Понятие преступления (31047)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Содержание 1

Введение 2

Понятие и признаки преступления. 4

Категории преступлений 16

Заключение 30

Литература 32



Введение


Преступление является важнейшей категорией уголовного права. Все другие понятия и категории уголовного права связаны с преступлением.

Наука уголовного права рассматривает преступление не как абстрактную категорию, неизменную, раз и навсегда данную, ни от чего не зависимую, а как реальную социальную категорию, тесно связанную с другими, обусловливающими ее появление и существование социальными явлениями. Рассматривая преступление подобным образом, наука уголовного права устанавливает, что преступление является исторически изменчивой категорией, которая существовала не всегда, а возникла на определенном этапе развития человеческого общества: с общественным разделением труда, образованием частной собственности, делением общества на классы, с появлением государства и права.

Понятие преступления является одной из ключевых категорий уголовного права. Для осуществления стоящих перед уголовным законодательством задач охраны личности, прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и безопасности, окружающей среды, конституционного строя, мира и безопасности человечества от преступных посягательств, а также предупреждения преступлений, наука уголовного права формирует и определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями.

Преступным признается такое поведение человека, которое причиняет существенный вред, нарушает общественные отношения в государстве.

В эпоху первобытнообщинного строя, когда не было государства и права, не было и понятия преступления, наказания. Если совершались какие-либо эксцессы, действия, вредные, опасные для рода и племени, отдельного лица, то с ними боролись посредством применения мер принуждения, исходящих от рода, племени, например, изгнание из рода, племени, лишение мира, лишение воды.

Понятие преступного, его содержание менялось со сменой общественно-экономических формаций, но его социальная сущность, которая определяется общественной опасностью для существующих общественных отношений, охраняемых уголовным законом, оставалась неизменной.

В уголовном праве под классификацией преступлений понимают их разбивку на определенные группы, преследуя при этом различные правовые цели. В основу классификации преступлений положено несколько критериев.

В зависимости от объекта преступления особенная часть Уголовного кодекса подразделяется на главы, в каждой из которых сосредоточены те или иные группы преступлений (преступления против личности, преступления против собственности и другие).

По характеру и общественной опасности преступления дифференцируются на составы: основные, с отягчающими обстоятельствами (квалифицированные составы преступлений), со смягчающими обстоятельствами.

Согласно статье УК преступления в зависимости от характера и степени общественной опасности подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.



Понятие и признаки преступления


Преступление - одно из важнейших понятий уголовного права. Им обозначаются общественно опасные деяния, за совершение которых применяется особая форма государственного принуждения уголовное наказание в интересах поддержания установленного в обществе порядка, предупреждения возможности совершения запрещенного уголовным законом деяния и исправления лица, уже совершившего преступление. Понятие преступления по форме и содержанию определялось в истории уголовного права по-разному. Наука уголовного права по этому признаку различает:

а) материальное определение понятия преступления;

б) формальное определение понятия преступления;

в) псевдоматериальное определение понятия преступления.

Материальным признается такое определение преступления, в признаки которого включаются блага и ценности, защищаемые уголовным законом путем угрозы применения уголовного наказания. В соответствии с этим определением преступление - это деяние, которое опасно для общества при посягательстве на указанные объекты. 1

Материальное определение понятия преступления раскрывает социальную сущность уголовного закона, берущего под свою охрану именно эти, а не иные блага и интересы личности, общества и государства. Естественно, содержание уголовно-правовых норм отражает волю и интересы той части общества, которая олицетворяет государственную власть. В этом смысле власть через нормы уголовного права реализует государственную политику в сфере управления обществом и борьбы с преступностью. В тех случаях, когда значительная часть общества проявляет недовольство, требуя взять под уroловно-правовую охрану ее интересы, оказавшиеся без уголовно-право вой защиты, господствующая часть общества вынуждена реагировать на справедливые требования своих граждан без ущерба для своих интересов. Такую квазивозможность представляет отказ от материального определения и замена его формальным определением понятия преступления.

Формальное определение понятия преступления сводится к утверждению, что преступлением признается деяние, запрещенное уголовным законом; его не следует совершать уже потому, что оно противоречит уголовному закону.

При материальном определении законодатель не может признать преступлением деяние, которое не посягает на интересы, прямо перечисленные в законе. При формальном определении законодатель ничем не связан и признает преступлением любое деяние, если оно не указано в законе.

Кроме того, формальное определение понятия преступления является неуклюжей попыткой декларировать принцип равенства граждан перед законом и справедливость уголовного закона. На самом деле с помощью формального определения понятия преступления предпринята попытка завуалировать социальную сущность понятия преступления. Цели, для достижения которых была произведена замена материального определения понятия преступления на формальное, легко были распознаны и подверглись жесточайшей критике по названным выше основаниям. 2

Ввиду очевидных недостатков формального определения, допускающего произвол в оценке опасности деяния, была предпринята попытка сконструировать смешанное определение понятия преступления, которое воплотило бы в себе привлекательные черты материального определения преступления, но при этом сохранило бы сущность формального. Такое определение понятия преступления получило название псевдоматериального. Оно сводилось к тому, что в понятии преступления в качестве его признака указывалось благо, посягательства на которое признавалось преступлением, но благо (ценность) формулировалось таким образом, что не отражалась социальная сущность этого понятия. Примером тому являются следующие определения: «преступление - это уголовно наказуемая неправда», «преступление - это деяние, посягающее на среднюю меру нравственности», «преступление - это деяние, противоречащее всему установленному порядку» и другие.

