Унитарная форма государства (34495)

Посмотреть архив целиком

10



Введение.


Традиционно отечественная теория государства и права всегда выделяла в форме государства три основных, взаимосвязанных блока: форму правления, форму национально-государственного и административно-территориального устройства, политический режим.

И если форма правления отвечает на вопрос о том, кто и как правит, осуществляет государственную власть в государственно-организованном обществе, как устроены, организованы и действуют в нем государственно-властные структуры (органы государства), то политический режим характеризует, как, каким способом осуществляется государственная власть в конкретном обществе, с помощью каких приёмов и методов государство выполняет своё социальное назначение - обеспечивает экономическую жизнь, общественный порядок, защиту граждан, решает другие общесоциальные, национальные, классовые задачи, форма же национально-государственного и административно-территориального устройства раскрывает способы объединения населения на определенной территории, связь этого населения через различные территориальные и политические образования с государством в целом.

Изучая формы государства, прежде всего, следует обратить внимание на многозначность понятия “ устройство государства” в теории государства и права. Говорится об устройстве государства как форме государства, об устройстве - как форме правления, об устройстве - как территориальной организации. Во всех этих случаях речь идет именно об устройстве (строении, организации) государства, но только в разных аспектах: политическом, структурном, территориальном.

Форма государственного устройства – это элемент формы государства, характеризующий внутреннюю структуру государства, способ его политического и территориального деления, обуславливающий определенные взаимоотношения органов всего государства с органами его составных частей.

Форма государственного устройства показывает:

  • из каких частей состоит внутренняя структура государства;

  • каково правовое положение этих частей, и каковы взаимоотношения их органов;

  • как строятся отношения между центральными и местными органами;

  • в какой государственной форме выражаются интересы каждой нации, проживающей на территории данного государства.

В теории государства и права государственное устройство подразделяется на простое (унитарное) и сложное (федерация).

Цель курсовой работы раскрыть характерные черты унитарного государства и проанализировать значимость этой формы государственного устройства на примере отдельных государств.


Форма государственного устройства


История существования государства свидетельствует о том, что во всех веках разные государства отличались друг от друга внутренним строением, т.е. способом территориального деления (административно-территориальные единицы, автономные политические образования, государственные образования, обладающие суверенитетом), а также степенью централизации государственной власти (централизованные, децентрализованные, организованные по принципу демократического централизма). Это уясняется под термином форма государственного устройства, под которой понимается территориальная орга­низация государственной власти, соотношение государства как целого с его составными частями0.

При всем многообразии форм государственного устрой­ства двумя основными среди них являются унитарная и фе­деративная. Третья форма государственного устройства — конфедерация, но она встречается намного реже по сравнению с двумя первыми.

Также нужно добавить, что форма государственного устройства делится на две группы: внутренние и межгосударственное устройства. К внутренним нужно отнести унитарную и федеративную форму государственного устройства, а к межгосударственным – конфедерацию. Конфедерация государств не рассматривается, как внутренняя форма государственного устройства, потому что является союзом государств, объединением международно-правового характера с международным договором.

Унитарное государство – простое, единое государство, части которого являются административно-территориальными единицами и не обладают признаками государственного суверенитета; в нем существует единая система высших органов и единая система законодательства, как например, в Польше, Венгрии, Болгарии, Италии.0

В унитарном государстве все внешние межгосударственные отношения осуществляют центральные органы, которые официально представляют страну на международной арене. Монопольным правом налогообложения обладает государство, а не территория. Взимание местных налогов, как правило, допускается с санкции государства. Территории, в отличие от государства, не вправе по своему усмотрению устанавливать и взимать налоги.

Унитарные государства бывают централизованными – Норвегия, Румыния, Швеция, Дания и т.п., и децентрализованными – Испания, Франция и др., в которых крупные регионы пользуются широкой автономией, самостоятельно решают переданные им в ведение центральными органами вопросы.

Федерация – сложное, союзное государство, части которого являются государственными образованиями и обладают в той или мере государственным суверенитетом и другими признаками государственности; в нем наряду с высшими федеральными органами и федеральным законодательством существуют высшие органы и законодательство субъектов федерации (например в Германии, Индии, Мексике, Канаде); федерации могут быть построены по территориальному (США) либо по национально – территориальному принципу (Россия).

