Виды и формы соучастия (35187)

Посмотреть архив целиком

12

ВВЕДЕНИЕ


Данная тема актуальна тем, что институт соучастия в преступлении является одним из самых важных и сложных в теории уголовного права. Изучение преступности как социального явления показывает, что в большинстве случаев наиболее опасные посягательства совершаются не в одиночку, а путем объединения усилий нескольких лиц, сообща ставших на путь нарушения закона. Более 40 % всех преступлений и до 80–90 % имущественных преступлений совершается двумя или большим количеством лиц.

При соучастии преступники объединяют свои усилия, часто заранее распределяют между собой роли. Все это облегчает совершение преступления, позволяет идти на него с большей уверенностью и меньшим риском разоблачения, что и делает такие преступления более опасными.

Профессор Ф.Г. Бурчак констатирует, что вопрос о понятии соучастия, несмотря на многочисленную литературу, относится к числу спорных. Почти каждый автор, касавшийся проблемы соучастия, предлагал свое, пусть немного да отличающееся от других определение соучастия. Таким образом, на протяжении многих лет соучастию в преступлении уделялось большое внимание в науке уголовного права, однако и до настоящего времени вопрос о соучастии нельзя назвать окончательно решенным. [4.С 17.]

Настоящая работа представляет собой описание и анализ действующего законодательства Российской Федерации, определяющего нормы о соучастии. Целью работы является подробная характеристика видов и форм соучастия, определение их значения в уголовном праве.

В задачи работы входит:

- изучение взглядов известных ученых–юристов на понятие соучастия, виды и формы соучастия в преступлении;

- определение критериев выделения видов и форм соучастия в преступлении;

- сравнение видов соучастия в преступлении;

- подробная характеристика форм соучастия в преступлении.

Металогическую базу работы составляют: Уголовный Кодекс Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного Суда, а также работы отечественных ученых – юристов Бурчака Ф.Г., Ковалева М.И. Галиакбарова Р.Р. и других. В работе используются следующие методы исследования: сравнительный, теоретический, описательный и социологический.

Объектом исследования является подробное изучение форм и видов соучастия в преступлениях.

Предметом курсовой работы является нормы законодательства, касающиеся соучастия и его форм.

Структура работы включает в себя введение, главы, разделы, заключение и список литературы


1 ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ


1.1 Понятие соучастия


Законодательная конструкция большинства статей УК РФ такова, что предполагает совершение преступления одним лицом. Однако преступление может быть совершенно двумя или более лицами. В последнем случае при наличии определенных признаков возникает соучастие в преступлении.

Нормы о соучастии сосредоточены в главе 7 УК РФ (ст. 32—36). В ст. 32 УК дается научно–практическое определение самого понятия соучастия в преступлении. В нем сформулированы основные признаки соучастия, которые отражают принятую в России концепцию. Это определение звучит так: “Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления”.

Правильно квалифицировать слитые воедино общественно опасные действия двух и более лиц, установить пределы ответственности каждого соучастника невозможно без определения границ соучастия, без выяснения тех объективных и субъективных пределов, где кончается совместная преступная деятельность. Из этого вытекает, что как особая форма совершения преступления соучастие обладает рядом объективных и субъективных признаков.


1.2 Признаки соучастия


Объективные признаки:

  1. количественный - множественность субъектов преступления то есть участие в совершении преступления двух или более лиц.

При этом необходимо иметь в виду, что эти лица должны обладать признаками субъекта преступления: возрастом (статья 20 УК) и вменяемостью (статья 21 УК).

  1. качественный - совместность действий соучастников то есть действия каждого из соучастников направленные на совершение общего для них преступления, взаимно дополняют друг друга и обуславливают друг друга.

Объединив усилия лица, участвующие в совершении преступления могут внести разный вклад в его осуществление. Одни лица непосредственно выполняют объективную сторону преступного посягательства, а другие тем или иным образом способствуют им, в этом.[8.С156.] Деяния любого из соучастников, взятые в отдельности, не влекут наступления общего вреда, а возникающий при соучастии преступный результат не поддается расчленению на самостоятельные доли по количеству соучастников. Достигнутый совместными усилиями нескольких лиц преступный результат является единым для всех.