Законодательство России в период после октября 1917 г. во всех уголовно-правовых актах провозглашало материальное определение понятия преступления. Так, ст.5 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР содержала указание на то, что преступление есть нарушение порядка, общественных отношений, охраняемого уголовным правом; в ст.3 разъяснялось, что советское уголовное право имеет задачей посредством репрессий охранять систему общественных отношений, соответствующих интересам трудящихся масс, организовавшихся в господствующий класс в переходный от капитализма к социализму период диктатуры пролетариата. Четко сформулированное материальное определение преступления было притягательной силой для трудового народа. В дальнейшем определение общего понятия преступления в законодательстве неоднократно менялось, но сущность оставалась неизменно материальной.

Завершающим этапом определения преступления в эпоху социализма выпала на УК РСФСР 1960 г., в ст.7 которого говорилось: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан и все формы собственности, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом». 3

Недостаток этого определения в том, что оно, предельно четко выражая социальную сущность понятия преступления, несет на себе печать тоталитаризма, выражающуюся в том, что на первое место по важности поставлены не личность человека и его интересы, а интересы государства, общественно-политической системы.

В Основах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1991г., которые так и не успели вступить в действие, иерархия ценностей была иной - на первое место ставилась задача охраны личности, ее прав и свобод, собственности, природной среды и только после этого говорилось об охране общественных и государственных интересов и всего правопорядка от преступных посягательств, содействии охране мира и безопасности, предупреждении преступлений, воспитании граждан в духе соблюдения Конституции и законов.

Действующий УК в ст.14 содержит предельно краткое определение преступления: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Если это определение анализировать в отрыве от ст.2, то можно прийти к выводу, что оно является по своему содержанию формальным. Однако такой вывод неверен, поскольку логическое толкование ст.14 в связи со ст.2 убеждает, что УК остался на позиции материального определения общего понятия преступления, удачно включив в него и достоинства формального определения. 4

Содержание преступления может быть раскрыто только через его признаки. Преступление - это прежде всего деяние (действие или бездействие), поступок человека, сходный по своей психофизиологической основе с другими поведенческими актами. Преступление отличается от иного поведения человека, например проступка, характером общественной опасности. Причем преступлением может быть лишь общественно опасное деяние. Не выраженные в общественно опасном деянии неугодные обществу намерения, образ мыслей преступления не образуют. Привлечение к уголовной ответственности за неугодный образ мыслей является грубым попранием прав человека. 5

Общественная опасность деяния является основным свойством и главным признаком преступления. Это положение закреплено в законе. Под общественной опасностью понимается способность деяния причинить вред (ущерб) охраняемым уголовным законом интересам. Вред этот может быть материальным (например, при совершении кражи), нравственным (например, при оскорблении), физиологическим, иногда называемый физическим (например, при причинении вреда здоровью), организационно-управленческим (например, при злоупотреблении должностными полномочиями или дезертирстве) и другие. Любое преступление причиняет вред или создает угрозу причинения вреда общественным отношениям И только поэтому является общественно опасным.

В законе говорится о двух параметрах («измерителях») общественной опасности преступления: характере общественной опасности и ее степени. Под характером общественной опасности деяния понимается качественная характеристика общественной опасности определенного вида преступлений, описанного в диспозиции статьи Особенной части. Характер общественной опасности конкретного вида преступления определяется признаками, указанными в этой статье, отражающими ценность благ, на которые посягает это деяние:

опасность способа, который используется для причинения вреда;

размером причиняемого вреда; условиями, при которых причиняется вред; - формой вины или ее видом, а иногда и личными качествами исполнителя преступления.

Характер общественной опасности преступлений определенного вида получает законодательную оценку в виде санкции уголовно-правовой нормы.

Таким образом, все преступления, характеризующиеся признаками, указанными в статье Особенной части УК, а иногда и дополнительно в нормах Общей части УК (ст.30 и др.), обладают одним и тем же характером общественной опасности. Различаются между собой преступления одного и того же вида только степенью общественной опасности, обладая одинаковым характером общественной опасности.

Под степенью общественной опасности понимается количественная мера общественной опасности совершенного преступления, входящего в данный вид (например, отдельно взятого убийства, причинения тяжкого вреда здоровью конкретному лицу и т.д.). Она определяется судом путем установления количественной меры признаков, указанных в диспозиции статьи Особенной части уголовного закона, конкретных обстоятельств совершенного преступления, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, не относящихся к признакам, указанным в диспозиции. Степень общественной опасности преступления служит основанием для назначения судом вида и размера наказания в пределах санкции нормы.

Личные качества преступника; не относящиеся к признакам состава преступления, также не влияют на характер общественной опасности совершаемого им преступления, что соответствует принципу равенства всех граждан перед уголовным законом независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, политических убеждений, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств. Эти качества криминального характера (например, рецидив преступлений и др.) отражают степень общественной опасности деяния и лица, его совершившего, и учитываются при назначении наказания. 6

Признак уголовной противоправности состоит в запрещенности указанного в уголовном законе деяния под страхом применения наказания. Это означает, что преступлением может признаваться только такое деяние, признаки которого определены в нормах конкретной статьи Особенной части. Деяние, не предусмотренное в УК, не является преступлением, даже если оно представляет общественную опасность. Например, присвоение лицом найденного им имущества преступлением не является, хотя и представляет собой значительную общественную опасность, поскольку, с одной стороны, является незаконным обогащением, а с другой - причиняет иногда значительный вред потерпевшему.

