Субъект преступления (33817)

Посмотреть архив целиком

Министерство Внутренних Дел

Российской Федерации


Воронежский институт

Юридический факультет






















Воронеж

2007



СОДЕРЖАНИЕ


Введение……………………………………………………………….…………. 3

Глава 1. Несовершеннолетний как субъект преступления…………..…….… 6

§ 1. Историческая характеристика норм, устанавливающих возраст уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних……………………..…… 6

§ 2. Общие и специальные признаки несовершеннолетнего субъекта преступления……………………………………………………………….…… 18

§ 3. Обстоятельства, исключающие признание несовершеннолетнего субъектом преступления………………………………….……………….…… 28

Глава 2. Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних…………………………………………..………….…… 32

§ 1. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних….......… 32

§ 2. Особенности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания………………………….……………………… 37

Заключение……………………………………………………………………… 45

Список использованной литературы………………………………………...... 47


Введение


Судьба подрастающего поколения всегда волновала наиболее прогрессивные слои общества и человечество в целом. Такая обеспокоенность вызвана, в первую очередь, тесной взаимосвязью благополучия ребенка и нормального развития, безопасности общества и государства. Так, по данным ГИЦ МВД РФ за первое полугодие 2003 года, число зарегистрированных преступлений составило 1401,9 тыс. преступлений, т.е. снизилось на 5,0 %. В то же время общее число осужденных по приговорам, вступившим в законную силу в этот период, снизилось с 543,9 тыс. до 366,5 тыс. осужденных (на 32,6 %). Таким образом, в судебной системе продолжаются тенденции 2002 года, вызванные изменениями в российском законодательстве, следствием которых стало существенное снижение регистрации преступлений, и поступления в суды общей юрисдикции уголовных дел и, соответственно, числа осужденных[1].

Обеспечение прав и свобод личности как высшей ценности в государстве невозможно без наличия целенаправленной государственной политики в области борьбы с различными видами преступности, в том числе с преступностью несовершеннолетних. Основу данной политики составляет эффективный уголовный закон. Роль науки уголовного права состоит в постоянном совершенствовании правовых средств борьбы с преступностью.

С течением времени актуальность вопросов, связанных с исследованием разнообразных аспектов преступности несовершеннолетних и их уголовной ответственности, не только не уменьшилась, но и многократно увеличилась. Это подтверждается пристальным интересом ученых-юристов к освещению данной темы в недавнем прошлом и в настоящее время. Значительный вклад в ее исследование с середины прошлого столетия до настоящего времени внесли: Ю.М. Антонян, Г.А. Аванесов, З.А. Астемиров, Л.И. Беляева, С.В. Бородин, Н.И. Ветров, С.Е. Вицин, И.М. Гальперин, А.А. Герцензон, К.К. Горяинов, А.И. Долгова, В.П. Емельянов, В.Д. Ермаков, Г.И. Забрянский, В.К. Звирбуль, К.Е. Игошев, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.В. Лунеев, B.C. Овчинский, Б.В. Коробейников, Н.И. Крюкова, Э.Б. Мельникова, Г.М. Миньковский, А.А. Примаченок, А.Р. Ратинов, В.П. Ревин, В.Е. Эминов, A.M. Яковлев и др.

Борьба с преступлениями в несовершеннолетней среде представляет собой одно из ведущих направлений общей борьбы с преступностью. Эффективное предупреждение преступлений несовершеннолетних с использованием уголовно-правовых средств является существенным условием охраны нравственного здоровья подрастающего поколения, борьбы с негативными влияниями на формирование ценностных ориентиров поведения молодежи. Связь уголовного права с судьбой несовершеннолетних обусловлена еще и тем, что преступность лиц в возрасте до 18 лет является своеобразным резервом «взрослой» преступности и неминуемо ведет к скорому росту последней.

Не смотря на широкое освещение в литературе вопросов, связанных с преступностью и уголовной ответственностью несовершеннолетних, а также положительную в целом динамику преступности этой категории лиц, необходимость их разработки не утратила своего значения и сегодня. В немалой степени этому способствовало принятие в 1996 г. Уголовного кодекса РФ (далее - УК). Новый уголовный закон, пришедший на смену УК РСФСР 1960 г. (далее - УК РСФСР), в отличие от последнего в большей мере соответствует изменившимся социально-политическим и экономическим условиям в стране, а потому призван решить многие уголовно-правовые проблемы, в том числе связанные с особенностями уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних. Частично это сделать, безусловно, удалось.

В то же время, его принятие повлекло за собой появление ранее отсутствовавших дискуссионных положений, нуждающихся в детальном анализе. Часть положений УК обрела новый оттенок и требует глубокого осмысления. Более того, отдельные положения принятого Уголовного закона в некоторых случаях обнаруживают между собой серьезные противоречия, угрожая тем самым должной охране прав и законных интересов лиц в связи с фактом совершения ими преступлений в несовершеннолетнем возрасте.

Целью написание данной курсовой работы является формирование общего представления о несовершеннолетнем как субъекте преступления в российском уголовном праве на основе обобщение исторического опыта, международных стандартов отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, мнений ученых и юристов по затронутой тематике, анализа современного уголовного законодательства России, данных статистики.


Глава 1. Несовершеннолетний как субъект преступления


§ 1. Историческая характеристика норм, устанавливающих возраст уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних


Обращаясь к вопросу о несовершеннолетнем субъекте преступления, не можем не остановиться на исследовании исторических предпосылок определения возраста, с наступлением которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности.

В дошедших до наших дней правовых памятниках Древней Руси и периода образования централизованного государства мы не находим норм для содержательного анализа института определения возраста уголовной ответственности (Русская Правда, Судебник 1497 г., Псковская и Новгородская судные грамоты, Судебник 1550 г.)[2]. Не смотря на то, что в данный период (X-XVI вв.) существовали свои представления о минимальном возрастном пороге, с которого целесообразно привлекать лиц к уголовной ответственности, этот вопрос не находил своего отражения в законодательных актах того времени.

Первое упоминание в законе о минимальном возрасте, с которого лица, совершившие определенные преступные деяния, подлежали привлечению к уголовной ответственности, содержится в Уложении Алексея Михайловича 1649 г.[3] Причем, в первоначальной редакции никаких положений о влиянии возраста преступников на их ответственность не содержалось. Однако в 1669 г. в данный правовой акт было внесено дополнение, что если «отрок седми летъ убiетъ, то невиненъ есть смерти». То есть, несовершеннолетний до достижения семилетнего возраста за совершение убийства не подлежал уголовной ответственности.

Это постановление, как отмечал Н.С. Таганцев, целиком было взято из зарубежного права, применявшееся, прежде всего, в церковных судах, и оно не имело безусловного значения, так как в других законодательных положениях в зависимости от преступного деяния были указания на иной минимальный возраст ответственности - 12, 14 и даже 20 лет[4].

В Артикуле воинском Петра I 1715 г. также отсутствовало четкое определение возраста уголовной ответственности. Единственное указание по этому поводу дается в толковании к артикулу 195, предусматривающему ответственность за воровство. В нем указывается, что «ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказать имеет) съестное или питейное, или иное что невеликой цены украдет, или кто в лишении ума воровство учинит, или вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть»[5]. Однако возрастные границы используемого законодателем понятия «младенец» в данном нормативном памятнике не раскрываются.

В дальнейшем, вплоть до 1742 г., регламентация вопроса о возрасте уголовной ответственности содержательно не претерпела изменений. В это время Сенатом совместно с президентами коллегий впервые было сформулировано понятие малолетнего. Поводом к этому послужило рассмотрение дела 14-летней Федоровой, обвиняемой в убийстве двух детей. Значительные затруднения в ходе рассмотрения дела были связаны с вопросом о характере и степени ответственности малолетней за совершенное ею преступление.

В результате рассмотрения этого дела Сенат пришел к выводу о том, что под малолетним субъектом уголовной ответственности следует понимать лицо как мужского, так и женского пола, не достигшее 17-летнего возраста.

Важным итогом обсуждения этого вопроса явилось признание нецелесообразности применения к данной категории лиц тех же видов уголовных наказаний, что и ко взрослым. Так, в частности, запрещалось подвергать малолетних смертной казни, пытке, сечению кнутом. Данные виды уголовно-правового воздействия для малолетних заменялись более мягкими мерами: сечением плетьми и передачей в монастырь на исправление путем выполнения различного рода тяжелых работ. За ряд наименее тяжких преступлений данная категория лиц могла быть освобождена от уголовной ответственности или назначаемое им наказание значительно смягчалось.

В указе Екатерины II 1765 г. данные положения получили дальнейшее развитие. В зависимости от возраста преступника достаточно четко были определены виды применяемых к малолетним наказаний и органы, которые могли рассматривать дела данной категории. Так, в соответствии с этим указом, лица до достижения ими 10-летнего возраста не привлекались к уголовной ответственности. Таких несовершеннолетних предписано было передавать на исправление родителям или помещику. Более того, совершение преступного деяния в этом возрасте не должно было учитываться при назначении наказания за совершение в последующем нового преступления. Лица в возрасте от 10 до 17 лет хотя и подлежали уголовной ответственности, но не приравнивались по своему положению к взрослым, поскольку факт совершения преступления в таком возрасте являлся смягчающим обстоятельством. Все лица моложе 17 лет, которым могло быть назначено наказание в виде смертной казни или сечения кнутом, должны были представать перед Сенатом, который определял их ответственность в зависимости от вины.

Предложенный Указом 1765 г. подход к определению возраста уголовной ответственности и особенностей назначения несовершеннолетним наказания практически полностью был принят Сводом Законов 1832 г. Лицам до достижения ими 10-летнего возраста за совершение преступных деяний уголовные наказания не назначались, виновные в возрасте от 10 до 15 лет могли быть подвергнуты наказанию розгами, а лица от 15 до 17 лет наказывались плетьми. При совершении тяжких преступлений малолетние подпадали под юрисдикцию «правительствующего сената, который постановлялъ о нихъ приговоръ совестнымъ судамъ»[6].

В тот же период в законодательстве закрепляется важный принцип уголовной ответственности несовершеннолетних. В соответствии с принятым законом в 1833 г., судья, приступая к рассмотрению дела о совершении преступного деяния малолетним в возрасте от 10 до 17 лет, первоначально должен был решить вопрос: «съ разуменiемъ ли совершено преступленiе или безъ разуменiя». Данный закон не определял, как следует поступать с лицами, действовавшими без разумения, однако четко указывал на то, что наказанию они подлежать не могли. В отношении тех малолетних, которые действовали сознательно, наказание в значительной степени смягчалось.

