Производство о применении принудительных мер медицинского характера (32807)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


Введение

Глава 1. Понятие и особенности принудительных мер медицинского характера

1.1 Историческая и общая характеристика принудительных мер медицинского характера

1.2 Понятие и правовая природа принудительных мер медицинского характера

Глава 2. Применение принудительных мер медицинского характера

2.1 Основания и цели применения принудительных мер медицинского характера

2.2 Лица, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера

2.3 Виды принудительных мер медицинского характера и их применение

2.4 Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера

Библиографический список



Введение


Тема работы – «Производство о применении принудительных мер медицинского характера».

Не всегда общественно опасные деяния совершают вменяемые лица. Иногда, потрясенные содеянным, а равно наступившими для них неблагоприятными последствиями обвиняемые заболевают душевной болезнью, препятствующей им руководить своими действиями и отдавать себе в них отчет. В таких ситуациях поднимается вопрос о необходимости их лечения принудительно. В принудительном лечении нуждается до 83 % душевнобольных, совершивших преступление или иное общественно опасное деяние.

Подобного рода происшествия подлежат судебному разрешению. Судебная власть, согласно Конституции Р.Ф., осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судебная система устанавливается Конституцией РФ и федеральными конституционными законами. Создание чрезвычайных судов не допускается. Именно по этому к разрешению вопроса о применении к лицу принудительных мер медицинского характера разрешается судом общей юрисдикции.

Принудительное лечение - это особый вид государственного принуждения, особая мера социальной защиты от действий душевно больных.

Проблема принудительных мер медицинского характера относится к числу комплексных междисциплинарных проблем науки и практики. Существуют как минимум три аспекта принудительного лечения: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный, а также судебно-психиатрический.

В уголовном праве рассматривается правовая природа принудительных мер медицинского характера, их сущность, основания и особенности применения. Уголовно-процессуальное право исследует порядок судопроизводства по применению принудительных мер медицинского характера, определяемый общими правилами уголовно-процессуального закона. Предметом уголовно-исполнительного права является порядок исполнения принудительных мер.

В связи с тем, что применение принудительных мер медицинского характера затрагивает права личности, данная проблема имеет как юридическую, так и общественную значимость. Об этом свидетельствуют имевшие в недавнем прошлом факты злоупотреблений принудительными мерами медицинского характера в отношении инакомыслящих, помещение диссидентов в специальные психиатрические больницы системы МВД.

Значимость проблемы принудительных мер медицинского характера определяется потребностями судебной практики по делам о невменяемых, ограниченно вменяемых и других лицах, имеющих психические аномалии, в связи с теми изменениями, которые внесены новым Уголовным кодексом Российской Федерации.

Цель данной работы состоит в освещении многообразных, прежде всего новых, раннее не разработанных проблем принудительных мер медицинского характера, в материальном (уголовно-правовом) аспекте.

В соответствии с указанной целью автор ставит перед собой задачи показать: правовую природу принудительных мер медицинского характера, основания применения принудительных мер, их цели, категорию лиц, к которым могут быть применены указанные меры, вид принудительных мер и особенности их применения в отношении различных категорий психически больных лиц, совершивших преступления либо общественно опасные деяния.

Структура работы: состоит из титульного листа, оглавления, введения, трех глав, каждая из которых состоит из подпунктов, а также заключения и библиографического списка.


Глава 1. Понятие и особенности принудительных мер медицинского характера


1.1 Историческая и общая характеристика принудительных мер медицинского характера


Принудительные меры медицинского характера по сравнению с наказанием — сравнительно новый институт уголовного права. Дело в том, что осознание необходимости разделения наказания лиц, совершивших, преступления, и лечения лиц, совершивших общественно опасные деяния, в состоянии невменяемости, появилось в России только в первой половине XIX века.

Так впервые Судный закон князя Владимира в истории русской юриспруденции содержит ряд статей о психически больных. В главе "О завещании", например, имеется указание, что завещатель должен быть в здравом уме и твердой памяти. Закон запрещает допускать "свидетельствовать на суде несовершеннолетних, рабов, глухих, немых, бесных и блудников".

В церковном уставе Ярослава Мудрого (988 - 1054) также содержатся сведения о гуманном отношении к душевнобольным.