Федерации строятся на основе распределения функций между ее субъектами и центром, зафиксированного в союзной конституции, которая может быть изменена только с согласия субъектов федерации. При этом одна часть полномочий является исключительной компетенцией союзных органов; другая – субъектов федерации; третья – совместной компетенцией союзов и его членов. В настоящее время в мире существует 26 федеративных государств. Они находятся в Европе (Австрия, Бельгия, Германия, Россия, Югославия, включающая теперь две республики – Сербию и Черногорию, Швейцария и созданная в 1995 г. сербско – хорватско – мусульманская федерация в Боснии); в Азии (Индия, Малайзия, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан); в Америке (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Канада, Мексика, США, Сент-Китс и Невис); в Африке (Коморские острова, Нигерия, Танзания, Эфиопия); в Океании (Папуа-Новая Гвинея, Соединенные Штаты Микронезии); федерацией является Австралия. Некоторые элементы федерализма присущи Европейскому Союзу, объединяющему 15 стран Европы.

Конфедерация – временный союз государств, образуемый для достижения политических, военных, экономических и прочих целей.0 Конфедерация не обладает суверенитетом, т.к. отсутствует общий для объединившихся субъектов центральный государственный аппарат и отсутствует единая система законодательства. В рамках конфедерации могут создаваться союзные органы, но лишь по тем проблемам, ради решения которых они объединились, и лишь координирующего свойства.

Конфедерация представляет собой непрочные государственные образования и существует сравнительно не долго: они либо распадаются (как это произошло с Сенегамбией – объединением Сенегала и Гамбии в 1982 – 1989 гг.), либо преобразуются в федеративные государства (как это, например, было со Швейцарией, которая из конфедерации Швейцарский Союз, существовавшей в 1815 – 1848 гг., трансформировалась в федерацию).

Вышеперечисленные три формы государственного устройства являются основными, но еще существует особая форма ассоциированного государственного объединения, именуемая содружеством. Здесь суверенные, независимые государства выступают по отношению к объединениям в качестве «ассоциированных участников».

Эта форма показала свою жизнеспособность в Западной Европе в виде Европейского сообщества. При существовании экономических предпосылок (общего рынка) и единой правовой среды (создаваемой, в частности, судом ЕС в Люксембурге). Происходит углубление государственной интеграции, что может выразиться в переходе к конфедеративному государственному устройству, а то и к федеративному государственному образованию (интеграционные процессы последних лет в рамках Европейского сообщества говорят о том, что его страны шаг за шагом приближаются к уровню государственной интеграции характерной для федерации).0

Итак, проведем более подробное исследование первой из трех видов формы государственного устройства: унитарное государство.


Унитарная форма государственного устройства.


Подавляющее большинство стран мира (около 85 %) избрало унитарную форму своего политико-территориального устройства. Это – Китай и Япония, Великобритания и Франция, Италия и Испания, Египет и Марокко, Польша и Венгрия, Украина и Беларусь, Греция и Норвегия, Финляндия и Швеция, Португалия и Нидерланды, Румыния и Болгария, Иран и Ирак, Саудовская Аравия и Сирия, Чехия и Словакия, Турция и Ливия, Казахстан и Узбекистан, Дания и др. В большинстве из них ни в официальном наименовании страны, ни в основах ее конституционного строя их унитарная форма обычно не указывается, а во многих конституциях таких государств нет специальных статей и разделов, посвященных этим вопросам. Но не редко в других такое определение в том или ином виде содержится. Так, например, в начальных статьях конституций Португалии, Румынии, Украины, Бангладеш, Мозамбика, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и др. прямо говорится об их унитарном характере, а в Конституциях Франции, Финляндии, Люксембурга, Таиланда, Бенина, Грузии, Узбекистана, Туркменистана и др. – о единстве и/или неделимости этих государств, их территории.


Понятие и характеристика унитарного государства.