Однако наиболее более полное, в сравнении с предыдущими актами, представление о влиянии возраста лица на степень его ответственности и вид назначаемого наказания дает принятое 15 августа 1845 г. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Полная деликтоспособность по этому Уложению наступала с достижением возраста двадцать один год. Среди лиц моложе этого возраста выделялись три возрастные группы: детство - от момента рождения до семи лет; малолетство (отрочество) - от 7 до 14 лет; и несовершеннолетие (юношество) - от 14 до 21 года. Отроческий возраст, в свою очередь, подразделялся на два - от 7 до 10 и от 10 до 14 лет, а после издания Судебных уставов юношеский возраст также был подразделен на два периода - от 14 до 17 лет и от 17 лет до 21 года.

Малолетство или несовершеннолетие подсудимого, в соответствии со ст. 142 Уложения, признавалось обстоятельством, уменьшающим вину и строгость наказания[7]. Сравнение текста Уложения и Свода Законов 1832 г. свидетельствует о формальном снижении минимального возраста преступника с десяти до семи лет. Причиной такого ужесточения уголовного законодательства, по свидетельству Н.С. Таганцева, было «или желанiе провести климатерическую теорiю или желанiе согласовать Уложенiе съ постановленiями церкви, признающей вмененiе греховъ съ семилетняго возраста»[8].

Однако согласно ст. 98 Уложения, малолетство лица в возрасте от 7 до 10 лет рассматривалось в качестве обстоятельства, устраняющего возможность привлечения к уголовной ответственности вследствие того, что виновный еще не мог осознавать опасность своего деяния. В соответствии со ст. 143 Уложения, дети до 10 лет не подвергались наказанию, а направлялись для домашнего исправления родителям, опекунам или родственникам, способным оказать благоприятное влияние на малолетнего.

Таким образом, можно сделать вывод, что минимальный возраст уголовной ответственности по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. был фактически установлен на уровне 10 лет. Противоправные деяния таких лиц не могли признаваться преступлениями, а факт совершения этими лицами преступления в будущем исключал наличие повторности.

При совершении преступного деяния лицами в возрасте от 10 до 14 лет, суду по Уложению 1845 г. необходимо было в каждом случае решить вопрос о разумении виновного. В том случае, если виновный действовал без разумения, то, исходя из положений ст. 143, на него распространялись те же правила, что и на детей в возрасте от 7 до 10 лет. Если же суд устанавливал разумение виновного при совершении преступных деяний, то назначаемое ему наказание смягчалось, что отличало его от мер уголовного принуждения, назначаемых взрослым. Так, в частности, они не подлежали наказанию в виде каторжных работ, а также смертной казни, которые заменялись ссылкой в Сибирь. В отношении лиц в возрасте от 10 до 14 лет подлежали замене и другие (менее строгие) виды наказания, предусмотренные законодательством за совершение преступлений, не отличающихся большой степенью тяжести.

При совершении преступного деяния такими несовершеннолетними (лицами от 14 до 21 года), разумение виновного предполагалось, что допускало осуждение лица вне зависимости от осознания им обстоятельств содеянного (ст. 145 Уложения). Однако закон, не допуская постановки вопроса об уровне психического развития (разумения) данной категории лиц, рассматривал несовершеннолетие виновного как смягчающее наказание обстоятельство.

В Уложении также устанавливался особый подход к ответственности несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений. В соответствии со ст. 148 Уложения несовершеннолетний не мог быть подвергнут общим видам наказания и подлежал передаче в распоряжение родителей или опекунов, которые самостоятельно назначали «домашнее исправительное наказание».

Однако в дальнейшем, «принимая во вниманiе, что в Россiи, как по суровости климата в наибольшей части занимаемаго ею пространства, так и по недостатку средств у большинства народонаселенiя к воспитанiю детей, малолетнiе не только ранее, но, вообще, позже развиваются, чем в западных государствах»[9], судам было вменено в обязанность по всем делам о несовершеннолетних, не достигших 17 лет, ставить вопрос о разумении в их действиях. В случае, когда преступление совершалось несовершеннолетними в возрасте от 14 до 17 лет без полного разумения, в отношении виновных по усмотрению суда могло примениться либо наказание, аналогичное назначаемому лицам от 10 до 14 лет, либо помещение в исправительные приюты, а при отсутствии последних в данной местности - заключение в тюрьму на непродолжительный срок.

Данные положения нашли свое нормативное закрепление в тексте Устава уголовного судопроизводства от 27 декабря 1865 г., а через год они были включены в содержание новой редакции Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, что в целом способствовало повышению уровня уголовно-правовой охраны несовершеннолетних. Однако в 1885 г. в Уложении появляется положение, ограничивающее право несовершеннолетнего на снисхождение со стороны государства. В соответствии ст. 146 Уложения в случае совершения повторного преступления несовершеннолетний подлежал наказанию на общих основаниях.

Произошедшие в конце XIX в. общественно-политические изменения, связанные с развитием капиталистических отношений и обострением кризиса феодально-крепостнической системы в России, оказали существенное влияние на всплеск преступности и изменение ее структуры[10]. Объективные изменения преступности и недостатки Уложения 1845 г., связанные с его громоздкостью, чрезмерная казуистичность и внутренняя противоречивость действовавших уголовно-правовых норм, неопределенность санкций, наличие пробелов обусловили необходимость работы над новым Уголовным уложением, которое было принято в 1903 г.[11]

В Уложение 1903 г. выделяется понятие малолетнего (лица до достижения 10-ти летнего возраста) и несовершеннолетнего (лица от 10 лет до 21 года).

Согласно ст. 40 Уложения, уголовной ответственности лиц до достижения ими 10-летнего возраста (малолетних), полностью исключалась. Данный подход к этому времени уже устоялся и в теории, и в практике. Однако в замечаниях на проект при подготовке данного законодательного акта, как отмечал Н.С. Таганцев, высказывались мнения о возвышении этого возрастного предела до 12 лет, до 14 лет и даже до 16 и 18 лет (А. Кистяковский, Д. Дриль и др.)[12].

В защиту десятилетнего возраста, как минимальной возрастной границы, с которой может наступать уголовная ответственности, в теории уголовного права рассматриваемого периода приводились следующие основные аргументы: 1) десятилетний возраст в уголовном законодательстве означает предел, до которого не может быть возбуждаемо уголовное производство, и даже при установлении вменяемости лица оно по общему правилу не подлежит уголовному наказанию, а передается в воспитательные заведения; 2) отказ от возбуждения уголовного преследования против лиц от 10 до 12 лет не позволит обнаружить участие в совершении преступления совершеннолетних лиц, а между тем дети, как свидетельствует судебная практика, нередко являются ловкими исполнителями распоряжений руководителей разных шаек, поэтому не возбуждение дел данной категории может быть очень невыгодно для общественной безопасности и частных интересов; и 3) лица 11 и 12 лет, не говоря уже о юношах 14 и 15 лет, совершают иногда столь ужасные преступления, оставление без расследования которых, без выяснения условий и обстоятельств, при которых они были совершены, будет возмущать общество, окажет влияние на безответственность, на самих малолетних. При этом подчеркивалась необходимость обязательного уяснения вопроса о разумении несовершеннолетнего, влиянии его физиологического развития на возможность совершения преступления[13].

Несовершеннолетние привлекались к уголовной ответственности лишь за совершение определенных преступлений. При этом совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте при определенных условиях либо позволяло освободить лицо от исполнения наказания с применением своеобразных мер «воспитательного воздействия», либо служило основанием существенного смягчения назначенного наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 41 Уложения несовершеннолетнему от 10 до 17 лет не вменялось в вину преступное деяние, если он «не мог понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками», они передавались под надзор родителям, попечителям либо иным «благонадежным» лицам при наличии на то их согласия. Несовершеннолетние от 14 до 17 лет, совершившие тяжкие преступления, помещались преимущественно в воспитательно-исправительные заведения, и лишь при отсутствии возможностей для этого - в «особо приспособленные для несовершеннолетних помещения при тюрьмах или арестных домах»[14].

В Уложении 1903 г. для разных категорий несовершеннолетних были определены правила замены более строгих на более мягкие виды наказаний. Так, лицам в возрасте от 10 до 14 лет смертная казнь, каторга или ссылка на поселение заменялась заключением в исправительный дом, крепость или тюрьму. Лицам от 14 до 17 лет наказание в виде смертной казни или бессрочной каторги заменялось тюремным заключением на срок от восьми до двенадцати лет, а наказание в виде каторги на определенный срок подлежало замене заключением в тюрьму на срок от трех до восьми лет. Ссылка на поселение, заключение в исправительный дом (крепость или тюрьму) подлежали замене наказанием в виде помещения такого несовершеннолетнего в воспитательно-исправительное заведение. В отношении несовершеннолетних от 17 лет до 21 года наказание также заменялось на более мягкое (ст. 57): смертная казнь заменялась бессрочной каторгой, бессрочная каторга - каторгой на пятнадцать лет; сроки каторги и заключения в исправительном доме, крепости или тюрьме в отношении этих лиц сокращались на одну треть; лишение и ограничение прав применялись к ним только в случае назначения им наказания в виде каторги или ссылки на поселение[15].

Начавшийся в 1917 г. новый этап исторического развития нашей страны был связан с отрицанием буржуазной культуры, а вместе с ней и сложившегося законодательства. Так, хотя первые декреты о суде, изданные в ноябре 1917 г. и марте 1918 г., разрешали судам пользоваться законами свергнутых правительств в тех случаях, когда эти законы не были отменены революцией и не противоречили революционной совести и революционному правосознанию, уже декрет «О суде № 3», изданный 20 июля 1918 г., и Положение «О народном суде РСФСР» содержали прямое запрещение ссылок на законы свергнутых правительств.

Вместе с тем, вопрос уголовной ответственности несовершеннолетних встает уже с первых дней существования Советской власти. Принятый в январе 1918 г. Декрет СНК РСФСР «О комиссиях для несовершеннолетних» определил систему специальных органов, в обязанности которых входило рассмотрение дел об общественно опасных деяниях лиц в возрасте до 17 лет. В компетенцию комиссий для несовершеннолетних входило решение вопроса об освобождении несовершеннолетнего от мер уголовного принуждения либо направлении его в воспитательное учреждение.

С принятием 12 декабря 1919 г. Руководящих начал по уголовному праву РСФСР были подведены определенные итоги советского периода развития уголовного законодательства. В данном законодательном акте был определен минимальный и переходный возраст уголовной ответственности и наказания. В соответствии с п. 13 не подлежали суду и нака­занию несовершеннолетние до 14 лет. К ним применялись лишь воспитательные меры (приспособления). Данные меры уголовно-правового характера применялись также в отношении лиц от 14 до 18 лет, действующих «без разумения»[16].

Однако вскоре Декрет СНК РСФСР от 4 марта 1920 г. предоставил комиссиям по делам несовершеннолетних право передавать материалы о совершении несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет общественно опасных деяний в народные суды при условии констатации невозможности применения к этим лицам мер медико-педагогического воздействия[17].