Причинная связь между деянием каждого соучастника и общим для соучастия преступным результатом характерный показатель совместности совершения преступления. Наступивший преступный результат может в различной степени обусловливаться действиями каждого из соучастников.

По времени, действия соучастников должны предшествовать или совпадать с действиями исполнителя. Поэтому соучастие в преступлении возможно лишь на стадиях неоконченного преступления.

Соучастие возможно в виде присоединяющейся деятельности, когда лицо своими действиями вносит лепту в начатое другим лицом преступление, если оно ещё не доведено до конца. Другими словами на стадиях приготовления и покушения.

Соучастием признаётся создание не любых условий для совершения другим лицом преступления, а только таких, которые имеют существенное значение для достижения преступного результата, без которых в данной обстановке преступное деяние вообще не могло быть совершенно или совершение его было бы крайне затруднительным.[8.С158.]

Соучастие, как правило, выражается в активных действиях; бездействие как форма соучастия возможно только как заранее обещанное соучастникам невыполнение лицом возложенных на него обязанностей.

Соучастие в преступлении как особую разновидность преступной деятельности следует отличать от простого случайного совпадения преступной деятельности нескольких лиц, хотя одновременно и посягающих на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга.

Субъективные признаки:

Соучастие возможно только в умышленных преступлениях. Такое указание содержится в статье 32 УК РФ, что исключает соучастие в неосторожных преступлениях. Умыслом соучастников должно охватываться осознание общественной опасности своих деяний, возможные общественно-опасные последствия и причинная связь между деяниями и последствиями. Принцип отражает специфику волевого элемента умысла при соучастии.

Все соучастники действуют умышленно, то есть они взаимно осведомлены о своих совместных действиях и стремятся к достижению общих общественно-опасных последствий как результата их совместных усилий. Мотивы и цели соучастников могут быть различными, а могут совпадать.

В теории уголовного права и практике применения норм о соучастии в преступлении этот принцип получил наименование взаимной осведомленности соучастников (по меньшей мере, двух из них) о преступном характере их поведения и взаимосвязанности последнего.

От соучастия следует отличать прикосновенность к преступлению, поскольку оно хотя и связанно с совершением преступления, однако не содействует ему ввиду отсутствия причинной связи (недонесение).



2 ВИДЫ СОУЧАСТИЯ


2.1 Основания деления соучастия на виды


В уголовном законодательстве России не было, и пока нет исчерпывающего решения вопроса о формах и видах соучастия в преступлении. Не используется в нем и само понятие “форма соучастия”, как и понятие “вид соучастия”.

В специальной и учебной литературе о соучастии в преступлении, варианты классификации соучастия в преступлении весьма многообразны, что обусловлено в основном различием в критериях деления соучастия в преступлении на формы или виды.

В одном учебнике говорится о форме соучастия, а в другом такое же содержание вкладывается в понятие "вид соучастия" либо одно и то же явление именуется по-разному.

Разные авторы по разному подразделяют соучастие на виды и формы. Одни из них выделяют только формы соучастия, другие выделяют как виды, так и формы соучастия.

Например, М.И. Ковалев, подчеркивая, что соучастие имеет внутреннюю и внешнюю стороны, он считает нужным проводить классификацию на основании этих различных сторон, образующих основу соучастия. При этом ту классификацию, которая основана на внутренней связи между участниками преступления, М.И. Ковалев относит к видам соучастия, а классификацию, вытекающую из учета различного характера деятельности отдельных соучастников преступления к формам. Исходя из этих критериев, М.И. Ковалев различает два вида соучастия: соучастие без предварительного соглашения и соучастие с предварительным соглашением. Этот последний вид он считает нужным разделить еще на два вида: простое соучастие с предварительным соглашением и соучастие с предварительным соглашением носящее характер преступной организации. Формами соучастия, по М.И. Ковалеву, должны считаться два различных характера преступной деятельности: соисполнительство и соучастие в тесном смысле слова. [6. С 200.]