«Унитарное государство обычно называют простым государством, оно делится административно-территориальные единицы. В унитарном государстве высока степень централизованного руководства и регулирования жизни государства в целом и многих хозяйственных, социальных и иных процессов в частности, хотя у органов административно-территориальных единиц государства в местных делах степень самостоятельности может быть вполне достаточной. Центр старается не подменять местные органы и не вмешиваться в их деятельность, если она основана на законе. И все-таки в унитарном государстве не исключено вмешательство центра в жизнь отдельных территорий, в том числе и отмена актов местных органов представительной и исполнительной власти. К тому же, хотя органы административно-территориальных единиц и имеют возможности обращения в центральные государственные органы, однако их влияние на решение вопросов в центре гораздо скромнее, чем в федеративном государстве, и выражается, как правило, в просьбах и ходатайствах, далеко не всегда юридически обязательных для центральных органов.»0

Унитарное государство характеризуется следующими признаками:

  • Унитарное государство предполагает единые, общие для всей страны высшие представительные, исполнительные и судебные органы, которые осуществляют руководство соответствующими местными органами.

  • На территории унитарного государства действует одна конституция, проводится обязательная для всех административно-территориальных единиц общая налоговая и кредитная политика.

  • Составные части унитарного государства (области, департаменты, округа, провинции, графства) государственным суверенитетом не обладают. Они не имеют своих законодательных органов, самостоятельных воинских формирований, внешнеполитических органов и других атрибутов государственности. В то же время местные органы в унитарном государстве обладают известной, а иногда и значительной самостоятельностью.

  • Унитарное государство, на территории которого проживают небольшие по численности национальности, широко допускают национальную и законодательную автономию.

  • Все внешние межгосударственные сношения осуществляют центральные органы, которые официально представляют страну на международной арене.

  • Унитарное государство имеет единые вооруженные силы, руководство которыми осуществляются центральными органами государственной власти.


Унитарное государство.


Унитарное государство имеет одну конституцию, одно законодательство, одно гражданство, единую систему органов государственной власти и управления, одну судебную систему, единый бюджет и налоговую систему и т.д. Поэтому унитарное государство нередко называют единым слитным, простым по своей структуре государством, в отличие от федеративного государства как сложного, составного, союзного, объединенного. Это можно сказать, «идеальный тип» унитарного государства, от которого в реальной жизни имеют более или менее существенные отклонения, сближающие иногда такие разновидности унитарного государства с федеративным.0

Простые унитарные государства по своей территориальной структуре включают в себя только обычные административно-территориальные единицы. Если же унитарное государство имеет на своей территории еще и особые, автономные образования, то оно рассматривается как сложное. Административно-территориальное деление имеют практически все государства, и лишь в крайне редких случаях (например, Мальта, Бахрейн, Науру или Тувалу в Океании) из-за особой малочисленности населения и очень небольшой территории такое деление отсутствует. Административно-территориальные деления унитарного государства может быть двухзвенным (например, провинции – муниципалитеты в Нидерландах или области – общины в Армении и Болгарии), трехзвенными (например, область – провинция – коммуна а Италии) и даже четырехзвенными (например, регион – департамент – район – община во Франции).

По характеру взаимоотношений между государством в целом, высшими органами государственной власти и управления и его структурными частями, их органами власти, управления и самоуправления унитарные государства подразделяются на централизованные и децентрализованные.

В свою очередь централизованные государства по степени своей централизации могут разграничиваться на крайнецентрализованные или сверхцентрализованные, характерные для недемократических стран, и умеренноцентрализованные или демократически централизованные. Точно так же децентрализованность унитарных государств может быть достаточно высокой и относительно слабой. В сверхцентрализованных и централизованных унитарных государствах обеспечивается вертикаль жесткого и полного подчинения среднего и нижнего территориального звена управления центру, который назначает или утверждает своих представителей для управления регионами и местами (Индонезия, Таиланд, Польша, Болгария и др.). Для децентрализованных унитарных государств характерны более или менее широкая самостоятельность регионов и мест в отношении центра, который либо вообще не имеет назначаемых им представителей в областях (регионах) и на местах, либо имеет их лишь в среднем звене с ограниченной компетенцией, наряду с действующим в этом звене органом местного самоуправления и широким местным самоуправлением в низшем звене (Франция, Великобритания и др.).