Уголовный кодекс 1922 г. повысил минимальную возрастную границу уголовной ответственности. В соответствии с п. 18 этого закона наказание не применялось к малолетним до 14 лет, а также к несовершеннолетним от 14 до 16 лет. Однако в исключительных случаях, когда комиссия по делам несовершеннолетних приходила к выводу о недостаточности применения к лицам в возрасте от 14 до 16 лет мер медико-педагогического воздействия, эти несовершеннолетние могли быть привлечены к уголовной ответственности.

Уголовный кодекс 1926 г., заменивший УК РСФСР 1922 г. в связи с необходимостью приведения Уголовного кодекса республики в соответствие с Основными началами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г., сохранил существовавший подход относительно исходного возраста уголовной ответственности. Более того, с принятием постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 30 октября 1929 г. было запрещено даже в исключительных случаях передавать в суд дела несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет.

В середине 30-40-х гг. наметилась тенденция снижения возраста уголовной ответственности. Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» установило за совершение некоторых категорий преступлений нижнюю границу возраста уголовной ответственности на уровне 12 лет. В их число были включены: кража, насилие, телесные повреждения, увечья, убийство или попытка к убийству. Уже 10 декабря 1940 г. этот перечень был дополнен положением, по которому ответственность с данного возраста могла наступать за совершение действий, могущих вызвать крушение поезда (развинчивание рельсов, подкладывание на рельсы разных предметов и т. д.). За остальные преступления уголовная ответственность указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1941 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних» могла наступать с достижением 14-летнего воз­раста[18].

При этом Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 2 января 1936 г. указал, что в тех случаях, когда несовер­шеннолетний совершил преступление, хотя и не пере­численное в законе 7 апреля 1935 г., но соединенное с на­силием, то он привлекается к ответственности, начиная с 12-летнего возраста.

В соответствии с постановлением СНК СССР «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью и хулиганством» от 15 июня 1943 г., помимо существовавших трудовых колоний для осужденных детей и подростков, были организованы трудовые воспитательные колонии. В эти колонии могли направляться несовершеннолетние правонарушители в возрасте от 11 до 16 лет: а) беспризорные, не имеющие вовсе родителей или длительное время живущие без родителей и не имеющие определенного местожительства; б) задержанные за мелкое хулиганство, мелкие кражи и другие незначительные преступления, возбуждение уголовного преследования против которых будет признано нецелесообразным, и в) воспитанники детских домов, систематически нарушающие внутренний распорядок и дезорганизующие нормальную постановку учебы и воспитания в детском доме.

В данный период в отношении несовершеннолетних действовал репрессивный уклон в применении уголовного законодательства. К несовершеннолетним, виновным в совершении злостного хулиганства, хищении или других серьезных преступлений, применялись строгие, предусмотренных законом меры наказания[19].

Лишь с принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик возраст привлечения к уголовной ответственности был повышен до 16 лет. В качестве исключения уголовный закон (в ч. 2 ст. 10) за некоторые преступления предусмотрел ответственность с 14 лет. В том случае, если, по мнению суда, исправление лица, совершившего в возрасте до восемнадцати лет преступление, не представляющее большой опасности, возможно без применения уголовного наказания, он в силу ч. 3 ст. 10 Основ мог не применять к нему наказание, а назначить исполнение принудительных мер воспитательного характера. Предложенный Основами подход без изменений были воспринят Уголовным кодексом РСФСР 1960 г.[20]

Неоднозначность подхода к вопросу определения минимального возраста субъекта преступления обусловлена, как считают ученые, причинами криминологического и социально-психологического характера.



§ 2. Общие и специальные признаки несовершеннолетнего субъекта преступления


В самом общем виде субъектом преступления является физическое лицо, фактически совершившее общественно опасное деяние, признаваемое преступлением, и способное нести ответственность в установленном законом порядке. Используемое в теории понятие «субъект преступления» уголовный закон не употребляет (исключением является лишь ч. 4 ст. 34 УК). Однако в главе 4 УК «Лица, подлежащие уголовной ответственности» раскрываются основные положения, которые позволяют решать вопрос о наличии или отсутствии в составе преступления такого элемента как субъект преступления.

В соответствии со ст. 19 УК уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее установленного законом возраста. Это общее определение в полной мере распространяет свое действие и на несовершеннолетнего.

В основу российского уголовного права положен принцип личной ответственности физического лица. В то же время для других отраслей российского права (например, гражданского или административного) принцип личной ответственности не является универсальным[21].

В месте с тем, в отечественном уголовном праве принцип уголовной ответственности физических лиц остается непоколебимым. С введением в действие Федерального закона РФ № 162-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ” принцип личной ответственности несколько искажен[22]. Так, ч. 2 ст. 88 УК РФ гласит: «Штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия».

Поскольку субъект преступления - это всегда человек, то необходимо принимать во внимание те его качества или особенности, которые могут иметь определенное значение при привлечении к уголовной ответственности: например, состояние здоровья, семейное, должностное положение, уровень образования и профессиональной подготовки и др.

Важное значение для уголовно-правовой оценки совершенного общественно опасного деяния, особенно когда лицо несовершеннолетнего возраста, имеют особенности личности физического лица, которые позволяют индивидуализировать уголовную ответственность. Особенности, характеризующие личность субъекта преступления, могут выступать в качестве обстоятельств, влияющих на квалификацию преступления, смягчающих или отягчающих наказание, а также при освобождении виновного от уголовной ответственности или от наказания.

Обязательным условием уголовной ответственности физического лица является его вменяемость. Лицо, которое в момент совершения преступления находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, не может признаваться в качестве субъекта преступления.

Уголовное законодательство не дает определения вменяемости, однако его можно уяснить через противоположную этому понятию категорию невменяемости (ст. 21 УК). Вменяемость как один из обязательных признаков субъекта преступления указывает на психическое состояние лица, заключающееся в его способности по состоянию психического здоровья осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими во время совершения преступления.

Вменяемость определяется совокупностью социально-психологических характеристик, выражающихся в уровне интеллектуального развития, в наличии волевых качеств личности, способности оценивать свои поступки и нести за них самостоятельную ответственность[23].

Интеллектуальный признак вменяемости определяет возможность субъекта преступления осознавать фактический характер совершаемого им деяния и его общественную опасность. Это способность лица «вызывать взаимодействие сознания и поступающей информации, способность синтезировать и анализировать, вникать и сопоставлять, т.е. сознательно перерабатывать поступающую извне информацию на основе накопленного социального опыта, знаний»[24]. Отсутствие адекватного восприятия лицом сути фактической стороны своего деяния имеет место при непонимании им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями.

Волевой признак вменяемости определяет способность лица руководить своими поступками, действовать по своей воле «со знанием дела». Состояние волевой активности характеризуется сознательной и избирательной направленностью. Об интеллектуальном признаке нельзя говорить как о компоненте волевого, но воля также не мыслима без сознания.

Таким образом, для установления вменяемости субъекта преступления «необходимо и достаточно выяснить способность к осознанно-волевому поведению в тех пределах, в которых подготавливается, принимается и реализуется решение об общественно опасных действиях (бездействии): осознание конкретной цели, вреда, который принесет ее реализация, и готовность к соответствующему поведению, несмотря на запрет; целенаправленный выбор средств и их использование с учетом ситуации»[25].

Вменяемость является обязательным условием вины и уголовной ответственности: только психически здоровый человек может быть ответственным за свое общественно опасное поведение и по отношению к нему целесообразно применение уголовного наказания.

При этом уголовный закон учитывает качество психического состояния вменяемого лица (ст. 22 УК). Объясняется это тем, что при некоторых пограничных состояниях, которые относятся к психическим заболеваниям, лицо может сохранять способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.

Невменяемого, как отмечает Р.И. Михеев, необходимо рассматривать как особую личность: социально и биологически «дезорганизованную»[26]. Для признания физического лица невменяемым необходимо установить обязательное сочетание юридического и медицинского критериев.

Юридический (психологический) критерий невменяемости предполагает обязательное наличие хотя бы одного из признаков: интеллектуального или волевого, из которых первый выражается в неспособности лица отдавать себе отчет в своих действиях, а второй - в неспособности руководить своим поведением.

Медицинский (биологический) критерий невменяемости предполагает наличие у лица психического расстройства (болезни) вследствие болезненного состояния психики. В соответствии со ст. 21 УК выделяются следующие виды психических расстройств: хронические психические расстройства (шизофрения, эпилепсия с выраженными нарушениями психики, старческие психозы, прогрессивный паралич и др.); временные психические расстройства («бессознательные состояния», патологический аффект, реактивные состояния, алкогольные психозы и др.); слабоумие (выражается в степени дебильности, имбецильности, идиотии); иное болезненное состояние психики (тяжелые формы психопатии, психический инфантилизм и другие расстройства)[27].

Однако лицо несовершеннолетнего возраста не может быть признано невменяемым в случае, если при совершении общественно опасного деяния оно не было способно отдавать отчет в своих действиях или руководить ими под влиянием дефектов воспитания, обучения, сформированных потребностей и т.д. «Дефекты социализации личности не тождественны дефектам психической деятельности, вызванным психическими болезнями»[28].

Поскольку причиной невменяемости является болезнь, последовательно проходящая в своем развитии несколько стадий, правомерна постановка вопроса об ограниченной (уменьшенной, пограничной) вменяемости. Уголовный закон не содержит понятия ограниченной (уменьшенной или пограничной) вменяемости. Вместо него используется определение «психическое расстройство, не исключающее вменяемости» (ст. 22 УК).

Результаты исследований указывают на очень высокие показатели уровня преступности среди несовершеннолетних лиц, совершивших преступления в рамках вменяемости, но страдающих различными психическими аномалиями. При этом из числа психически неполноценных несовершеннолетних, признанных вменяемыми - как указывает В.П. Емельянов, преступления совершают, как правило, те, которые страдают олигофренией (врожденным умственным недоразвитием) в степени легкой либо умеренной дебильности, или те, которые являются психопатами либо имеют иные психопатические расстройства без признаков слабоумия. Из других аномалий, имеющих меньшее распространение в среде несовершеннолетних, чаще встречается эпилепсия. Среди причин существования психического расстройства, не исключающего вменяемости несовершеннолетнего, большое значение имеет родовая патология. Она может развиться у новорожденного под влиянием: аномалии половой системы женщины; нервно-психического заболевания беременной; невротического состояния как следствия длительного отрицательного воздействия на нервную систему женщины; а также пьянство родителей[29].

Однако нельзя согласится с мнением о том, что возраст несовершеннолетнего определенным образом связан с его психическим состоянием. Например, Р.И. Михеев, связывает вменяемость субъекта преступления с достижением последним определенного возрастного порога. С нашей точки зрения, естественный процесс взросления и социализации личности не может рассматриваться как ненормальное, болезненное проявление. Конечно, дефекты интеллектуальной и волевой сфер деятельности личности могут наблюдаться и в несовершеннолетнем возрасте, но возраст лица в данном случае является не главной, а второстепенной категорией.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» указал, что при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии[30].

