Преступления против жизни (32432)

Посмотреть архив целиком

ВВЕДЕНИЕ


Жизньвысочайшее из благ земного бытия, цель и смысл мироздания. «Не убий» – эту библейскую заповедь человечество с древнейших времен объявило нормой своего бытия. Не случайно поэтому уголовное право исторически возникло как орудие охраны человека, его интересов, прав и, прежде всего, жизни.

С убийства начинается большинство уголовных законов древнего мира и средних веков. Уже тогда, когда цари, императоры или другие властелины за эти преступления сами назначали наказание, охрана жизни человека выступала на первое место. И какими бы классовыми, идеологическими, политическими соображениями не руководствовался законодатель, он не оставлял без внимания проблему уголовной ответственности за лишение жизни человека.

Охрана жизни человека является задачей уголовного права (ст. 2 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК). Для осуществления этой задачи УК определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, и устанавливает меры наказания, подлежащие применению к лицам, совершившим преступление.

Уголовно-правовые нормы, охраняющие жизнь человека, являются, пожалуй, самыми значимыми, по сравнению с теми, которые охраняют другие конституционные права и свободы, что еще раз подтверждает, что охрана жизни человека как высшей ценности общества (ст. 2 Конституции Республики Беларусь) – это первостепенная и важнейшая задача уголовного права.

Актуальность темы данной курсовой работы заключается в том, что количество преступлений против жизни человека, совершаемых в любой стране, и удельный вес этих преступлений является основным показателем правовой стабильности и юридического благополучия государства.

Цель написания курсовой работы: изучение преступлений, посягающих на жизнь человека, в рамках современного уголовного законодательства Республики Беларусь.

Задачи данной курсовой работы:

дать определение жизни как объекта уголовно-правовой охраны;

раскрыть особенности уголовно-правовой охраны жизни человека;

дать общую характеристику преступлений против жизни человека;

проанализировать составы преступлений против жизни человека.

При написании курсовой работы были использованы Уголовный кодекс Республики Беларусь, научно-практический комментарии к УК, постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002 г. 9 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139 УК)», комментарий к нему, учебники по уголовному праву, а также публикации правоведов в периодических изданиях, в том числе статья Н.В. Ребеко, посвященная понятию, общей характеристике, определению момента начала и окончания уголовно-правовой охраны жизни человека, а также научные статьи публикации И.О. Грунтова, Н.А. Бабия, А.В. Ковальчука и других ученых-юристов.

В комментариях к УК подробно анализируются составы преступлений против жизни человека, особенности квалификации данных преступлений. В постановлении Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002 г. 9 содержатся разъяснения по наиболее сложным вопросам квалификации убийств. В учебных пособиях по уголовному праву освещаются фундаментальные положения Особенной части уголовного права, анализируются признаки составов преступлений, предусмотренных УК, рассматриваются вопросы квалификации преступлений, назначения наказания и освобождения от уголовной ответственности.



1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА


1.1 Жизнь как объект уголовно-правовой охраны


Жизнь человека хрупка и уязвима, она может оборваться, едва начавшись, поэтому Конституция Республики Беларусь не только провозгласила, что человек, его права являются высшей ценностью общества и государства (ст. 2), но и закрепила обязанность государства по защите человека от любых противоправных посягательств (ст. 24). Следуя положению ст. 2 Конституции, законодатель отвел в УК приоритетное место нормам о преступлениях, посягающих на человека.

Охрана жизни является первостепенной задачей уголовного права (ст. 2 УК). Для осуществления этой задачи УК определяет, какие общественно-опасные деяния являются преступными, и устанавливает меры наказания, подлежащие применению к лицам, совершившим преступления [19, с. 43].

Жизнь человека как биосоциальное состояние охраняется уголовным законом независимо от социально-демографических признаков, как самое ценное, неповторимое и не имеющее эквивалента ценности природное благо. Жизнь человека охраняется законом с рождения и до наступления смерти [8, с. 115].

Проблема ответственности за убийство, независимо от его видов, неразрывно связаны с определением самого понятия «жизнь человека», с установлением моментов временного начала и конца этого физиологического состояния. При определении критериев начального и конечного момента жизни человека следует исходить из того, что рождение и смерть – сложный и подчас длительный процесс, а не одномоментный акт [11, с. 38].