Административно-территориальное деление унитарной страны может прямо закрепляться в ее конституции, а может находить в ней косвенное отражение или о нем может вовсе не идти речь в конституции. Так, в конституции Испании содержится целый раздел «О территориальном устройстве государства», где подробно излагаются общие принципы, конституционные основы местной администрации и автономных сообществ. В ст. 5 Конституции Италии говорится, что единая и неделимая республика признает местные автономии и содействует их развитию, осуществляет самую широкую административную децентрализацию, приводит принципы и методы своего законодательства в соответствии с требованиями автономии и децентрализации. В специальной главе «Области, провинции и коммуны» (ст. 114-133) четко определяются права и полномочия областей как автономных образований, их перечень, а также статус провинций и коммун как автономных территориальных единиц более низкого уровня, возможность подразделения территорий провинций на округа «с исключительно административными функциями для последующей децентрализации (ст. 128, 129 и др.). В Конституции Греции (ст. 101) указывается, что административное деление страны производится, исходя из геоэкономических, социальных и коммуникационных условий и что государственная администрация организуется на основе децентрализованной системы. О провинциях и муниципалитетах говорится в гл. 7 Конституции Нидерландов (ст. 123-132). В Конституции Португалии речь идет об унитарном государстве, которое «уважает в своей организации принципы автономии местных органов власти и демократической децентрализации государственного управления ( ч. 1 ст. 6). Раздел 7 и 8 этой Конституции закрепляет статус автономных областей и организацию местной власти.

Примерами простых унитарных государств, в которых нет автономных образований, могут служить Индонезия, Египет и Польша.

Административно-территориальное устройство Индонезии включает 27 провинций и особую столичную территорию г. Джакарты. Во главе провинций находятся назначаемые Президентом губернаторы и местные советы народных представителей. Провинции подразделяются на области (их около 300) во главе с главами областей. В число областей включаются и ряд крупных городов, возглавляемые мэрами. Области в свою очередь разделяются на районы (их более 3200) во главе с назначаемым правительством чиновниками (чаматами). Районы включают низовые территориальные единицы (десы) во главе со старостами, назначаемые чаматом.0


Административно-территориальное устройство Египта включает 27 провинций, каждая из которых подразделяется на округа, а округа – на районы. Провинции возглавляет назначаемый Президентом губернатор – представитель исполнительной власти страны, который в провинции возглавляет ее административный орган – исполнительный совет. Главы округов и районов назначаются губернатором провинции. В деревнях и городских кварталах в качестве государственных чиновников выступают старосты деревень и шейхи городских кварталов, избираемые населением, но подчиняющиеся министру безопасности. Наряду с органами государственной власти на местах в стране имеется и система органов местного самоуправления, представленная местными представительными органами – народными советами провинций, районов, городов, деревень, избираемыми населением соответствующих административно-территориальных единиц. Но решающая роль в реальном управлении не только страной в целом, но и на местах принадлежит государственному управлению.

В Польше ст. 3 Конституции четко определяет, что она есть «единое государство», а ст. 15 указывает, что в нем «территориальное устройство обеспечивает децентрализацию публичной власти». Её политико-территориальная структура включает 49 воеводств, включая воеводство г. Варшавы. Воеводства как среднее звено организации государственной власти, осуществляющие деконцентрацию власти центра, не имеют представительных органов и управляются единолично воеводами, назначенными Председателем правительства и являющимися органами правительственной администрации и представителями правительства в воеводстве. На нижнем уровне осуществляется территориальное самоуправление, основной единицей которого является община (гмина), выполняющая публичные задачи, не закрепленные за органами иных публичных властей и иными единицами территориального самоуправления. Воевода осуществляет надзор за деятельностью органов территориального самоуправления.


Автономия в унитарном государстве.


Хотя большинство унитарных государств включают только те или иные административно-территориальные единицы, и не имеют каких-либо автономных образований, немало и таких унитарных государств, которые обладают автономиями. Это, несомненно, усложняет их политико-территориальную организацию, вносит в неё известную асимметрию. Но само по себе наличие на территории данной страны одной, двух и даже нескольких автономий не выводит её за рамки унитарности и не превращает ее в федерацию. «Автономность и суверенность – это качественно различные уровни самостоятельности политико-территориальных единиц, субъектов. Общая тенденция демократизации устройства государств в современном мире определяет общую тенденцию роста децентрализации политико-территориального устройства различных стран, расширения автономии и местного самоуправления.»0 Наиболее ярким проявлением этого может служить превращение Италии и Испании в «государства автономий», вся территория которых состоит сегодня из автономных единиц. Их нередко называют регионалистскими государствами, занимающими в определенном смысле промежуточное место между унитарным и федеративным государствами, не выходя в общем и целом за рамки унитаризма.