Судебно-психиатрическая экспертиза является одной из форм государственной защиты прав несовершеннолетнего, гарантией правосудия, реализацией права подростка на социальную и медицинскую защиту, проводится в соответствии с общими правилами производства подобного рода экспертиз. Назначение несовершеннолетним до 14 лет (малолетним) судебно-психиатрической экспертизы тем более важно, что у значительного числа правонарушителей обнаруживаются психические отклонения.

Обязательным признаком субъекта преступления является достижение им определенного возраста. Возраст человека, в общем смысле, можно рассматривать как время, прожитое лицом со дня его рождения до определенного хронологического периода его жизни.

В узком смысле под возрастом следует понимать такой календарный период психофизического развития личности, с которым связаны психофизические и правовые последствия для юридического статуса личности. В теории уголовного права устоялось мнение о том, что при установлении минимального возраста уголовной ответственности за основу должны быть взяты: определенная степень социализации личности; способность несовершеннолетнего к виновной ответственности; способность к адекватному восприятию наказания. Отсутствие этих признаков у малолетнего (а в отдельных случаях и у лиц более старшего возраста) обусловливает невозможность привлечения их к уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 20 УК выделяются две минимальные возрастные границы уголовной ответственности: общая - 16 лет, и, в качестве исключения, пониженная - 14 лет. Перечень составов, по которым возможно привлечение к ответственности с 14 лет, является исчерпывающим.

Устанавливая возраст уголовной ответственности законодатель не мог не учесть положений международно-правовых документов, в которых подчеркивается необходимость обеспечения защиты положения и прав несовершеннолетних, вступивших в конфликт с законом. Так, Конвенция о правах ребенка 1989 г. обязывает государств-участников к установлению в национальном праве «минимального возраста, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство» (ст. 40.3). В Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) отмечается, что нижний предел возраста уголовной ответственности не должен устанавливаться на слишком низком возрастном уровне, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости (правило 4.1).

Несмотря на то, что в данных международных документах отсутствует четкое указание на минимальный возраст субъекта преступления, так как это объясняется наличием в каждой из национальных правовых систем традиционных взглядов на эту проблему, в них отмечается, что возрастной предел уголовной ответственности не должен быть слишком низким, поскольку в таком случае ребенок оказывается не способным осознать значения ответственности.

Между тем, в законодательстве некоторых стран минимальная граница возраста уголовной ответственности не установлена. Даже в государствах с развитой правовой системой (таких, как Франция, Бельгия, Швеция) законодательство в течение долгого времени не указывало на конкретный минимальный возраст уголовной ответственности, предоставляя суду в каждом случае решать вопрос об основаниях для «вменения». Это положение формально позволяет привлекать к уголовной ответственности малолетних. В правовых системах отдельных государств, где возраст наступления уголовной ответственности все же регламентирован, устанавливаются различные возрастные границы. Однако роль внутригосударственного права в вопросах начального возраста уголовной ответственности является доминирующей и признанной мировым сообществом.

Вместе с тем, некоторыми учеными факт существования на различных территориях неравных границ ответственности за одинаковые преступления обоснованно критикуется. Это происходит, в частности, потому, что законодателем игнорируются данные психологических исследований проблем, связанных с возрастом уголовной ответственности[31]. Поэтому следует приложить всеобщие усилия для установления разумного нижнего возрастного предела, который мог бы применяться в качестве всеобщего стандарта в международном масштабе.

Относительно установления факта несовершеннолетия Пленум Верховного Суда России в своем постановлении № 7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» указал, что согласно ст. 392 УПК РСФСР (далее - УПК), установление возраста несовершеннолетнего входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам несовершеннолетних. Несовершеннолетний (малолетний) считается достигшим возраста уголовной ответственности не в день своего рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с ноля часов следующих суток. В случае отсутствия соответствующих документов, подтверждающих возраст лица, руководствуясь тем же постановлением, суд должен назначить судебно-медицинскую экспертизу. Днем рождения несовершеннолетнего считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет правоохранительные органы должны исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Между тем, указание точных границ возраста уголовной ответственности во многом является условным, поскольку не имеет надежных психологических критериев. Так, О.Д. Ситковская справедливо замечает, что «личность подростка в возрасте 14 или 16 лет без одних суток и его же личность по истечении этих суток не имеет не только скачкообразных качественных, но и заметных количественных различий»[32]. Однако уголовный закон, как и законодательство других отраслей, не может обойтись без четких формулировок, оговаривающих возрастную границу, которая определяет момент возложения на лицо дополнительных обязанностей. Законодатель здесь прибегает к использованию приема, в основе которого лежит действие фикции в праве.

Фикция в уголовном праве - установление законом абсолютно определенного возраста субъекта преступления - позволяет:

  1. с одной стороны, привлечь лицо за совершенное им деяние;

  1. с другой стороны, освободить его от уголовной ответственности.

Именно поэтому четкое указание на минимальный возраст уголовной ответственности обусловливает необходимость предупреждения объективного вменения несовершеннолетнему определенных деяний в случаях, когда он, достигнув количества лет, предусмотренных законом, не обладает необходимыми психологическими качествами.

В соответствии с устоявшейся в теории уголовного права трактовкой специального субъекта преступления под ним понимается любое лицо, которое в соответствии с законом отличается по своим признакам от типичных свойств субъекта, присущих ему «по общему правилу». Под специальным субъектом преступления необходимо понимать лицо, признанное субъектом преступления и обладающее каким-либо одним или несколькими нетипичными для общего субъекта признаками, установленными законом (Общей или Особенной частями УК либо другим нормативно-правовым актом) или прямо вытекающими из него и изменяющими (ограничивающими либо расширяющими) круг лиц, которые могут нести ответственность по конкретной статье уголовного закона.

По общему правилу за совершение преступлений ответственность наступает с 16-летнего возраста (ч. 1 ст. 20 УК), то есть с момента когда, по мнению законодателя, лицо достигает такого уровня социализации, который позволяет ему в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Любое отступление от общего правила о минимальном возрасте субъекта преступления как в большую, так и в меньшую сторону не типично для УК, а значит, требует учета каких-то специальных, отличных от общих признаков. Как нами уже отмечалось, привлечение несовершеннолетнего к ответственности с 14 лет, допускается только при совершении им четко очерченного круга преступлений и возможно лишь в качестве исключения из общих представлений о возрасте уголовной ответственности. Значит, чтобы привлечь, например, 15-летнее лицо за убийство (ст. 105 УК), необходимо «отойти» от представлений об общем возрасте уголовной ответственности в 16 лет и применить специальное правило о возможности привлечения с 14 лет. Законодатель в диспозициях статей Общей части УК приводит различные дополнительные признаки субъектов, отграничивая их друг от друга по критерию пола, должностного положения, гражданства, семейно-родственных отношений, принадлежности к определенного рода профессии, отношения к воинской обязанности и другим, в том числе и по возрасту.

Подобно возрасту в качестве одного из возможных признаков специального субъекта критерием последнего может выступать и степень вменяемости. Так, вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, может быть признано специальным субъектом. Основанием отнесения субъекта к числу специальных в этом случае также будет наличие определенных, изложенных ст. 22 УК отличных признаков, характеризующих пониженную степень вменяемости лица. Специальный субъект может обладать как одним, так и несколькими специальными признаками. Применительно к несовершеннолетнему такая ситуация может возникнуть, например, при совершении 14-летним лицом преступления в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Правовое значение специальных возрастных признаков субъекта преступления неодинаково. В одних случаях отсутствие обозначенных признаков полностью исключает уголовную ответственность. Так, например, субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления может быть только лицо, достигшее 18-летнего возраста. Следовательно, за это преступление не может нести ответственность несовершеннолетний, достигший 16-летнего возраста. В иных случаях, наоборот, наличие возрастных признаков, присущих специальному субъекту, является основанием для привлечения к уголовной ответственности с более раннего возраста, чем это предусмотрено общим правилом (например, по ст. 111 УК ответственность наступает с 14 лет).

В связи с изложенным, специальные признаки субъекта (в том числе и возрастные) имеет смысл разделить на расширительные и ограничительные. Расширительные позволяют привлекать к уголовной ответственности дополнительный круг лиц, не охватываемых общими признаками субъекта преступления. Например, ответственность по ст. 158 УК наступает не с 16, а с 14 лет. Это указание уголовного закона позволило криминализировать тайное хищение чужого имущества, совершенное не только лицами, достигшими 16 лет, но и лицами от 14 до 16 лет. Ограничительные специальные признаки, напротив, сужают круг субъектов, способных нести ответственность за преступные деяния. Например, ответственность по ст. 150 УК наступает с 18 лет. По этой причине круг субъектов, подлежащих ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, сокращается за счет лиц в возрасте от 16 до 18 лет.


§ 3. Обстоятельства, исключающие признание несовершеннолетнего субъектом преступления


В уголовном праве к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность за совершенное деяние, относят: малозначительность деяния (ч. 2 ст. 14 УК), недостижение лицом, совершившим общественно опасное деяние установленного законом возраста (ст. 20 УК), невменяемость (ст. 21 УК), невиновное причинение вреда (ст. 28 УК), отсутствии признаков объективной стороны преступления и иные[33].

Для несовершеннолетних уголовный закон предусмотрел специальное основание, исключающее уголовную ответственность - отставание в психическом развитии. Последнее в наибольшей степени отвечает содержанию настоящей курсовой работы, а потому предполагает более детальное его рассмотрение.

Обладая равным календарным возрастом, несовершеннолетние в значительной мере могут отличаться уровнем психического развития. Для учета этого обстоятельства в уголовном законодательстве закреплено положение, согласно которому несовершеннолетние, достигшие соответствующего возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности в следствии отставания в психическом развитии. В соответствии с ч. 3 ст. 20 УК, достигший возраста уголовной ответственности несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, если он во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством.

Причины отставания в психическом и личностном развитии несовершеннолетнего могут быть различными:

  1. биологические - вызванные отрицательными особенностями физиологического развития организма, генетической наследственностью, возникшие вследствие пагубного поведения будущей матери в предродовой период и т.п.;

  1. социальные - вызванные неправильным воспитанием, педагогической запущенностью, условиями среды общения и т.п.;

  1. иные причины, действие которых основано на влиянии факторов внешней среды - вызванные неблагоприятным воздействием экологической обстановки и т.п. Степень выраженности возрастной психической незрелости при отсутствии психических нарушений и вызвавших их причин связана с возрастом несовершеннолетнего[34].