До настоящего времени как в уголовной науке, так и в следственной практике не нашел своего однозначного разрешения вопрос о том, с какого же именно момента человек становится субъектом права на жизнь [8, с. 115].

Объективная фиксация временных границ человеческой жизни представляет исключительное значение для отграничения, например, убийства матерью новорожденного ребенка (ст. 140 УК) от незаконного производства аборта (ст. 156 УК), а также некоторых других аспектов квалификации преступлений против жизни [12, с. 296].

В отечественной юридической науке существует такой критерий определения начала уголовно-правовой охраны самостоятельной жизни человека, как достижение плодом жизнеспособности (на данный момент 22 недели внутриутробного развития). Такой подход широко используется в некоторых странах. Например, в Великобритании отравление ребенка или нанесение ему повреждений в материнской утробе, вследствие чего следует смерть после рождения, рассматривается как убийство [8, с. 116].

В последние годы многие авторы, определяя начальный момент охраны человеческой жизни, предпочитают руководствоваться рекомендованными Всемирной Организацией Здравоохранения стандартами, понятиями и определениями. В законодательстве Беларуси таковые закреплены приказом Минздрава Республики Беларусь № 254 от 09.11.1993 г. «О переходе на рекомендованные Всемирной Организацией Здравоохранения критерии живорождения и мертворождения» [11, с. 39].

В соответствии с Инструкцией об определении критериев живорождения, мертворождения и перинатального периода, являющейся приложением к приказу, «…живорожденным следует признать плод, который дышит или проявляет другие признаки жизни, такие как сердцебиение, пульсация пуповины или определённые движения произвольной мускулатуры, независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента» [7].

Однако связывать уголовно-правовую охрану жизни с наличием у младенца признаков живорождения неверно. Показательным в этом аспекте является уголовное дело по обвинению Р. в детоубийстве, возбужденное прокуратурой Гродненского района. Р., 27 лет, не работающая, не замужем, десятилетний сын воспитывается в интернате, постоянно проживает в г. Гродно с сожителем К. Находясь на последнем месяце беременности, в предродовом состоянии, переезжает в д. Озеры, в двадцати пяти километрах от города, где у сожителя имеется дом. Почувствовав родовые схватки, Р. взяла перочинный нож (длина лезвия около 6 см) и начала вслепую наносить им удары навстречу ребенку. Увидев кровь, присутствовавший при этом К. испугался и, несмотря на протесты Р., вызвал скорую помощь, доставившую роженицу в роддом, где она благополучно родила. К удивлению врачей, на голове новорожденной девочки было несколько колоторезаных ран с сопутствующим вдавливанием затылочной части черепа, свидетельствующим о силе ударов. Однако, несмотря на такие обстоятельства, уголовное дело в отношении Р. было прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь за отсутствием в ее действиях состава преступления. Следователь прокуратуры руководствовался положением, согласно которого жизнь ребенка, находящегося в материнской утробе даже после начала родовых схваток, не является объектом уголовно-правовой охраны [1].

Приведенный случай из практики свидетельствует, что при признании началом правовой охраны жизни момента извлечения ребенка из материнской организма некоторые категории виновных в детоубийстве или покушении на него будут избегать уголовной ответственности за содеянное [8, с. 118].

В доктрине уголовного права немало было и есть сторонников признания начальным моментом жизни человека начало дыхания младенца. Такой подход в определении начального периода жизни полностью соответствовал выводам медицинской науки. С точки зрения последней, было общепризнано, что дыхание есть жизнь, а начало дыхания – это начало жизни. Таким образом, если у родившегося ребенка имелись признаки жизни, такие как сердцебиение, кровообращение и другие, но он не дышал, ребенка признавали мертворожденным. Совершенно очевидно, что такой подход к определению начальных признаков жизни, существующий в отечественной медицине, не мог не отразиться на взглядах ученых юристов. Многие из них до настоящего времени признают начальным моментом жизни человека дыхание. И они совершенно правы, когда основываются в своих выводах на достижения медицинской науки, поскольку жизнь человека и его смерть понятия отнюдь не юридические.


Случайные файлы

Файл
127954.doc
25968.doc
77027-1.rtf
23563.rtf
~1.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.