Автономия.


Автономия – особый статус территории в государстве (или сама территориальная единица с соответствующим статусом) предусматривающий более или менее широкие возможности самостоятельно решать свои внутренние проблемы вне пределов прав и полномочий государства в целом, в состав которого входит данная самоуправляющая единица.

Автономия (Autonomy)

«Точное значение этого понятия – самоуправление. Само понятие ассоциируется с идеей суверенитета и независимости. В традиционной международной теории все государства считаются автономными, т.е. неподчиненными какой-либо внешней власти. В настоящее время эта концепция носит более относительный характер. Сейчас автономия рассматривается не как абсолютная, а как относительная степень независимости, т.к. государства стали до определенной степени взаимозависимыми. Понятие автономии больше не заменяет понятие суверенитета. Идея суверенитета распространяется только на государства, идея автономии распространяется на территорию, которая не находится под полным контролем какого-либо государства.»0

В данном случае речь идет о территориальной автономии, хотя понятие «автономия» используется и в более широком плане, включающем в частности, и организационную автономию (автономность в партийном, профсоюзном и ином строительстве) и культурном (культурная и национально-культурная автономия и др.).

Сама территориальная автономия может носить общий, не специфический, национально-территориальный характер, а может сочетать в себе как общетерриториальные, так и национально-территориальные начала.

Национально-территориальная автономия – это одна из разновидностей (форм) политико-территориальной организации многонационального государства, обеспечивающая более или менее самостоятельное осуществление публичной власти на какой-либо его части, отличающейся особым национальным составом населения, своеобразием культуры, языка, быта, традиций и т.д. Тем самым осуществляется самоопределение и самоуправление этносов и компактно проживающих этнических меньшинств данной страны.

Автономии различного порядка, уровня и характера имеются сегодня во многих унитарных странах. Это – Тибет, Синьцзян, Внутренняя Монголия и др. в Китае; Корсика во Франции; Северная Ирландия (Ольстер) в Великобритании; автономные области в Италии; Курдистан в Ираке; Азорские острова и Мадейра в Португалии; Гренландия и Фарерские острова а Дании; автономные сообщества в Испании, включая Каталонию, Галисию и Страну Басков; Аландские острова в Финляндии; и др. Автономии имеются и во многих унитарных странах СНГ: Крым на Украине; Абхазия и Аджария в Грузии; Нахичевань в Азербайджане; Гагаузия в Молдове; Каракалпакия в Узбекистане; Горный Бадахшан в Таджикистане.

Рассмотрим далее политико-территориальное устройство сложных унитарных государств на конкретном примере трех крупных стран мира – Китая, Италии и Испании, каждая из которых включает многочисленные, иногда и разнохарактерные автономные образования.

Китай.

В Китае, где 92% всего населения страны составляют этнические китайцы (хань) и только 8% иноэтническое население в рамках унитарного государства используется национально-территориальная автономия в административной форме. На территории страны в этом отношении образованы: пять автономных районов (Синьцзян-Уйгурский, Тибетский, Внутренней Монголии, Гаунси-Чжуанский, Нинся-Хуэйский), представляющих собой высший уровень административной автономии; три десятка автономных округов, олицетворяющих средний уровень такой автономии; и более ста двадцати автономных уездов как нижнего уровня административной национально-территориальной автономии. Все автономии рассматриваются как неотъемлемые части унитарного государства, которым вменяется в обязанность сохранять единство страны. Они не являются ни государствами, ни государственными образованиями, обладающими тем или иным признаком государства.

В целом же Китай – сильно централизованное унитарное государство, в котором даже крупные национальные районы обладают ограниченной, не государственной, а административной автономией, находятся в прямом подчинении и под достаточно жестким контролем высших и других государственных органов. В обычных уездах и волостях осуществляется прежде всего не самоуправление, а государственное управлении на основе единой иерархической исполнительной вертикали во главе с Государственным советом КНР, в то время как общественное самоуправление ( комитеты городского и сельского населения0 создаются на самом низовом уровне (деревня, городской квартал) и выполняет весьма ограниченные функции.

