Правовой нигилизм (31965)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

  1. Понятие правового нигилизма, его причины

  2. Формы правового нигилизма

  3. Пути преодоления правового нигилизма

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Проблема правового нигилизма, неуважения к праву была актуальна с момента зарождения юридических институтов в нашей стране и остается таковой в настоящее время. В различные исторические периоды ей уделяли внимание учёные и практики, писатели и поэты, государственные деятели.

О необходимости борьбы с правовым нигилизмом говорится сегодня на самом высоком уровне. Известно, что борьба со следствиями того или иного отрицательного явления может продолжаться сколько угодно долго при условии, что его причины не устранены.

В настоящее время проблема правового нигилизма пока не исследована в полной мере. Между тем, в связи с развитием современного общественного строя, наблюдается все большее проявление правового нигилизма.

Сегодня более четко наблюдается ситуация, когда законы откровенно игнорируются, нарушаются, не исполняются, их не ценят, не уважают.

При исследовании такого негативного правового явления как нигилизм, в рамках данной курсовой работы, будут рассмотрены следующие его аспекты:

  • Понятие и определение правовой и социальной природы правового нигилизма;

  • Рассмотрение причин проявления правового нигилизма;

  • Определение и анализ форм выражения правового нигилизма, как отрицательного свойства отечественной правовой сферы.

Цель работы заключается в исследовании и рассмотрении путей преодоления правового нигилизма.

Задачи определяются контекстом рассмотрения и изучения обозначенных выше аспектов правового нигилизма в целом.

При написании курсовой работы были использованы работы ведущих авторов-правоведов в этой области: Матузова, Малько, Комарова, Лившица, Федоренко, в трудах которых высказаны различные точки зрения на сущность правового нигилизма и на пути его преодоления



1. Понятие правового нигилизма, его причины


Термин «нигилизм» произошел от латинского слова «nihil», которое означает «ничто», «ничего». Это – одна из форм мироощущения и социального поведения. Нигилизм как течение общественной мысли зародился давно, но наибольшее распространение получил в прошлом столетии, главным образом в Западной Европе и в России.

Характерным признаком нигилизма является не объект отрицания, который может быть лишь определителем его конкретного вида, а степень, т.е. интенсивность, категоричность и бескомпромиссность, этого отрицания – с преобладанием субъективного, чаще всего индивидуального начала. Здесь выражается гипертрофированное, явно преувеличенное сомнение в известных ценностях и принципах. При этом, как правило, избираются наихудшие способы действия, граничащие антиобщественным поведением, нарушением моральных и правовых норм. Плюс «отсутствие какой-либо позитивной программы или, по крайней мере, ее абстрактность, зыбкость, аморфность».

Правовой нигилизм - одно из тех понятий, которое ныне активно "эксплуатируется" как в научной, так и в публицистической литературе, используется в официально-деловом языке, политико-дипломатическом обороте и бытовом лексиконе. Внимание к этому явлению со стороны научного сообщества за последние годы значительно усилилось. О нем рассуждают философы и социологи, экономисты и педагоги, политики и простые граждане, специалисты в сфере теоретико-правовых исследований и юристы – практики.1

В то же время, завоевав необычайно широкую популярность, понятие остается в отрыве от самого явления, вне должного и всестороннего анализа сущности одного из наиболее массовых и негативных феноменов современной правовой действительности. Как констатируют Н.И. Матузов и А.В. Малько, проблема правового нигилизма "в учебной литературе по теории государства и права до сих пор не рассматривалась. В научном плане она также в должной мере пока не исследована"

Правовой нигилизм представляет собой не просто механическую сумму негативных правовых чувств, эмоций и настроений, а синтезированное целостное образование, которое, впрочем, не лишено своих количественных и качественных параметров, внешних связей и взаимодействий. "Правовой нигилизм многолик, изощрен и коварен. Он способен мимикрировать, видоизменяться, приспосабливаться к обстановке"

Будучи противоречивым и одновременно широко распространенным элементом юридической сферы, правовой нигилизм находит свое специфическое выражение (материализацию) в самых различных проявлениях (б), обнаруживает удивительные способности "контактировать" со многими явлениями правового бытия.