Для применения нормы, предусмотренной ч. 3 ст. 20 УК, не имеет значения, какая из причин (помимо психического расстройства) оказала решающее воздействие на интеллектуальную или волевую сферу деятельности несовершеннолетнего. При этом психологический возраст несовершеннолетнего должен не просто отставать от календарного, а эта разница должна достигать значительной степени, с которой законодатель связывает основание непривлечения к уголовной ответственности.

Отставание в психическом развитии является психологическим термином. Поэтому решение вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего такого отставания должно основываться, в соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда России от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», на заключении комплексной психолого-психиатрической экспертизы по данному вопросу[35].

Последняя назначается, главным образом, в случаях, когда требуется одновременное разрешение судебно-психиатрических и судебно-психологических вопросов. Первым решается вопрос о вменяемости подэкспертного, что входит в компетенцию судебного психиатра. Соответственно, судебный психолог решает психологические вопросы только в случае установления психиатрами вменяемости испытуемого.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза является оптимальной при решении смежных вопросов, относящихся к различным отраслям знаний. Последовательное проведение психиатрической, а затем психологической экспертиз вызвано появлением целого ряда негативных моментов, связанных, главным образом, с возможностью получения противоречивых заключений. В ходе производства предварительного следствия и в суде для разрешения вопросов, связанных с диагностикой отставания несовершеннолетнего в психическом развитии, может быть назначена также и судебно-психологическая экспертиза. Она проводится в том случае, если психическое здоровье подэкспертного либо не вызывает сомнений, либо подтверждено уже проведенной ранее судебно-психиатрической экспертизой.

Сравнительный анализ положений ч. 3 ст. 20 УК и ст. 22 УК делает очевидной неравнозначность и неэквивалентность правовых последствий их применения. Несовершеннолетний, отстающий в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством (например, вследствие отрицательного воспитания), должен быть освобожден от уголовной ответственности.

С другой стороны, если несовершеннолетний страдает олигофренией, эпилепсией, другими психическими аномалиями, находится в стадии стойкой ремиссии шизофренического процесса и т.п. и признается вменяемым, но неспособным в полной мере понимать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), он подлежит уголовной ответственности (ст. 22 УК).

Таким образом, несовершеннолетний, который не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не подлежит уголовной ответственности, а лицо, обнаруживающее те же самые признаки, но страдающее каким-либо психическим расстройством, не исключающим вменяемости, подлежит уголовной ответственности и наказанию[36].

Данное противоречие ст.ст. 20 и 22 УК, выражающееся в отсутствии четкости формулировок уголовно-правовых норм, является нарушением принципа равноправия всех перед законом (ст. 19 Конституции и ст. 4 УК РФ), а потому должно быть устранено.


Глава 2. Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних


§ 1. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних


С точки зрения российского уголовного права первичным традиционно является социально значимое поведение человека. «Преступление было, есть и должно быть главным и решающим критерием в оценке человеческого поведения с точки зрения уголовного закона»[37]. Это объясняется действием принципа законности, согласно которому человек как объект наказания вне своего поведения для государства не существует. Жизнь человека, его характерные черты попадают в сферу действия уголовного законодательства лишь в связи с его общественно опасным поведением. В то же время любая личность являет собой совокупность устоявшихся индивидуальных черт, сочетание которых делает ее неповторимой и предопределяет необходимость строго индивидуального подхода к вопросу об ответственности каждого конкретного человека.

Особую актуальность приобретает данное положение, когда речь идет о несовершеннолетних. Данную группу субъектов преступления эта категория лиц образует благодаря наличию в их психике и физиологии определенных особенностей, часто заранее обусловливающих общественную опасность совершаемых ими деяний.

Специфические особенности несовершеннолетних обусловили в мировой законодательной практике необходимость корректировки их правового статуса в сфере уголовных правоотношений. Так, в частности, ч. 3 ст. 40 Конвенции о правах ребенка 1989 г. говорит о необходимости содействия государств-участников «установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении»[38].

Особенности правового положения несовершеннолетних в различных странах определяются либо путем включения специальных норм в уголовное законодательство, либо - в самостоятельном законе. Так, например, в Германии помимо Уголовного кодекса принят и действует Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних от 4 августа 1953 г. (в редакции опубликования от 11 декабря 1974 г.). Он распространяет свое действие на несовершеннолетних (лиц, достигших ко времени совершения преступления четырнадцати, но не достигших восемнадцати лет) и молодежь (лиц, которые ко времени совершения преступления достигли восемнадцати, но не достигли двадцати одного года)[39].

В российском уголовном законодательстве вопросам уголовной ответственности несовершеннолетних специально посвящена глава 14 УК «Особенности уголовной ответственности наказания несовершеннолетних» (ст. ст. 87 - 96). Регламентируя уголовную ответственность несовершеннолетних, закон, основываясь на общих положениях, учитывает особенности личности подростка, связанные с несформированностью, недостаточной психофизической, возрастной и социальной зрелостью, неумением в полной мере адекватно оценивать свои поступки. Поэтому при совершении любого общественно опасного деяния несовершеннолетним учитываются не только общие положения о преступлении и наказании, но и нормы, определяющие особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних..

Наличие особых положений, действующих в отношении несовершеннолетних, характеризует уголовное законодательство и других государств. Между тем, в некоторых из них наличие указанных норм не всегда предопределяет их обязательного применения при совершении преступления лицами, не достигшими 18 лет. Так, например, по уголовному законодательству штата Мичиган (США) несовершеннолетний может быть привлечен к ответственности как взрослый в том случае, если он осужден за совершение особо тяжкого преступления[40].

Выделение в уголовном законе раздела, целиком посвященного ответственности и наказанию несовершеннолетних, в специальной литературе обусловливалось, во-первых, тем, что каждая сфера политики (включая уголовную) по возможности должна включать в себя специальные положения, относящиеся к несовершеннолетнему как к особому ее объекту; во-вторых, содержанием принципа гуманизма; в-третьих, тем значением, которое уделяет общество преступлениям несовершеннолетних; в-четвертых, спецификой преступности несовершеннолетних; в-пятых, теми индивидуальными чертами, которые обособляют в отдельную группу несовершеннолетних, совершивших преступление; в-шестых, традициями уголовного законодательства, которое с давних пор учитывало возраст лица, совершившего преступление, при решении вопроса о его наказании; в-седьмых, необходимостью четко установить пределы ответственности несовершеннолетнего[41].

Статья 87 УК распространила действие гл. 14 УК на несовершеннолетнего субъекта преступления, определив последнего как лицо, которому ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет. В отдельных случаях в качестве исключения и с учетом характера совершенного деяния, личности преступника допускается применение норм этой главы к совершеннолетним лицам в возрасте до 20 лет (ст. 96 УК)[42].

В данной главе уголовный закон не выделяет какую-то специфику целей уголовной ответственности несовершеннолетних по сравнению с аналогичными целями для взрослых преступников. Однако это не означает, что ее вообще нет. То положение, что личность несовершеннолетних обладает такими качествами как изменчивость, несформированность, пластичность позволяет надеяться, что при обоснованном и справедливом назначении и надлежащее построенном процессе исполнения наказания существует больше шансов для оказания благоприятного исправительного воздействия на подростков. Причем в отношении несовершеннолетних преступников, особенно когда речь идет о совершении ими впервые неосторожных деяний, преступлений небольшой тяжести и даже некоторых преступлений средней тяжести, можно предположить, что помимо целей предупреждения новых преступлений, восстановления социальной справедливости и юридического исправления, основное предназначение которого заключается в формировании у несовершеннолетнего в будущем стойкой установки неприятия антиобщественного, прежде всего преступного поведения, существуют и чисто воспитательные цели, например, привития уважительного отношения к человеческой личности как наивысшей ценности в обществе, чужой собственности, результатам трудовой деятельности, обучения порою элементарным правилам поведения. Эти цели в той или иной мере стоят перед различными видами наказания, применяемыми к несовершеннолетним, совершившим преступления. Естественно, решение этих задач зависит не только от уголовного наказания, но и игнорировать данные возможности наказания не стоит..

В конечном счете, наказание может повлиять на формирование личности несовершеннолетнего, позволит формировать стойкие внутренние установки и нравственные барьеры против антиобщественных действий[43]. В этой связи уголовная ответственность несовершеннолетнего как негативное последствие совершенного им преступления должна быть строго индивидуализированной.

При этом наряду с объективным содержанием уголовной ответственности несовершеннолетнего (вид и размер наказания или принудительных мер воспитательного воздействия) большое значение приобретает оценка самим несовершеннолетним совершенного преступления и правоограничений, которые он обязан претерпевать в связи с его совершением, т.е. субъективная сторона уголовной ответственности[44], так как мера ответственности, воспринятая несовершеннолетним как неадекватная, единовременно способна привести к полной утрате несовершеннолетним веры в справедливость законов общества, а также в силу правосудия.

Положения ст. 88 УК определяют исчерпывающий перечень наказаний, их размер и особенности применения в отношении несовершеннолетнего. В соответствии с ними суд вправе подвергнуть лицо, совершившее преступление до 18 лет, следующим видам наказания:

а) штраф;

б) лишение права заниматься определенной деятельностью;

в) обязательные работы;

г) исправительные работы;

д) арест;

е) лишение свободы на определенный срок.

Подводя определенный итог изложенному, следует отметить, что несовершеннолетнему могут быть назначены шесть из двенадцати наказаний (ч. 1 ст. 88 УК), предусмотренных ст. 44 УК, кроме этого, ограничение свободы (ч. 1 ст. 53 УК). Данный подход, на первый взгляд, носит сугубо гуманный характер. Однако такое «сужение» круга наказаний, назначаемых несовершеннолетним, в определенном смысле нарушает принцип справедливости уголовного закона. В отношении несовершеннолетнего, в сравнении со взрослым, у суда остается меньше возможностей назначить альтернативное наказание, способное обеспечить достижение его целей. Расширяя общий перечень видов наказаний в сравнении с УК РСФСР, авторы нового уголовного закона, вероятно, стремились выстроить целостную систему наказаний, которые содержали в себе различную степень уголовной репрессии. Несовершеннолетний, в результате невозможности применения ряда наказаний, назначаемых взрослым, и отсутствия условий и практики исполнения новых видов наказаний (обязательные работы и арест)[45], оказался в худшем положении.

Анализ судебной практики показывает, что наиболее применяемой мерой уголовного наказания в отношении несовершеннолетних является лишение свободы на определенный срок, то есть наиболее суровый вид наказания. Вместе с тем, в международно-правовых актах подчеркивается, что лишение свободы должно применяться лишь в качестве крайней меры, в случаях, когда цель, преследуемая данной мерой, по мнению судьи, не может быть достигнута в других условиях.

Подводя итог сказанному, можно констатировать, что на сегодня одной из актуальных задач совершенствования карательной политики государства в отношении несовершеннолетних является сокращение применения лишения свободы и увеличение доли альтернативных наказаний и других мер уголовно-правового характера.