По мнению А.В. Наумова в теории и на практике существует два основания для деления соучастия преступления на виды. В–первых, по характеру выполнения соучастниками объективной стороны совершаемого преступления. И во–вторых, по наличию или отсутствию между ними предварительного соглашения (сговора) на совершение преступления.

По первому основанию выделяются два вида соучастия в преступлении:

1) простое соучастие (оно же называется соучастием без разделения ролей или соисполнительством);

2) сложное соучастие (соучастие с разделением ролей или соучастие в тесном смысле слова).

Простое соучастие имеет место тогда, когда каждый из участников преступления выполняет своими действиями объективную сторону совершаемого преступления. Например, два лица избивают потерпевшего, причиняя вред его здоровью определенной степени тяжести.

Сложное соучастие – это такой вид соучастия, когда между отдельными, соучастниками преступления распределяются роли: кроме исполнителя, непосредственно выполняющего объективную сторону преступления, участвуют еще и другие соучастники – организатор, подстрекатель или пособник (как все, так и любой из них).

Таким образом, можно говорить, что разные авторы берут в качестве критерия деления соучастия на виды различные признаки, одни – объективные, другие – субъективные[10.С21].

По нашему мнению, наиболее оптимальным и отвечающим требованиям всесторонней оценки совместной преступной деятельности и дифференциации ответственности соучастников является подразделение соучастия на виды и формы. Это самостоятельные классификации, не подлежащие смешению, в основе выделения которых лежат различные критерии.

Вместе с тем, придавая самостоятельный характер указанным классификациям соучастия на формы и виды, мы не отрицаем наличия между ними каких-либо форм связи.

Виды соучастия выделяют в зависимости от характера и степени участия отдельных соучастников в совершении преступления.


2.2 Сравнительная характеристика простого и сложного соучастия


Наиболее оптимальным вариантом классификации соучастия в преступлении с позиций уголовного закона, широты охвата всех известных практике случаев проявления этой специфической формы преступной деятельности, глубины проникновения в ее особенности представляется наиболее часто встречающееся деление всех случаев соучастия в преступлении, с одной стороны, на формы, а с другой — на виды соучастия. На наш взгляд, эта позиция может быть взята за основу, но некоторыми коррективами.

В соответствии с этим вариантом классификации, в случаи соучастия в преступлении в теории уголовного права выделяют виды соучастия, к которым относят соисполнительство (простое соучастие) и соучастие в тесном смысле слова (сложное). Деление соучастия на виды произведено с использованием такого критерия, как различие в характере поведения соучастников преступления

Однако различие в характере поведения соучастников, прежде всего, ориентирует на особенности образа преступного поведения соучастников преступления (подстрекательство, пособничество, организаторские действия, исполнительские действия) и скрывает особенности совместной преступной деятельности при простом виде соучастия и сложном его виде.

Все совместно действующие лица при соисполнительстве (простой вид) непосредственно своими действиями выполняют объективную сторону деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК, то есть непосредственно воздействуют на объект охраны. Для соучастия в тесном смысле (сложного) характерно распределение ролей между соучастниками. В случаях сложного соучастия (когда наряду с исполнителем в преступлении участвуют подстрекатель, пособник или организатор), особенность совместной преступной деятельности проявляется в том, что только исполнитель (соисполнители) непосредственно своими действиями выполняет объективную сторону деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК, а остальные соучастники выполняют ее опосредованно, то есть посредством действий исполнителя (соисполнителей).

Из сказанного следует, что акцент должен делаться не на различии в характере действий соучастников, а на обусловленном этим различием том или ином способе совместного воздействия на объект охраны — том либо ином, так сказать, “способе производства” преступления. В качестве критерия деления соучастия в преступлении на указанные два вида должен быть взят обусловленный различием в характере действий соучастников способ непосредственного или опосредованного совместного их воздействия на объект охраны.