Однако чем больше связей обнаруживает правовой нигилизм, тем очевидно большую опасность он представляет для развития российского права. Особенно негативно это может сказаться на новых, перспективных направлениях. Еще М. Хайдегтер обращал внимание на то, что нигилизм "есть историческое движение, а не какое-то представленное учение или воззрение, это движение обнаруживает такую глубину, что его развертывание может иметь следствием мировую катастрофу"2

Нигилизм выражает отрицательное отношение человека или социальной группы к определенным нормам, ценностям, идеям, теориям. Выразителями нигилизма в теоретической мысли были мыслители самого различного толка и самых различных направлений философской мысли — от Прудона, Бакунина и Кропоткина до Ницше, Хайдеггера и многих других. Нигилизм, касаясь нравственности, религии, политики, права, идеологии, принимает самые различные формы. Однако главный его признак — отрицание или неуважение тех ценностей и норм, которые являются основополагающими в той или иной сфере социальной практики и теоретической мысли. Вот почему нигилизм — явление деструктивное, обладающее колоссальной разрушительной силой. В своих крайних проявлениях он смыкается с экстремизмом и радикализмом, максимализмом и фанатизмом.

Внимание развитию законности и правопорядка в нашей стране уделяет Д.А. Медведев. Во многих своих выступлениях он отмечает, что низкий уровень правовой культуры является одной из главных проблем современной России. По его мнению, «Россия — страна, где не очень любят соблюдать законы, и, как принято говорить, страна значительного правового нигилизма». «Мы обязаны добиться истинного уважения к закону, преодолеть правовой нигилизм, который серьезно мешает современному развитию»

Наконец, данные социологических исследований полностью подтверждают все приведенные выше высказывания. Согласно проведенному в 2002 г. опросу 34,9% молодых россиян считают, что в России нельзя жить по закону. Не согласны с ними только 9,3% респондентов, остальные затруднились ответить. Более удручающим выглядит опрос, проведенный среди студентов юридических вузов: 45% опрошенных считают оправданным нарушение закона в определенных жизненных ситуациях, 41% склоняются к мнению, что умный человек всегда найдет способ обойти закон, если он ему мешает, а 28% полагают, что выжить в сложившейся в стране ситуации, не нарушив закона, практически невозможно.3

Наличие правового нигилизма в России констатируют многие отечественные" и зарубежные ученые". Мнения большинства исследователей об истоках в нашей стране сводятся к двум позициям. Во-первых, многие авторы связывают его с юридической неграмотностью населения", с повсеместным обыденным пренебрежением законодательством". Второй причиной, по мнению многих ученых, является несовершенство и противоречивость законов. Существуют и другие точки зрения.

Так, некоторые авторы считают, что причиной неуважения к праву является его противоречие с религиозными нормами. В связи с тем, что имеет место существенный разрыв между принципами, заложенными в действующее законодательство, и принципами христианской православной каноники, отдельные авторы считают, что соблюдать российские законы невозможно технически и нецелесообразно.

Но я поддерживаю такой тезис, который заключает в себе то, что причиной правового нигилизма в России является несоответствие правовых норм социокультурному типу российского общества. Причем такое несоответствие наблюдается практически во все исторические периоды: правовые нормы не соответствовали общественным нравственным устоям. Естественно, что социокультурная обстановка в обществе не является неизменной, она постоянно находится в развитии. Несоответствие законодательства социокультурному развитию российского общества является основной причиной правового нигилизма в нашей стране.

Российский законодатель в различные исторические периоды придерживался диаметрально противоположных взглядов на принадлежность России к тому или иному культурологическому типу. Исходя из этого, правовая система в нашей стране строилась либо на основе индивидуалистического мировоззрения, либо на основе коллективизма. Ни первая, ни вторая правовая культура не соответствует по отдельности нравственным устоям российского общества.

Вводимые правовые институты не имели широкой поддержки в обществе, что являлось причиной достаточно низкого уровня правопорядка.

В настоящее время ситуация с соблюдением законов, с правовой культурой является в некоторых случаях критической. Академик О.Е. Кутафин отмечает: «Мы никогда не были так далеки от правового государства, как сейчас... У нас пока не верят в законы и не уважают их». «Законодательство, — пишет Е.А. Лукьянова, — не воспринимается населением, оно стало хаотичным, пробельным, ущербным...»4


2. Формы правового нигилизма


Существует множество различных форм, сторон, граней его конкретного проявления. Укажем лишь на некоторые из них, наиболее яркие и очевидные.