Признак уголовной противоправности указывает на зависимость определения преступности деяния от законодателя. Границы общественно опасного деяния определяются признаками, указанными в уголовном законе, составляющими существо противоправности. Поэтому уголовная противоправность деяния является юридическим выражением общественной опасности преступления. Определение в уголовном законе преступности деяния именуется криминализацией деяния. Обратный процесс - исключение деяния из числа преступлений - называется декриминализацией деяния.

Криминализация деяния осуществляется лишь при наличии социально-правовых оснований, к числу которых относятся следующие.

1. Обусловленное объективными детерминантами появление деяния, представляющего повышенную опасность для нормального функционирования определенных общественных отношений.

2. Достаточно широкая распространенность (массовидность) этих деяний.

3. Отсутствие иной возможности борьбы с ними, кроме как с помощью применения уголовно-правовых средств.

4. Экономическая целесообразность и возможность ведения борьбы с данным деянием уголовно-правовыми средствами.

5. Наличие возможности четко определить в законе содержание этого деяния.

6. Наличие международных договоров и иных обязательств государства в части криминализации конкретных деяний. 7

Декриминализация обусловлена отпадением надобности в ведении борьбы с определенными деяниями уголовно-правовыми средствами. Она осуществляется только законом.

В теории уголовного права выделяется понятие специальной противоправности. Она относится к деяниям, нарушающим требования не только уголовного закона, как это имеет место при общеуголовной противоправности, но и иных нормативных актов. К числу преступлений со специальной противоправностью относятся, например, преступления против военной службы. Они характеризуются тем, что совершаются военнослужащими и нарушают порядок несения воинской службы, урегулированный военным законодательством. Деяние, обладающее специальной воинской противоправностью, имеет особый характер общественной опасности, обусловленный посягательством на порядок несения военной службы. Поэтому специальная, военно-уголовная, противоправность служит основанием выделения преступлений против военной службы в отдельную группу и их разграничения с внешне сходными общеуголовными преступлениями (например, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью начальнику в связи с исполнением им обязанностей военной службы (ст.334 УК) и причинение военнослужащим такого же вреда здоровью гражданскому лицу (ст.112 УК)). Будучи сходными по физиологическим последствиям и механизму их совершения, они существенно отличаются по противоправности, а значит, и характеру общественной опасности. Деяние, обладающее специальной противоправностью, может характеризоваться признаками, присущими преступлению с общей противоправностью. Например, насильственные действия в отношении начальника (ст.334 УК) могут выражаться в побоях (ст.116 УК), ином насилии - причинении тяжкого, средней тяжести, легкого вреда здоровью (ст.111, 112, 115 УК и др.). В этих случаях совпадающие по объективным признакам нормы соотносятся между собой как общая и специальная, и применению подлежит только специальная норма.

Ради достижения этой цели она и вводится в УК, чтобы отразить иной характер общественной опасности преступления со специальной противоправностью. Специальная по сравнению с общей противоправностью отличается от последней большим количеством признаков преступления, указанных в законе.

Если признаки общественной опасности и противоправности отражают законодательную оценку деяния, признаваемого преступлением, то следующий признак преступления - виновность деяния отражает внутреннее безупречное психическое отношение лица к этому деянию и его последствию в момент его совершения. Признак виновности свидетельствует о том, что деяние может признаваться преступлением лишь в том случае, если в нем проявляются негативные сознание и воля лица, его совершившего. Отнесение виновности к признакам преступления свидетельствует о гуманизме уголовного права, требующего установления не только объективных, но и субъективных оснований ответственности (объективно-субъективное вменение). Лицо, действия которого признаются преступлением, должно объективно иметь возможность воздержаться от совершения общественно опасного деяния. Не использование им этой возможности по субъективным причинам и является субъективным основанием уголовной ответственности. Именно по этой причине виновное поведение лица заслуживает упрека со стороны общества, который реализуется путем применения к виновному уголовного наказания. 8

Многие авторы не относят виновность к признакам преступления, поскольку, по их мнению, уголовная противоправность включает в себя и виновность. Такое утверждение не убедительно. Действительно, виновно совершенным может быть только уголовно-противоправное деяние. Деяние, не обладающее уголовной противоправностью, не может быть признано виновно совершенным в уголовно-правовом смысле, поскольку оно преступлением не является и уголовно-правового значения не имеет. Эти признаки отражают разные аспекты преступления и не заменяют друг друга. Исключение виновности из определения понятия преступления, как это имело место в УК РСФСР 1960 г., ведет к неполноте этого понятия и, более того, допускает необязательность этого признака, что может привести к объективному вменению. В УК 1996 г. впервые признак виновности включается в число признаков преступления. Отсутствие вины лица (умысла или неосторожности) в совершенном им общественно опасном деянии исключает преступность деяния, а следовательно - уголовную ответственность. Это может иметь место, например, при задержке психического развития, не связанного с болезненным расстройством психики, при случайном причинении вреда и т.д.

Уголовная наказуемость общественно опасного деяния является четвертым признаком преступления, хотя отдельные авторы отрицают его на том основании, что наказание не представляет собой части деяния, а является его следствием и к тому же необязательно применяется за совершение каждого преступления. Дело в том, что уголовная наказуемость является характеристикой не фактически совершенного преступления, которое на самом деле может не повлечь наказания (возможно вынесение обвинительного приговора без назначения наказания), а деяние указывается в законе в качестве преступления. Это означает, что общественно опасное, противоправное, виновное деяние является преступлением лишь в том случае, если закон предусматривает возможность применения уголовного наказания за его совершение. И наоборот, общественно опасное деяние не образует преступления, если закон не предусматривает применения за его совершение наказания. Это положение прямо закреплено в ч.2 ст.2 УК, гласящей, что уголовное законодательство не только определяет преступность деяния, но также устанавливает наказания, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступления. Это положение закона также опровергает позиции тех авторов, которые не относят уголовную наказуемость к признакам преступления.