В 1551г. на "Стоглавом соборе", созванном Иваном IV, была признана необходимость попечения о нищих, больных и в том числе о тех, что "одержимы бесна" и "лишены разума". "Бесных" и "лишенных разума" решено было помещать в монастыри, чтобы им "не быть помехой для здоровых" и "получать вразумление или приведение в истину"…

Реформы Петра Великого почти не коснулись положения душевнобольных. Русская психиатрия начала 18 столетия переживала еще глубокое средневековье. Различие состояло разве лишь в том, что в России меланхолики, параноики, шизофреники могли безнаказанно приписывать себе сношения с дьяволом, почти не рискуя быть сожженными на костре. Понятие о психическом расстройстве, как о болезни, прочно установилось, так как в некоторых криминальных случаях поднимался вопрос о вменяемости преступника. Если его признавали душевнобольным, то ссылали в монастырь и там за ним следили.

В 1723 г. Петр I запретил посылать "сумасбродных" в монастыри и возложил на главный Магистрат обязанность устройства госпиталей; однако за неимением таковых, в последующие десятилетия после Петра душевнобольные направлялись по-прежнему в монастыри.

В Своде законов (l832 г.) речь шла об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших «в состоянии безумия или сумасшествия» не только убийство, но и любое преступление. В Своде впервые говорилось о принудительном лечении, но только лиц, причинивших смерть человеку. О других общественно опасных деяниях и здесь не упоминалось. Лицо, причинившее смерть другому человеку в состоянии безумия или сумасшествия, подлежало водворению в дом сумасшедших для содержания и лечения в особых (от прочих умалишенных) отделениях. Если в течение «пяти лет сряду» у больного не будет замечено припадков сумасшествия, он, говорилось в Своде, может быть освобожден из больницы под поручительство семьи или посторонних лиц, но в каждом случае с разрешения министерства внутренних дел. При этом должно быть установлено полное доверие к лицу-поручителю.

Более полно вопросы принудительного лечения решались в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В нем ближе к современным понятиям формулируется невменение в вину «преступления», совершенного безумным от рождения или сумасшедшим, когда это лицо по своему состоянию в тот момент не могло иметь понятия о противозаконности и самом свойстве деяния. Принудительному лечению подвергались лица, совершившие убийство, покушение на собственную жизнь (покушение на самоубийство по Уложению было уголовно наказуемо) или поджог, даже в том случае, если родственники были согласны взять такое лицо на поруки. В Уложении был регламентирован порядок принудительного лечения упомянутых лиц, сроки их содержания и условия освобождения. Лица, совершившие названные выше деяния, подвергались «освидетельствованию и испытанию» согласно требованиям Устава уголовного судопроизводства.

Принудительное водворение лица в дом умалишенных и установление опеки над его имуществом производилось по определению окружного суда или судебной палаты. За лицом, помещенным в дом умалишенных, предписывалось осуществлять «неусыпное наблюдение и смотрение», чтобы исключить повторное совершение «преступления». Срок обязательного пребывания лица в доме умалишенных устанавливался в два года, в течение которых не должно быть припадков сумасшествия. Этот срок мог быть сокращен при отсутствии опасности больного. Во всех случаях освобождаемое лицо передавалось на поруки заслуживающим доверие людям по решению упомянутых судебных инстанций.

В советское время принудительное лечение осуществлялось по решению суда в отношении лиц, совершивших «преступление в состоянии невменяемости», когда суд считал их пребывание на свободе опасным для общества (УК РСФСР 1922 г.). Аналогичная норма содержалась в УК РСФСР 1926 г. В отличие от дореволюционного законодательства принудительное лечение регулировалось инструкциями НКЮ (1935 г.) и Минздрава (1954г.).

Более подробно принудительные меры медицинского характера были регламентированы в УК и УПК РСФСР 1960 г. Здесь впервые говорилось о принудительном лечении не лиц, совершивших преступления, а лиц, совершивших общественно опасные деяния. Предусматривалось лечение таких лиц в больницах общего или специального типа в зависимости от характера заболевания, опасности личности для общества и тяжести совершенных общественно опасных действий; устанавливался порядок помещения в психиатрическую больницу, а также назначения, изменения или прекращения принудительного лечения. Заметим, что и после 1960 г. порядок применения принудительных мер медицинского характера регулируется Инструкцией о порядке применения принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших общественно опасные деяния, утвержденной Минздравом СССР по согласованию с Верховным судом, Прокуратурой и МВД СССР 14.02. 1967 г.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.