 Прежде всего это прямые преднамеренные нарушения действующих законов и иных нормативно-правовых актов. Эти нарушения составляют огромный, труднообозримый массив уголовно наказуемых деяний, а также гражданских, административных и дисциплинарных проступков. Злостный, корыстный уголовный криминал – наиболее грубый и опасный вид правового нигилизма, наносящий неисчислимый, не поддающийся точному определению вред обществу – физический, материальный, моральный.5

Законы попираются открыто, цинично и почти безнаказанно. Преступный мир диктует свои условия, ведет наступление на само государство, претендует на власть. Он отслеживает и отчасти контролирует действия правоохранительных органов, использует по отношению к ним методы шантажа, подкупа, угроз, не останавливается перед расправой с законодателями, журналистами, судьями, банкирами, предпринимателями.

Преступность – мощный катализатор правового нигилизма, мрачная зона которого стремительно расширяется, захватывая все новые и новые сферы влияния. Помимо теневой экономики, которая была и раньше, возникла теневая политика, невидимые кланы и группы давления. Злоумышленники не боятся законов, умело обходят их, используя разного рода правовые «дыры» и «щели». Действуют вполне легально или полулегально.

Слово «нигилизм» – слишком мягкое для отражения всего происходящего в данной области. Это – некая запредельность, «законы джунглей». Давно установлены международные преступные связи. По степени продажности своих чиновников Россия входит в первую десятку наиболее коррумпированных стран мира.

 Повсеместное массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний, когда субъекты (граждане, должностные лица государственные органы, общественные организации) попросту не соотносят свое поведение с требованиями правовых норм, а стремятся жить и действовать по «своим правилам». В одном из своих предвыборных выступлений Президент РФ признал, что «сегодня в России царит правовая анархия, законы никто не выполняет».

Законы легко переступают, блокируют, с ними не считаются, что означает своего рода социальный бойкот, саботаж, обструкцию. Закон для многих стал весьма условным понятием. Случается, что указы Президента России не признаются или толкуются на свой лад местными властями. Расхожая мысль о том, что законы пишутся для того, чтобы их нарушать, нередко у нас, к сожалению, оправдывается. Некоторые лица и структуры весьма стесненно чувствуют себя в конституционных рамках, они постоянно пытаются выйти из них.

Немалый вред правопорядку, интересам личности и общества причиняет и обыкновенное воровство – застарелая черта российского национального быта. На Руси воровали всегда, воруют и сейчас. Закон же, будучи не в состоянии эффективно пресечь это массовое зло, практически молчит, хотя Уголовный кодекс РФ предусматривает состав мелкого хищения. На такой «ухоженной» почве нравственно-правовой нигилизм процветает без особых помех.6

С другой стороны, имеются значительные пласты общественных отношений, не опосредуемых правом, хотя объективно нуждающихся в этом. Дает о себе знать и перенасыщенная регламентация отдельных сторон жизни общества, сохраняющаяся с прежних времен. Все это создает правовой беспорядок, неразбериху, войну законов и властей. Именно поэтому наше общество нередко называют системой, где все можно и в то же время ничего нельзя, где многое делается не благодаря, а вопреки закону. Запутанность же законодательства дает простор для волюнтаристских действий должностных лиц, властных структур.

Известно, что некоторые республики в составе РФ провозгласили приоритет своих законов над общероссийскими. А ведь именно с этого началась в начале 90-х годов война законов в СССР, послужившая одной из причин его распада. Сегодня мы имеем «второе издание» этой войны, но уже между новым центром и новыми его субъектами. Кстати, ни в одной стране мира с федеративным устройством региональные законы не имеют превосходства над федеральными. В противном случае был бы налицо государственный нигилизм.7

К сожалению, Конституция РФ четко не разграничивает предметы. законотворчества и «указотворчества», не оговаривает твердо и однозначно, что законы обладают высшей юридической слой, по сравнению со всеми иными нормативными актами, в том числе и указами, хотя этот основополагающий принцип является общепризнанным во всем мировом опыте.