§ 2. Особенности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания


Во всех случаях совершения преступления несовершеннолетним органы предварительного расследования, суд, прежде всего, должны пристально рассматривать возможность освобождения его от уголовной ответственности и от наказания.

Опираясь на положения УК и уголовно-правовой доктрины, все нормы об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания можно классифицировать по двум основаниям: по кругу лиц, к которым возможно их применение, и по степени императивности содержащихся в них предписаний.

Первая классификация основана на том, что к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, учитывая особый характер их охраны, законодатель счел возможным применить как общие, так и специальные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания. На общих основаниях органы предварительного расследования, суд вправе освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности (гл. 11 УК) в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК) и в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК).

Помимо норм гл. 11 УК, в отношении несовершеннолетнего могут быть применены положения, позволяющие освободить его от наказания (гл. 12 УК): условно-досрочное освобождение от наказания (ст. 79 УК), замена неотбытой части наказания более мягким его видом (ст. 80 УК), освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80146), освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК), отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК), а также освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК). Кроме перечисленных оснований к несовершеннолетнему могут быть применены правила об условном осуждении (ст.ст. 73, 74 УК). Специальные виды освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания тесно связываются уголовным законом с возможностью применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст.ст. 90, 92 УК.

По степени императивности содержащихся в уголовно-правовых нормах предписаниях можно выделить два вида освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания:

Первый вид связан с обязанностью органов предварительного расследования и суда освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности или наказания. К данному виду относятся нормы об освобождении от уголовной ответственности и наказания в связи с истечением сроков давности (ст.ст. 78, 83 УК), в связи с актом амнистии (ст. 84 УК), об освобождении от уголовного наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК), а также с актом помилования (ст. 85 УК).

Второй вид освобождения связан с возможностью правоохранительных органов в определенных ситуациях освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности или наказания. Отличие данного вида заключается в том, что даже при наличии указанных в законе условий, суд и органы предварительного расследования не связаны обязанностью, а им предоставлено право принять решение об освобождении несовершеннолетнего от ответственности или наказания. Диспозитивные основания освобождения от уголовной ответственности и наказания закреплены в ст.ст. 75-76, 79, 80, 80147, 82, 90, 92 УК РФ.

Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности по общим основаниям

Деятельное раскаяние - основании ст. 75 УК РФ лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. Таким образом, законодатель счел возможным объединить здесь различные формы позитивного послепреступного поведения лица, совершившего преступление, «которое направлено на предотвращение, ликвидацию или уменьшение фактических вредных последствий содеянного либо на оказание помощи правоохранительным органам в раскрытии совершенного преступления»[48]. Как уже упоминалось, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не применяется к лицам, совершившим преступления средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие. Однако согласно ч. 2 ст. 75 УК, освобождение таких лиц по данному основанию возможно в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Примирение с потерпевшим (ст. 76 УК) - условием освобождения от уголовной ответственности (помимо того, что совершенное преступление должно быть совершено впервые и относится к категории небольшой тяжести) по данному основанию выступает фактическое примирение с потерпевшим. Это означает, что потерпевший больше не настаивает на привлечении виновного к уголовной ответственности и отказывается от своих первоначальных требований к лицу, совершившему преступление. Примирение с потерпевшим в смысле ст. 76 УК возможно лишь в том случае, если виновный загладил причиненный потерпевшему вред. Как правило, возмещение причиненного вреда выступает одним из главных условий достижения согласия между сторонами, а потому имеет место еще до непосредственно примирения.

Истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК) - вопрос о правовой природе давности в уголовном праве является одним из дискуссионных. По мнению одних, основанием существования в уголовном законе института давности является утрата свершившимся деянием общественной опасности. Последствия совершенного преступления перестают быть актуальными и социально значимыми. Как следствие, применение репрессивных мер с этого момента утрачивает свой смысл. Другие полагают, что такое основание кроется в том, что запоздалое применение наказания не достигает целей специального и общего предупреждения преступлений. Некоторые ссылаются на трудности раскрытия и расследования преступлений. И, наконец, отдельные авторы утверждают, что основанием давности в уголовном праве является утрата лицом по истечение длительного периода времени после совершения преступления своей общественной опасности. Приведенные точки зрения не только не противоречат друг другу, являются адекватными, но и выступают в качестве взаимного дополнения.

Давность привлечения к уголовной ответственности означает установление законом «в зависимости от тяжести совершенного преступления определенных сроков, по истечении которых лицо, виновное в совершении преступления, освобождается от уголовной ответственности»[49]. Течение сроков давности начинается с ноля часов суток, следующих за днем совершения преступления; его окончание означает наступление ноля часов последних суток последнего года (месяца) срока, предусмотренного ст.ст. 78, 94 УК.

Примечательно, что норма ч. 4 ст. 78 УК, предоставляющая право суду в ряде случаев не применять сроки давности, в отношении несовершеннолетнего не действует. Такой вывод основан на отсутствии возможности применения в отношении несовершеннолетнего санкции в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни и обусловлен интересами ювенальной политики государства и приоритетами общества.

Освобождение несовершеннолетних от наказания по общим основаниям

В качестве общего основания освобождения от наказания выступает невозможность, нецелесообразность назначения или дальнейшего исполнения наказания ввиду утраты или значительного уменьшения общественной опасности лица, совершившего преступление. Специфика общих оснований освобождения несовершеннолетних от наказания в значительной степени связана с сокращением реальных сроков давности обвинительного приговора суда и погашения судимости (ст.ст. 94, 95 УК).

Условно-досрочное освобождение (ст. 79 УК) - лицо может быть досрочно освобождено от наказания в том случае, если будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбытии назначенного наказания. Основным критерием, свидетельствующим об исправлении, является социально значимое содержание поведения осужденного. Обязательным требованием к условно-досрочному освобождению является исполнение в отношении виновного определенной части наказания. Размер ее поставлен законом в прямую зависимость от тяжести совершенного преступления.

Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст.80) - при вынесении приговора, суд, руководствуясь положениями гл. 10 УК, избирает вид и размер наказания с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного и иных обстоятельств, позволяющих назначить ему справедливое наказание. В то же время, реализация уголовной ответственности не исчерпывается одним лишь фактом назначения наказания: за ним следует не менее ответственный и сложный процесс его исполне­ния. Осужденные неодинаково воспринимают наказание, что не­редко сказывается на их последующем поведении. Одни стремятся к исправлению, другие трудно поддаются исправительному воздействию, пытаются уклониться от исполнения наказания[50]. В отношении первой категории лиц могут быть применены предусмотренные законом обстоятельства, обусловливающие нецелесо­образность дальнейшего исполнения наказания, которое изначально определено приговором суда. По этой причине Уголовный закон представляет суду право осуществлять замену наказания другим, более мягким его видом (ст. 80 УК).

Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80151 УК) – лицо, впервые совершившее преступление небольшой и средней тяжести, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными.

Освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК) - закон, устанавливая то или иное наказание за совершение конкретного преступления, исходит из необходимости четкого и неуклонного его исполнения в размере, определенном приговором суда. Однако в жизни реализации наказания могут препятствовать определенные обстоятельства. Ряд из них отнесен законом к обстоятельствам, освобождающим от наказания. Одним из них, в соответствии со ст. 81 УК, является болезнь лица, совершившего преступление. В отношении лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, нельзя применять наказание, поскольку оно не осознает фактический характера и общественную опасность своих действий (бездействия) либо не может руководить своими действиями. Все это свидетельствует об отсутствии возможности достижения целей наказания. Такого рода заболевание является основанием освобождения лица от наказания вне зависимости от характера и тяжести совершенного преступления. Освобождение от наказания в связи с болезнью не носит окончательный характер. Это значит, что в случае выздоровления такие лица могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст.ст. 78 и 83 УК.

Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК). Как следует из названия, данный вид освобождения может иметь место лишь в отношении узкого круга лиц, совершивших преступление - беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей. В соответствии с ч. 1 ст. 82 УК отсрочка не применяется в отношении осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкое или особо тяжкое преступление против личности. Осужденным женщинам суд вправе отсрочить отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста. После этого суд освобождает осужденную от отбывания наказания или оставшейся его части либо заменяет оставшуюся часть наказания более мягким видом наказания.

Истечение срока давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК) - является еще одним общим видом освобождения несовершеннолетнего от отбывания наказания. Течение сроков давности обвинительного приговора начинается с момента осуждения виновного. В соответствии со ст. 94 УК эти сроки в отношении несовершеннолетнего составляют половину от общего размера сроков, предусмотренных в ст. 83 УК. Их продолжительность прямо зависит от категории совершенного преступления и составляет: один год - за преступление небольшой тяжести; три года - за преступление средней тяжести; пять лет - за тяжкое; семь лет и шесть месяцев - за особо тяжкое.

Применение к несовершеннолетнему норм, освобождающих его от уголовной ответственности или от наказания, нельзя рассматривать как прощение виновного. Оно свидетельствует скорее об оказании лицу определенного снисхождения со стороны государства, о возможности достижения целей наказания и уголовного закона в целом без привлечения субъекта преступления к уголовной ответственности[52].

Перечисленными обстоятельствами не исчерпывается перечень условий, позволяющих освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности и (или) от наказания. В качестве особых оснований освобождения в уголовном законе выступают амнистия и помилование. Под амнистией понимается вынесенный во внесудебном порядке акт Государственной Думы Федерального Собрания РФ, состоящий в аннулировании или изменении правовых последствий вынесенных судами приговоров и распространяющий свое действие в отношении индивидуально не определенного круга лиц.


Специальные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Специальные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания тесно связаны с возможностью применения принудительных мер воспитательного воздействия. Под принудительными мерами воспитательного воздействия понимаются альтернативные меры государственного принуждения, применяемые в рамках уголовного закона к несовершеннолетним, впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести, в тех случаях, когда исправление этих лиц возможно при помощи мер педагогического характера без назначения наказания или без привлечения к уголовной ответственности в целом.

В качестве мер воспитательного воздействия ст. 90 УК называет следующие:

предупреждение;

передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

возложение обязанности загладить причиненный вред;

ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Воспитательный характер принудительных мер проявляется в том, что они основаны, прежде всего, на воздействии, направленном на сознание лица. С их помощью до несовершеннолетнего доводится недопустимость совершения противоправных действий, подчеркивается отрицательная оценка их со стороны государства. Принудительный характер названных мер состоит в том, что правом их назначения и исполнения обладают органы, наделенные властными полномочиями (суды). Поэтому назначенные меры воспитательного воздействия исполняются вне зависимости от воли несовершеннолетнего лица и обеспечиваются принудительной силой государства. Вместе с тем, ч. 5 ст. 8 УПК установила, что прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 90 УК, не допускается, если несовершеннолетний против этого возражает.