Деление соучастия на простое и сложное отражается в квалификации преступления. В случаях простого соучастия содеянное исполнителями (соисполнителями), вписывается в рамки объективной стороны деяния, предусмотренного Особенной частью УК, квалифицируется прямо по соответствующей статье (части статьи) Особенной части УК, то есть без ссылки на ст. 33 Общей его части. В случаях же сложного соучастия содеянное исполнителем (соисполнителями) на основании также квалифицируется прямо по соответствующей статье (части статьи), предусмотренной Особенной частью УК, а содеянное иными соучастниками (подстрекателем, пособником или организатором), как правило, - по той же статье Особенной части УК, но с обязательной ссылкой на ст. 33.


3 ФОРМЫ СОУЧАСТИЯ


3.1 Основания деления и значение форм соучастия


Понятие «форма соучастия» в уголовном законе как уже упоминалось, отсутствует, оно используется в науке уголовного права для характеристики различных способов совместного участия нескольких лиц в совершении преступления. Основным критерием, по которому выделяют формы соучастия, является наличие соглашения между участниками преступления. Данный критерий характеризует степень согласованности действий нескольких лиц, совместно совершающих преступление. Согласованность же непосредственно зависит от наличия договоренности (сговора) участников преступления. [8.С 185.]

Форма соучастия - это его внешняя сторона, раскрывающая способ взаимодействия виновных, показывающая, каким образом умышленные деяния двух или более лиц сливаются в единое преступление.

С принятием ныне действующего Уголовного Кодекса в правоприменительной практике правоохранительных органов возникла проблема разграничения форм соучастия указанных в статье 35 УК РФ. В этой статье указанны четыре формы соучастия: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество.

Первые три формы выделены в ряде составов в качестве квалифицирующего признака, а в отношении такой формы как преступное сообщество кроме указания в статье 35 УК РФ имеется отдельно выделенный состав – 210 УК РФ установлена уголовная ответственность за создание, руководство и участие в преступном сообществе.

Сама проблема разграничения форм соучастия, вызвана тем, что эти формы имеют некоторое сходство. Установление конкретной формы соучастия позволяет дать оценку характера и степени, общественной опасности совместной преступной деятельности в целом. Предлагаемый подход, по нашему мнению, находит свое подтверждение и в законодательной конструкции соучастия.


3.2 Группа лиц


Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. [1. статья. 35]

Преступная группа характеризуется следующими признаками: в совершении преступления участвуют двое и более исполнителей; каждый участник осознает, что совершает преступление в составе группы; каждый участник своими действиями на месте преступления выполняет объективную сторону конкретного состава преступления.

Соучастие без предварительного соглашения включает все случаи участия в преступлении, когда согласие в поведении соучастников возникло в процессе совершения преступления (например, при изнасиловании один соучастник просит другого не давать потерпевшей сопротивляться, что последний и выполняет). Ситуация не меняется, если другой соучастник присоединяется точно таким же образом к изнасилованию по своей инициативе и при отсутствии просьбы в указанном содействии (молчаливое соглашение).

Группу лиц без предварительного сговора можно характеризовать как случайную или ситуативную группу лиц, объединившихся для совершения группового преступления. Часть таких групп в дальнейшем под воздействием неблагоприятных факторов приобретают антиобщественную направленность. В совершении первого преступления многие его соучастники принимают участие из чувства солидарности, в силу того, что оказались со всеми остальными лицами в данном месте либо в результате внезапно возникшей ситуации, повлекшей за собой совершение группового преступления. [14.С 18]

Согласованность в таких случаях минимальная, что предполагает знание соучастника о присоединяющемся преступном поведении другого и желание либо сознательное допущение соединения преступных усилий и вытекающего из этого преступного результата. В таких группах по сравнению с другими формами соучастия ещё нет психологической и функциональной структуры, нет лидера, решение о совершении преступления принимается под влиянием эмоций. Преступление совершается без заранее обдуманного плана. Поскольку сговор отсутствует, то и отсутствует распределение ролей при совершении преступления. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» определяет: «Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица). [3. пункт 10.]

В случаях, специально предусмотренных законом, преступление, в котором участвуют два и более соисполнителя, рассматривается как совершенное “группой лиц” (часть первая ст. 35, часть 2 ст. 105, 131 УК и др.). Это повышает опасность содеянного и влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных в законе, то есть совершение преступления “группой лиц” (группой соисполнителей) расценивается либо как квалифицирующее обстоятельство, либо как обстоятельство, отягчающее наказание (ст. 63 УК).