Некоторые авторы не считают наказуемость деяния признаком преступления на том основании, что наказание не является составной частью преступления, а представляет собой реакцию государства на его совершение. И хотя с точки зрения логики это утверждение бесспорное, оно не является основанием для исключения наказуемости деяний из числа признаков преступления. Наказуемость, будучи реакцией, на совершенное преступление, в то же время характеризует общественную опасность того деяния, которое является преступлением. Поэтому без угрозы уголовной наказуемости деяние нельзя отнести к преступлению.

Таким образом, преступлением признается совершенное виновно, наказуемое в уголовном порядке общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное уголовным законом, посягающее на права и свободы человека и гражданина, собственность и другие ценности, охраняемые уголовным законом. Законодательное закрепление этого понятия призвано способствовать предупреждению преступлений, воспитанию граждан в духе соблюдения Конституции страны и других законов государства. 9

Приведенное определение понятия преступления является общим, в нем указана совокупность социально значимых правовых признаков, которыми должно наделяться каждое преступление, предусмотренное определенной статьей Особенной части (убийство, кража, дезертирство и т.д.). Общее понятие преступления является законодательной основой для формирования конкретных видов преступлений, в которых общие признаки наполняются конкретным содержанием. Применительно к отдельным видам преступлений могут указываться, например, последствие общественно опасного действия, способ посягательства на охраняемые законом блага (так, разбой определяется как нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего), особенности психического отношения к содеянному (умысел либо неосторожность, мотив, цель деяния). Через эти признаки в законе раскрывается содержание общественной опасности, противоправности и виновности конкретных деяний, достигается четкое установление границ определенного вида преступлений, осуществление разграничения сходных между собой преступлений, что обеспечивает правильное применение норм уголовного права к лицам, совершившим преступления.

В уголовном законодательстве наряду с понятием «преступление» выделялось понятие «деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности» (ст.50 УК РСФСР 1960 г). В связи с этим возник вопрос о правовой природе такого деяния: является ли оно преступлением или относится к иным правонарушениям? Одни авторы считают, что оно не образует преступления. Другие полагают, что такие деяния в уголовном законе признаются преступлением, но тот же закон предоставляет право правоприменительным органам осуществлять декриминализацию, переводить их из преступления в проступки. Как первая, так и вторая позиции представляются необоснованными. Анализ понятий «преступления» и «деяние, содержащее признаки преступления» убеждает в том, что как первое, так и второе понятия являются тождественными, несмотря на терминологические различия.

В ст.50 УК РСФСР указывалось, что речь идет о деянии, содержащем признаки преступления, т.е. общественную опасность, противоправность, виновность и уголовную наказуемость. Наличие этих признаков в деянии свидетельствует, что оно является преступлением независимо от признания этого факта приговором суда.

Конституция РФ (ст.49) относит признание лица, виновного в совершении преступления, и назначение ему наказания к исключительной компетенции суда. В то же время УК РСФСР 1960 г. (ст.50) допускал освобождение от уголовной ответственности в досудебной стадии рассмотрения уголовного дела, что также возможно при установлении вины в совершении преступления. С целью завуалировать это противоречие законодатель и ввел разные понятия для обозначения одного и того же по сути деяния - преступления. 10


Категории преступлений


Отнесение общественно опасного, уголовно-противоправного, виновного и наказуемого деяния к категории преступного поведения не означает, что характер и степень общественной опасности всех преступлений одинаковы. Напротив, характер и степень общественной опасности одних преступлений могут существенно отличаться от других. В этой связи не могут не отличаться наказание и другие меры уголовно-правового характера, применяемые к лицам, совершающим такие преступления. Юридическим инструментом позволяющим учесть различие в характере и степени общественной опасности преступлений, является классификация преступлений, закрепленная в ст.15 УК («Категории преступлений»). В качестве основных критериев классификации преступлений признаются характер и степень общественной опасности (ее формальным выражением выступает санкция уголовно-правовой нормы, устанавливающая вид и размер наказания за совершение конкретного преступления), а дополнительным форма – вины. 11

В ч.1 ст.15 УК в зависимости от характера и степени общественной опасности все преступления подразделяются на четыре категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает 2 лет лишения свободы (ч.2 ст.15 УК).

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает 5 лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает 2 года лишения свободы (ч.3 ст.15 УК).

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает 10 лет лишения свободы (ч.4 ст.15 УК).

Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание (ч.5 ст.15 УК). 12

Таким образом, преступлениями небольшой и средней тяжести могут быть как умышленные, так и неосторожные деяния. К категории тяжких и особо тяжких преступлений закон относит лишь умышленные деяния.