Италия.

Италия, как уже отмечалось, относится сегодня к числу весьма децентрализованных по своему политико-территориальному устройству стран, что исторически во многом явилось результатом реакции на тот сверхцентрализм, который более двух десятилетий существовал в ней в годы фашистской диктатуры (1922-1943). Наиболее рельефно это проявляется в подразделении территории страны на 20 автономных областей, среди которых особо выделяются пять, имеющих в той или иной мере относительно более широкую автономию.

В Конституции Италии говорится, что страна делится на области, создаваемые как «автономные образования с собственными правами и функциями согласно принципам, установленным в Конституции» (ст. 115), а такие автономные области, как «Сицилия, Сардиния, Трентино-Альто-Адидже, Фриули-Венеция-Джулия и Валле-д’Аоста имеют особые формы и условия автономии согласно специальным статусам, установленным конституционным законом» (ст. 116). Особая автономность Сицилии и Сардинии была обусловлена их островным положением, относительной социально-экономической отсталостью, серьезными особенностями быта и жизненных традиций, а также проявлениями сепаратизма; а в трех других – проживанием в них этнических меньшинств (немецкоязычных, франкоязычных и иных).

Все автономные области обладают достаточно высоким статусом и широкой компетенцией в рамках унитарной формы политико-территориального устройства, основанного на автономии и децентрализации. Их автономии носит не только административный, но и законодательный характер, поскольку область (ст. 117) имеет право издавать законодательные нормы и многим вопросам (организация собственных органов, территория коммун, местная полиция, сельское хозяйство и леса и др.). Области пользуются установленной законом республики финансовой автономией (ст. 119). Область имеет областной совет (законодательный орган) и джунту во главе с ее председателем (исполнительный орган). Каждая область имеет свой статут, который в соответствии с конституцией и законами страны определяет е внутреннюю организацию, принимается областным советом абсолютным большинством голосов его членов и утверждается законом республики.

В области находится правительственный комиссар, который руководит деятельностью государственной администрации и координирует ее с деятельностью, осуществляемой областью; он же визирует принятые областным советом законы, если они не вызывают возражения со стороны правительства.

Провинции и коммуны, служащие территориальным единицам государственного и областного деления, также являются автономными образованиями в установленных законом рамках (ст. 128 и 129 Конституции Италии).

Испания.

В Испании, как и в Италии, все ее территориальные единицы – автономные сообщества, провинции и муниципалитеты – являются автономными образованиями различных уровней в рамках общей высокой децентрализации политико-территориальной системы страны. Как и в Италии, автономизм современной Испании был противопоставлен франкистской политике жесткой унификации, полного отрицании автономии национальных районов и абсолютного унитаризма. Сильно подчеркнув нерушимое единство испанской нации как единого и неделимого отечества для всех испанцев, конституция Испании (ст. 2) в тоже время признает и гарантирует право на автономию для национальностей и регионов, ее составляющих, и солидарность между ними. В стане в ещё большей мере осуществлено демократическое сочетание общетерриториальной и национально-территориальной автономии в ее политико-территориальной организации.

Всего в Испании имеется 17 автономных сообществ, из которых три (Каталония, Галисия и Страна Басков) образованы на территории исторического компактного проживания соответствующих коренных народов Испания – полиэтническая страна, в которой почти 73% населения составляют кастильцы, или собственно испанцы, свыше 16% каталонцы, более 8% - галисийцы и свыше 2% - баски. Испанский унитаризм характеризуется не только высокой децентрализацией, но и асимметрией. Это находит свое выражение, в частности, в том, что автономные сообщества имеют не одинаковый статус, поскольку одни (Каталония, Галисия, Страна Басков и Андалузия) обладают полной автономией (Канарские острова, Наварра и др.); а третьи – сравнительно ограниченной автономией.