 Подмена законности политической, идеологической или прагматической целесообразностью, выходы различных официальных должностных лиц и органов, общественных групп и сил на неправовое поле деятельности, стремление реализовать свои интересы вне рамок Конституции или в «разреженном правовом пространстве» – вот приметы нынешней политической жизни в России.

На данную форму правового нигилизма как весьма вредную и опасную указывают официальные лидеры. Президент РФ: «Нередко федеральными и региональными органами власти, отдельными должностными лицами делаются попытки обойти нормы Конституции и законов в угоду сиюминутной целесообразности и конъюнктуре». Установка на то, что «ради дела» или «здравого смысла» можно поступиться законом, владеет умами многих чиновников высокого ранга.

Вместе с тем следует заметить, что идея законности и порядка при определенных обстоятельствах может быть использована заинтересованными лидерами и властными структурами как повод для применения силы и нарушения прав человека, равно как и необходимость борьбы с преступностью. Практика последнего времени подтверждает это. А как известно, нет ничего опаснее, чем узаконенное беззаконие.

Конфронтация представительных и исполнительных структур власти возникла в процессе становления новой для России президентской вертикали управления при сохранении старой системы Советов. Эти две модели власти оказались несовместимыми по своим целям, задачам, методам. Отсюда – трения, конфликты, противостояния, стремление доказать, какая власть важнее и нужнее. Шла борьба за роль «обкомов», «горкомов», «райкомов», при которой законы никем не соблюдались. Плюс личные амбиции и соперничество лидеров, их претензии быть «первыми лицами», «хозяином» в данной «вотчине». При этом верх брали прежде всего престижные или карьеристские соображения, честолюбие, а не законопослушание. В то время к власти пришло много неопытных, не пригодных к практической работе людей с разрушительными, а не созидательными настроениями. Законы в этой борьбе были лишь досадной помехой.

Возникали ситуации двоевластия или, напротив, безвластия. Поскольку перетягивание каната долго продолжаться не могло, одна из сторон в конце концов перетянула.

Это своего рода «номенклатурный» или «элитарный» нигилизм, связанный с параличом власти, а любой паралич власти означает паралич права, закона. Здесь соединяются воедино государственный и правовой нигилизм, который дезорганизует сложившиеся нормы управления обществом.

Принцип разделения властей, заложенный формально в Конституции РФ, на деле пока не сложился, система сдержек и противовесов не отлажена. Исполнительно-распорядительная власть оказалась, по сути дела, бесконтрольной, а потому самоуправной и во многом «свободной» от соблюдения законов, особенно на местах.

В названном принципе внимание обычно концентрируется на разделении властей и забывается об их субординации и взаимодействии. Власти не могут быть равными, ибо одна из них – законодательная – призвана формировать и контролировать другую – исполнительную. В то же время власть в любом обществе едина, и разделение существует только в рамках этого единства. Источник у нее общий - воля народа.[4]

У нас же ветви (органы) власти разделились до такой степени, что постоянно воюют и конфликтуют друг с другом как антиподы. Только сейчас данный факт начинает постепенно осознаваться, и участники этих политических баталий ищут мира и согласия между собой, дабы уберечь общество от катаклизмов, осложняющих и без того сложную ситуацию в стране.

Выражение «ветви власти» весьма точно определяет суть проблемы – ствол и корни всех ветвей едины. Разделение властей – всего лишь «прозаическое, деловое разделение труда, примененное к государственному механизму в целях управления и контроля». Это разграничение функций и полномочий, своего рода специализация в области государственной деятельности – каждый должен заниматься своим делом, не вторгаясь в компетенцию другого, но помня, что он – лишь часть целого.

Нередко исполнительная власть, вопреки общепринятой мировой практике, формирует и контролирует представительную, а не наоборот. Все это вносит разлад и асимметрию в структуру власти, создает неразбериху, обезличку, дублирование. В России до сих пор нет четкого механизма принятия наиболее ответственных решений, затрагивающих судьбы общества. А без наведения порядка во власти нельзя навести порядок в стране.