Сложное соучастие в рамках термина “группа лиц” закон исключает (ст. 35 УК).


3.3 Группа лиц по предварительному сговору


Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. (ст. 35 УК.)

Наиболее полную характеристику признаков группы лиц по предварительному сговору предложил Р.Р. Галиакбаров, который к ним относит: наличие двух и более лиц, обладающих признаками субъекта преступления и выступающих, как правило, в роли исполнителей, каждый участник группового преступления выполняет в полном объеме или частично действия, охватываемые признаками объективной стороны состава преступления; осуществление посягательства объединенными усилиями соучастников – совместно; предварительный сговор на месте совершения преступления группой лиц. [5.С 56-69.]

Существует ряд отличий между группой лиц и группой лиц по предварительному сговору.

  1. Соучастие с предварительным соглашением имеет место в случаях, когда соглашение о совместном участии в совершении преступления состоялось заранее, до начала его совершения. Это обеспечивает взаимную осведомленность о том, в совершении какого именно преступления предполагается участвовать и в какой роли, а также более высокий уровень согласованности по сравнению с соучастием без предварительного соглашения. Договоренность наиболее общая, нежели в организованной группе, не касается деталей.

Поскольку между сговором и совершением преступления существует определенный промежуток времени, группа лиц по предварительному сговору имеет возможность спланировать совершение преступления, подготовиться к его совершению, распределить роли между участниками группы и т.д.

Таким образом, соучастие с предварительным соглашением может быть как простым (соисполнительством), так и сложным.

  1. По сравнению с группой лиц такие группы более организованны; имеют более стабильный состав; более сильная антиобщественная направленность; преступная деятельность начинает играть в группе значительную роль.

  2. Начинает организовываться руководящее звено группы из наиболее авторитетных членов, но нет ещё конкретного руководителя.

Пленум Верховного Суда постановил, что предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. [3.] Таким образом, основным признаком, имеющим уголовно-правовое значение, является наличие предварительного сговора.

При этом Пленум указывает, что наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства. [3.] На основании изложенного можно сделать вывод о том, что преступления совершенные группой лиц по предварительному сговору могут быть выражены как в виде простого соучастия, так и в виде сложного, то есть как в виде соисполнительства, так и с распределением ролей между соучастниками.

Следует отметить, что в целом ряде статей Особенной части УК соучастие с предварительным сговором в качестве “группы предварительно договорившихся лиц” выступает как квалифицирующий признак. В таких случаях преступление, в котором участвуют два и более исполнителя (соисполнителя), заранее договорившихся о совместном его совершении, считается совершенным “группой лиц по предварительному сговору”. Квалифицируется содеянное прямо по соответствующей части статьи Особенной части УК, где предусмотрен такой квалифицирующий признак. Однако если имело место сложное соучастие, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 33 УК и по соответствующей части статьи Особенной части УК, где предусмотрен квалифицирующий признак.

Повышение ответственности в случаях совершения преступлений группой предварительно договорившихся лиц регламентируется так же, как и при совершении преступлений совершенных группой лиц.

Исходя из выше изложенного, можно выделить различия между группой лиц и группой лиц по предварительному сговору:

- в группе лиц отсутствует предварительный сговор на совершение преступления, в то время как в группе лиц по предварительному сговору такой признак должен обязательно присутствовать до начала совершения преступления;

- если совершение преступления группой лиц характеризуется соисполнительством, то в группе лиц по предварительному сговору может иметь место как соисполнительство, так и распределение ролей.


3.4 Организованная группа


Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. УК ст. 35

Таким образом, законодатель выделяет два основных признака организованной группы – устойчивость личного состава группы и постоянное совершение преступлений как цель объединения группы. При квалификации группы как организованной основные признаки должны быть обязательно установлены.

Кроме основных признаков можно выделить ещё и дополнительные признаки, установление которых не является обязательным – достаточно установить большинство из них. К таким признакам относятся: выдвижение в группе лидера – организатора группы; при совершении и сокрытии преступлений происходит распределение ролей; планирование и подготовка преступлений совершаемых группой; могут использоваться сложные способы подготовки и сокрытия преступления; наличие строгой дисциплины в группе; распределение преступных доходов в соответствии с положением каждого члена в структуре группы и др. [15. С 41-42.]