Согласно Конституции, различия в статусах разных автономных сообществ ни в коем случае не могут давать ни экономических, ни специальных преимуществ, а государство гарантирует эффективное осуществление принципа солидарности, заботясь об установлении адекватного и справедливого экономического равновесия между различными частями испанской территории, уделяя особое внимание специфическим обстоятельствам островных территорий (ст. 138). Важно то, что все испанцы имеют одни и те же права и обязанности на всей территории страны; что никакие органы власти не могут принимать меры, которые прямо или косвенно препятствуют свободе передвижения и выбора место пребывания лиц и свободному перемещению имущества по всей испанской территории. Ни в коем случае не допускается создание федераций автономных сообществ, а соглашения между ними могут заключаться лишь с разрешения парламента страны при уведомлении его о характере и целях такого соглашения.

Автономные сообщества имеют собственные статуты (уставы), принимаемые парламентом страны путем издания органического (конституционного) закона.

Своеобразие испанского автономизма состоит в том, что в рамках его конституционных основ вопросы разграничения предметов ведения и полномочий автономных сообществ и государства в целом решаются в каждом конкретном случае отдельно, что порождает еще большую асимметрию внутри системы самих автономных сообществ.

По Конституции Испании автономные сообщества обладают достаточно широким полномочиями. К их ведению относятся: организация своих органов самоуправления; изменение границ их муниципалитетов; территориальное, городское городское жилищное благоустройство; транспорт; общественные работы и дороги на их территории; земледелие и животноводство; леса и лесное хозяйство; охрана окружающей среды; развитие экономики автономного сообщества; охота и речное рыболовство; гидротехнические сооружения, каналы и системы ирригации; ремесла и местные ярмарки, развитие культуры, науки и образования; развитие туризма, спорта и досуга; местная полиция и др.

Вместе с тем в условиях длительного и постоянного противоборства тенденций единения, унитаризации и децентрализации, автономизации в вопросах политико-территориальной организации страны Испании приходится обеспечивать их трудный баланс в рамках унитарного «государства автономий». Во-первых, Конституция закрепляет исключительную компетенцию государства в таких областях как: международные отношения; оборона и вооруженные силы; регулирование основных условий, обеспечивающих равенство всех испанцев в осуществлении ими своих конституционных прав и обязанностей; гражданство, миграция, положение иностранцев, право убежища; отправления правосудия; денежная система и основы кредитной, банковской и страховой системы; государственные финансы и государственный заем; внешняя торговля, таможенный режим и таможенные тарифы; торговое, уголовное, гражданское и иное право; трудовое законодательство, законодательство об интеллектуальной и промышленной собственности, о системе мер и весов; основы и координация общего планирования экономической деятельности; развитие и общая координация научно-технических исследований; основы и общая координация здравоохранения; общий порядок функционирования печати и средств массовой информации; охрана общественного порядка др. Закрепляя эти полномочия за государством в целом, Конституция при их определении во многих случаях подчеркивает, что это не должно наносить ущерб самостоятельности автономных сообществ в соответствующих областях.

Во-вторых, при всей высокой децентрализации и автономности государство сохраняет за собой строгий и широкий контроль за деятельностью автономных сообществ. Конституция, в частности, предусматривает, что их статуты рассматриваются и принимаются парламентом страны; что государственные нормы преобладают над нормами автономных сообществ по всем предметам, не относящимся к исключительному ведению последних; что государство может принимать законы, устанавливающие необходимые принципы для согласования нормативных узаконений автономных сообществ, даже по отношению к предметам, отнесенным к их ведению, если того требуют общие интересы (ч. 3 ст. 150)

В-третьих, если автономное сообщество не выполняет обязательства, предусмотренные Конституцией или другими законами, либо его действия наносят серьёзный ущерб общегосударственным интересам Испании, Правительство предупреждает председателя автономного сообщества и при отсутствии ответа с его стороны может с согласия абсолютного большинства Сената принять необходимые меры для выполнения автономным сообществом указанных обязательств в принудительном порядке или для защиты общегосударственных интересов.

Конечно, автоматизация и децентрализация политико-территориального устройства современной Испании не смогла за сравнительно короткий исторический срок решить все этнонациональные и региональные проблемы и тем более устранить экстремистские проявления на националистической и сепаратистской почве. Предстоит пойти ещё долгий и нелегкий путь. Но бесспорно и то, что демократическое применение принципов автономизма и децентрализма в этой многонациональной стране позволило за короткий период снять былую остроту сепаратистских тенденций, укрепить единство страны, во многом преодолеть острейшие межнациональные и межрегиональные напряженности и конфликты. Опыт Испании, сумевшей в кратчайший исторический срок в целом успешно перейти от тоталитаризма к демократии, имеет не только национальное, но и международное значение, особенно для полиэтничных постсоветских и постсоциалистических стран.