Кроме того, на принудительный характер воспитательных мер воздействия указывает положение ч. 4 ст. 90 УК. В соответствии с ней, в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Таким образом, не смотря на свое название, принудительные меры воспитательного воздействия сочетают в себе действие методов убеждения и принуждения.


Заключение


Подводя итог исследованию по выбранной в курсовой работе тематике, можно сделать вывод о том, что современное положение несовершеннолетнего в уголовном праве России далеко неоднозначно. Очевидными представляются как его достоинства, так и недостатки. В общем виде уголовно-правовой статус несовершеннолетнего характеризуется следующими основными чертами:

Данное в ст. 19 определение раскрывает общие признаки лица, способного по закону нести уголовную ответственность; тем не менее, оно в полной мере распространяет свое действие и на несовершеннолетнего. Формальное отличие его от взрослого происходит лишь по возрастному признаку. В ст. 20 УК установлены две минимальные возрастные границы ответственности: общая - с 16 лет, и, в качестве исключения, пониженная - с 14 лет за четко очерченный круг преступлений. В то же время, это не означает отсутствие исключений из этого правила. К таковым относятся, во-первых, составы, в которых иной минимальный возраст субъекта преступления четко указывается положениями соответствующей статьи Особенной части УК; во-вторых, все составы преступлений, где вывод о возрасте следует из толкования их объективных признаков.

Несовершеннолетний (малолетний) считается достигшим возраста уголовной ответственности не в день своего рождения, а с ноля часов следующих суток. В случае отсутствия соответствующих документов, подтверждающих возраст лица, днем рождения несовершеннолетнего считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством лет правоохранительные органы должны исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Большое практическое значение имеет связь возраста несовершеннолетнего с вопросом об ответственности взрослых лиц, совместно с ним участвовавших в совершении преступления: в случае, когда действия взрослого направлены на вовлечение несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответственности, он должен нести ответственность в качестве организатора либо подстрекателя. Если же взрослый наряду с несовершеннолетним непосредственно принимает участие в совершении преступления, он может нести ответственность и в качестве соисполнителя данного преступления.

При условии, что инициатива совершения преступления с участием взрослого исходила от самого несовершеннолетнего, то последний, при условии, что он достиг возраста уголовной ответственности, должен отвечать за содеянное по общим правилам института соучастия. Ответственность взрослого по ст. 150 УК здесь исключается.

Вовлечение в совершение преступления лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, на основании ч. 2 ст. 33 УК рассматривается как посредственное исполнение преступления.

Положения уголовного закона дают возможность считать несовершеннолетнего специальным субъектом преступления. Специальный субъект представляет собой любое лицо, в соответствии с законом отличающееся от признаков субъекта, присущих ему «по общему правилу»[53].

Уголовный закон в ч. 3 ст. 20 УК исключил возможность привлечения к ответственности несовершеннолетнего, хотя и достигшего соответствующего возраста, но обнаруживающего отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством. Присутствие в уголовном законе такого положения стало важной гарантией защиты несовершеннолетнего от объективного вменения.

Совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, не создает соучастия.

Специфика несовершеннолетнего нашла свое законодательное отражение преимущественно в гл. 14 УК. Ее положения соотносятся с общими началами уголовной ответственности по правилам о конкуренции общих и специальных норм. В то же время и за пределами этой главы существует ряд норм, влияющих на содержание специального статуса несовершеннолетнего преступника.

Статья 87 УК распространила действие гл. 14 УК на лиц, которым ко времени совершения общественно опасного деяния исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет. В то же время, в качестве исключения, с учетом характера совершенного деяния и личности преступника, допускается применение норм этой главы к совершеннолетним лицам в возрасте до 20 лет (ст. 96 УК).

Нельзя не отметить желание законодателя ограничить сферу применения наказания в отношении несовершеннолетних за счет исключения наиболее суровых мер, а также тех, использование которых невозможно или нецелесообразно (ст. 88 УК).

Систематическое толкование норм УК позволяет усомниться в исчерпывающем характере перечня наказаний, предусмотренных в ст. 88 УК. Так, по смыслу ч. 1 ст. 53 УК, ограничение свободы может быть применено к несовершеннолетнему (в трактовке УК), достигшему к моменту вынесения судом приговора 18 лет[54].

К лицам, не достигшим 18 лет, законодатель счел возможным применение как общих (гл. 12 УК), так и специальных (ст.ст. 90, 92 УК) видов освобождения от уголовной ответственности и наказания. Специальные виды освобождения связаны с возможностью применения принудительных мер воспитательного воздействия, под которыми понимаются альтернативные меры государственного принуждения, применяемые в рамках уголовного закона к несовершеннолетним, впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести, в тех случаях, когда исправление этих лиц возможно при помощи мер педагогического характера без назначения наказания или без привлечения к уголовной ответственности в целом.



Список использованной литературы


Нормативные акты


  1. Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. // Сборник международных стандартов и норм ООН в области правосудия в отношении несовершеннолетних. - М., 1999. – С. 67 – 76.

  2. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») // Основы ювенального права: Учебное пособие. В 3-х томах. Том II / Под науч. ред. В.Ф. Воробьева, Е.Д. Волоховой, А.В. Заряева. - Воронеж: ВИ МВД России, 2001. – 320 с.

  3. Конституция Российской Федерации. Официальное издание. – М., 1993. – 98 с.

  4. Уголовный кодекс Российской Федерации (с изм. и доп. от 8.12.2003 г.). Официальный текст. - М., 2004. – 175 с.

  5. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. Официальный текст по состоянию на 1.03.96 г. - М., 1996. – 186 с.

  6. Полный Гражданский кодекс Российской Федерации. 2‑е изд. - М.: ИНФРА-М, 2003. – 640 с.

  7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Российская газета. - 2000. 14 марта.

  8. Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Законодательство периода становления абсолютизма. - М., 1986. - 789 с.

  9. Хрестоматия по уголовному праву: Учебное пособие в 3-х ч. Ч. 1. - Воронеж: ВИ МВД России, 2000. - 119 с.


Специальная литература


  1. Авдеев В. Юридическая природа условно-досрочного освобождения несовершеннолетних // Уголовное право. - 2000. - № 3. - С. 56 - 59.

  2. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии / Под ред. В.Н. Кудрявцева. - М.: Спарк, 1998. – 242 с.

  3. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. - М., 1991. – 356 с.

  4. Астемиров З.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. Учебное пособие / Под ред. Н.А. Стручкова. - М., 1970. - 98 с.

  5. Бабаев М.М. Индивидуализация наказаний несовершеннолетних. - М., 1968. - 110 с.

  6. Борисова Н.Е. Развитие ювенального права в России. - М., 1999. - 167 с.

  7. Васильевский А. Возраст как условие уголовной ответственности // Законность. - 2000. - № 11. - С. 23 - 25.

  8. Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизводстве. - СПб., 2001. - 312 с.

  9. Дозорцева Е.Г. История и современное социально-правовое положение детей и подростков в призме уголовного законодательства для несовершеннолетних // Дети России: насилие и защита. - М., 1997. - 146 с.

  10. Ермаков В., Крюкова Н. Несовершеннолетние преступники в России. - М., 1999. - 234 с.

  11. Забрянский Г.И. Наказание несовершеннолетних и его региональные особенности. - М., 2000. - 98 с.

  12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. - М., 2001. – 798 с.

  13. Кудрявцев И., Морозова М. Ответственность несовершеннолетних: некоторые парадоксы нового УК // Российская юстиция. - 1997. - № 8. - С. 41 - 44.

  14. Лазарев А.М. Субъект преступления. - М., 1981. – 370 с.

  15. Работа федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Российской Федерации в первом полугодии 2003 года // Российская юстиция. – 2004. - № 1. – С. 68 – 72.

  16. Скрябин М.А. Общие начала назначения наказания и их применение к несовершеннолетним. - Казань, 1988. - 255 с.

  17. Уголовная ответственность несовершеннолетних: Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. - М.: Юрид. лит., 1999. - 79 с.

  18. Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / Под ред. И.Д. Козочкина. - М., 2001. - 679 с.

  19. Уголовно-правовая защита семьи и несовершеннолетних: Учебное пособие / Под ред. В.Ф. Воробьева и С.Т. Гаврилова. – Воронеж: ВИ МВД России, 2000. – 211 с.

  20. Уголовно-правовая защита жизни и здоровья личности: Учебное пособие / Под ред. С.Т. Гаврилова. – Воронеж: ВИ МВД России, 2003. – 190 с.

  21. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М: Спарк, 2003. – 690 с.

  22. Шишков С.Н. Норма УК об освобождении от ответственности подростка, отставшего в психическом развитии: Достаточно ли она обоснована? // Журнал российского права. – 1997. - № 5. – С. 71 - 78.

1 Ðàáîòà ôåäåðàëüíûõ ñóäîâ îáùåé þðèñäèêöèè è ìèðîâûõ ñóäåé Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè â ïåðâîì ïîëóãîäèè 2003 ãîäà // ðîññèéñêàÿ þñòèöèÿ. – 2004. - ¹ 1. – Ñ. 68.

2 Äîçîðöåâà Å.Ã. Èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîå ñîöèàëüíî-ïðàâîâîå ïîëîæåíèå äåòåé è ïîäðîñòêîâ â ïðèçìå óãîëîâíîãî çàêîíîäàòåëüñòâà äëÿ íåñîâåðøåííîëåòíèõ // Äåòè Ðîññèè: íàñèëèå è çàùèòà. - Ì., 1997. Ñ. 55.

3 Âàñèëüåâñêèé À. Âîçðàñò êàê óñëîâèå óãîëîâíîé îòâåòñòâåííîñòè // Çàêîííîñòü. - 2000. - ¹ 11. - Ñ. 23.


4 Ðîññèéñêîå çàêîíîäàòåëüñòâî Õ-ÕÕ âåêîâ. Â äåâÿòè òîìàõ. Çàêîíîäàòåëüñòâî ïåðèîäà ñòàíîâëåíèÿ àáñîëþòèçìà. - Ì., 1986. Ñ. 78 – 79.

5 Ëàçàðåâ À.Ì. Ñóáúåêò ïðåñòóïëåíèÿ. - Ì., 1981. Ñ. 112.


6 Ãàëèìîâ Î.Õ.. Ìàëîëåòíèå ëèöà â óãîëîâíîì ñóäîïðîèçâîäñòâå. - ÑÏá., 2001. Ñ. 45.


7 Õðåñòîìàòèÿ ïî óãîëîâíîìó ïðàâó: Ó÷åáíîå ïîñîáèå â 3-õ ÷. ×. 1. - Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2000. Ñ. 45 – 46.

8 Ñì.: Òàì æå. Ñ. 47.

9 Àñòåìèðîâ Ç.À. Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü è íàêàçàíèå íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Í.À. Ñòðó÷êîâà. - Ì., 1970. Ñ. 56.