Под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака, следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащается техникой и т. д.”. [3.]

На устойчивость этого преступного объединения указывает продолжительность его существования во времени. Это может быть время, истекшее с момента формирования группы до момента совершения первого из числа запланированных ее участниками преступлений. Это может быть и отрезок времени, в пределах которого ее участниками совершались преступления. В то же время продолжительность существования такой группы во времени указывает на более высокую степень согласованности в преступном поведении ее участников по сравнению с рассмотренными выше видами соучастия.

Помимо временного признака, на высокую степень согласованности и устойчивости связей между участниками организованной группы может указывать существование плана преступной деятельности с обозначением в нем ролей и функций, отдельных актов и операций. При этом устойчивость связей между участниками организованной группы, в свою очередь, отражает не только высокую степень согласованности их поведения, но и уровень замкнутости, изолированности от общества этого преступного формирования (со своими правилами общения, субординации, дисциплины и т.п.).

Таким образом, сказанное подводит к заключению о том, что каждый из вступивших в организованную группу является уже не просто ее участником, а членом независимо от места и выполняемых функций, отведенных ему при осуществлении плана преступной деятельности. Такой вывод подтверждается еще и тем обстоятельством, что закон не ограничивает участия в организованной группе только исполнительскими или соисполнительскими действиями, как это имеет место в случаях с “группой лиц”.

Рядовые участники — члены организованной группы могут и не знать об отдельных преступлениях, совершенных другими ее участниками-членами.

В подобных случаях они несут ответственность за участие в группе и за лично содеянное ими во исполнение плана ее преступной деятельности.

При этом, однако, следует иметь в виду, что сам факт создания организованной группы, если это специально не предусмотрено в Особенной части УК, влечет ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ст. 35 УК).

Если совершенное организованной группой преступление квалифицируется по статье Особенной части УК, где это не предусмотрено в качестве основного или квалифицирующего признака, то в подобных случаях сам факт его совершения организованной группой расценивается как отягчающее обстоятельство при назначении наказания (ст. 63 УК). Вместе с тем совершенное организованной группой преступление, подпадающее под статью (часть статьи) Особенной части УК, где это выступает основным или квалифицирующим признаком, влечет более строгое наказание в пределах санкции этой статьи (части статьи).

В соответствии с частью 5 статьи 35 лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ей, подлежит ответственности за её организацию и руководство в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, а также за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут ответственность за участие в ней в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.


3.5 Преступное сообщество


Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях. [1. статья 35.]

Преступное сообщество (преступная организация) отличается от других видов преступной группы, перечисленных в статье 35 УК РФ, прежде всего тем, что ни в одной статье Особенной части УК оно не названо квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком. В соответствии с законом оно может рассматриваться как конструктивный признак основного состава (ст. 210 УК) либо обстоятельство, отягчающее наказание.

Закон гласит, что преступное сообщество является, прежде всего, организованной группой со всеми характерными для нее признаками. Однако преступное сообщество наделяется и дополнительными признаками: сплоченность; создание данного преступного объединения лиц для совершения многих преступлений; создание этого формирования для совершения не просто преступлений, а тяжких или особо тяжких преступлений; объединение нескольких организованных групп в тех же целях.

Признак сплоченности характеризует более высокую степень согласованности преступной деятельности участников-членов преступного сообщества по сравнению с организованной группой. Сплоченность это социально-психологическая характеристика преступного сообщества, она отражает общность участников в реализации преступных целей. Сплоченность предполагает обычно наличие в преступной организации сложных организационно-иерархических связей, тщательной конспирации, наличие в обороте значительных денежных средств, установление связей с правоохранительными органами (коррумпированность), наличие системы защитных мер (внутренняя контрразведка), наличие охранников, боевиков и наемных убийц. [9. С 127]

Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» от 10 июня 2008 г. указывает, что под данным признаком следует понимать наличие у участников этого сообщества единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также осознание участниками общих целей функционирования преступного сообщества и своей принадлежности к нему. [11.С55.] Перечисленные признаки должны быть обязательно установлены, поскольку в соответствии с постановлением они являются основными. Кроме основных признаков в пункте 3 Пленум называет факультативные признаки, в числе которых особая структура сообщества. [2]

Пленум раскрыл содержание признака сплоченности путем указания на субъективную составляющую.