В российском уголовном праве преступления подразделяются на группы или виды и по другим классификационным признакам. Например, по объекту преступного посягательства они делятся на преступления против личности, преступления в сфере экономики, преступления против общественной безопасности и общественного порядка и т.п.; по форме вины – на умышленные и неосторожные преступления. Однако для решения практических вопросов применения уголовного закона наибольшее значение имеет классификация преступлений, закрепленная в ст.15 УК. В частности, категория преступления принимается во внимание при установлении опасного (п. «б» ч.2 ст.18 УК) и особо опасного (ч.3 ст.18 УК) рецидива. С учетом категории преступления устанавливается основание уголовной ответственности за такую разновидность неоконченного преступления, как приготовление к преступлению. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению (ч.2 ст.30 УК). Категория преступления рассматривается законодателем как один из критериев выделения наиболее опасной формы соучастия - преступного сообщества (преступной организации). Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях (ч.4 ст.35 УК). Сформулированные в ст.15 УК признаки той или иной категории преступлений учитываются при назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст.58 УК), пожизненного лишения свободы (ст.57 УК) и смертной казни (ст.59 УК), выступают в качестве одного из условий освобождения от уголовной ответственности (ст.75 и 76 УК), а также принимаются во внимание при решении других вопросов уголовно-правового характера. 13

Присущая отечественному уголовному законодательству четырехэлементная классификация преступлений известна уголовному законодательству некоторых других государств. Уголовный кодекс Республики Беларусь все преступления подразделяет на преступления, не представляющие большой общественной опасности, менее тяжкие, тяжкие и особо тяжкие преступления (ст.12). В зависимости от степени тяжести Уголовный кодекс Украины преступления подразделяет на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие (ст.12).

Уголовное законодательство ряда государств придерживается двухчленной или трехчленной классификации (категоризации) преступлений. Например, Уголовный кодекс Республики Польша (ст.7) преступления подразделяет на тяжкое преступление и проступок. Уголовно-наказуемые деяния в Уголовном кодексе ФРГ также подразделяются на преступления и проступки, причем преступлениями являются противоправные деяния, за которые предусмотрено в качестве минимального наказания лишение свободы на срок не менее одного года и более строгое наказание, а проступками противоправные деяния, за которые предусмотрено в качестве минимального наказания лишение свободы на более короткий срок или денежный штраф (ст.12). На преступления и проступки классифицируются уголовно-наказуемые деяния и в Уголовном кодексе Испании. Причем преступления в нем подразделяются также на две разновидности: тяжкие, за которые законом предусмотрена строгая мера наказания, и менее тяжкие, за которые законом предусмотрена менее строгая мера наказания (ст.13). Уголовный кодекс Латвийской Республики (ст.7) преступные деяния делит на уголовные проступки и преступления, а последние в свою очередь на три разновидности: менее тяжкие преступления, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления. 14



Соотношение преступлений и иных правонарушений


Теорию уголовного права всегда интересовали вопросы преступного (криминализации) и непреступного, по возможности более четкого размежевания преступлений и иных правонарушений согласно действующему законодательству и классификации преступлений по их тяжести. Особенно большое внимание было уделено им в XIX - начале XXв., когда в теории уголовного и иных отраслей права разгорелась дискуссия об уголовной и иной (гражданской, полицейской и т.п.) неправде. Ему придавалось столь существенное значение, что данный вопрос становился предметом рассмотрения двух съездов международного союза криминалистов (Лиссабон, 22 апреля 1897 г.; Будапешт, 13 сентября 1899 г). Однако положительно решить проблему в теории уголовного права не удается. Так, Н.Д. Сергеевский, анализируя все позиции по указанному вопросу, разделил их на три группы (теории объективные, теории субъективные и теории смешанные) и пришел к выводу: «Масса теорий, пытавшихся разграничить неправду уголовную от гражданской, теорий, одна другую отрицающих и одинаково несостоятельных, вызвала отрицательное отношение и к самому вопросу; многие писатели отказались от его теоретического разрешения, хотя и не отказались от самого принципа различия неправды уголовной и гражданской, как двух противополагающихся видов правонарушении». Тем не менее он пытается разделить эти две неправды путем возмещения вреда при гражданской неправде и отсутствия такового при уголовной неправде. На первый взгляд, предложенное разграничение действительно существенно, но в уголовном законодательстве РСФСР совсем недавно имело место наказание в виде возложения обязанности загладить причиненный вред (ст.32 УК 1960 г); по непонятным причинам оно было изъято из уголовного закона, тем не менее и в новейшее время все настойчивее раздаются голоса в пользу введения в уголовный закон возместительных мер воздействия. 15

Столь же критически относит к поискам критериев деления двух указанных неправд и С.В. Познышев: «Все многочисленные попытки принципиально разграничить эти виды неправды должны были потерпеть решительную неудачу». Однако он понимает, что хотим мы того или не хотим, а от вопроса «Какие деяния считать преступными? « уйти не удастся. И потому, констатируя, что «не только не существует посвященных данному вопросу монографий, но и в общих курсах ему обыкновенно не отводится места, несмотря на его очевидную и громадную важность», он также пытается его разрешить. С одной стороны, он выделяет деяния, которые не должны признаваться преступными: а)»деяние таково, что беспрепятственное совершение его в государстве не повлекло бы за собой общественного регресса или не послужило бы препятствием дальнейшему прогрессу общества»; б)»если деяние посягает на блага одного класса общества, с точки зрения интересов и прогресса всего общества нравственно недозволенные»; в) не могут быть преступлением мысли, убеждения, верования. Отсюда вывод: «Законодатель не должен заносить на страницы уголовных законов:

1) деяний, достаточно предупреждаемых голосом общественного мнения и нравственности, или

2) мерами правосудия гражданского,

3) деяний, естественные (т.е. по законам природы наступающие) последствия которых настолько тяжки для самого действующего, что от них достаточно удерживает уже эгоизм личности, так что если они и совершаются изредка, то лишь при совершенно исключительных условиях, заглушающих голос эгоизма;

4) деяний, слишком легко ускользаемых от рук правосудия, слишком трудно распознаваемых в отдельных случаях». И в заключение – преступлением может быть только внешнее поведение человека, при наличии прямого вреда и возникновении наказания. Разумеется, ни о какой конкретизации разграничения гражданской и уголовной неправды в таких условиях говорить не приходится, поскольку внешнее поведение кладется в основу и гражданской неправды, прямой ущерб не исключен и при гражданской неправде; все меры воздействия, применяемые при гражданской неправде, мы можем назвать наказанием, и мир от того не рухнет. 16

