельность, которая выходит за пределы понятия "совместное ведение дел", например деятельность генерального директора, бухгалтера и т.д. Таким образом, речь идет о предоставлении лицом своих специальных познаний в той или иной области, соответствующей целям товарищества.

На усмотрение сторон отдана возможность определить размеры и стоимость подлежащего внесению каждым из участников вклада. Если договором товарищества размеры имущественных вкладов не определены, предполагается, что каждый из участников внес вклад, равный по экономической ценности вкладу других участников. Законом не предусмотрена обязательная денежная оценка вкладов, однако именно с ней закон связывает в некоторых случаях определенные юридические последствия, а именно пропорциональное распределение прибылей и убытков.

Внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества, либо не вытекает из существа обязательства.

Внесенное товарищами имущество, которым они обладали по основаниям, отличным от права собственности, используется в интересах всех товарищей и составляет наряду с имуществом, находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей.

Закон не перечисляет конкретные виды вкладов, которые поступают в общую долевую собственность или переходят в пользование товарищества. Однако можно предположить, что если стороны договором не установили иного, то потребляемые и определенные родовыми признаками вещи, вносимые в товарищество в качестве вклада, становятся общей собственностью товарищества. И, соответственно, индивидуально-определенные вещи могут быть внесены в товарищество на условиях пользования, если стороны предусмотрели это договором. С практической точки зрения подобное определение статуса общего имущества товарищества необходимо в тех случаях, когда возникает вопрос о риске случайной гибели объекта имущества, о праве участника на обратное получение вклада при ликвидации товарищества, об отчуждении объекта вклада товариществом (вклад, поступивший в пользование товарищества, отчужден быть не может), об обращении непосредственно на объект вклада взыскания со стороны кредитора участника, внесшего этот вклад.

Внесенное в товарищество в качестве вклада имущество, признанное законом или договором общей собственностью, становится общей собственностью всех товарищей, в том числе и внесших неимущественные вклады. Эта собственность, если законом или сторонами не установлено иное или же не вытекает из существа обязательства, признается долевой.

Каждый участник обязан по договору внести в товарищество свой вклад, т.е. совершить определенные действия, в результате которых у товарищества возникает право на него. Внесение вклада в общую долевую собственность равносильно его отчуждению (за исключением причитающейся участнику доли) со стороны вкладчика-собственника. Соответственно, владение, пользование и распоряжение имуществом товарищества осуществляются по правилам, предусмотренным законом для распоряжения общей долевой собственностью (ст. 246, 247 ГК).

Закон называет имущество товарищества общим. От общей собственности в смысле ст. 244 ГК это имущество отличается по своему составу, поскольку, согласно п. 1 ст. 1042 ГК, оно может включать в себя не только право на вещи (чем характеризуется право собственности), но и право на действия, т.е. обязательные права.

Если каждый из участников общей долевой собственности обычно может продать свою долю в ней, то товарищ лишен права распоряжаться своей долей в общем имуществе в течение всего времени существования товарищества. Он не может выйти из товарищества или передать свою долю третьему лицу (ст. 1050 ГК). Это обусловлено личным характером участия в простом товариществе и прекращением его существования при отказе одного из товарищей от дальнейшего участия в нем, если договором или впоследствии заключенным соглашением сторон не предусмотрено иное.

Таким образом, складочное имущество товарищества не принадлежит участникам как отдельным лицам, поскольку простое товарищество образует некое единство. Поэтому оно принадлежит всем участникам сообща и образует имущество, обособленное от прочего имущества участников товарищества.

Вопросы пользования общим имуществом решаются по соглашению участников. Предполагается, что стороны самостоятельно устанавливают режим пользования вкладами. Если же согласие не достигнуто, порядок пользования общим имуществом определяется судом. Это правило сообразуется с установленным п. 1 ст. 247 ГК правилом о владении и пользовании имуществом, находящимся в долевой собственности.