Наличие признака сплоченности не исключает в соответствии со статьей 35 частью 4 наличие такого признака как цель.

Балеев считает, что целью создания преступного сообщества является организованная преступная деятельность, в процессе которой совершаются криминальные деяния любой общественной опасности. [13. С 18] Законодатель же выделяет такой признак как направленность на совершение тяжких, и особо тяжких преступлений. В тоже время Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» указывает, что преступное сообщество может быть создано для совершения одного тяжкого или особо тяжкого преступления – это противоречит закону, поскольку в законе подразумевается несколько преступлений.

Анализ судебно-следственной практики показывает, что самостоятельное применение статья 210 УК РФ вызывает серьезные трудности, так как преступное сообщество не может быть признано преступным, если не доказано совершение его участниками, хотя бы одного преступления, относимого законом к категории тяжких, либо особо тяжких. [13. С 17]

Вследствие указания законодателем данного признака доказывание наличия преступного сообщества становиться более сложным. В связи с этим можно частично согласиться с мнением Балеева, поскольку в этом случае сужается сфера уголовно-правового воздействия на организаторов и участников преступного сообщества (преступной организации).

Однако с дугой стороны законодатель, таким образом, делает акцент на том, что преступное сообщество является наиболее опасной из всех форм соучастия. Опасность этой формы соучастия характеризуется именно тяжестью преступлений, совершаемых преступным сообществом. Это учитывалось и учитывается законодателем в особенностях конструкции составов преступлений, где преступное сообщество выступает в качестве конститутивного признака. Так, в ст. 208 УК сами факты организации преступного сообщества, руководства им или его структурными подразделениями, участия в нем являются оконченными преступлениями, а организаторы, руководители и участники рассматриваемого формирования расцениваются как исполнители (соисполнители), и содеянное ими квалифицируется прямо по указанной статье Особенной части УК.

Организаторы преступного сообщества, кроме того, несут ответственность за все преступления, совершенные его членами, если эти преступления входили в план преступной деятельности и охватывались их умыслом.

Совершение преступления преступным сообществом признается законом отягчающим ответственность обстоятельством и влечет более строгое наказание в пределах санкции применяемой статьи Особенной части УК.

Специфика особой опасности преступного сообщества такова, что законодатель сам факт создания преступного сообщества считает самостоятельным и оконченным преступлением. Так, состав организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ) образует организация преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями. Самостоятельным преступлением является и бандитизм (ст. 209 УК), в том числе и создание устойчивой вооруженной группы (банды) с целью нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой). В обоих случаях указанные действия квалифицируются по соответствующим статьям Особенной части УК.

Организованная группа выступает, как правило, формой соучастия в преступлении, совершенном в составе преступного сообщества.

Поэтому совместно совершенные членами преступного сообщества преступления в соответствии с законом должны квалифицироваться как совершенные организованной группой (при наличии такого квалифицирующего признака в соответствующей статье УК РФ). [12. С 17]

Выделяют несколько разновидностей преступного сообщества. Первая разновидность определена законодателем как сплоченная организованная группа, созданная для тяжких и особо тяжких преступлений. В связи с этим В.С. Комисаров отмечает, что отграничение преступного сообщества (преступной организации) от организованной группы идет по выделению сплоченности (устойчивости) и намерению совершить тяжкие и особо тяжкие преступления.

Другую разновидность преступного сообщества законодатель называет объединением организованных групп, Представляется, что именно по количественному признаку можно отграничить преступное сообщество от организованной группы. По этому пути идет и судебная практика.

При соучастии в преступлении преступную организацию составляют не только соисполнители, но и лица, действующие с распределением ролей. Однако это возможно лишь в организованной группе, одним из признаков которой является наличие организатора, зачастую не принимающего непосредственного участия в совершаемых исполнителями преступлениях.