Уже из этого краткого исторического экскурса видна сложность поиска критериев и разграничения преступного и непреступного. Необходимо помнить, что оно должно быть осуществлено на двух уровнях: на уровне криминализации и на уровне уже действующего закона. Первое из указанного настолько сложно (прежде всего, это вопрос уголовной политики), что даже пытаться рассмотреть его в рамках данного исследования не представляется возможным. По самым первым впечатлениям от отдаленнейшего приближения к данному вопросу, можно сказать, что государство не имело и не имеет какого-либо четкого представления о том, чего же оно хочет добиться от провозглашения того или иного уголовно-правового деликта. на обобщенном уровне все вроде бы понятно: государству важно защитить (эффективно, максимально полно) права и свoбоды личности, собственность, экономику, свои интересы и т.д. Однако ясность пропадает при конкретизации намерений - какие нормы и на какую полочку (гражданского, административного, уголовного права) положить. Можно согласиться с тем, что «грань между преступным и непреступным, но противоречащим коммунистической нравственности поведением исторически изменчива», и признать это верным применительно к классовым изменениям в обществе и необходимости отразить таковые в нормах права. Но и в условиях одной классовой формации изменения в праве как внутри отрасли, так и межотраслевые возникают постоянно, что свидетельствует об отсутствии у государства ясности в вопросах криминализации; теория уголовного права между тем разводит руками и говорит об исторической изменчивости, т.е. о том, что мы не сможем никогда иметь четких и ясных представлений о преступном и непреступном; такое отношение, естественно, развязывает руки государству в плане установления круга преступного. 17

Отсюда совершенно естественно остаются размытыми и неопределенными границы между преступлением и иными правонарушениями. Тем не менее теория уголовного права постоянно пытается отыскать признаки или элементы преступления, по которым можно было бы отличить его от иных правонарушений, вступая в противоречие с главным своим постулатом об исторической изменчивости рамок преступного. Поиски разграничения ведутся на двух уровнях: общем (по признакам преступления) и конкретизированном (по элементам преступления); мало того, нужно найти разграничивающие моменты применительно к этапу криминализации и относительно действующих законов. При этом нам хотелось внести ясность в собственный подход к разграничению явлений. Представляется, что если мы говорим о разграничении чего-то с чем-то, то имеем в виду размежевание по специфическим признакам явлений, в чем-то совпадающих. По сути, разграничение всегда возникает в пределах классификации, о которой мы иногда задумываемся, а чаще не хотим видеть. Следовательно, деля понятия на родовидовом уровне, мы должны опираться только на специфические признаки, которые бы однозначно помогли «развести» исследуемые категории. Такой подход исключает из оснований и признаков деления те из них, которые могут присутствовать в нескольких элементах (видах, подвидах) деления. Отсюда, на наш взгляд, никогда не следует опираться при разграничении понятий на совпадающие признаки. Применительно к анализируемому моменту мы должны ясно представлять, что, говоря о преступлении и иных правонарушениях, мы столкнулись, во-первых, с правонарушением как социальным феноменом; во-вторых, с классификацией правонарушений по отраслям права (гражданско-правовые деликты, административно-правовые проступки, дисциплинарные проступки и т.д.). И общие признаки всех правонарушений или некоторых из них не должны быть положены в основу указанной классификации ни на видовом, ни на подвидовом и т.д. уровнях; каждая из групп правонарушений должна обладать собственными, обособляющими ее признаками, только тогда разграничение станет абсолютно ясным и точным.

На общем уровне (по отраслям права) производят разграничение по общественной опасности и противоправности. Прежде всего, речь идет о том, является ли на этапе криминализации общественная опасность свойством только преступления или и иных правонарушений. А.А. Пионтковский, анализируя позиции сторонников и противников того и другого, сложившиеся к 60-м годам ХХ в., присоединился к тем, кто считал, что общественная опасность характеризует любое правонарушение, а не только преступление. Мы присоединяемся к данной точке зрения, о чем выше уже писали. Отсюда по общественной опасности разграничивать преступление и иные правонарушения мы не можем. Как совершенно обоснованно заметили А.А. Пионтковский и другие сторонники поддержанной точки зрения, разграничивать их можно только по степени общественной опасности, придавая преступлениям наивысшую степень. Однако мы уже писали, что пока теория уголовного права не знает критериев жесткой дифференциации степеней общественной опасности. Именно поэтому теоретически четкая конструкция разграничения преступления и иных правонарушений по степени их опасности не выдерживает проверки законодательной практикой, которая всегда «на глазок» устанавливает степени общественной опасности того или иного правонарушения. Такое отношение законодателя сохранится до тех пор, пока теория уголовного права или теория права не найдут соответствующие критерии измерения общественной опасности; если не найдут никогда, то нам просто следует забыть о возможности размежевания преступления и иных правонарушений по степени общественной опасности. 18

Не может, на наш взгляд, служить разграничительным признаком на начальном этапе создания уголовного закона противоправность, так как она является результатом признания законодателем того или иного поведения преступным; она представляет собой опору уже на действующий закон. Противоправность помогает в разграничении преступлений только тогда, когда мы уже на уровне законодательных предположений и их реализации в уголовном законе жестко и четко определили круг преступлений, т.е. однозначно установили уголовную противоправность. При этом С.Д. Князев предлагает производить анализируемое разграничение по двум моментам: а) преступление запрещено Федеральным законом, тогда как проступок - и Федеральными законами, и законами субъектов Российской Федерации, а также подзаконными актами и даже договорами;