В процессе деятельности простого товарищества может возникнуть необходимость выполнения определенных обязанностей в отношении общего имущества. Порядок распределения этих обязанностей (содержание общего имущества, возмещение расходов на поддержание его в требуемом состоянии) определяется договором простого товарищества. Если договором этот порядок не установлен, применяется правило, установленное ст. 249 ГК.

Договор простого товарищества или доверенность, выданная уполномоченному и определяющая круг его полномочий, является основным документом для третьих лиц. Закон устанавливает, что участники простого товарищества не могут ссылаться на ограничение прав товарища, который совершил сделку по ведению общих дел, если третье лицо не было осведомлено о наличии подобных ограничений, т.е. не было ознакомлено с договором или доверенностью.

Закон разрешает каждому товарищу, не имеющему полномочий, заключать в общих интересах за свой счет отдельные сделки, если у него есть основания считать, что эти сделки необходимы. Эта необходимость обусловлена тем, что товарищество может понести материальный ущерб либо нарушить закон. Обоснованность заключенных товарищем сделок с превышением предоставленных ему полномочий должна быть обусловлена убеждением товарища, что данная сделка является объективно необходимой в сложившихся обстоятельствах. Эта сделка должна иметь своей целью интересы товарищества как единства, а не отдельных его членов.

Подобные действия схожи с действиями, предпринимаемыми лицом, действующим в чужом интересе без поручения (гл. 50 ГК). Поэтому лицо, превысившее свои полномочия, но действовавшее в интересах товарищества, имеет право потребовать от товарищества возмещения всех понесенных им расходов. Сделка, совершенная в интересах товарищества товарищем, превысившим свои полномочия, если она не отклонена остальными товарищами, по общим правилам о ведении дел без поручения, обязывает непосредственно само товарищество. Товарищество вправе не одобрить действия товарища, превысившего свои полномочия. Так, если сделка не может быть объективно отнесена к числу необходимых, или же действия товарища оцениваются как недобросовестные, или же сделка совершена не в интересах товарищества в целом, а в интересах отдельных его членов, товарищ не может претендовать на возмещение расходов и, более того, товарищи, понесшие вследствие таких сделок убытки, имеют право потребовать их возмещения у лица, действия которого повлекли за собой эти убытки.

В договоре может быть предусмотрен иной порядок принятия решений, в частности ведение дел товарищества по большинству голосов.

Если договором установлено, что решения по делам товарищества принимаются таким образом, но не указан принцип определения этого большинства, то оно определяется по числу товарищей.

Возможно разрешение вопросов, касающихся ведения дел товарищества по большинству голосов, определяемых по размерам вкладов, т.е. по имущественному принципу. Однако участники товарищества должны предусмотреть подобное ведение дел в договоре.

Допуская разрешение вопросов, касающихся ведения дел товарищества по большинству голосов, закон не запрещает комбинирование этого принципа с разрешением дел совместно или же соединения личного начала с имущественным. Стороны могут устанавливать смешанную систему ведения дел в зависимости от их характера и значимости. Решение, принятое большинством, подлежит исполнению. Оно может быть оспорено меньшинством только в том случае, если противоречит закону или договору.

Устанавливаемое правило касается порядка распределения прибыли, полученной участниками простого товарищества. Товарищам разрешается самостоятельно определять принцип распределения прибыли. Они могут брать за основу как имущественное, так и личное начало или же их соединение. Только в том случае, когда товарищи не определили порядок распределения прибыли договором, вступает в силу сформулированный в комментируемой статье принцип - распределение прибыли пропорционально стоимости вкладов. Для его осуществления необходима денежная оценка вкладов.

При распределении прибыли простого товарищества могут возникнуть следующие вопросы: какая прибыль подлежит распределению и когда она должна распределяться?

Под прибылью подразумевается сумма, на которую увеличилось общее имущество товарищества за отчетный период, т.е. речь может идти о чистой прибыли, полученной в результате осуществления соответствующей деятельности.