10 Äîçîðöåâà Å.Ã. Èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîå ñîöèàëüíî-ïðàâîâîå ïîëîæåíèå äåòåé è ïîäðîñòêîâ â ïðèçìå óãîëîâíîãî çàêîíîäàòåëüñòâà äëÿ íåñîâåðøåííîëåòíèõ // Äåòè Ðîññèè: íàñèëèå è çàùèòà. - Ì., 1997. Ñ. 56.

11 Óãîëîâíî-ïðàâîâàÿ çàùèòà ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Â.Ô. Âîðîáüåâà è Ñ.Ò. Ãàâðèëîâà. – Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2000. Ñ. 67.

12 Ñì.: Òàì æå. Ñ. 69.

13 Ãàëèìîâ Î.Õ.. Ìàëîëåòíèå ëèöà â óãîëîâíîì ñóäîïðîèçâîäñòâå. - ÑÏá., 2001. Ñ. 98.

14 Ñêðÿáèí Ì.À. Îáùèå íà÷àëà íàçíà÷åíèÿ íàêàçàíèÿ è èõ ïðèìåíåíèå ê íåñîâåðøåííîëåòíèì. - Êàçàíü, 1988. Ñ. 98.


15 Ñì.: Ðîññèéñêîå çàêîíîäàòåëüñòâî Õ-ÕÕ âåêîâ. Â äåâÿòè òîìàõ. Çàêîíîäàòåëüñòâî ïåðèîäà ñòàíîâëåíèÿ àáñîëþòèçìà. - Ì., 1986. Ñ. 55.

16 Ñì.: Òàì æå. Ñ. 59.

17 Âàñèëüåâñêèé À. Âîçðàñò êàê óñëîâèå óãîëîâíîé îòâåòñòâåííîñòè // Çàêîííîñòü. - 2000. - ¹ 11. - Ñ. 25.

18 Àñòåìèðîâ Ç.À. Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü è íàêàçàíèå íåñîâåðøåííîëåòíèõ. Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Í.À. Ñòðó÷êîâà. - Ì., 1970. Ñ. 135.

19 Çàáðÿíñêèé Ã.È. Íàêàçàíèå íåñîâåðøåííîëåòíèõ è åãî ðåãèîíàëüíûå îñîáåííîñòè. - Ì., 2000. Ñ. 25.

20 Êóäðÿâöåâ È., Ìîðîçîâà Ì. Îòâåòñòâåííîñòü íåñîâåðøåííîëåòíèõ: íåêîòîðûå ïàðàäîêñû íîâîãî ÓÊ // Ðîññèéñêàÿ þñòèöèÿ. - 1997. - ¹ 8. - Ñ. 41.

21 Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Íàó÷íî-ïðàêòè÷åñêîå ïîñîáèå / Îòâ. ðåä. Â.Ï. Êàøåïîâ. - Ì.: Þðèä. ëèò., 1999. Ñ. 178.

22 Ñì.: Óãîëîâíûé êîäåêñ ÐÔ (ñ èçì. è äîï. îò 8.12.2003 ã.). Îôèöèàëüíûé òåêñò. – Ì.: Ïðîñïåêò, 2004.

23 Àíòîíÿí Þ.Ì., Ãóëüäàí Â.Â. Êðèìèíàëüíàÿ ïàòîïñèõîëîãèÿ. - Ì., 1991. Ñ. 67.

24 Àíòîíÿí Þ.Ì., Áîðîäèí Ñ.Â. Ïðåñòóïíîå ïîâåäåíèå è ïñèõè÷åñêèå àíîìàëèè / Ïîä ðåä. Â.Í. Êóäðÿâöåâà. - Ì.: Ñïàðê, 1998. Ñ. 77.


25 Ëàçàðåâ À.Ì. Ñóáúåêò ïðåñòóïëåíèÿ. - Ì., 1981. Ñ. 61.

26 Óãîëîâíî-ïðàâîâàÿ çàùèòà ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Â.Ô. Âîðîáüåâà è Ñ.Ò. Ãàâðèëîâà. – Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2000. Ñ. 31.

27 Øèøêîâ Ñ.Í. Íîðìà ÓÊ îá îñâîáîæäåíèè îò îòâåòñòâåííîñòè ïîäðîñòêà, îòñòàâøåãî â ïñèõè÷åñêîì ðàçâèòèè: Äîñòàòî÷íî ëè îíà îáîñíîâàíà? // Æóðíàë ðîññèéñêîãî ïðàâà. – 1997. - ¹ 5. – Ñ. 71.

28 Ãàëèìîâ Î.Õ. Ìàëîëåòíèå ëèöà â óãîëîâíîì ñóäîïðîèçâîäñòâå. - ÑÏá., 2001. Ñ. 57.

29 Óãîëîâíî-ïðàâîâàÿ çàùèòà æèçíè è çäîðîâüÿ ëè÷íîñòè: Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Ñ.Ò. Ãàâðèëîâà. – Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2003. Ñ. 44 – 45.

30 Õðåñòîìàòèÿ ïî óãîëîâíîìó ïðàâó: Ó÷åáíîå ïîñîáèå â 3-õ ÷. ×. 1. - Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2000. Ñ. 24.

31 Àíòîíÿí Þ.Ì., Ãóëüäàí Â.Â. Êðèìèíàëüíàÿ ïàòîïñèõîëîãèÿ. - Ì., 1991. Ñ. 223.


32 Äîçîðöåâà Å.Ã. Èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîå ñîöèàëüíî-ïðàâîâîå ïîëîæåíèå äåòåé è ïîäðîñòêîâ â ïðèçìå óãîëîâíîãî çàêîíîäàòåëüñòâà äëÿ íåñîâåðøåííîëåòíèõ // Äåòè Ðîññèè: íàñèëèå è çàùèòà. - Ì., 1997. Ñ. 77 - 78.

33 Êîììåíòàðèé ê Óãîëîâíîìó êîäåêñó Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè ñ ïîñòàòåéíûìè ìàòåðèàëàìè è ñóäåáíîé ïðàêòèêîé / Ïîä îáù. ðåä. Ñ.È. Íèêóëèíà. - Ì., 2001. Ñ. 25.


34 Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Íàó÷íî-ïðàêòè÷åñêîå ïîñîáèå / Îòâ. ðåä. Â.Ï. Êàøåïîâ. - Ì.: Þðèä. ëèò., 1999. Ñ. 98.

35 Óãîëîâíî-ïðàâîâàÿ çàùèòà ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Â.Ô. Âîðîáüåâà è Ñ.Ò. Ãàâðèëîâà. – Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2000. Ñ. 46.


36 Øèøêîâ Ñ.Í. Íîðìà ÓÊ îá îñâîáîæäåíèè îò îòâåòñòâåííîñòè ïîäðîñòêà, îòñòàâøåãî â ïñèõè÷åñêîì ðàçâèòèè: Äîñòàòî÷íî ëè îíà îáîñíîâàíà? // Æóðíàë ðîññèéñêîãî ïðàâà. – 1997. - ¹ 5. – Ñ. 72.


37 Ãàëèìîâ Î.Õ. Ìàëîëåòíèå ëèöà â óãîëîâíîì ñóäîïðîèçâîäñòâå. - ÑÏá., 2001. Ñ. 15.

38 Ñì.: Êîíâåíöèÿ ÎÎÍ î ïðàâàõ ðåáåíêà 1989 ã. // Ñáîðíèê ìåæäóíàðîäíûõ ñòàíäàðòîâ è íîðì ÎÎÍ â îáëàñòè ïðàâîñóäèÿ â îòíîøåíèè íåñîâåðøåííîëåòíèõ. - Ì., 1999. Ñ. 67 – 76.

39 Óãîëîâíîå ïðàâî çàðóáåæíûõ ãîñóäàðñòâ. Îáùàÿ ÷àñòü / Ïîä ðåä. È.Ä. Êîçî÷êèíà. - Ì., 2001. Ñ. 74.

40 Òàì æå. Ñ. 75.

41 Êóäðÿâöåâ È., Ìîðîçîâà Ì. Îòâåòñòâåííîñòü íåñîâåðøåííîëåòíèõ: íåêîòîðûå ïàðàäîêñû íîâîãî ÓÊ // Ðîññèéñêàÿ þñòèöèÿ. - 1997. - ¹ 8. - Ñ. 42.

42 Êîììåíòàðèé ê Óãîëîâíîìó êîäåêñó Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè ñ ïîñòàòåéíûìè ìàòåðèàëàìè è ñóäåáíîé ïðàêòèêîé / Ïîä îáù. ðåä. Ñ.È. Íèêóëèíà. - Ì., 2001. Ñ. 70.


43 Çàáðÿíñêèé Ã.È. Íàêàçàíèå íåñîâåðøåííîëåòíèõ è åãî ðåãèîíàëüíûå îñîáåííîñòè. - Ì., 2000. Ñ. 34.

44 Òàì æå. Ñ.37.

45 Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Íàó÷íî-ïðàêòè÷åñêîå ïîñîáèå / Îòâ. ðåä. Â.Ï. Êàøåïîâ. - Ì.: Þðèä. ëèò., 1999. Ñ. 45 – 46.


461

471

48 Âàñèëüåâñêèé À. Âîçðàñò êàê óñëîâèå óãîëîâíîé îòâåòñòâåííîñòè // Çàêîííîñòü. - 2000. - ¹ 11. - Ñ. 24.


49 Ñì.: Óãîëîâíûé êîäåêñ ÐÔ (ñ èçì. è äîï. îò 8.12 2003 ã.). Îôèöèàëüíûé òåêñò. – Ì.: Ïðîñïåêò, 2004.

50 Åðìàêîâ Â., Êðþêîâà Í. Íåñîâåðøåííîëåòíèå ïðåñòóïíèêè â Ðîññèè. - Ì., 1999. Ñ. 102.


511

52 Óãîëîâíî-ïðàâîâàÿ çàùèòà ñåìüè è íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Â.Ô. Âîðîáüåâà è Ñ.Ò. Ãàâðèëîâà. – Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2000. Ñ. 55 – 56.


53 Óãîëîâíàÿ îòâåòñòâåííîñòü íåñîâåðøåííîëåòíèõ: Íàó÷íî-ïðàêòè÷åñêîå ïîñîáèå / Îòâ. ðåä. Â.Ï. Êàøåïîâ. - Ì.: Þðèä. ëèò., 1999. Ñ. 99.


54 Ñì.: Óãîëîâíî-ïðàâîâàÿ çàùèòà æèçíè è çäîðîâüÿ ëè÷íîñòè: Ó÷åáíîå ïîñîáèå / Ïîä ðåä. Ñ.Ò. Ãàâðèëîâà. – Âîðîíåæ: ÂÈ ÌÂÄ Ðîññèè, 2003. Ñ. 54.



Случайные файлы

Файл
35440.rtf
80154.doc
2736.rtf
136404.rtf
118268.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.