Преступная организация отличается сложным организационно-структурным построением. Такого рода преступные объединения состоят из отдельных подразделений (блоков, бригад, звеньев), обладающих относительной самостоятельностью, но действующих строго в интересах сообщества. Таким образом можно утверждать что в организованном сообществе существует сложная иерархия. [12. С 111]

В данном разделе важно подчеркнуть, что Пленум в Постановлении [2] требует признавать разовое содействие преступной организации без вхождения в её состав, в том числе продажу оружия, передачу информации о деятельности правоохранительных органов и т. п., пособничеством в деятельности преступного сообщества. Пленум при этом делает акцент на умышленном характере таких действий.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В связи с изложенным материалом, хочется обратить внимание на некоторые моменты, затронутые в данной работе при рассмотрении форм и видов соучастия в преступлении.

Проблема форм и видов соучастия при всей своей дискуссионности имеет важное научно - практическое значение. Четкое определение форм и видов соучастия, критериев их классификации, построение научно обоснованной и практически значимой их системы позволяют полнее раскрыть сущность и природу соучастия, познать характер общественной опасности отдельных его проявлений и определить объем ответственности виновных, а также правила квалификации их действий. Но, к сожалению, на данный момент такого определения закрепленного законодательно не существует, в связи, с чем возникает проблема разграничения видов и форм соучастия.

Формы и виды соучастия нельзя рассматривать в отрыве друг от друга, они могут сочетаться. Например, нередко организатор и подстрекатель непосредственно с другими участниками выполняют объективную сторону преступления или часть ее. В этом случае следует говорить об одной из разновидностей соучастия с предварительным соглашением (форма соучастия), о соисполнительстве и соучастии в тесном смысле слова (виды соучастия).

Установление определенной формы и вида соучастия влияет на решение вопросов о квалификации содеянного и об индивидуализации ответственности. Определение форм и видов соучастия позволяет определить характер и степень общественной опасности совместной преступной деятельности соучастников. Характер и степень общественной опасности совершенного преступления в соучастии означает учет степени согласованности действий соучастников.

В заключение следует сказать, что хотелось бы, увидеть четкое и полное определение этих понятий не вызывающее множества споров. Это возможно путем внесения изменений в уголовное законодательство Российской Федерации. Наличие четкого и полного понятия облегчит работу сотрудников правоохранительных органов и судов, а также облегчит изучение студентами темы представленной в данной курсовой работе.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


Нормативные документы


  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной думой 24 мая 1996 года Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 год. (С изменениями внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.05.2008 №8-П).

  2. Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практике Рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» от 10 июня 2008 г.

  3. Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. №1 (в ред. от 06.02.2007. № 7, от 03.04.2008. № 4)


Основная литература


  1. Бурчак Ф.Г., «Учение о соучастии по советскому уголовному праву», изд-во: Москва 1986.

  2. Галиакбаров Р.Р. «Борьба с групповыми преступлениями. Вопрос квалификации» изд-во: Краснодар, 2000.

  3. Ковалев М.И.,«Соучастие в преступлении», изд-во: Проспект.

  4. Наумов А.В. «Уголовное право. Общая часть: курс лекций», изд-во: Москва 1996г.

  5. Под ред. Рарога А.И., Учебник уголовное право России, изд-во: Проспект, Москва 2008

  6. Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. (под ред. Наумова А.В.) изд-во: Москва.

  7. Трайнин А.Н., «Учение о соучастии», изд-во: Москва 1996


Дополнительная литература


  1. Научно- практический журнал «Уголовное право» № 5 2008.

  2. Научно- практический журнал «Уголовное право» № 3 2008.

  3. Научно- практический журнал «Уголовное право» № 3 2007.

  4. Научно- практический журнал «Уголовное право» № 2 2005.

  5. Журнал «Российская юстиция» 1995. № 10 //Быков В. «Что такое организованная преступная группа?»



Случайные файлы

Файл
36752.rtf
88231.doc
181206.rtf
1.doc
177398.rtf