При определении времени осуществления расчетов следует исходить из срока существования товарищества. Если товарищество создано на срок менее года или фактически просуществовало менее года, то расчеты производятся по прекращении товарищества. Если же товарищество учреждено на срок более года или же оно предполагается бессрочным, расчеты производятся в конце каждого операционного года.


Расторжение договора простого товарищества по требованию стороны


Наряду с основаниями, указанными в пункте 2 статьи 450 настоящего ГК сторона договора простого товарищества, заключенного с указанием срока или с указанием цели в качестве отменительного условия, вправе требовать расторжения договора в отношениях между собой и остальными товарищами по уважительной причине с возмещением остальным товарищам реального ущерба, причиненного расторжением договора.

Как видно из текста закона, заявление о досрочном отказе от участия в товариществе, заключенном на определенный срок или с указанием цели в качестве отменительного условия, допускается только по уважительной причине.

Однако закон не определяет, какие обстоятельства следует считать уважительной причиной. Оценка этих обстоятельств ставится в зависимость от условий конкретного случая и, вероятно, будет предоставлена на рассмотрение суда. Можно предположить, что уважительной причиной для досрочного отказа от участия в товариществе должны признаваться обстоятельства, при наличии которых дальнейшее участие в товариществе для одного или всех участников представляется рискованным. В качестве примера можно назвать существенное нарушение одним из участников его обязательств, недобросовестность одного или нескольких участников, неспособность в ведении дел товарищества. Если участником является физическое лицо, уважительной причиной для отказа от участия в товариществе может быть признана его болезнь.

Отказ от участия в товариществе, созданном на определенный срок, может быть заявлен в любое время. Однако удовлетворение отказа возможно только при условии ненарушения прав остальных участников. Если досрочный выход из договора одного из участников влечет за собой причинение реального ущерба другим участникам, то заявление о выходе может быть удовлетворено только после возмещения реального ущерба всем остальным участникам.

Законодатель вводит данное правило для установления определенных границ одностороннего отказа товарища от участия в товариществе, обеспечивая тем самым защиту интересов остальных участников.

Договором простого товарищества может быть предусмотрено, что его существование не раскрывается для третьих лиц (негласное товарищество). К такому договору применяются предусмотренные настоящей главой правила о договоре простого товарищества, если иное не предусмотрено настоящей статьей или не вытекает из существа негласного товарищества.

В отношениях с третьими лицами каждый из участников негласного товарищества отвечает всем своим имуществом по сделкам, которые он заключил от своего имени в общих интересах товарищей.

В отношениях между товарищами обязательства, возникшие в процессе их совместной деятельности, считаются общими.

Ряду современных иностранных законодательств известен особый тип так называемого негласного товарищества. В российском законодательстве подобная форма товарищества появляется впервые. Отличительной особенностью этой формы товарищества является его негласность: во внешних сношениях участвует только один гласный товарищ, действуя от своего собственного имени, но за общий счет - собственный и стоящего за ним негласного товарища. Последний остается скрытым для оборота, но он связан обязательственными отношениями с гласным товарищем.

Все действия, совершаемые гласным товарищем, обязывают его одного, т.е. должником третьего лица признается только гласный товарищ. Негласный товарищ личной ответственности перед третьим лицом не несет. В качестве гласного товарища может выступать как каждый член негласного товарищества, так и только один из них. Но каждый из участников негласного товарищества, вступающий в отношения с третьими лицами и заключающий сделки от своего имени в общих интересах товарищей, несет так называемую неограниченную ответственность по данным сделкам, т.е. отвечает всем своим имуществом

Участники негласного товарищества не могут сформировать общего имущества, поскольку это противоречит самой его сути. Однако в случае несостоятельности гласного товарища, несмотря на то что в хозяйственном обороте он выступал от своего имени, негласный участник товарищества не может быть освобожден от участия в покрытии общих расходов или убытков, поскольку подобное соглашение сторон, согласно ст. 1046 ГК, должно признаваться ничтожным.