 Серьезным источником и формой выражения политико-юридического нигилизма являются нарушения прав человека, особенно таких, как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество, безопасность. Слабая правовая защищенность личности подрывает веру в закон, в способность государства обеспечить порядок и спокойствие в обществе, оградить людей от преступных посягательств. Бессилие же права не может породить позитивного отношения к нему, а вызывает лишь раздражение, недовольство, протест.

Наконец, можно выделить теоретическую форму правового нигилизма, проистекающую из некоторых старых и новых постулатов, Они были связаны как с догматизацией и вульгаризацией известных положений марксизма о государстве и праве, так и с рядом неверных или сугубо идеологизированных, а потому искаженных представлений о государственно-правовой действительности и ее развитии.

Длительное и безраздельное господство позитивного права в худшем его понимании (только как властной воли государства) и отрицание естественного права не могло привести к адекватным выводам и характерным для демократического гражданского общества. Зато эти воззрения хорошо вписывались в командно-бюрократическую систему, обслуживая интересы правящей партийно-политической элиты.

Право трактовалось, да и сейчас еще нередко трактуется, как средство, орудие, инструмент, рычаг, способ оформления политических решений, а не как самостоятельная историческая, социальная и культурная ценность. Такая интерпретация не могла выработать в общественном сознании подлинно ценностного отношения к праву. Напротив, усваивалась мысль о второстепенной и нерешающей роли данного института. Главное – это экономика, политика, идеология, а не какие-то, там правовые ценности.

Но в последнее время появились и новейшие веяния, способные подогреть юридический нигилизм на теоретико-научном уровне.

Таковы основные сферы распространения и вместе с тем наиболее типичные на сегодня формы выражения правового нигилизма. Есть и другие его «измерения» и модификации (правотворческие экспромты, декларативность и многословие законов, неуважение к суду, ведомственность, неконтролируемые процессы суверенизации и сепаратизма, разбалансированность правовой системы, несогласованность в управлении, неплатежи, сшибка полномочий и юрисдикции различных органов, вседозволенность и т.д.).

Надо сказать, что иногда слишком рьяное и бездумное исполнение закона объективно означает не добро, а зло, т.е. приносит вред. Это своего рода нигилизм «наоборот». Такое происходит тогда, когда закон – неудачный, ошибочный, не отражает действительных потребностей жизни. Их немедленная реализация вылилась в кампании, соревнования, рапорты – кто раньше создаст «трезвые зоны». Потом все быстро убедились, что «наломали дров».8

Правовой нигилизм на всех этажах государственного здания и среди населения не знает пределов, потому и называется беспределом. бороться с ним обычными методами малоэффективно и непродуктивно, нужны глубоко продуманные, экстраординарные меры. Не могут быть далее терпимы неприглядные гримасы и уродства, искажающие до неузнаваемости облик новой России и ее неокрепшую демократию.



3. Пути преодоления правового нигилизма


Существуют ли пути преодоления правового нигилизма? Как нам представляется, это длительный процесс, затрагивающий изменение объективных условий жизни общества, целенаправленную организационную и идеологическую работу, предполагающий осуществление комплекса специальных юридических мер. Эти меры призваны создать качественно обновленную социально-правовую среду, возродить и утвердить веру людей в право. Однако надо подчеркнуть, что правовой нигилизм настолько глубоко засел в современной жизни, настолько прочно завладел умами людей, что вытравить его оттуда в ближайшее время не представляется возможным. Можно, лишь попытаться ослабить его позиции, решительно действуя по нескольким направлениям.

  1. Необходимо прекратить «войну законов» на федеральном и региональном уровнях. В масштабе всей России законы и иные нормативные акты должны быть приведены в соответствие Конституции и друг другу. На уровне же регионов все региональные нормативно-правовые акты должны строго соответствовать федеральным.

  2. В деятельности правоохранительных органов также необходимо обеспечить торжество законности – без перегибов ни в одну, ни в другую сторону.

  3. Нужно немедленно пресечь волюнтаристкий стиль управления и властвования – никаких «директивных» методов, никаких «переступаний» через право – только закон и все решения только на его основе.

  4. Надо все более усовершенствовать механизмы реализации правовых норм, опираясь прежде всего на правовые процедуры.

  5. И, наконец, используя СМИ и прессу нужно повести активное наступление на противоправные поведенческие установки, проповедуя всеобщую законопослушность (начиная с верхних эшелонов власти).