Заключение.


Подводя итог вышесказанному, можно заключить, что « … унитарное

государство – это единое государственное образование. Государство при этом делится лишь на административно-территориальные части. Для такого государства характерно существование общих для всей страны высших органов государственной власти и управления, единой судебной системы и конституции»0. Унитаризм вызывался потребностями единого рынка, удобствами осуществления государственной администрации. Подавляющее большинство современных унитарных государств – государства мононациональные.

Однако, существуют и исключения из этого правила. Это приводит к конфликтам на межнациональной основе, которые могут продолжатся на протяжении множества веков. Так же в унитарном государстве не должно быть поглощения государственной властью местного самоуправления, командования муниципалитетами и т.д.

Унитаризм исторически по сравнению с феодальным дроблением на уделы, княжества, иной партикуляризм – явление, безусловно, прогрессивное, способствует становлению единого рынка, развитию на определенных этапах буржуазных экономических отношений.

С развитием капитализма, научно-технического прогресса явлением глобальных экологических проблем и другими факторами начинаются интеграционные процессы, которые приводят к созданию сложных государств и их образований: федераций, конфедераций, содружеств и т.д0.


Список используемой литературы.


  1. Венгеров А.Б. “Теория государство и права”, Учебник Для юридических вузов. -М: ИКФ Омега – Л, 2002.0-608 с.

  2. Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юристъ, 2004 – 512 с.

  3. Современное конституционное право зарубежных стран. Сборник ч. 1, 2. М.: 1995 г.

  4. Конституционное право. Энциклопедический словарь. Ответственный редактор и руководитель авторского коллектива – доктор юридических наук, профессор С. А. Авакьян – М.: Издательство НОРМА, 2000. – 688 с.

  5. Енгибарян Р. В. , Тадевосян Э. В. Конституционное прво: Учебник. – 2- изд., перераб. И доп. М.: Юристъ, 2002. – 554 с.

  6. Словарь по правам человека.

  7. Общая теория государства и права. Академический курс // Под ред. М.Н. Марченко. – М.,1998 г.

8. Спиридов Л. И. Теория государства и право: Учебное пособие. - М.: Проспект,

1995 г.

9. Хропанюк В. Н. ТГП.: учебное пособие для вузов / под ред. Проф. В. Г. Стрекозова. – М.:2002 – 337 с.

10. Апсалямов Р. Г. лекционный материал 2004.


0 Венгеров А.Б. “Теория государство и права”, Учебник Для юридических вузов. -М: ИКФ Омега – Л, 2002.0-608 с.

0 Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юристъ, 2004 – 512 с.

0 Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юристъ, 2004 – 512 с.


0 Современное конституционное право зарубежных стран. Сборник ч. 1, 2. М.: 1995 г.

0 Конституционное право. Энциклопедический словарь. Ответственный редактор и руководитель авторского коллектива – доктор юридических наук, профессор С. А. Авакьян – М.: Издательство НОРМА, 2000. – 688 с.

0 Енгибарян Р. В. , Тадевосян Э. В. Конституционное прво: Учебник. – 2- изд., перераб. И доп. М.: Юристъ, 2002. – 554 с.

0 Енгибарян Р. В., Тадевосян Э. В. Конституционное право: Учебник. – 2 – изд., перераб. И доп. – М.: Юристъ, 2002. – 554 с.

0 Енгибарян Р. В., Тадевосян Э. В. Конституционное право: Учебник. – 2 – изд., перераб. И доп. – М.: Юристъ, 2002. – 554 с.


0 Словарь по правам человека.

0 Общая теория государства и права. Академический курс // Под ред. М.Н. Марченко. – М.,1998 г.

0 Спиридов Л. И. Теория государства и право: Учебное пособие. - М.: Проспект, 1995 г.


Случайные файлы

Файл
34980.rtf
153847.rtf
158896.rtf
53311.doc
165030.doc