Обязательства, возникшие в результате деятельности негласного товарищества, признаются общими в отношениях между товарищами. Это означает, что ответственность товарищей по этим обязательствам определяется в соответствии с установленным ст. 1047 ГК правилом, т.е. гласный участник имеет право регрессного требования к негласным участникам в случае единоличного покрытия всех расходов и убытков товарищества.


Заключение


Таким образом, многие из данных договоров являются новыми для нашего законодательства и поэтому представляют наибольший интерес для изучения, другие известны давно. Каждый из рассмотренных договоров является договором возмездного оказания услуг, либо фактических либо юридических. Договор хранения по общему правилу является реальным, односторонним, безвозмездным (если в договоре две стороны, то договор является возмездным). Форма договора – письменная.

Договор же страхования – публичный. Это связано с тем, что для оказания данной услуги необходимо специальное разрешение (лицензия), алеаторный (рисковый). Агентский договор является консенсуальным, двусторонним, возмездным. Заключается как в письменной так и в устной форме. Договор доверительного управления заключается в письменной форме, является возмездным, реальным. Особенностью данного договора является управление чужой собственностью в интересах третьих лиц. Договор коммерческой комиссии оформляет одну из основных разновидностей обязательств по оказанию юридических услуг. Является возмездным и консенсуальным. Договор простого товарищества является консенсуальным, многосторонним. Заключается в письменной форме.


Cодержание


Введение...................................................................................................... стр.1

Глава1 Договор хранения........................................................................... стр.2

Глава2 Договор страхования.......................................................................стр.6

Глава3.Агентский договор...........................................................................стр.10

Глава 4Договор доверительного управления имуществом.....................стр.16

Глава 5 Договор комиссии......................................................................... стр.26

Глава 6 Договор простого товарищества...................................................стр.31

Заключение……………………………………………….....……….......... стр.40


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Е.А. Суханов. Учебник « Гражданское право» 2006 г.

  2. Комментарии к ГК РФ (под ред. Т. Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) 2004г.


ИСТОЧНИКИ


  1. БНА. 2001. N 39; 2002. N 7; N 32.

  2. СЗ РФ. 2001. N 51. Ст. 4832; 2002. N 22. Ст. 2026; 2003. N 1. Ст. 2; Ст. 13.

  3. Вестник Банка России. 1997. N 43; 1998. N 36 - 37; 1999. N 31; 2001. N 20 - 21.

  4. СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562.

  5. СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3028; 2003. N 1. Ст. 13; N 46 (ч. 1). Ст. 4431.

  6. СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562.

  7. СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3028; 2003. N 1. Ст. 13; N 46 (ч. 1). Ст. 4431.

  8. СЗ РФ. 1995. N 36. Ст. 3527; N 45. Ст. 4300; 2002. N 43. Ст. 4228.

1<> БНА. 2001. N 39; 2002. N 7; N 32.



2<> СЗ РФ. 2001. N 51. Ст. 4832; 2002. N 22. Ст. 2026; 2003. N 1. Ст. 2; Ст. 13.

3 Cм. коммент. к ч 2 ГК РФ Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин

4<> Вестник Банка России. 1997. N 43; 1998. N 36 - 37; 1999. N 31; 2001. N 20 - 21

5<> СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562.

6<> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3028; 2003. N 1. Ст. 13; N 46 (ч. 1). Ст. 4431.

7<> СЗ РФ. 1996. N 52. Ст. 5919; 1997. N 20. Ст. 2285.

8<> СЗ РФ. 1995. N 36. Ст. 3527; N 45. Ст. 4300; 2002. N 43. Ст. 4228.

20




Случайные файлы

Файл
mvd.doc
Задание.doc
128299.doc
34288.rtf
10578.rtf