И, может быть, при реализации этих действий в комплексе друг с другом наше общество удастся освободить, а потом и окончательно излечить от губительной для права болезни под названием «правовой нигилизм».



Заключение


Правовой нигилизм приобрел качественно новые свойства, которым он не обладал ранее. Изменились его природа, причины, каналы влияния. Он заполнил все поры общества, принял повальный, неистовый характер.

Основные пути преодоления правового нигилизма — это повышение общей и правовой культуры граждан, их правового и морального сознания; совершенствование законодательства; профилактика правонарушений, и прежде всего преступлений; упрочение законности и правопорядка, государственной дисциплины; уважение и всемерная защита прав личности; массовое просвещение и правовое воспитание населения; подготовка высококвалифицированных кадров юристов; скорейшее проведение правовой реформы и другие. Однако ясно, что правовой нигилизм невозможно ликвидировать мгновенно. Это трудный и длительный процесс.

В конечном счете все формы и средства борьбы с нигилизмом связаны с выходом общества из глубокого системного кризиса — социального, экономического, политического, духовного, нравственного. Однако многое зависит и от активной позиции самой личности, ее противодействия силам зла.

Очевидно, что изменение отношения общества и индивидов к праву — это трудоемкая задача, растянутая во времени. Вполне возможно, что для этого потребуется не одно десятилетие, напряженные усилия нескольких поколений. Передовой зарубежный правовой опыт (Германии, Франции и др. стран) свидетельствует, что отношение к праву поддается позитивной корректировке. Существующие в российском социуме проблемы и сложности не должны отодвигать решение указанной выше задачи на второй план. Напротив, ее успешное решение должно рассматриваться в качестве стратегической цели проводимой в нашей стране правовой реформы. Сегодня как никогда актуальны слова известного русского правоведа П.И. Новгородцева: «Если Россия... не поверит в силу права,... она никогда не будет иметь успеха ни в каких делах своих, ни внешних, ни внутренних»".9



Список использованной литературы


  1. Алексеев С.С. Государство и право. – М.: Юристъ, 2000. – С.87.

  2. Комаров С. А. Общая теория государства и права. - М.: Юрид. лит., 2002. – С.174.

  3. Лазарев В. В. Теория государства и права. - М.: Юристъ, 1999. – С.138.

  4. Лившиц Р.З. Теория права. - М.: БЕК, 2000. – С.221.

  5. Мазутов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. - М.: Триада ЛТД, 2003. – С.342.

  6. Пробелы в российской Конституции и возможности ее совершенствования. / Под ред. Н.И. Матузова. - М.: Центр конституционных исследований, 1998.

  7. Хропанюк В. Н. Теория государства и права. - М.: Юрист, 1999. – С.95.

  8. Малешин Д.Я. Причины правового нигилизма в России // Закон. 2009. №1.

  9. Сауляк О.П. Правовой нигилизм как инвариант отечественного правосознания// Правовое государство. 2009. №9

  10. Федоренко К.Г., Щавинский Б.В. Феноменология и меодология права // Философия права. 2002. №2.


1 Федоренко К.Г, Щавинский Б.В. Феноменология и меодология права // Философия права. 2002. №2. С. 42

2 Федоренко К.Г, Щавинский Б.В. Феноменология и меодология права // Философия права. 2002. №2. С. 42

3 Малешин Д.Я. Причины правового нигилизма в России // Закон. 2009. №1. С. 145

4 Малешин Д.Я. Причины правового нигилизма в России // Закон. 2009. №1. С. 150

5 Мазутов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. - М.: Триада ЛТД, 2003. – С.204

6 Хойман С.Е. Взгляд на правовую культуру предреволюционной России // Государство и право. 1991. - № 1. С. 121

7 Хойман С.Е. Взгляд на правовую культуру предреволюционной России // Государство и право. 1991. - № 1. С. 121

8 Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе // Государством право. – 1993. - №8. С. 165

9 Сауляк О.П. Правовой нигилизм как инвариант отечественного правосознания// Правовое государство. 2009. №9 С.2


Случайные файлы

Файл
3301.rtf
20420-1.rtf
25280-1.rtf
56773.rtf
26616.rtf