б) противоправность преступлений не допускает аналогии, а противоправность проступков может ее допускать (например, дисциплинарные проступки). Позиция, думается, неприемлемая, поскольку она не дает надежных критериев разграничения. Возьмем для примера Кодекс об административных правонарушениях; он введен в действие Федеральным законом от 30 декабря 2001 г., Уголовный кодекс также является Федеральным законом; КоАП не допускает аналогии (ст.1.6), и УК не допускает аналогии (ч.2 ст.3). Означает ли это, что они одинаковы по противоправности; естественно, нет. Отсюда едва ли оправдан оптимизм автора по поводу того, что «отмеченные отличия позволяют достаточно легко и свободно ориентироваться в вопросах отграничения преступлений от правонарушений». Следовательно, разграничение по противоправности означает только то, что противоправность преступления закреплена в уголовном законе; тогда как противоправность иных правонарушений - в иных законодательных или нормативных актах. Более глубокое размежевание может быть произведено на конкретных элементах, составляющих противоправность (как, впрочем, и общественную опасность).19

Не может выступать на этапе создания закона в качестве признака, разделяющего преступление и иные правонарушения, санкция, поскольку она является производной от наличия преступления, мерой воздаяния за уже отраженное в законе преступление. И только в уже созданном и действующем законе санкция как мера степени общественной опасности способна стать разграничительным признаком между преступлением и иными правонарушениями.

Таким образом, при криминализации пока нет четких критериев преступного или непреступного, что, похоже, устраивает и теорию уголовного права, и законодателя, в противном случае поиски меры степени общественной опасности, свойственной преступлению или иным правонарушениям, велись бы более активно и плодотворно. По уже действующему законодательству анализируемое разграничение можно производить и по степени общественной опасности, свойственной преступлению и отраженной в санкции, и по противоправности (по хаpaктepy и формам деяний, запрещенных уголовным законом). 20

На конкретном уровне разграничение производится по тем отдельным элементам, которые составляют и общественную опасность, и противоправность, т.е. обстоятельства объективного и субъективного характера. По этому же пути идет и сегодня теория уголовного права. Но, представляется, на уровне отраслей права и данная конкретизация не работает, поскольку невозможно разграничить жестко и однозначно отрасли по деянию, способу действия (бездействия), последствиям, характеру объективной связи между действием и последствием, по вине, мотивам, целям – в каких-то отраслях указанные элементы могут совпадать в совокупности или по раздельности, а в какие-то нет. Отсюда следует неутешительный вывод: теория уголовного права сегодня не способна четко разграничить по характеру правонарушений отрасли права, включающие в свою структуру правонарушения. Да и по сути данная задача должна быть решена общей теорией государства и права; однако она либо вообще указанной проблемы не касается, либо касается поверхностно, повторяя выводы науки конкретных отраслей права. Приведем некоторые из выводов теории государства и права. Преступления «отличаются от проступков повышенной степенью общественной опасности и причиняют более тяжкий вред личности, государству, обществу. Преступления посягают на основы государственного и общественного строя, собственность, личность и права граждан, боеспособность вооруженных сил и влекут за собой применение мер уголовного наказания (словно в гражданском деликте не может быть более тяжкого вреда, чем в преступлении, словно административные деликты не посягают на основы государственного и общественного строя; словно гражданские, административные, дисциплинарные проступки не посягают на собственность, личность и т.д.). «Главными критериями их деления являются, во-первых, характер и степень общественной вредности. .; во-вторых, субъективный фактор... « (хочется спросить – и это все?), но зато каков пафос постановки задач: «Правовая система должна располагать такими механизмами, при которых бы признание того или иного деяния преступным не находилось исключительно в зависимости от усмотрения законодателя или правоприменителя» (абсолютно верно, но кто должен создать такой механизм, разве не специалисты в области теории государства и права?); «уточнение критериев разграничения этих видов правонарушений, в том числе административных деликтов от уголовных проступков, является ныне чрезвычайно важной задачей» (правда, это являлось важной задачей и позавчера, и вчера, является и сегодня, так может быть хватит говорить и пора решить задачу). «Преступлениями называют виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законодательством под угрозой наказания... Проступками называются виновные противоправные деяния, не являющиеся общественно опасными, влекущие применение не наказаний, а взысканий» Как видим, теория государства и права всерьез не занимается проблемами размежевания видов правонарушений. Вполне понятно, что не дело учебников рассматривать научные проблемы, отсюда вроде бы и ссылка на учебники - не самый лучший способ представления науки; но очевидно и другое: отсутствие в учебниках того или иного решения проблем свидетельствует о недостаточной научной их разработанности именно в данной отрасли науки. 21

Конкретные объективные и субъективные обстоятельства хорошо помогают разграничить преступление и иные правонарушения на конкретном уровне выделения отдельных из них, совпадающих в чем-то друг с другом (например, хищения в уголовном и административном праве); здесь и законодатель, и правоприменитель на основе закона могут с достаточной долей истинности размежевать преступное и непреступное. Однако и в таких ситуациях не все проходит гладко. Выше мы уже приводили новейшее законодательство применительно к кражам и его внутренние нестыковки. Приведенный пример показателен тем, что даже при наличии количественных измерений законодатель не может жестко и однозначно развести проступок и преступление; чего уж там говорить об оценочных категориях, которые еще труднее разложить по соответствующим полочкам. Ситуация с хищениями в анализируемом плане настолько выпадает за пределы разумного, что скорее всего в ближайшее время будет изменена, но пока она, к сожалению, существует.

Тем не менее указанный пример показывает направления, по которым следует искать критерии разграничения. Во-первых, вне зависимости от того, поддаются или не поддаются измерению те или иные элементы правонарушения, их можно разграничивать:

а) по отсутствию и наличию тех или иных элементов;

б) по отсутствию и наличию множественности правонарушений либо их элементов.

На этом фоне правонарушения по оценочным элементам могут быть дополнительно разграничены по характеру отражения элемента в законе, что весьма не просто в силу оценочного характера самого элемента. Правонарушения также дополнительно могут быть разграничены по элементам, количественно измеренным, в зависимости от отраженного в норме размера элемента. Думается, как правило, не очень сложно заполнить предложенные общие критерии конкретным содержанием в каждом отдельном случае.

Однако на фоне выделения за рамками преступления иных проступков возникает немаловажная проблема существования малозначительного деяния как явления, формально представляющее собой преступление, но тем не менее к преступлениям не относящееся (не являющееся общественно опасным – ч.2 ст.14 УК), т.е. чего-то непонятного, располагающегося между преступлением и иными правонарушениями. 22



Заключение


Подводя итоги проделанной работы, хотелось бы провести для более глубокого понимания сути преступления разницу между преступлениями и другими правонарушениями.

Преступление - это один из видов правонарушений. Преступление отличается от иных правонарушений (административных, гражданско-правовых и других) тем, что оно определяется уголовным законом и обладает признаками уголовно-правовой противоправности, за его совершение следует уголовная ответственность, применение уголовно-правовых мер. Иные правонарушения предусматриваются другими законами: административными, гражданскими и другими - и за их совершение наступает административная, гражданско-правовая и другая ответственность с применением к правонарушителям административных, гражданско-правовых и иных мер.

В основе формального различия преступлений и иных правонарушений лежит главный отличительный признак - степень общественной опасности деяния. Все правонарушения потому и признаются правонарушениями, что они посягают на общественные отношения, блага, охраняемые законом, причиняют им вред и в силу этого рассматриваются как правонарушения. Но общественная опасность, вредность правонарушений не одинакова.

Преступление обладает наиболее высокой степенью вредности, общественной опасности (по сравнению с иными правонарушениями), которая служит критерием отнесения деяния к числу преступных.

Показателем повышенной общественной опасности, тяжести при совершении преступления является то, что таким деянием наносится не всякий вред, а вред существенный, причиняемый личности, обществу или государству.

Повышенная степень общественной опасности преступления, в отличие от других правонарушений, обусловливается тем, что в качестве его объекта выступают более важные, ценные общественные отношения, и преступлением причиняется больший вред. Например, признаком, определяющим повышенную общественную опасность нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, является причинение вреда личности гражданина. Отсутствие таких признаков свидетельствует о пониженной степени тяжести нарушения указанных правил и служит основанием отнесения таких случаев к числу административных правонарушений.



Литература


  1. Нормативно-правовые акты.

  2. Конституция РФ от 12 декабря 1993г // КонсультантПлюс

  3. Уголовный кодекс РФ по состоянию на 10 февраля 2006г. // М.: издательство «Юрайт». 2006.

  4. Уголовный кодекс РСФСР 1960г // КонсультантПлюс

  5. Список используемой литературы.

  6. Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» // М.: издательство «Юристь». 2004.

  7. Иногамова-Хегай Л.В. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» // М.: издательство «Инфра-М». 2002.

  8. Козлов А.П. «Понятие преступление» // С-Пб.: издательство «Юридический центр Пресс». 2004.

  9. Кузнецова Н.Ф. «Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении» том 1 // М.: издательство «Зерцало». 2002.

  10. Толкаченко А.А. учебное пособие для студентов ВУЗов «Теоретические основы квалификации преступлений» // М.: издательство «Юнити-Дана». 2004.

  11. Кудрявцев В.Н. «Общая теория квалификации преступлений» // М.: иэдательство «Юристь». 2001.

  12. Кудрявцев В.Н. «Общая теория квалификации преступлений» // М.: издательство «Юристъ». 2001.

  13. Егоров В.С. учебное пособие для студентов ВУЗов «Лекции по общей части Уголовного права» // М.: издательство НПО «Модэк». 2001.

  14. Наумов А.В. учебник «Российское Уголовное право. Общая часть» // М.: издательство «Бек» 2000.


1 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С.52

2 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С.53

3 Уголовный кодекс РСФСР 1960г// КонсультантПлюс

4 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С. 54

5 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С.55

6 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С. 56

7 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С. 57

8 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С. 58

9 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С. 59

10 Михлин А.С. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» 2004// С. 60

11 Иногамова-Хегай Л.В. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» // С. 56

12 Уголовный кодекс РФ по состоянию на 10февраля 2006г.

13 Иногамова-Хегай Л.В. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» // С. 57

14 Иногамова-Хегай Л.В. учебник «Уголовное право РФ. Общая часть» // С. 58

15 Козлов А.П. «Понятие преступления»// С.757

16 Козлов А.П. «Понятие преступления»// С. 758

17 Козлов А.П. «Понятие преступления»// С. 759

18 Козлов А.П. «Понятие преступления»// С. 760

19 Козлов А.П. «Понятие преступления» / С. 761

20 Там же / С. 762

21 Козлов А.П. «Понятие преступления»// С. 763

22 Козлов А.П. «Понятие преступления»// С. 765


Случайные файлы

Файл
147648.rtf
180792.rtf
10832.rtf
20053-1.rtf
26508-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.